Покорители Жёлтой планеты. Глава 3


Ракета облетела Землю и резко повернула в сторону Солнца. Корабль набрал необходимую скорость, и можно было снизить перегрузку до одной единицы. Космонавты вздохнули с облегчением.
Максим послал в ЦУП сигнал «Полёт нормальный» и откинул спинку кресла до максимума, превратив «стул» в «кровать».
– Ты чего? Недавно же встали… – сказал Денис.
– Я спал всего шесть часов, и всё это время чей-то голос во сне твердил мне, как нужно действовать в случае столкновения корабля с мелким метеоритом и как спастись от солнечной радиации, – вяло ответил Макс.
– Ну тогда получи, – сказал Андрей и, подтянувшись, дёрнул рычаг акселератора до отметки «ноль», а следующим движением включил автопилот.
В ракете воцарилась невесомость. Денис отстегнул Макса от кресла, и тот беспомощно поплыл в воздухе.
– Так тебе спать точно не захочется!.. Эй, ты куда?
Максим и не думал возвращаться к пульту. Он уплывал из рубки и на прощание помахал всем рукой. Команда бросилась за ним.
Макс оказался в тренажёрном зале. Он крутил педали велотренажёра, прикреплённого к «потолку» ракеты, и улыбался. Все переглянулись с мыслью: «Так вот что он затеял!» – и подлетели к своим тренажёрам.
Пошли суровые космические будни, хоть полёт и начался в воскресенье…

После трёх часов занятий космонавты пошли в кухонный отсек на обед.
Еда на корабле хранилась в тюбиках и представляла собой концентрированные пюре из разных продуктов: от фарша и картошки до киви и шоколада. Пюре весили мало, но обладали такой энергетической ценностью, что Звездоградский пищевой завод полностью переключили на создание именно такой еды. В ракете запасов было на три недели.
После краткого обеда все вернулись в главное помещение. Макс стал печатать что-то на бортовом компьютере. Вскоре он сказал:
– Смотрите, парни: с нашим ускорением за ближайший час мы пролетим сего сто семьдесят пять тысяч километров, за сутки – несколько миллионов.
– И что?
– Да у нас еды только на путь туда, выходит!
– И что ты предлагаешь? – спросил Денис.
– Летим отсюда! – сказал Тимур.
– Да тебя никто здесь не держит! – ответил Андрей.
Тимур отвернулся.
– У нас есть противоперегрузочные матрасы, которые (я не знаю – как) гасят двадцать пять единиц тяжести, тридцать «же» будут ощущаться, как три.
– Да ну! – изумился Андрей.
– К тому моменту, как мы пролетим половину пути, наша запланированная скорость – семьсот километров в секунду. Сейчас у нас только тридцать. Нам надо ускоряться.
– Прямо сейчас? – спросил Феликс.
– Я включу двукратную перегрузку днём и двадцать пять – тридцать «же» ночью, когда мы будем спать на матрасах.
– А какую роль играет половина пути? – подал голос Тимур.
– После прохождения середины расстояния мы начнём торможение. Надеюсь, всем это ясно. Я просто следую плану и своим выводам. Хотите загнуться от голода на Меркурии или на пути к Земле, – дело ваше.
И Макс передвинул рычаг акселератора на отметку «два», прибавив:
– Я вам не позволю.

Наступила первая ночь полёта.
Матрасы положены на кресла с полностью откинутыми спинками. Космонавты не спят, пристёгнутые к своим импровизированным кроватям. Их мысли заняла проблема одиночества.
Они – пять пылинок внутри стальной скорлупы в гиперсфере Вселенной. Больше ничего нет, только звёзды и вакуум… Глаза приклеились к бесконечности, и сознание хочет одного… нет, уже ничего не хочет.
– Макс!.. Андрей!.. Денис!.. – шепчет кто-то.
– Чего тебе? – откликается один из названных.
– Мне скучно…
– Мне тоже… замолчи.
– Эй!.. Эй!..
Нет ответа. Только гул двигателей, добавляющих к скорости ракеты по семнадцать тысяч километров в час каждую секунду.

