Находка 6м735


Находка 6м735
… Далекое-далекое будущее.
За две недели до начала войны.
— Арни, я нашел его, — держа в руках солевой кристалл, прошептал геолог.
— О чем ты, Сэил? – не расслышав сказанного коллегой, переспросил его напарник.
— Доказательство, что на этой планете жили разумные существа, — ответил Сэил, разглядывая застывший в руде неприродного происхождения предмет.
— Ты опять о свей сверхценной идее «существования землян»? – раздраженно пробубнил Арни, при этом не переставая управлять роботом для дробления руды. — И так из-за тебя работаем в три смены, Сэил, на этой планете, если и обитал кто-то, то это были одноклеточные. Третья планета от Солнца никогда не была обитаема, об этом тебе любой школьник расскажет, — уверенно говорил геолог, — на этой планете кроме железа, циркония, кремния и, может быть, я подчеркиваю, может быть, золота, ничего и никогда не было, а эта твоя находка, я почти уверен, такая же, как предыдущая 6м734 – кусок метеорита из пятого сегмента галактики.
— Ну да, — не слушая напарника ответил Сэил.
Он очистил таинственный предмет от песка и выключил своего робота для дробления руды.
— Что значит твое «ну да», друг? – удивленно переспросил Арни и взглянул на напарника. — Что ты там нашел?
— Доказательство, — шепотом, словно боясь, что спугнет удачу, произнес Сэил, держа в руках камень из соли.
Это был килограммовый кусок соли, внутри которого был спрятан предмет, явно неприродного происхождения, размером с детский кулак и толщиной примерно в палец; предмет отдавал желтым цветом, но самое уникальное – на нем была надпись, прозрачный кристалл соли немного искажал текст, но, по сути, было не столь принципиально в данный момент, что именно там написано. Ведь сама находка переворачивала все некогда существующие догмы.
Кстати, это их пятая совместная экспедиция – марсианина Арни black-red 379 и венерианца Сэила red 736. И первая – на третью планету в Солнечной системе. Экспедицию организовал крупнейший марсианский промышленный гигант SLG-компани. Спектральный анализ третьей планеты от Солнца давал предположения, что в её недрах есть золото, а этот метал хорошо ценился на двух планетах, населенных людьми.
Экспедиция «Аурум» очень долго планировалась, ведь речь шла не просто о рядовой планете в Солнечной системе, а речь шла о легенде – планете, чей спутник была Луна – последняя «Атлантида» – колония великой цивилизации, которая в один год бесследно исчезла, не оставив о себе ни единой крупинки ее существования. Были, конечно, предположения, что это был метеорит, который уничтожил лунных атлантов, как некогда и великих землян, – кстати, ещё один запретный миф. Другие источники утверждали, что атланты переселились на Венеру и основали там колонию – колыбель-прародительницу венерианцев, а потом – и марсиан, но в современной истории это все считалось мифами, красивыми сказками о золотом веке человечества. Поэтому ученый совет очень быстро превратил лунных атлантов в нечто мифическое, противоречащее венерианским и марсианским догмам.
Со временем Марс вышел из-под влияния «младшего брата», как все называли Венеру. Ещё бы: использовать планету в роли колонии для преступников и рассчитывать, что бунта на этой планете не будет, – это непростительно. Впрочем, все разрешилось положительно для Марса: ему с боями, но отдали независимость. И вот, на фоне этих событий марсианский промышленный гигант SLG-компании начинает геологические работы на третьей планете от Солнца. Конечно, венерианский совет ученых рвал и метал, но повлиять на свободу действий Марса они не могли. Единственным рычагом стало то, что третья планета принадлежала Венерианскому совету ученых и поэтому условиями, дающими право разработки, были контроль экспедиции. Одному из советников – выбор пал на самого дотошного сотрудника совета ученых Оди black 366 – в его руки отдали полный контроль над всеми происходящими научными открытиями во время экспедиции. Командором геолого-разведывательного крейсера поставили венерианца Сэила red 736 – бывшего каторжника, получившего свободу после великого восстания в 20569 году. Сэил red 736 славился своими непопулярными взглядами на мироустройство человеческого общества, за это и был сослан на Марс. Одним из требований совета ученых была полная отчетность Венере. И как не хотел командор, но почти весь экипаж, за исключением марсианских служащих, заставили надеть темно-синюю форму военно-космических сил Венеры.
