Все мы преданы





Кому-то. Или кем-то», - когда-то, в момент божественного откровения, написал Достоевский, способный даже каламбур превратить в философскую притчу.

… И было за окном так невероятно солнечно, что это казалось счастьем! Свет лучился восхитительно молодо, и Саня, ещё даже не открыв глаза, рассмеялась. А когда всё же распахнула их, то вскочила, легко и стремительно, как только дети и совсем ещё молодые люди могут срываться с места, и к окну подбежала. А та-а-ам…
Там была зима, белая и нарядная, только – в самый разгар весны. Марту оставалось дожить каких-нибудь два дня, и вчера ещё думалось, что завтра почки уже станут набухать, потому что даже грязь под деревьями на газонах успела подсохнуть. Про снег люди забывать стали. И – вдруг! За ночь такое великолепие на землю обрушилось!! Чудесное, нехолодное. Будто холсты везде расстелили. И они столь белы, что солнце, ударяясь о них, рассыпалось на мириады ещё более ярких солнц, которые теперь светили со всех сторон. А потому и с земли к небу поднимался солнечный свет.
Когда же Саня в окно взглянула, то, казалось, света стало ещё больше, потому что её глаза сияли столь же ярко.
Радостно Саше было не только потому, что за окном так хорошо. Потому ещё, что сегодня они с Валерой идут заявления в загс подавать. Подадут, значит, а через месяц станут мужем и женой. Настоящими. И у них будет семья. Тоже настоящая.
Познакомились они уже два месяца назад, когда Валера пришёл к ним работать. Он Александре сразу понравился, с первого взгляда, потому что не понравиться просто не мог. Валера был такой… такой… замечательный во всех отношениях, что прям… вот… невозможно, какой замечательный!
Он сразу не только девушкам понравился, но и парням в их коллективе. Работают у них, в основном, только молодые, старшему, сисадмину Егору недавно только 27 исполнилось. Ну, есть ещё главный бухгалтер Виктория Вениаминовна – старуха уже. Ей лет, наверное, сорок. И древний, как все вымершие мамонты земли, шеф. Тому вообще 47. Но руководству и положено же быть старыми и вечно всем недовольными.
Вот такими и были шеф с Викторией Вениаминовной.
А все прочие были молодыми и хорошими. Все говорили друг другу «ты» и дружили между собой.
Валера своим сразу стал, как-то вот вписался он в общую атмосферу дружбы и доверительности. Стал с ребятами сразу своим. А девчонки улыбчиво на него засматривались.
Уже через два дня он Саше предложил вместе пообедать в соседнем недорогом кафе, где все и утоляли голод. Но Валера Сашу посадил за отдельный столик и очень доверительно стал рассказывать ей о себе.
А рассказать было что. Его девушка бросила совсем недавно. Потому что Валера – «нищеброд». Так его при встрече назвал её папа. И видеться с ним запретил. Уже через две недели после этого самого «знакомства с родителями невесты» «невеста» вышла замуж за папиного партнёра по бизнесу, который был верен её отцу ещё со студенческих лет.
Саня слушала Валеру с широко распахнутыми глазами, сочувствовала ему всей своею двадцатилетней душой и прямо ощущала его боль всем сердцем. Одним словом, к концу обеденного перерыва Александра уже была влюблена. И не потому что легкомысленная, а потому, что – в первый раз.
И не могла она отказать Валере, когда через несколько дней после этого разговора он пошёл провожать её с работы. Потом поднялся к ней попить кофе. Родителей всё равно дома не было, они уехали к тёте Маше на дачу на выходные. Они сидели на кухне, болтали допоздна, а когда посмотрели на часы, то метро уже было закрыто, и Валера просто вынужден был остаться у Сани ночевать.
Вот ночью всё и произошло. И ей даже страшно не было, хотя и в первый раз с нею такое случилось.
После этой ночи Санька поняла, что жить без Валеры не может. А он сказал, что и он без неё тоже. Не может, в смысле.
Вот и решили они вместе, что поженятся. А сегодня, в 10 он будет ждать её у загса.
Ужас какой – в 10! А на часах уже 9!!
Саня рванулась в ванную, чтобы начать готовить себя к семейной жизни. А тут, так некстати, телефон зазвонил. Шурка взглянула на дисплей и поморщилась. Звонила Виктория Вениаминовна. Неужели придётся всё отложить и идти на работу. Они же вчера с Валерой вдвоём у шефа отпросились, и тот, видя, что дело очень серьёзное, дал им отгул не задумываясь.
Санька уже чистила зубы, а потому ответила начальнице шепеляво, сквозь зубную щётку:
- Да, Виктория Вениаминовна, дрысьте… Зубы чищу… Что-то случилось?.. Только быстрее, я уже почти опаздываю…
Телефон несколько помедлил, а потом заговорил с мягкими какими-то интонациями, которых раньше в голосе начальницы Саша не замечала:
- Санюшка, детонька, я знаю, куда ты «уже почти опаздываешь»… Валера всем в офисе об этом рассказал. Не нужно тебе туда приходить. Это – розыгрыш. Он в первый же день, как к нам на работу устроился, поспорил с ребятами, что «доведёт тебя до дверей загса», а там и скажет, что «пошутил». Поспорили, что это случится через три месяца. Я потому и молчала, не думала, что так скоро… Что? Это мне Лидочка по секрету сказала. Они там все собрались и ждут тебя. Знаешь, сколько ты, по их мнению, стОишь? Упаковку какого-то немецкого пива. Я названия не запомнила…
Саня нажала «отбой». Но зубы чистить не перестала. Только теперь уже – медленно, глядя пристально на себя в зеркало.
Потом, словно решившись на что-то, снова заторопилась, собираясь.

Здание загса видно прямо с трамвайной остановки. И людей на крыльце тоже хорошо видно. Их там человек пять: Лёша, Жорик, Сергей, ещё кто-то. И – Валера. У него в руках яркая упаковка с пивом…
Саня набрала в телефоне его номер, а сама смотрела на всё происходящее со стороны.
Когда Валерин телефон зазвонил, он поставил пиво на землю и, взглянув на дисплей, поднял многозначительно вверх палец, призывая всех к молчанию. Через мгновение в трубке зазвучал его голос:
- Саша, ну, где ты ходишь? Я жду тебя уже на крыльце.
Саня почти спокойно сказала в трубку:
- Я передумала, Валера… Почему? Потому что ты – нищеброд: слоняешься по жизни и ждёшь, где подадут. Пиво, например, или ночлег и приют…
И выключила телефон.
И домой поехала.
А, приехав, плотно закрыла все окна и двери, шторы на окнах задёрнула. Пошла на кухню и, не поджигая, включила все конфорки на газовой плите. А сама на пол села возле.
Но уже через несколько мгновений крикнула куда-то в пустоту:
- Ну, уж – нет!..
Вскочила на ноги, плиту выключила, шторы и окна распахнула. Взглянула на искристое солнце за окном. И стала собираться на работу…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 21.08.2018 в 15:45






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1