Покорители Жёлтой планеты. Глава 8


Феликс не без внутренней дрожи пережил удар потока излучения. Он был в сознании, но закрыл глаза от страха, хоть и был уверен, что ракета выдержит. Подумаешь, – взрыв на Солнце…
Проверил дозиметры. Они показывали, что уровень радиации на борту «всего лишь» в пятьдесят тысяч раз выше нормы. Внутри скафандра было раз в десять безопаснее, так что Феликс решил пока не раздеваться.
Посмотрел на часы – шестнадцать сорок условного времени. У него есть всего несколько часов, чтобы найти друзей.
Заработала система очистки воздуха. Началась автоматическая дезактивация ракеты.

Максим очнулся первым.
В голове не было ничего, кроме тупой боли. Неимоверное усилие – открыть глаза… Получилось! Сначала медленно, да и потом не быстрее, поднялись веки.
Ослепительный свет Солнца… Лучше закрыть глаза, повернуть голову и попытать счастья под другим углом зрения. Отлично: жёлтый и оранжевый камень, песок, пыль… Максим приподнялся на локте. Рука возмутилась и отправила в мозг болевой импульс средней силы. Макс застонал, но всё-таки у него кое-как получилось сесть.
Товарищи… Они лежали рядом, ещё не проснувшись. Максим обратил внимание на странный треск в шлеме, понял причину и выключил аудиотранслятор дозиметра. Посмотрел на счётчик и мысленно присвистнул. Ионы, кварки и прочие кванты, отразившиеся от поверхности Меркурия, бомбардировали всё вокруг с силой в тридцать миллионов раз выше нормы. «Ничего, в одной книжке после солнечного взрыва было вообще две тысячи сто рентген», – успокоил себя Макс, но, как ему показалось, не очень искренне.
Вот пошевелился Клубникин. Максим из последних сил его растолкал, и вместе они разбудили Тимура.
– Кто-нибудь знает, где мы? – спросил последний, придя в себя.
– Даже не представляю, – ответил Андрей, хотя это было понятно и без слов.
– И что нам делать? – воззвал к небу Тимур.
– По-моему, нам надо воззвать к Феликсу и попросить его сообщить координаты нашего летающего корыта. – Андрей любил подобные словесные заскоки.
Но Макс поступил правильнее всех – сразу попытался наладить связь:
– Алло… Алло… Феликс… Ответь, пожалуйста… Есть! Он включил и передатчик, и пеленгатор! Привет! Слушай! Скажи нам, далеко ли до ракеты?
– Судя по количеству помех, километров пять, – ответил бортрадист в микрофон.
– Полчаса пилить, – заметил Андрей.
– А направление? – потребовал капитан у невидимого собеседника.
– Сейчас компьютер обработает данные… Ладно: курс – тридцать градусов налево от Солнца.
– Спасибо, дружище! – сказал Максим и выключил связь. Обратился к товарищам: – Туда, живо!
Три космонавта поскакали прочь, и сияющий диск единственного светила планеты Меркурий слепил им правый глаз.

Феликс встретил их с распростёртыми объятиями.
– Что случилось?
– Понимаешь, нас как бы сдуло солнечным ветром, и мы все теперь в его квантовых брызгах.
– Проходите в дальний отсек и снимайте свои архаичные облачения… Макс, ты сможешь договориться с Землёй, чтобы следующие экспедиции носили скафандры второго уровня защиты, но с дополнительным слоем свинца, – общая толщина костюма в пределах десяти сантиметров?
– Договорюсь, – пообещал капитан, сбрасывая шлем и начиная увлечённо расчленять свой скафандр. – Вы только представьте: когда-то наши штурмовали вакуум (а американцы – Луну) в утеплённых водолазных костюмах…
– Это, конечно, шутка? – серьёзно осведомился Тимур. – Всем известно, что Гагарин, Леонов, Армстронг и прочие были в обычных скафандрах первого уровня.
– Полностью с тобой согласен, – сказал Андрей. – Но и ты прими во внимание тот факт, что я, Макс и, – да не покинут его звёзды, – Денис ходили по Венере в костюмах меньшей – полуметровой – толщины.
– Не забуду.
Но вот космонавты остались в форменных оранжевых комбинезонах. Феликс (с помощью Тимура) считал показания с накопителей излучения и присвистнул.
– Надо же! И сколько вы там ходили?! И ещё в скафандрах!..
– Несколько часов…
– Слушайте: примерная доза каждого – восемьдесят бэр.
– А у тебя?
– За сегодня – не более трёх. Общая у меня – шесть-семь, у вас – около восьмидесяти пяти. Вы лет пять как минимум не полетите…
– Смеёшься? В прошлый раз я вместе с Андреем был вне Земли за шесть лет и три месяца до вылета на Меркурий! – сказал Максим. – А в позапрошлый, первый раз я стартовал (опять же с Андреем) девять лет и девять, нет, десять месяцев тому назад, вот!
– Ну и? Это ничего не меняет! На вас лежит чуть ли не по целому зиверту! Может быть, ваша космическая карьера закончена навсегда!!
– И что? – шёпотом спросил Макс. Все удивлённо на него уставились. – Это был риторический вопрос, – пояснил он. – А теперь я хочу есть. И с Землёй надо будет связаться…
С этими словами он пошёл в главную рубку. Все тихонько последовали за ним.