Одним словом, экспедиция предстояла не из легких, резонанс о её начале около двух недель будоражил все СМИ двух планет. Поэтому давление со стороны космических верхушек было колоссальным, каждое правительство преследовало свои интересы и, наверное, только SLG-компани искало в недрах Земли золото, а не что-либо иное…
— Остановка машины, — произнес робот. — Остановка машины! Остановка машины!
Сидевший в кресле командора венерианец Оди даже подавился кусочком еды в момент резкого выключения бортовой машины командора Сэила.
— Командор, у вас все в порядке? – попытался связаться с Сэилом советник Оди. Но в эфире была тишина, сигнал отсутствовал. «Что-то там произошло. Снова внештатная ситуация? — подумал Оди. — Да какого Темуса мы отстаем от графика на три дня?
Он все пытался связаться с командором и первым помощником Арни black-red 379, но все попытки были тщетными.
Впрочем, био-физиологические показатели обоих геологов были в норме, не работали только машины.
— Опять что-то нашел чертов фантаст, — в отчаянье пробубнил Оди, — как он надоел с этими находками! — возмущался венерианец. – Компьютер, как только восстановится связь, потребуй отчет о внештатной ситуации.
— Конечно, советник Оди black 366, — ответил приятный женский голос.
— Надо в конце экспедиции составить рапорт на этого Сэила, чтобы совет ученых на сотни тысяч километров запретил ему приближаться к этой планете, — нервно пробубнил Оди и покинул командный центр.
Геолого-разведывательная станция «Надежда» была не такой уж огромной, как могло показаться на первый взгляд. Все потому, что её главной задачей были лишь сбор, изучение и анализ ландшафта и грунта других планет. Экипаж станции состоял из командора – он же был главным геологом, – первого помощника, технолога, геолога-технолога, лаборанта, зав. медицинской частью, научного советника и искусственного разума Джейн. Ну, это, не считая персонала из разносторонних технических и интеллектуальных роботов. Экипаж был сработанный и налет составлял более десяти лет.
ГРС «Надежда» была собрана на орбите Марса и начала свою рабочую деятельность в 20572 году. Имея сверхсветовой двигатель и внутреннее электромагнитное поле, она представляла собой новое поколение космических кораблей.
За одну неделю до…
Всю прошедшую неделю командор космической станции «Надежда» – венерианец Сэил red 736 – провел у себя в каюте, перенеся туда половину оборудования лаборатории и пытаясь отделить солевую руду от находки 6м735. Они с Арни решили пока не докладывать о случившемся открытии. Арни продолжал разработку золотой жилы для промышленной добычи, а Сэил взял отгул, сославшись на легкое недомогание.
— Командор, я думаю нам стоит поговорить, — за общим завтраком потревожил уединенные размышления Сэила советник Оди.
— А? Что? – от неожиданности Сэил перевернул миску с супом на стол. — Простите меня за отгул, мне что-то нездоровится, — оправдывался командор. — Наверное, акклиматизация.
— Я вижу, вид у вас неважный, но поговорить все же придется, Сэил red 736, — поставив на стол поднос с едой, строго заметил Оди. — Тем более, дело касается национальной безопасности.
Венерианцы, хоть и имели общий набор черт, но все же при длительном проживании на Венере начинаешь четко различать, кто из какой части планеты. На севере отличительной чертой были узкий разрез глаз. Да и сами глаза были насыщено-красные, у южан отличительной чертой был слишком выступающий нос и остроконечные мочки ушей, глаза же были, наоборот, насыщенно-розовыми. В центральной части планеты жили обладатели более изящной формы лица, да и по характеру они были не такие взрывные, как южане. Советник Оди был некой смесью северян и южан, его мать была южанка, а отец – с севера. И ему достались не лучшие, с точки зрения красоты, гены: длинный крючковидный нос и темные, как спекшаяся кровь, глаза, в сочетании с абсолютно круглым лицом и маленьким ростом.
— Я слушаю, — посмотрев ему в глаза, ответил Сэил.
Немного растерянно – от столь строгого взгляда командора – начал свою речь советник Оди, он в некоторых словах даже заикался, глядя в глаза Сэилу, но чем глубже он входил в роль надзирателя, тем его тембр голоса становился все увереннее и тверже. Командор Сэил, напротив, не пытался показать какие-либо эмоции, так как прекрасно понимал, что если эта палубная крыса пронюхает про находку 6м735, то правительство Венеры пойдет на все что угодно, лишь бы завладеть данным артефактом.
