Глава II. Порочные игры


Первое тревожное событие случилось, когда девушка возвращалась в свою комнату, засидевшись в кабинете допоздна. Эйтар стоял неподалеку от входа в комнату Карионы, откуда едва слышались приглушенные стоны. Появление Фейраны в столь поздний час застало его врасплох, но внезапно его лицо прояснилось, а губы растянулись в улыбке.
- А, госпожа Фейрана. Хорошо, что мы встретились.
Что-то в его улыбке заставило чародейку занервничать. Её сонливости как не бывало.
- Можете не дежурить по ночам у двери Карионы. Насколько я знаю, ей ничего не грозит, - сказала Фейрана, собираясь поскорее миновать медиума и пройти в свою комнату.
Тот загородил ей дорогу.
- Ваша подруга весьма некрасиво обошлась со мной, - сказал Эйтар, делая шаг вперед к Фейране.
- А я тут причем? – ответила девушка, в свою очередь делая шаг назад, - Тем более, у вас же всё было без обязательств?
- Какая разница, она просто выбросила меня ради этого смазливого Кайзена, - медиум продолжал теснить чародейку к стене.
Фейрана не на шутку забеспокоилась. Еще пара шагов, и она окажется прижата к стене. Она не знала, на что способен Эйтар, но твердо понимала, что сопротивляться ему не сможет. Он был слишком силен физически, к тому же прекрасно знал, чего стоит ждать от чародейки и как обезвредить её в случае сопротивления.
- При чем тут я? Я не смогу переубедить Кариону. Если вы с ней так долго общались, то должны понимать это даже лучше меня.
- Нет, я как раз прекрасно понимаю, что эта вертихвостка не примет меня обратно.
«Ага, все эти годы спал с ней, а теперь «вертихвостка». Чего ты хотел, если она сразу сказала тебе «без обязательств». Вечной и прекрасной любви?», - подумала Фейрана.
- Возможно, я и сам бросил бы её…
- Вы что, хотите мне исповедоваться? Спешу вас расстроить: у меня не та должность, к тому же время для этого неподходящее.
Эйтар улыбнулся. Фейрана тем временем наткнулась на стену. Медиум прижал её к ней.
- Почему ты такая недотрога? – спросил он, - Прямая противоположность своей раскрепощенной подруге.
«Как сказать… Может, потому что я уже отдалась своему Богу, который сделает из тебя кровавое месиво, если ты хоть пальцем меня тронешь?», - подумала чародейка, смотря злыми глазами на бывшего любовника Карионы, - «Только не делай глупостей, умоляю тебя».
Но вслух она не ответила.
- Ты мне нравишься, Фейрана, - сказал наконец он, - Не скрою, я хотел бы уединиться с тобой где-нибудь в уютном месте.
«Он действительно думает, что я клюну на это? Да, я неопытна в отношениях, но неужели он считает, что я не пойму, что он просто хочет отомстить Карионе таким образом? А потом просто выбросить меня, как она выбросила его самого».
- Ты понимаешь, с кем говоришь? – со злобой в голосе прошипела Фейрана, - Если ты имел отношения с Карионой, то что, считаешь, что имеешь право вести себя так и с другими Главами? Отпусти меня, сейчас же, если не хочешь вылететь из культа!
- А ты, оказывается, умеешь рычать, - усмехнулся Эйтар, тем не менее отпуская её, - Но если ты думаешь, что я так легко сдаюсь…
- Вон. Живо.
Медиум рассмеялся и, шутливо подняв руки, удалился. Фейрана выдохнула с явным облегчением.

- О, здравствуй, Фейрана! – встретила её радостным возгласом на следующий день в кафе Кариона.
- Привет, - ответила чародейка, садясь за столик.
- А где Шеала? Обычно она самая первая приходит.
- Не знаю. Но вообще она вчера, похоже, всю ночь работала. Я ушла ближе к полуночи, а она всё сидела за документами. Отсыпается, наверное.
- А. Ну раз так, пусть спит.
Тут взгляд Фейраны случайно наткнулся на Эйтара. Тот тоже заметил её и улыбнулся какой-то маниакальной улыбкой.
