Покорители Жёлтой планеты. Глава 5


Подушки безопасности не сработали.
Всех качнуло вперёд, но ремни их удержали. У Макса и Андрея после долгих перегрузок и сотрясения при посадке всё болело; Андрей тоже пришёл к мысли, что Денису нельзя было давать штурвал.
Передний иллюминатор из сталестекла треснул, и появилась угроза его окончательного разрушения. В него воткнулась голова Дениса.
Макс и Андрей освободились от амортизаторов и «подплыли» к Денису. Ремни на его груди порвались, так что он врезался в иллюминатор всем своим весом.
Макс тронул Дениса за руку. Пульса не было.

– Закрытая черепно-мозговая, – сказал Тимур.
– Несовместимая с жизнью, – произнёс Феликс.
Они уже очнулись. Теперь их осталось четверо. Кроме небольшого голода, они ничего не ощущали, посему отправились ужинать, заключив, что это путешествие – самое печальное на их веку.
– Что ж, он знал, за что поплатился, – задумчиво проговорил Андрей.
Макс промолчал. Денис был ему как брат – младший брат, не знавший всех правил.

Через час после посадки состоялся выход на планету, где ещё ни разу не ступала нога ни человека, ни робота.
Заключённые в огромные скафандры космонавты, прочно воткнув в песок российский флаг, повторили легендарную фразу Нила Армстронга, потом привели в действие складные планетомобили, затем положили тело Дениса в большую коробку, найденную на корабле, вырыли яму, столкнули туда ящик и закопали. Андрей собрал куски обшивки, отлетевшие при посадке, и поставил их под ионизирующий луч двигателя ракеты, отчего они сплавились в единое целое – некое подобие обелиска. Макс написал на стальном монументе несмываемой и нестираемой краской: «Здесь находится то, что осталось от Д.Б.Никифорова, космонавта второго разряда, нарушившего правила посадки. Первая Меркурианская экспедиция, 1 февраля 2034 года». Все постояли, помолчали. Позже пошли к планетомобилям. Один из них так и остался в ракете.

Следы шипованных колёс, немного засыпанные пылью…
Макс оторвал взгляд от картинки за иллюминатором. Так плохо дела ещё никогда не шли. На Марсе, хоть ракеты и разбились, спасательная экспедиция успела спасти команду; второе место. На Венере корабль попал в магнитный каньон и приклеился к его дну; третье место. Но несчастный случай с пилотом-неумёхой однозначно лидировал в топе.
– И что нам теперь делать, парни? – задал вопрос Феликс.
– Похоже, нам следует известить Центр и начать выполнять исследовательскую программу, – ответил Максим и осторожно выпил апельсиновый сок из резиновой груши; при вчетверо меньшей гравитации жидкость могла разлететься по всему кораблю и, например, привлечь тараканов…
Стоит отметить, что в программу входили наблюдения за жизнью биологических организмов (в данном случае – тараканов) в моменты перегрузок в полёте и при низкой силе тяжести на Меркурии. Потом их следовало доставить обратно на Землю и передать какому-нибудь зоопарку.
– Хорошо, что у нас есть лишний слой свинца, – сказал Тимур, крутя в воздухе тюбик с яблочным пюре, – везде…
– Кроме иллюминаторов! – оборвал его Макс. – И ещё тех мест в обшивке, где похозяйничал метеорит или – косвенно – нетвёрдая рука нашего несчастного друга!
– Не кричи, пожалуйста, – тихо сказал Андрей, который подтягивался, держась за чуть-чуть вытащенные заклёпки на потолке. Он разжал пальцы и аккуратно приземлился на свой стул. – Лучше пойди к бортовому компьютеру и начни выполнять второй пункт программы – составление радиометрической карты местности.
– Ладно. – Максим вышел из кухни и исчез в главной рубке.
Минуту все сидели молча.
– Не волнуйтесь, – мягко проговорил Тимур. – Нас ещё много. Конечно, я понимаю, что пять больше, чем четыре, но… Мы ещё живы, и этим надо гордиться.
И все пошли вдогонку за капитаном и сели в кресла фиолетовой кожи. Боль от утраты пока не прошла, но они просто выдавили её из себя и сбросили в мусоропровод. Им это было нужно.

