Покорители Жёлтой планеты. Глава 4


У Андрея не было собственного плана, и поэтому он просто продолжал то, что начал Макс. Снизил крен до трёх градусов и поставил пять с половиной «же». Ракета продолжала на огромной скорости по исполинской спирали приближаться к планете.
И тут потребовал связи Центр управления полётами. Андрей выругался и включил видеофон. Земля находилась в двухстах десяти миллионах километров от ракеты, и сигнал шёл больше десяти минут, а значит, сеанс связи мог длиться очень долго.
– Алло. Говорит ЦУП. «Ион-4», как слышно? Ожидаем ответа в течение одиннадцати минут и сорока секунд.
Андрей вкратце описал ситуацию, попросил не беспокоить и выключил видеофон. Сеанс связи отвлёк второго пилота, и ракета накренилась на шесть градусов, ведь она летела хвостом вперёд, управляемая, честно говоря, малоопытным лётчиком.
Да, у Клубникина действительно не было большой практики в управлении ракетой. Из всех своих достижений он мог вспомнить лишь посадку «Иона-2», да и то – осуществлённую в компании. Потому сейчас ему было трудно.
Вот он уже десять, пятнадцать, двадцать минут сидит за штурвалом. Максим всё ещё без сил, остальные знают, что лучше не мешать.
6822 километра в секунду, два с половиной гигаметра до Меркурия. Долго они будут так кружиться?! Андрей прикинул в уме время до посадки. Вышло, что корабль будет вальсировать вокруг планеты ещё около полутора суток. Да уж, невесёленькая перспектива…
– Эй, Максим, Денис, все!
– А? – Слабый шёпот казался криком.
– Мы так ещё тридцать пять часов будем вертеться. Не лучше ли нам пойти…
– Нет, есть мы не хотим…
– Ну, хорошо; тогда, может, пойдём и почитаем комиксы?
– Только не при пяти «же»! – сказал Максим.
– Хорошо… Три?
– Да… Меньше не надо: только всё испортим…
– О′кей.
И космонавты, сгибаясь под трёхкратной тяжестью, пошли прочь из главной рубки.

На автопилоте ракета летать умела, следуя вычисленному алгоритму действий пилота или его же особым указаниям, введённым в оперативную память бортового компьютера. И теперь корабль двигался с ускорением минус тридцать метров на секунду в квадрате, приближаясь к Меркурию на тысячу километров за минуту.
На трёхкратной тяжести прошёл день, потом – ночь. Утром третьего дня полёта космонавты проснулись бодрыми, весёлыми и решили начать посадку сразу после завтрака… или второго завтрака… Чтобы поддержать себя энергетически, они ели шесть раз в сутки, но на тренажёрах качались так же самозабвенно, как и опустошали тюбики. Теперь еды им хватит: за время полёта израсходована лишь седьмая часть запасов.
Но заход пришлось ещё раз отложить: скорость упала только до 4270 километров в секунду, а до планеты остался всего миллион километров. Максим увеличил тягу до четырёх «же», убрал крен до двух градусов и снова включил автопилот.
За обедом пилоты выработали план: как только скорость ракеты упадёт до пяти километров в секунду, экипаж начнёт спуск на шестикратной перегрузке, а «примеркуривание» произойдёт при силе тяжести самой планеты. Так прошли ещё сутки.
На «рассвете» выяснилось, что скорость составляет ещё полторы тысячи километров в секунду, а до поверхности – «всего» четверть гигаметра. Компьютер произвёл вычисления и предоставил экипажу две возможности: или семь часов мучиться на шестикратной перегрузке, или же на трёхкратно сажать корабль в те часы, когда уже пора спать. Единогласно был принят первый вариант: режим – святое, к тому же, настоящие космонавты лёгких путей не ищут.