- Послушай, Кариона, мне надо кое о чем с тобой поговорить, - решилась демонесса.
- Что-то случилось?
- Вчера, когда я возвращалась в свою комнату, я увидела, как Эйтар подслушивает у двери твоей комнаты.
- Вот придурок, - покачала головой чародейка, - Не ожидала от него такого.
- Подожди, это еще не всё. Он стал приставать ко мне. Настойчиво.
По лицу гнилоустки прошла тень. Её оптимизм как ветром сдуло.
- Настойчиво как?
- Прижал меня к стене. Это было крайне неприятно, скажу я тебе. Слава Драмару, дальше слов он не пошел. Иначе, не знаю, что бы я делала. А так, я пригрозила ему, что он вылетит из культа, если не остановится.
- Эйтар - трепло, - усмехнулась Кариона, - Раз всё произошло именно так, я бы на твоем месте не беспокоилась. Этот медиум всё-таки ценит свою принадлежность к культу. Он не станет распускать руки по отношению к Главе. Так, попристает, да и отстанет. Просто потерпи немного.
- Я-то потерплю, но вот как бы ему не досталось от того, кто выше Глав.
- От господина Драмара?
- Угу. Я же всё-таки принадлежу ему. Вот только Эйтар, похоже, об этом не знает.
- А метка на твоей шее его не смутила?
- Нет. Наверное, думает, что это просто татуировка.
- Почему я раньше не замечала, что он такой идиот? Медиум, который божественный знак от татуировки отличить не может. Фантастика, - усмехнулась гнилоустка, - А что насчет Господина… Если он захочет наказать этого убогого, мы с тобой уж точно ничего сделать не сможем, ты же понимаешь. Разве что сам Эйтар своими извилинами решит, что приставать к тебе – плохая идея, и не станет делать глупостей.
- Надеюсь на это.
- Но, если почувствуешь неладное, или он тебя вконец достанет – приходи ко мне. Решим, что с ним делать.
- Спасибо, Кариона, - улыбнулась Фейрана.

К счастью, следующие два дня ничего особого не происходило. Эйтар боялся приставать к Главе у всех на виду, так что пытался подгадать момент, когда чародейка окажется одна. К счастью, у Фейраны была такая должность, что вероятность успеха в таком случае равнялась нулю. Большую часть рабочего времени девушка сидела в кабинете с другими Главами, куда по пустякам не пропускают. Уходила оттуда она тоже вместе с подругами, а потом просто запиралась у себя в комнате. В тех же случаях, когда парню всё-таки удавалось подловить её, его ухаживания никакого эффекта не достигали – девушка была непреклонна.
Но вечером третьего дня всё изменилось. Вернувшись в свою комнату, девушка увидела на столе конверт, запечатанный наклейкой в виде сердца. Уже чувствуя неладное, она открыла его и вынула записку. Текст у неё был следующий:

Дорогая Фейрана!
Очень жаль, что все мои попытки ухаживания за тобой кончаются так бесплодно, хотя я прошу так мало – всего одну ночь любви. Возможно, тебе нужно дать толчок, чтобы ты решилась. В этот конверт я положил несколько фотографий, надеюсь, они тебе понравятся. Если ты не придешь ко мне завтра, я опубликую их. Думаю, другим они понравятся не меньше, чем тебе. Буду ждать тебя в любое время.

Дрожащей рукой, Фейрана вынула фотографии из конверта и сразу почувствовала чудовищную злобу, усиленную чувством стыда. Эйтар каким-то образом заснял её в душе. Он хорошо постарался - снял её со всех сторон.
«Урод! Сволочь! Голову ему снесу огненным шаром, если он заявится!», - дрожа от злобы подумала чародейка, - «Так, нет, нужно успокоится…»
Сделав усилие, она взяла свои эмоции под контроль.
«Пойду к Карионе… Надеюсь, они с Кайзеном уже не начали свои игры».
Она вышла из своей комнаты, взяв конверт с собой, подошла к двери Карионы и постучалась.