Утром космонавты очнулись разбитые, грустные, голодные. В полном молчании помылись и позавтракали.
– Ага! – вдруг сказал Макс и унёсся куда-то. Никто ничего не понял. Все сидели в апатии.
Максим быстро вернулся с большой пробиркой какой-то зелёной жидкости и влил каждому (и себе тоже) по капельке в стакан.
– А ну-ка…
Все посмотрели на него и опустошили пластиковые ёмкости. Вдруг выражение их лиц изменилось.
– Что это? – ошеломлённо спросил Феликс.
– Наше с Андреем изобретение, – ответил Макс. – Когда мы десять лет назад, ещё в вашем возрасте, летели к Красной планете, на нас тоже напала депрессия. И мы с помощью пары пробирок, еды из тюбиков, воды и газовой горелки синтезировали вещество, улучшающее циркуляцию серотонина, гормона настроения, в мозгу, – «антидепрессатор». Пользуйтесь почаще.
– Непременно, – улыбнулся Андрей.
– Ой, что это? – спросил Денис, показывая в иллюминатор.
Все посмотрели туда. Макс сказал:
– Похоже, это Меркурий.
– Так скоро? – изумился Феликс.
– А ну-ка… – Андрей бросил взгляд на спидометр. – Ой! Мы летим со скоростью семь тысяч километров в секунду.
– А до планеты всего лишь десять миллионов километров… – подсчитал Макс. – И у нас есть всего двадцать три с половиной минуты до того, как…
Вдруг все посмотрели на капитана. Его глаза светились решительностью.
– Так, все по местам! Прильнули к окнам и молчим! Я собираюсь начать торможение на пяти «же», потом стану вращаться вокруг Меркурия, постепенно снижая орбиту, а когда замедлюсь до первой космической скорости, приготовлюсь к посадке.
– Уважаемые пассажиры! Лайнер «Ион-4», маршрут Земля – Меркурий, идёт на посадку. Пристегните, пожалуйста, ремни безопасности, – сказал Андрей.
И воцарилась тишина.

По замыслу Максима, ракета должна была развернуться на сто восемьдесят градусов и хвостом вперёд летать вокруг Меркурия, сбрасывая свою скорость. Это было невероятно трудно выполнить, но от этого зависел успех экспедиции, а кроме того, ещё и жизни космонавтов.
«Хорошо, что радар работает, – подумал Макс, сжимая в руках штурвал. – По его показаниям, дополненным вычислениями бортового компьютера, я смогу ориентироваться в пространстве вокруг Жёлтой планеты и при удачном стечении обстоятельств спасу и себя, и ракету, и экипаж». У капитана не было времени рассчитать вероятность этого самого «удачного стечения обстоятельств».
Скорость – 6987 километров в секунду, расстояние до Меркурия – около восьми миллионов километров… За четыре минуты торможение составило не больше десятой доли процента от пройденного за это время расстояния. Макс увеличил перегрузку до шести единиц и подождал ещё десять минут.
Отлично, корабль пролетел уже на четверть процента меньше, чем мог. 6950 километров в секунду и всего четыре миллиона километров до Меркурия… Пора выходить на какую-нибудь орбиту.
Вдруг Максу в голову пришла идея. Почему орбита обязательно должна быть круговой или эллиптической? После запроса бортовой компьютер выдал капитану график промежутков времени, через которые надо было подруливать в сторону под определённым углом. Макс начал выполнять этот график, постоянно исправляемый компьютером по данным спидометра и радара. Таким образом, ракета начала движение по ломаной линии со спиральным снижением на поверхность планеты.
Внезапно завыла сирена, и замигала красная лампочка. Динамик выпалил лаконичную фразу: «Приближение неопознанного объекта». «Только этого не хватало!» – промелькнуло в голове у Макса, но было уже поздно.
Удар сотряс корабль. Свет погас. Послышался свист вырывающегося в открытый космос жидкого водорода из системы охлаждения, но скоро прекратился, потому что автоматические пломбы закупорили сосуды со смесью водорода и гелия в жидком состоянии. «Очевидно, метеорит», – подумал Макс, всецело поглощённый восстановлением курса.
Весь, казалось бы, выработанный план накрылся: бортовой компьютер отключился, в обшивке пробоина (слава звёздам, не сквозная), три с половиной миллиона километров до Меркурия (всё-таки удалось выйти на спираль)… Но появилась возможность, вращаясь вокруг планеты, погасить скорость, а потом начать снижение по касательной.
Ободрённый этой мыслью, Максим неосторожно дёрнул штурвал. Космолёт внезапно пошёл вниз и вправо. На секунду растерявшись, пилот отчаянно потянул на себя руль. Положение корабля немного выровнялось, но он всё ещё стремился вниз под углом в десять градусов.
Напряжение достигло предела. Макс понял, что долго не протянет, и снизил перегрузку до пяти единиц. Скорость ракеты составляла ещё 6933 километра в секунду, и она могла по гиперболе вылететь из Солнечной системы, а позднее – и из Галактики… Макс продолжил выравнивание траектории.
Со лба лилось что-то мокрое и противное, хотя кондиционеры работали нормально. Макс понимал, что вытереть лицо не сможет, потому что и руки тоже были мокрыми, и не было времени оторвать одну из них от штурвала.
Ещё четверть часа прошла в напряжённом скольжении по пустоте. Показания приборов почти не изменились: 6888 километров в секунду, три миллиона километров от Меркурия. Капитану как-то удавалось держать орбиту. Но он понимал, что в одиночку ракету, всё так же стремящуюся вниз уже под пятиградусным углом, не посадит.
Поэтому Максим ненадолго снизил ускорение до нормального и попросил Клубникина заменить его. Андрей понял и поменялся с Максом местами. Тот бессильно развалился в другом кресле. А было ещё только девять ноль пять утра по условному времени ракеты…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 26.08.2018 в 09:16
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1