— Итак, вам показалось, что в куске соли был инородный предмет? – недоверчиво спросил Оди.
— Да, советник, отсюда и остановка, я же все подробно указал в рапорте, — ещё раз невозмутимо ответил командор.
— Да, конечно, я читал рапорт, — не мог уняться Оди. — Но вы должны понять меня, red 736, при малейшем упоминании о существовании вне венерианской формы жизни я обязан провести с вами «урок понимания».
— А можно отложить это на конец экспедиции? – попросил Сэил.
— Увы, но нет, — ответил советник. – Пожалуй, начнем. Вам как приближенному к ученым кругам известно, что существуют четыре генотипа людей black, grey, yellow и red. Эти четыре типа происходят от наших великих предков.
— Венерианских Приматов, — сквозь зубы подметил Сэил, делая вид что внимательно слушает «урок понимания».
— Именно. И как известно, эволюционные силы на Венере дали четыре генотипа, которые благодаря гениальной теории Дейва, помогли нашему обществу побороть локальные конфликты, эпидемии, подарив венерианцам мир и спокойную жизнь.
— Я знаю это, — прошептал Сэил.
— Так вот, все марсианские высказывания о несостоятельности теории Дейва – полный бред.
— И это я знаю, — перебил его Сэил. — Генотип black – предопределяет склонность к научной деятельности, генотип grey – чернорабочие, генотип yellow – творческие личности и red – воины. Если я в чем-то не прав, поправьте меня, советник black 366.
— Не предпосылки, как вы выразились, а определяющий фактор формирования социальной роли для того или иного генотипа, вы же знаете, что тип red не может быть одним из нас, даже если его научные труды признают во всем мире, — злорадно улыбаясь, поправил командора Оди. — Но не будем переходить на личности и, пожалуй, продолжим. Наши предки – приматы – занимали каждый свою нишу в цепочке жизни и со временем, силами эволюции, генотипы обезьян стали генотипами человека – венерианцев, меня, вас и даже марсиан.
— Кстати, вы забыли советник Оди, — словно издеваясь, перебил его Сэил, — что мы – одни единственные во Вселенной разумные формы жизни.
— Да, и это тоже истина, — невозмутимо продолжал Оди.
Минут сорок длился «урок понимания», советник Оди восхвалял людей с генотипом black, свою касту, а теорию Дейва он возвел чуть ли не в библейскую догму. Оно и понятно, это была его работа, командор Сэил лишь изредка соглашался с советником, понимая, что так будет лучше для задуманного им дела. Но когда Оди перешел на личности и все чаше начал намекать на происхождение Сэила, вспомнив даже его учебу в академии наук – этот позор, показательный для всего генотипа red – когда один из воинов решил стать ученым, поставив под сомнение все основы венерианского общества! Естественно, его сломали, но сломали с особой жестокостью. Он поступил в академию, но он не выдержал каждодневного прессинга и вынужден был прилюдно признать свою несостоятельность и покается в том, что решил пойти против закона природы о генотипах. И это признание прозвучало на выпускном экзамене, впрочем, если бы он этого не сделал, его ждала смерть от огромной политической машины, которую создало общество ученых.
— Что вы делаете с едой, Сэил?
— Меня за это выгнали из академии, — ответил Сэил, продолжая выстраивать немного странную цепочку.
— Я читал об этом прискорбном моменте вашей биографии, — заметил Оди. — Но причем здесь… еда?
— Вот смотрите, это ваши… наши приматы, все четыре генотипа, — указывая на четыре кусочка хлеба, пояснял Сэил. — А вот это получеловек-полуобезьяна… это спустя один миллион лет эволюции… а это уже более близкий к человеку вид… – и прошло ещё около десяти миллионов лет, так?
— Ну да, насколько я помню антропологию, — согласился советник Оди.
— Смотрим дальше – это новое звено эволюции, через пять миллионов лет оно, в свою очередь, делится на две тупиковых ветви и на третью – максимально приближенную к человеку разумному.
— Да, так оно и есть.
— Дальше идет человек разумный и между последним найденным представителем рода приматов и первым человеком – двадцать миллионов лет. Не трудно подсчитать, что приматам, чтобы эволюционировать в свой максимум, потребовалось шестнадцать миллионов лет с небольшим, а тут – пустота длиной в двадцать миллионов, то есть, даже больше, чем весь процесс эволюции обезьян.