- Кайзен, отстань! У тебя что ни контракт – то цирковое шоу, серьезно, – услышала она веселый голос черноустки за дверью, - Это, наверное, Фейрана. Заходи, открыто.
Чародейка открыла дверь и вошла. Ничем особо неприличным гнилоустка и Кайзен не занимались. Девушка ухаживала за растениями, а медиум сидел на стуле и, очевидно, морально поддерживал её, рассказывая забавные истории из своей жизни.
- Привет еще раз. Проходи, не стесняйся. У нас тут киллерский юмор, как бы странно это не звучало, - усмехнулась Кариона, приветствуя гостью, - Что-то случилось?
- Боюсь, что да. Кайзен, ты не мог бы…
- Конечно. Пойду, покурю. Кариона всё равно здесь не разрешает.
- У меня вся растительность тут загнется, если ты один раз затянешься, - огрызнулась гнилоустка.
- Какие-то фикусы ценишь больше меня, - наигранно обиделся Кайзен.
- Давай, кыш отсюда!
Медиум ушел. Фейрана обессилено рухнула на стул.
- Что с тобой? – забеспокоилась Кариона, - Случилось что-то серьезное? Это Эйтар, да?
Демонесса молча протянула ей конверт. Кариона взяла его и стала изучать.
- Вот же пошлая тварь… Такого я от него не ожидала, - заключила она, закрывая конверт.
- Угу… Я бы поджарила ему одно место за такое…
- Пойдем лучше к тебе в комнату. Может, что-то интересное найдем, что он мог оставить.
- Что, например? И какая теперь разница?
- Фейрана, успокойся. Сама подумай: он снимал тебя на скрытую камеру. Если эта камера до сих пор на месте, он может еще много таких снимков сделать. К тому же, если мы сможем подтвердить, что автор этого письма именно он, у нас будут законные основания заклеймить его как предателя и изгнать из культа.
Слова Карионы были логичны. Фейрана согласилась, и подруги направились к её комнате.
- И как он только проник сюда? Я ведь всегда запираю свою комнату, когда ухожу на работу, - развела руками чародейка.
- Хочешь открою тебе страшный секрет? Запри дверь, - сказала Кариона, кивком указав на дверь в комнату Фейраны.
- Зачем?
- Закрой и всё.
Демонесса пожала плечами и закрыла свою дверь на ключ. Кариона подошла ближе, взялась за ручку, поковырялась ногтем в замочной скважине, и очень скоро раздался жизнерадостный щелчок. Дверь открылась. Фейрана застыла в шоке.
- Ну, как-то так, - усмехнулась Кариона, - Когда мы с Шеалой занимались строительством жилых помещений, то решили сэкономить на таких вещах, денег у нас тогда было немного. Я убедила её, что наше общество будет сплоченным и достаточно маленьким, так что смысла красть у других или вламываться в комнату против воли владельца нет. Честно, твой случай – первый.
- В общем, пошли лучше искать камеру, - безнадежным голосом сказала Фейрана.

Камера нашлась быстро, почти сразу. Кариона вошла в ванную, посмотрела на фотографии, чтобы определить ракурс, подошла к тумбе с ванными принадлежностями и выдернула искомый предмет из щели между спинкой тумбы и стеной.
- Классика, - сказала она, рассматривая каплевидное устройство, - Показать бы этому умнику средний палец, да вот только он всё равно этого не увидит – она разряжена.
-Урод, - прошипела Фейрана, стыдливо ежась, - Как можно вот так вторгаться в личную жизнь другого человека?
- Можно, как видишь. Ладно, пошли, будем думать, что с ним делать.
- Тут есть над чем думать? – спросила демонесса, выходя из ванной вслед за Карионой, - Исключить из культа, заклеймив его как предателя, нет?
- Не всё так просто.
Но стоило им только пройти на середину комнаты, как Фейрана замерла на месте, чувствуя, как метка начинает излучать магию. Такое уже было однажды - на Риддене.
- Что с тобой? – спросила Кариона.
Через две секунды она ахнула и немедленно упала на колени, преклонив голову и сложив руки в замок, как при молитве. То же самое одновременно с ней сделала и Фейрана. Перед девушками возник он - Драмар, их Бог и Господин. Осмотрев их взглядом своих черных глаз, он с помощью жеста приказал им встать.