Конечно, в Центре управления полётами сразу потребовали возвращения экспедиции, и все оставшиеся в живых космонавты были рады этому приказу.
Макс заранее вычислил на бортовом компьютере график скоростей для обратного полёта. После нескольких минут пятикратной перегрузки корабль уменьшит ускорение до одного «же» и будет лететь, обращённый к Земле передним иллюминатором, который космонавты всё-таки залатали, около сорока двух часов. Потом ракета должна будет развернуться и начать торможение на таком же ускорении со знаком минус в течение такого же промежутка времени. Посадка будет произведена без предварительной подготовки: где скажут, там и будет, – своего рода последний экзамен… Конечно, ордена будут с вероятностью около пятидесяти процентов, – в том числе и Денису – посмертно. А потом долгий оплачиваемый отпуск, какая-нибудь лёгкая работа, продолжительный курс лечения…
Макс вздрогнул и капнул себе в тюбик с яблочным пюре немного «антидепрессатора» (кавычки ещё никто не мог убрать, почему – неизвестно). Капитан выдавил себе в рот еду пополам с успокоительным, налил в стакан детского шампанского, встал из-за стола и сказал:
– Мы только несколько месяцев существуем как одна команда, хоть некоторые из нас и были знакомы друг с другом до объединения в Центре подготовки космонавтов. Мы учились, боролись, ждали… Наконец, мы полетели. И хотя при посадке на Меркурий мы потеряли одного из своих, это нас не разобщило, а наоборот – сплотило ещё крепче. И теперь мы отправляемся назад, домой, на Землю, ко всяческой суете, повседневным проблемам, туда, где нет ничего из того, что было в нашей одиссее, новая часть которой подошла к концу. За нас, парни! Да сопутствует нам удача! Ура!!!

Взлёт (опять же по требованию ЦУПа) состоялся на следующее утро, сразу после завтрака, проведённого по такому случаю на час раньше.
Космонавты расселись в главной рубке. Максим взял в руки штурвал, досчитал от десяти до нуля и надавил на газ.
Взревели двигатели; ионы проходили через ускоритель и вылетал наружу, создавая реактивную тягу. Ракета заскользила по грунту, да всё быстрее, вот она поднялась над поверхностью и устремилась ввысь, наполняя гелием почти несуществующую атмосферу Меркурия.
Один, два, пять километров…
– Смотри, не врежься во что-нибудь! – крикнул Андрей главному пилоту.
– Не волнуйся, у планеты нет спутников! – ответил Макс, и оба засмеялись.
Пятьдесят, сто, двести километров… Солнечный ветер бомбил ракету заряженными частицами, смешивая расходуемое топливо с потоками субатомной материи.
Пятьсот, тысяча, две… Как только расстояние от Меркурия составило две тысячи двести пятьдесят километров, пилот уменьшил ускорение до одного «же», включил автоматическое управление и отстегнул ремни.
– Ну что ж, – сказал он. – До разворота ещё сто пятьдесят тысяч секунд. А не сыграть ли нам в шахматы вниз головой, – сидя на потолке?..



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 26.08.2018 в 09:21
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1