— И что вы хотите этим сказать, red 736? – весь напрягшись заметил советник Оди.
— Ничего, просто не хватает одной-двух черепушек, чтобы цепочка эволюции обезьян в человека стала истиной. И поэтому я тогда предложил теорию, что развитие третьей ветви приматов также зашло в тупик, и за двадцать миллионов лет получеловек обратно эволюционировал в обезьян. А люди появились как самостоятельное звено ориентировочно пятнадцать миллионов лет до начала Венерианского летоисчисления.
— И от кого же?
— Это и было загадкой, но я изучал анатомию – и, вы знаете… человек очень уникален, и его мозг даже за сотни миллионов лет не смог бы превратится в то, что он есть, из мозгов приматов – это полный абсурд.
— Это пахнет ересью, командор, red 736! – строго заметил Оди.
— Конечно, за это меня и выгнали из академии, но с годами начинаешь понимать, что, возможно, я заблуждался, а искомые артефакты просто ещё не нашли, — словно оправдываясь, говорил Сэил.
— Так возможно – или все же конкретно заблуждались?
— Заблуждался, — после небольшой паузы ответил Сэил. – Заблуждался, black 366, заблуждался! Все намного проще, как выяснилось.
Немного не удовлетворенный своим 1805-ым «уроком понимания», советник Оди не знал, что делать. Писать донос на командора было нелепо, ведь он уже совершал данный проступок и, мало того, понес наказание, отсидев десять лет в колонии на Марсе. Да и теперь Марс независим – и никто не сможет привлечь командора за распространение ереси. Впрочем, осадок от 1805-ого урока остался, неприятный осадок, словно над его незыблемыми догмами о создании мира кто-то безжалостно надругался, и самое обидное было то, что в словах Сэила была доля здравого смысла, даже несмотря на всю предвзятость его умозаключений.
За один день до…
Уже по предварительным данным, возраст полученного материала датировался приблизительно возрастом в пятнадцать миллионов лет. Но главным была системная буквенно-числовая информация неприродного происхождения, сходная с венерианской древней письменностью, и сам факт её наличия говорил о разумности той формы жизни, что создала этот предмет.
— Ну, как дела у любителей фантастики? – спросил худенький марсианин.
— А, это ты, Арни? – не отвлекаясь от изучения находки, поинтересовался Сэил.
— Нет, его тень – и это скоро станет правдой с таким графиком добычи, — иронично подметил Арни и положил руку на плечо коллеги. – Как успехи? Что удалось распознать на куске соли? – продолжал иронизировать он.
— Ты типичный марсианин из центра материка, если не съязвишь, то умрешь от переизбытка недоверия к Венере, — сурово подметил Сэил, взглянув на коллегу.
Тот выглядел не совсем хорошо после дневного сна. Его, и так желтый, цвет кожи приобрел землистый оттенок, под глазами появились отеки, сделав, и так узкие, черного цвета глаза ещё уже. Марсиане вообще довольно-таки серьезно отличались от своих праотцов с планеты Венера. Они были выше и, в большинстве своем – худощавого телосложения. Кожа у них была желтая, глаза – коричневые и черные, уши и нос – маленькие и приплющенные, отличительной чертой были длинные пальцы рук. Таким был и Арни – типичный представитель своей планеты; его черного цвета волосы и темные, как смола, глаза, выдавали в нем типичного марсианина из центра планеты. Впрочем, из-за ужасного климата и вечных песчаных бурь на Марсе, обитаем был именно центр планеты. На полюсах велась в основном добыча золота, графита и других ценных минералов.
Кстати, Сэил – его коллега – тоже был типичным «венерианцем из центра планеты»: невысокий альбинос с красивыми большими глазами и небольшого размера ушами – сбитый, коренастый. Ноги и руки маленькие, лицо круглое, но доброе, ямочки на щеках и белые зубы были одной из отличительных черт его происхождения. Его, в отличие от Оди, который тоже был из центра, природа-мать одарила намного лучшим набором генов.
— Я нашла ключик к этому необычному диалекту, мой командор, — неожиданно прозвучал компьютерный женский голос.
— Ну и…? — незамедлительно отреагировал Сэил.
— Пока удалось понять только цифры, они идентичны счетной письменности древнего племени Атлантов, — ответила компьютер.