- Итак, у вас, как я вижу, неожиданная проблема, - сказал он холодным голосом.
- Простите, Господин. Это всё моя… - стыдливо опустив голову, сказала Фейрана.
- Молчи, - прервал её Бог.
Что всегда пугало и нервировало Глав культа – бесстрастность Бога. Когда он говорил с ними, его лицо всегда было либо просто спокойным, либо холодным, но даже в последнем случае невозможно было предугадать, как он отреагирует на брошенную собеседником фразу, и что он думает о ситуации в целом. Его молчание было страшнее всего. Вот и Фейрана стояла, дрожа мелкой дрожью, и гадая, испепелит ли её Господин на месте, или нет. Даже Кариона страшно нервничала, хотя опозорилась не она.
Бог молча протянул руку к черноустке. Та отдала ему конверт с посланием Эйтара. Сгорая от стыда, Фейрана смотрела, как Драмар рассматривает сделанные медиумом фотографии.
- Порой истинную натуру людей нельзя разгадать, даже общаясь с ними на протяжении нескольких лет. Так, Кариона? – сказал он наконец.
Фотографии в его руках вспыхнули огнем. Они сгорали прямо у него на ладонях, но, похоже, такая ничтожная вещь его не беспокоила.
- Д-да, Господин, - ответила гнилоустка, смотря как пепел в руках Бога бесследно исчезает.
- Не подозревала, что он на такое способен, да? А ты, Фейрана?
Не дождавшись ответа, он подошел к ней вплотную и наклонился к её уху. Девушка едва сдержалась, чтобы не съежится.
- Он задел твою честь. Тебе и смывать этот позор.
- Вам стоит только приказать, Господин, - сказала она.
- Убей его. Так, чтобы он видел твоё лицо и чувствовал, как из тела уходит жизнь. Задуши.
Фейрана помешкала, но потом осмелилась сказать:
- Господин, я не хочу оправдываться и отказываться выполнять приказ, но я очень слаба физически и… Боюсь, что…
«Что это он меня задушит…», - подумала она.
- … когда он начнет сопротивляться, я ничего не смогу ему противопоставить, - сказала демонесса вслух.
Но тут неожиданно Кариона сделала шаг вперед.
- Я могла бы помочь госпоже Фейране. Если вы позволите, разумеется, - решительно сказала она.
Драмар, неожиданно спокойный, кивнул Карионе и создал с помощью магии две скрепленные шнурком печати.
- Сделайте это завтра вечером, как он и писал в письме. Дайте ему то, что он заслужил, - сказал Бог, протягивая их Фейране
И исчез, вернувшись в Клетку. Обе девушки облегченно выдохнули и расслабились.
- Господи… Люблю нашего Господина, но как же страшно с ним говорить. Особенно, когда напортачишь, - сказала Кариона.
- Угу… А, это что? – спросила Фейрана, показывая печати.
- Это знак того, что мы убили члена своего культа не просто потому, что нам так захотелось, а по воле Господина. Выглядит просто и невзрачно, но подделать эту штуку невозможно. Она излучает особую магию, так что любой медиум сразу отличит фальшивку… Ладно, этот вопрос мы уладили. Зайди завтра за мной, когда пойдешь к Эйтару, хорошо?
Фейрана кивнула.
- Не беспокойся так, - улыбнулась ей Кариона, дружески похлопав её по плечу, - Господин не зол на тебя, иначе дал бы тебе наказание. А так, он считает, что эта ошибка вполне исправима и не так уж и страшна.
- Ты так думаешь? Всё-таки я его избранница…
- Конечно. Расслабься. Завтра мы решим этот вопрос раз и навсегда.

- Ну что, готова? - спросила гнилоустка на следующий вечер, стоя рядом с входом в комнату Эйтара.
- Да. Давай, чем быстрее начнем, тем быстрее закончим, - ответила Фейрана.