Спустя пять часов… Быстро.
Спустя шесть часов… Быстро. Но снижаться уже пора.
Ракету снова повёл Макс. Мерно гудел двигатель: гввв… гввв… гвввв… Всего двести километров в секунду, до планеты – двести тысяч…
Максим почти физически (на самом деле ему так казалось) ощущал поток альфа-частиц и электронов, проходящих сквозь лучевую трубку, через ускоритель и затем вырывающихся в открытое пространство… Часть заряженных квантов встречает свои античастицы, и они аннигилируют, выбрасывая во Вселенную электронвольты своей энергии. А остальные летят, летят… пока не распадутся.
Макс мысленно вернулся в кабину ракеты и направил аппарат вниз. Скорость уменьшалась быстро, и он замедлил торможение до сорока метров на секунду в квадрате.
– Тем,
Кто принял этот бой,
Чья жизнь была игрой
Без правил… – пропел себе под нос главный пилот и заключил: – Будь, что будет. В таких условиях волей-неволей поверишь в существование судьбы.
Витки нисходящей спирали траектории расширялись. Ракета устремилась вниз, к поверхности Меркурия.
Прошло полтора часа. Макс снизил перегрузку до трёх с половиной единиц, и скорость составила всего десять километров в секунду, а корабль находился уже в ста тысячах километров от планеты.
Началось самое трудное. Надо было посадить ракету по касательной, не задев слишком рано грунт лимонного цвета. Этого Макс и боялся. Но авантюристская его половина взяла верх в тихой схватке с трезвым расчётом.
Пилот бросил ракету вертикально вниз, не убирая торможение. Опасный манёвр! Но три минуты спустя спидометр показывал уже всего четыре километра в секунду, а корабль снизился всего на тысячу с лишним миль, падая двигателем вниз. Макс подумал и перевернул ракету носом вниз. Теперь она ускорялась.
Десять минут – до Меркурия девяносто тысяч километров. Ещё двадцать минут – осталось двадцать пять тысяч. Максим подумал и опять перевернул корабль, направив движение снова по касательной. Как много неувязок…
Пять часов условного вечера. Управление передано Андрею, который пытается подражать своему другу, самому старшему и по годам, и по должности в экспедиции.
Андрею было легко рулить конструкцией весом в семь тысяч тонн. Ровнее, ровнее; плавно… Клубникин позволил себе увеличить тягу до шестикратной. Всех вдавило в кресла. Теперь каждый весил по четыреста кило.
Андрей посовещался с компьютером и, следуя вычисленной траектории, двадцать пять минут вёл корабль. Три километра в секунду, две тысячи – до поверхности. Замедлились почти до второй космической скорости Меркурия. Отлично… Клубникин снизил тягу вдвое и увеличил наклон корпуса ракеты. Ох, надо бы смениться…
– Денис!
– Что?
– Сядь вместо меня, пожалуйста.
– Конечно.
– Нет! – прошептал Максим, но его никто не услышал.
У бортмеханика вообще не было опыта управления кораблём. Но он вдоволь насмотрелся на манипуляции своих приятелей и думал, что у него всё получится.
Штурвал от себя, рукоятку акселератора пониже… Тик-так, тик-так, тик-так… Спустя несколько сотен щелчков тиканья, обозначавших секунды, на спидометре было всего в три раза больше скорости звука, а на радаре уже можно было различить основной рельеф Меркурия – кратеры, горы… и кратеры.
Снижаемся, ещё немного… Да уж, хвостом вперёд, да ещё и с уклоном, лететь непросто.
Счёт перешёл уже на десятки километров… на километры. Но корабль передвигался ещё со скоростью медленно летящей пули. Денис упорно замедлял торможение.
Двести… сто метров в секунду в полукилометре от грунта. Не очень приятно. Вообще идеальная посадка, – когда в сантиметре от земли двигатели выключается, и корабль мягко падает на то, на чём ему суждено было остановиться. Но Денис Никифоров, космонавт второго разряда, этого не знал. Он планировал посадить ракету, как самолёт: соприкосновение на высокой скорости и скольжение по камню. Поэтому-то Макс и протестовал против замены пилота. Но – поздно.
На Меркурии сила тяжести раза в четыре меньше, чем на Земле. На корабле двигатель мог добавить к этому аж до ста «же», но теперь даже в сумме с планетарной гравитацией космонавты не чувствовали и половины «же». Что задумал Денис, официально даже не пилот?..
Наконец, на скорости сто восемьдесят километров в час корабль соприкоснулся с поверхностью Жёлтой планеты. Удар был такой силы, что Феликс и Тимур потеряли сознание. На лице Дениса появилась маска ужаса.
Корабль пропахал в породе борозду глубиной до полуметра и не собирался на этом останавливаться. Денис решил оставить всё на милость судьбы и отключил двигатель, отпусти штурвал и откинувшись в кресле.
– Спереди!.. – раздался крик Макса, но было уже слишком поздно.
Ракета наткнулась на камень с пианино размером. По инерции корма корабля приподнялась, потом уже образовала прямой угол с поверхностью, затем перевалилась через камень, увлекая за собой переднюю часть звездолёта, и всё это – за доли секунды.
Взлетев в разрежённую смесь газов, ракета медленно упала на грунт.
Первая часть космической одиссеи была закончена.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 26.08.2018 в 09:17
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1