— Что-то знакомое, компьютер, а где и когда существовало это племя? – спросил Сэил.
— Второй-третий век летоисчисления по венерианскому календарю, северная часть планеты.
— Не может быть, — уже серьезно заметил Арни. — Компьютер, ты уверена, что цифры на находке 6м735 идентичны цифрам племени Атлантов? – немного волнуясь, переспросил он.
— Да, командор, на сто процентов уверена.
— Джейн, у меня вопрос… – начал Сэил.
— Да, командор.
— А когда будет завершен полный анализ находки 6м735?
— Через восемь часов, командор, — ответила Джейн. — Мной обнаружен странный источник информации, вмонтированный в поверхность находки. И по моим расчетам, понадобится восемь часов тридцать две минуты на его расшифровку.
После ответа машины возникла пауза, два астронавта геолога вдохновлено смотрели друг на друга, словно не решаясь сказать что-то важное друг другу… эта пауза длилась еще бы дольше, не скажи Арни своего мнения о всем происходящем.
— Цивилизация Атлантов – это легенда, миф, доказательств её существования не существует ни на моей планете, ни на твоей… А сколько было экспедиций на Луну? – задал вопрос марсианин Арни – и сам же на него ответил: — А я скажу тебе сколько: семь – и ни одна не установила каких-либо признаков великой луной цивилизации.
— Они просто не там искали, — перебил его Сэил.
— И где же, по-твоему, это волшебное место? – с иронией заметил Сэил.
— На Земле – третьей планете.
— Да это бред! Там даже нет атмосферы, пригодной для жизни, как там могли жить разумные существа?
— Люди, — поправил его Сэил, — такие же, как ты и я, люди. И третья планета была их домом, Арни. Сейчас это, естественно, невозможно, но миллионы лет назад Солнце было более активным и на третьей планете теоретически могли быть условия для формирования жизни. Сейчас Солнце менее активно – и такие условия возникли на второй планете – на нашей Венере… А Земля выжжена, её атмосфера разрежена, и бесконечные метеоритные бомбардировки превратили её в пустыню… но кто сказал, что миллионы лет назад на третьей планете от солнца не могло быть пригодной для жизни атмосферы- это всего лишь теория, Сэил, — ответил марсианин Арни.
— Поверь мне, я докажу тебе это через восемь часов, — ещё более решительно заявил Сэил.
— Не факт, Сэил, не факт, — недоверчиво улыбаясь, произнес Арни, посмотрев на часы. — Уже полночь по венерианскому времени, ложись лучше спать, восемь часов ожидания ослабят тебя, а нам завтра край как надо быть в форме, эта ученая крыса Оди все вынюхивает, и если он узнает, что тут творится, то я боюсь за наши жизни, Сэил, ты же знаешь, как совет ученых решает свои проблемы.
— Нас не посмеют тронуть, мы марсианский корабль, — налив себе выпить, ответил Сэил.
— Не забывай, мы подчиняемся Венере, — заметил марсианин.
— Ой, не говори мне об этом позоре нашей дипломатии: «золото – нам, все научные находки – им», — сказал командор.
-А как ты хотел? – направляясь к выходу, иронично заметил Арни. — И не забудь, ты завтра должен быть форме, командор, чтобы ни один советник не заподозрил чего неладного, ну, а после мы все это отправим на Марс, от греха подальше.
— Пожалуй, ты прав, — сделав глоток алкоголя, ответил командор.
Каюта командора была типичной для такого рода космических станций. Все было сделано из сплавов титана и полимерных жаростойких материалов. Цвета каюты: черный, серый и синий, – последний вообще был государственным цветом Венеры. Все было, скорей, функциональным, чем эстетичным. Рабочий стол, спальное место, душевая кабина, туалет, куча электроники, роботы. Небольшой иллюминатор, пожалуй, единственное, что говорило о принадлежности каюты к космической станции. Все было типичным и стандартным, таким же, как и на Венере и на других космических кораблях. Венерианцам было присуще такое безвкусие в стиле, они оценивали вещь с точки зрения её полезного действия, нежели каких-либо творческих характеристик. Отсюда и простота в интерьере. Марсиане, наоборот, любили все яркое, пестрое и стремились разукрасить все вокруг. Можно было объяснить такое отличие во вкусах топографией планет, но по-видимому, дело было просто в желании поступать во всем наперекор «младшему брату».