Она нервничала, но была твердо настроена выполнить приказ Бога. Кариона улыбнулась её настрою и спряталась так, чтобы, открывая Фейране дверь, Эйтар не заметил незваную гостью. Демонесса тяжело вздохнула и постучалась.
Дверь открылась сразу. Эйтар встретил Фейрану улыбкой.
- Проходи, - сказал он, давая ей войти.
Он не заметил, что дверь не захлопнулась, придержанная с той стороны Карионой.
- Я уже боялся, что ты не придешь, - расплылся в пошлой улыбке медиум, - Ну что, гот…
Он не договорил – дверь открылась, и вошла Кариона.
- Здравствуй, любимый, - сказала она спокойным голосом.
- Кариона? Что ты здесь…
Гнилоустка подошла к нему и ударила его коленом в пах с такой силой, что Фейрана поняла сразу: даже если бы её Господин пощадил медиума, детей Эйтар всё равно завести бы уже не смог. И любовниц тоже. Эйтар проглотил крик и рухнул на колени. Его лицо было искажено гримасой ужасной боли, а из глаз потекли слезы.
- Меня называют Черной справедливостью и Левой рукой Драмара, - холодно отчеканила Кариона, - Никогда не задумывался, почему? Знаешь, скольких я убила таких как ты, вероотступников?
Она схватила его за волосы и бросила на ковер. Потом приковала с помощью магии к полу и, посмотрев Фейране в глаза, кивнула на беспомощного медиума. Демонесса подошла к жертве и залезла на неё сверху. Чародейка наложила руки на шею Эйтара. Оставалось только сжать их.
- Нет! Нет, прошу! – закричал Эйтар, придя в себя, - Пожалуйста! Оставьте жизнь! Я скажу, где фотографии! Я всё сделаю, только не это!
- Не утруждайся. Фотографии мы сами найдем. Благо, у нас достаточно времени, - холодно усмехнулась Кариона, - Прощай, Эйтар.
Медиум хотел закричать, но демонесса сжала ему шею. Он пытался вырваться, сопротивлялся, но магические путы крепко держали его. Поняв, что всё бесполезно, он зашевелил губами, пытаясь сказать «Прошу! Пожалуйста!», но Фейрана была бесжалостна. Лицо и губы жертвы стали синеть, он задергался в конвульсиях и вскоре затих.
- Мертв, - констатировала Кариона, - Можешь отпускать.
Выдохнув, чародейка расслабила руки и встала с тела. Она отступила на пару шагов и посмотрела на свои ладони.
- Надо же. Не думала, что этими щуплыми ручонками смогу задушить человека, - сказала она, поправляя мантию.
- А ты раньше убивала только магией, да?
- Да. Первый раз делаю это собственноручно.
- Ты действовала неплохо для первого раза, - сказала Кариона, открывая дверцу письменного стола медиума в поисках фотографий.
- Я подражала брату. Один раз, когда мне было шесть лет, в наш дом забрался солдат и прошел в мою комнату. Я боялась, что он убьет меня, но тут следом за ним ворвался Даре`эльмир, выхватил у него автомат и повалил его на пол. Потом оказался сверху и стал душить его. Этот несчастный был в таком ужасе… Могу представить, что он чувствовал. Всё-таки у брата были не такие тонкие и слабые руки, как у меня. Наверное, это было словно твоё горло сжимают стальные клешни…
- Да, не хотела бы я оказаться на месте того солдата, - усмехнулась гнилоустка, - Судя по той информации, что я смогла собрать, встреча с твоим братом гарантировала гибель. Тем более страшно, когда лежишь, отчаянно сопротивляешься, чувствуя себя всё слабее и слабее, а твой убийца спокойно смотрит на тебя и слушает твои предсмертные хрипы… Так, а вот и фотографии.
Она вынула из стола десяток фотографий, подожгла их магией и бросила на стол догорать. Фейрана тем временем достала печати Драмара и оставила их рядом с телом.
- Ну что, пойдем? – спросила Кариона, - Тут нам больше делать нечего.
Демонесса согласно кивнула, и они вышли из комнаты.

- Не знала, что тебя называют Черной справедливостью, - заметила Фейрана, когда они шли по коридору.