Очень необычно проводить «ночь» в космосе или на другой планете. Меркурий не исключение. Трудно привыкнуть к тёмной половине неба и занимающему оставшуюся его часть яркому полукругу Солнца.
«Ночь» была условной, так как космонавты считали время по-земному, а сутки на Меркурии продолжались пятьдесят девять дней. Одна сторона планеты за «светлое» их время нагревалась до трёхсот или около того градусов и накапливала тысячи рентген солнечного излучения. Другое полушарие за «тёмное время суток» охлаждалось ниже нуля и теряло почти всю радиацию.
Космонавты сели на планету в зоне терминатора; в иллюминатор глядело долгое меркурианское утро; термометр показывал всего лишь плюс пятьдесят, а дозиметр – только два миллирентгена в час. Отличное местечко; к тому же, пока ещё можно выходить наружу в обычных скафандрах.
Но сейчас космонавты спали. Или беспокойно лежали на ненужных пока противоперегрузочных матрасах, оглядываясь по сторонам и словно ища глазами дверь в туалет. Кстати, все продукты жизнедеятельности, как в одной книжке про космический полёт, перерабатывались на благо растений, висящих на «потолке» или прикреплённых к «полу» в горшках.
Космонавты спали, а Солнце медленно выбиралось из-за горизонта, занимая вот уже четверть неба. Вдали виднелась желтоватая дымка. Свет оттенял черноту неба.
Космонавты спали…

Разбудили их звуки трубы и чей-то невнятный, но очень громкий крик, наводящий на мысли об армии. Все вскочили.
– Что происходит?
– Где мы?
– Что за шум?
– Спокойно, это я будильник поставил, – сказал Андрей, сонно перевёртываясь в своей «кровати» и отключая смартфон, тайком пронесённый в ракету.
Осыпав его не самыми хорошими словами, все отправились в тренажёрный зал на утреннюю зарядку.
На следующий после посадки день по плану было назначено исследование кратеров и создание карт с помощью лазерного сканирования местности. Если попроще, в первые часы бодрствования требовалось просто поездить на электрокарах, которые космонавты по привычке называли планетомобилями, по поверхности Меркурия, а «вечером» создать излучателем лазерное поле и окутать им всю планету. Компьютеру останется только собрать данные воедино и создать виртуальный глобус небесного тела. Но сначала надо было покататься…
…Шины шуршали по твёрдому грунту. Пыль летела во все стороны, но сразу же падала вниз, попадая под «крылья», закрывающие сверху колёса планетомобилей.
– Смотрите, как я умею! – сказал по радио Андрей, пронёсся на максимальной (сорок километров в час) скорости, заехал на небольшой холмик, а потом, резко вывернув руль, вильнул в сторону и сделал идеальное переднее сальто, после чего выполнил крутой разворот и снова присоединился к группе. Никто не оценил его трюка.
– Вижу большой кратер, – раздался в наушниках голос Макса. – Поеду туда. Чур, не беспокоиться.
Один из планетомобилей отделился от колонны и поехал в сторону. Остальные рассредоточились по долине. Вдруг…
– Тут открывается туннель. Под уклоном… А-а… а-а-а!!!
Крик оборвался.
Все тут же отыскали нужное направление и подъехали к кратеру.
Под поверхность уходил подземный ход, сначала пологий, но вдали виднелся обрыв, с которого, вероятно, и слетел Макс. Группа построилась и нырнула в туннель.
Пронеслись по склону и… Маленькая гравитация замедлила падение, но удар был сильным. Планетомобили чуть не разлетелись на части. Всех сбросило с сидений, космонавты отскочили от поверхности и несколько секунд ждали, прежде чем упасть и окончательно остановиться.
Минуты две они смотрели по сторонам. Макса нигде не было.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 26.08.2018 в 09:18
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1