Немного охмелев, командор прикрыл глаза. Бессонные ночи давали о себе знать, ему казалось, он не спал вечность. Минут пять его разум сопротивлялся и подбадривал себя, но усталость взяла верх, его тело расслабилось, импульсы в коре мозга переключились на нижележащие отделы, и он потихоньку провалился в долгожданный и глубокий сон.
Заметив изменения в биохимических показателях командора, компьютер нежно так, словно родная мама, поменял положение кресла, придав ему горизонтальную плоскость, тем самым ещё более углубляя долгожданное чувство сна для венерианца Сэила red 736.
Тем временем, в каюте советника Оди происходили переговоры с венерианскими спецслужбами.
— Генерал Морис, докладываю на третьей планете восьмого числа текущего месяца была найдена находка 6м735.
— Это очередной метеорит? – иронично подметил генерал по видеофону.
— Не совсем, сэр, – серьезно ответил советник Оди.
— А что это по-вашему, советник Оди?
— Пока не могу сказать, но та секретность и те меры предосторожности, с которыми командор Сэил прячет находку 6м735, меня настораживают.
— А это не могут быть лишь ваши домыслы, советник Оди?
-Возможно, сэр, — Оди немного замялся, — но первый помощник Арни black-red 379 в интимном разговоре с зав. медицинской частью Сюзен yellow 598 обмолвился о том, что взятое неделю назад оборудование нужно командору для определения природного происхождения находки 6м735. Кстати, по протоколу, никакой находки не зафиксировано, командор Сэил в рапорте об остановке доложил, что это был лишь кусок соли.
— Приказываю вам скопировать данные исследования командора Сэила, — неожиданно строго заметил генерал Морис. — Естественно, так, чтобы он об этом не знал.
— Я попробую это сделать, — неуверенно ответил Оди.
— Вы должны понять, советник Оди: это дело государственной безопасности, мы рассчитываем на вас, и в случае положительного результата вас повысят в звании… я лично буду ходатайствовать об этом, Оди black 366.
— Служу Венере, сэр, — салютовал Оди, и сеанс видео связи был окончен.
Наверное, лучшего времени для выполнения приказа, чем в ту ночь, у Оди не было, он, в принципе, догадывался, что сегодня Сэил будет спать, ведь завтра в 10:00 по венерианскому времени – контрольный выход на связь, и командор Сэил не позволит себе выглядеть уставшим и разбитым.
Сэил лежал на кресле-кровати, в правой руке он держал полупустой бокал. Командор спал в темно-синей униформе. Не столько алкоголь, сколько сонный газ, подействовал на венерианца, но советник Оди решил не рисковать.
Проверив концентрацию воздуха, Оди решил действовать, ведь прошло уже больше часа, как он залил в вентиляционную систему эфирное масло для сна, по датчикам концентрация кислорода восстановилась до нормального уровня, эфирные примеси отсутствовали. Вся станция спала. Венерианец Оди black 366 снял кислородную маску.
— Здравствуйте, советник Оди, — произнесла Джейн после того, как он проник в каюту командора.
— Код ред шесть пароль сигма три альфа, — шепотом произнес Оди.
— Я в полном вашем распоряжение, советник Оди, — ответила компьютер.
— Мне нужен полный отчет по находке 6м735.
Оди вставил информационный кристалл в панель управления компьютером.
— Он будет готов через десять минут.
— Теперь слушай приказ: информация о моем запросе данных является секретной, и предъявлять её только после идентификации моего личного кода.
— Приказ принят, советник Оди black 366.
Уже через десять минут советник Оди, взяв информационный кристалл, отменил код «ред 6», и довольный выполненным заданием, подошел к командору, взяв из его рук бокал с темно-синей жидкостью.
— Твое здоровье, Сэил, надеюсь, больше мы не встретимся, — допив алкоголь, он поставил бокал на стол и неторопливо покинул каюту.
Не прошло и получаса, как довольный собой Оди попытался связаться со спецслужбами внутренней и внешней безопасности Венеры. Он налил себе ещё выпить и удобно расположился в рабочем кресле. Его каюта отличалась от каюты командора «фанатизмом в темно-синем цвете». Наверное, только пол был черный, все остальное сплошь было покрашено в государственный цвет Венеры.