- У меня вообще много кличек. Одно время меня называли Поцелуй.
- Убила жертву поцелуем? – усмехнулась демонесса.
- Да. Языком передала одному заказанному мне романтику леденец с цианидом. А потом чуть не убила Кайзена за то, что пока остальные называли меня Поцелуем, он называл Карамелькой.
Фейрана рассмеялась.
- Но, подожди, если тебя называют Левой рукой Господина, то логично предположить, что Шеала – Правая рука, - сказала она, посерьезнев.
- Правильно, сэр сыщик, - усмехнулась Кариона.
- И как же будут называть меня?
Гнилоустка хмыкнула и улыбнулась.
- Сердцем Драмара, очевидно.

Утром, когда они пришли в кабинет на работу, Шеалы еще не было. Она пришла примерно через час.
- Уф, - сказала она, потянувшись, - Кариона, за что ты Эйтара убила? Расскажешь?
- А ты только что с места убийства? – ответила вопросом на вопрос на вопрос Кариона.
- Ага. Замучилась протоколы оформлять. Так что?
- Ну, вообще, это не Кариона убила его, - сказала Фейрана.
- Это сделала ты? – удивилась Шеала, - Надо же… Но как ты с ним справилась, он же…
- Нет, ну Кариона мне помогала, но задушила его я сама. Но, да, без неё у меня ничего бы не получилось.
- Да ладно, не прибедняйся. Я боялась, что он поставит в комнате стойки из форидия, и мы не сможем применить заклинания. А так, ты и сама могла бы его опрокинуть на пол и приковать магией, - пожала плечами гнилоустка.
- Но за что вы его так? Что Господин поставил ему в обвинение?
- То, что член в штанах не удержал, если кратко. Он приставал к Фейране, а потом и вовсе решил шантажировать её, сняв десяток откровенных фотографий. Ну а поскольку наша дорогая коллега является любовницей Господина, тот терпеть не стал и приказал нам разобраться с этим, - равнодушно сказала Кариона.
- Ты так спокойно об этом говоришь… - заметила Фейрана, задумавшись, - Неужели тебе его совсем не жаль? Он ведь не чужой тебе человек. Пусть вы и не любили друг друга, но вы же общались. Всё равно ведь были близки. Хоть немного.
- Фейрана, - тяжело вздохнула Черная справедливость, - Он – предатель, нарушивший клятву из-за своей похоти. О чем тут еще говорить? Что же до близости: мы просто трахались с ним. Всё. Да даже будь он мне вторым Кайзеном – убила бы, не колеблясь. Потому что воля Господина выше всех моих смертных привязанностей. Цинично, да. Но я поклялась ему в верности и не собираюсь так просто отказываться от этого.
Может Фейрана и ответила бы ей что-нибудь, но тут ноутбук Шеалы выдал жизнерадостную мелодию. Девушка подошла к нему и вывела его из спящего режима.
- Хм… Письмо от наших фадмирских агентов…
Примерно минуту она изучала текст письма.
- Кариона, Фейрана – хорошие новости. Вы можете ехать на Шиинар, - улыбнулась она вскоре, смотря на экран ноутбука, - Вся эта травля еретиков – просто акция культов Фанкорны и Деротара. Изра тут не причем. Охота началась из-за культа богини Ишры. Власти фадмирской столицы обнаружили их убежище рядом с каким-то кладбищем, а там множество останков пропавших фанкориноа, которых принесли в жертву этой богине. Их было столько, что культ Фанкорны не смог закрыть на всё это глаза, и его члены решили очистить Фадмир и другие территории от всех еретиков, кто попадется под руку. Потом к их акции присоединились поклонники Деротара.
- Раз так, пусть наши механики готовят шаттл к отлету. Предлагаю лететь сразу, сегодня вечером, - активизировалась Кариона, - Согласна, Фейрана?
- Да, конечно. Мы и так кучу времени зря потеряли.
- Тогда идите собирать вещи. Так и быть, с вашей частью бумажной работы я как-нибудь справлюсь, - добродушно улыбнулась Шеала.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 24.08.2018 в 16:59
© Copyright: Ухова Ольга
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1