Мой личный «офицер номер один»


В моей семье со времен окончания Великой Отечественной войны хранятся в качестве семейной реликвии почти три десятка фотографий, сделанных фотоаппаратом для моего дедушки, Анатолия Михайловича Скоробогатько.

Несмотря на то, что дедушки не стало еще в 1976 году, его до сих пор вспоминают теплыми словами очень многие жители Матвеева Кургана, особенно те, кто окончил первую школу, где мой дед был учителем немецкого языка. При этом мало кто знает, что дедушка был не только хорошим учителем немецкого языка, безумно любившим свое дело. Он знал семь языков: русский, украинский, польский, немецкий, английский, французский и испанский, так что мог не только свободно, но и практически без акцента, изъясняться с жителем почти любой европейской страны.

Во время войны мой дедушка был разведчиком. Почти таким же, как киношный Штирлиц или реальный Николай Иванович Кузнецов, которым восхищались все мальчишки и девчонки Советского Союза. Во время войны дед, под видом высокопоставленного немецкого офицера, организовывал из фашистских концентрационных лагерей побеги для военнопленных, представляющих ценность для руководства нашей страны. Будучи на грани провала, получил в 1944 году задание уходить во Францию, где стал замполитом партизанского отряда. В 1945 году принимал личное участие в задержании генерала Власова, пытавшегося в конце войны сбежать к американцам. Был одним из переводчиков на Нюрнбергском процессе. Еще одна его «военная» работа – репатриация (возвращение) советских граждан из немецких концентрационных лагерей и лагерей для военнопленных по всей Европе…
Можно по-разному относиться к тем, кто выбрал своей эмблемой щит и меч. Мой дед был боевым офицером и довольно суровым, требовательным к себе и другим человеком. Но для меня он оказался навечно вписанным в мой личный «кодекс офицера» под номером «один», совершив, уже, будучи простым учителем, поступок, о котором мне рассказала моя мама.
Когда детей первой школы в начале 50-х годов прошлого века отвезли в поля убирать насаженный там хлопок, и неожиданно на них сверху полил ледяной дождь, дед без раздумий отдал им не только свою армейскую плащ-палатку, но и всю свою верхнюю одежду. Так же поступил и второй учитель – Вера Романовна Журавлева. Они сохранили жизнь всей вверенной им ребятни, хотя оба после этого попали в больницу с двусторонним крупозным воспалением легких. Вера Романовна от болезни умерла, а дед выжил, хотя и навсегда остался инвалидом...
К сожалению, дедушка даже своей семье очень мало что рассказывал о тех временах, и о тех людях, с которыми ему пришлось встречаться в годы Великой Отечественной. Сохранились лишь отдельные вещи и документы. И среди них – фотографии немецких, французских и австрийских городов, в которых ему пришлось побывать в 1944-1945 году. А на них – лица людей того времени: счастливые и заплаканные, грозные и растерянные, мирного населения и военных, иностранных и советских граждан...




















Елена Мотыжева




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 20.08.2018 в 19:34
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1