Вообще, советник Оди относился к тому типу людей, которые довольны ролью прислуги, верной и преданной своему хозяину. Он был способен даже на убийство, потребуй того совет ученых, и это делало его ценным сотрудником. Оди black 366 подчинялся напрямую генералу Морису, и это при том, что тот же самый генерал Морис, только уже официально, был надзирательным лицом за экспедицией «Аурум». Венера всегда себя перестраховывала, у неё везде были уши и глаза, и как ни старался командор Сэил, но часть команды все равно занималась доносами, тем более в такой экспедиции. Ведь в случае чего, действительно, могла начаться война. Марсианское правительство только и ждало повода, чтобы начать передел Галактики. А Венера боялась, что их тайны о третьей планеты будут раскрыты. Так что, пожалуй, только SLG-компани ждала золото от экспедиции «Аурум».
Тем временем, связь с Венерой восстановилась, и на мониторе видеофона показался немного сонный генерал Морис.
— Генерал Морис, я выполнил приказ, — радостно доложил Оди и отправил скопированную информацию по находке 6м735.
— Да, я подтверждаю получение письма, — ответил военный. — Следующий сеанс связи в восемь утра по венерианскому времени.
— Служу Венере, — салютовал Оди и прервал связь с генералом Морисом.
Утро нового дня, впрочем, в космосе понятие утра очень относительно – началось с осмотра данных по анализу находки 6м735.
— Арни, ты слышишь меня? — связался по внутреннему видеофону с коллегой командор Сэил. — Немедленно иди в мою каюту! – пытался разбудить его командор.
— Ты в своем уме – шесть утра, — спросонья недовольно буркнул марсианин.
— Вставай, и бегом ко мне – ты своим глазам не поверишь, что мы нашли! – радовался Сэил.
— Сэил, давай позже?
— Это приказ, Арни! - чуть строже сказал командор.
— Слушаюсь, — обречено ответил Арни и отключил видеосвязь.
Командор не мог найти себе места, он воодушевленно ходил по каюте, то и дело подымая руки вверх и вскрикивая «Я сделал это, Темус тебя побери, я сделал это!» И это все продолжалось до прихода первого помощника – марсианина Арни.
— Арни, Арни, это монета! — закричал Сэил, как только тот вошел. – Монета, земная монета!
— Монета?.. — удивленно переспросил первый помощник командора.
— Десять рублей золотом, — улыбаясь ответил командор, – в полититановом прозрачном корпусе, который, как оказалось, является очень сложным электронным устройством. Этот футляр может регулировать температуру, влажность, свет, давление внутри отсека хранения, создавая условия, идеальные для хранения чего угодно. Но самое ценное, Арни, — не мог успокоится Сэил, и принялся что-то набирать на сенсорном экране компьютера, — это встроенная информация о всей коллекции некого землянина Эрика Фон Рихтера.
— Ты шутишь? – не веря своим ушам спросил Арни.
— Конечно, нет, Арни, в его коллекции 15726 монет, и тут есть все фотографии этих монет, это, по сути, учебник земной истории, земляне имели привычку отображать значимые события на денежных единицах. Тут, кстати, есть и лунные деньги лунной колонии, двадцать лунных долларов, — радостно заметил Арни Сэил. — Ты послушай, как звучит: «Двадцать лунных долларов»! Ты представляешь, что мы нашли, Арни?
— Да, — немного грустно ответил марсианин, — представляю.
— Эта находка перевернет мир, это же доказательство, что мы произошли от землян, которые просто перелетели на Венеру по тем или иным обстоятельствам, и ничего более, и никакие обезьяны тут ни причем, ты слышишь меня, Арни? — радостно теребил друга Сэил.
— Компьютер, а какой возраст находки? – неожиданно спросил Сэил.
— 15 миллионов 253 года 36 дней 2 часа и 59 минут, если вести летоисчисление по венерианскому календарю.
— Спасибо, компьютер, скопируй файлы по находке 6м735, — приказал первый помощник Арни.
— Командор, я могу выполнить этот приказ? – запросил подтверждения бортовой разум.
— Да, Джейн, можешь, — подтвердил Сэил.
За два часа до… начала войны…
Видеосвязь с Венерой.
— Научный наблюдатель Оди black 366, правительство и совет ученых в первом приближении изучили переданный вами материал, у нас возникли кое-какие вопросы, но боюсь, их решение будет непосредственно касаться командора Сэила. В общем, продолжайте делать все, чтобы никто не заподозрил вас в чем-либо, — давал распоряжения генерал Морис.
— Конечно, сэр, — немного сконфужено ответил Оди. — Вы разве не арестуете командора? – нерешительно задал вопрос советник.
— Это не ваша головная боль, советник, мы уже направили в ваш квадрат боевой крейсер, — ответил генерал.
— Почему – боевой, сэр?
— Это ближайшее судно в вашем квадрате, — ответил генерал Морис. — Ещё вопросы, советник?
— Никак нет, сэр, — четко ответил Оди.
— Тогда выполняйте поставленную задачу, — приказал венерианец.
— Так точно, сэр, — салютовал советник. — Служу Венере, сэр!
В это же время в каюте командора царила обстановка праздника. Все эмоции по поводу находки 6м735 немного поутихли. Сэил был уверен в себе как никогда, его усталость растворилась в предвкушение той череды событий, что его ожидали. Он уже представлял заголовка марсианских СМИ, где его находку называли спасением от теорий Дейва. Можно было сказать: дело всей его жизни начинало осуществляться, из пресловутой тени призрачного мифа превращаясь в реальную теорию с полным набором доказательств.
Командор застегнул золотые запонки и приоткрыл дверь шкафа.
«Дин-дон» – позвонил кто-то.
— Проходи, — открыв дверь другу, сказал Сэил.
— Я смотрю, ты почти готов, –сказал ему первый помощник, облаченный в парадный камзол марсианского космического флота.
— Да, — Сэил неуверенно потянулся к темно-синему камзолу венерианских космических войск, но не решился его надеть.
Возникшая пауза в действиях вызвала улыбку на лице марсианина Арни black-red 379, он подошел к другу и легонько похлопал его по плечу.
— Пора делать выбор, на чей ты стороне, Сэил, — произнес Арни.
— Ты прав, — тот взял терракотовый камзол марсианских космических войск и неторопливо одел его. — Хватит слушать «младшего брата», с этой минуты мы не подчиняемся Венере, совету ученых, я объявляю о смене приоритетов экспедиции… Компьютер, поставь в известность экипаж крейсера, и, в частности, советника Оди.
— Да, сэр, — ответила Джейн.
Впрочем, она уже не успела этого сделать.
Ждать прибытия военного крейсера вооруженных сил Венеры не пришлось слишком долго. Как только геолого-разведывательная станция «Надежда» оказалась в поле видимости военного корабля, тот незамедлительно открыл огонь. По сути, хватило бы одного залпа из главного орудия космического крейсера, чтобы от ГРС остались лишь разорванные куски металла, осколки стекла, пластмассы, обмороженные части человеческих тел всего немногочисленного экипажа. Но военный корабль сделал шестнадцать выстрелов изо всех орудий, словно кто-то хотел не просто уничтожить крейсер «Надежда», а превратить её в космическую пыль, что, надо заметить, и удалось. Детали, точнее кусочки обшивки и часть конструкций, сохранились, все остальное было превращено в пыль. В общей сложности, от многотонной станции осталось несколько десятков килограммов титана и его сплавов. И все это медленно парило в космосе, словно минуту назад ничего и не было, а это все так – мусор, просто космический мусор. Правда, среди всего этого множества был все же один, странный для данного места и времени, предмет. Он со скоростью метеорита отдалялся от груды титана в сторону красной планеты.
Настоящее время… далекое, далекое будущее. Двадцать минут после начала войны.
Где-то на орбите Марса. Орбитальный город Солтон.
— Сынок, не улетай далеко, — говорил в микрофон скафандра отец, — из центра передали: метеоритный дождь.
— Да, конечно, — ответил чем-то, очень сильно обеспокоенный десятилетний подросток, медленно отлетая от мусоросборника.
— Ты куда, сынок? – чуть строже спросил отец.
— Там что-то блестит, — ответил сын.
— Не вылетай за энергобарьер, — старался предупредить подростка сборщик мусора.
— Я – туда и обратно, — буркнул подросток и увеличил скорость скафандра.

Это была обычная монета в прозрачном и прочном футляре, переворачиваясь, неторопливо так, но постоянно она играла всеми цветами радуги на солнце, которое здесь никогда не пряталось за горизонт – обычная монета в прочном и прозрачном футляре – удалялась все дальше и дальше в далекий и холодный космос.
— Есть, поймал, — прокричал парень в микрофон скафандра, — я поймал её, папа!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 26.08.2018 в 11:22
© Copyright: Сергей Лысков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1