На взлете




На взлете
.
НА ВЗЛЕТЕ
__________________________________________________________

Звезды гаснут на рассвете.
Питерский прозаик и поэт, независимый публицист, художник…
Моя с позволения сказать биография – как будто пример борьбы за справедливость,
имя которой человеческая жизнь. И все бы хорошо, если бы человек боролся за
справедливость. А боролся он не за справедливость, а с несправедливостью,
которая и возникла в результате «борьбы за справедливость».

…таков подъезд был, таковы друзья,
что сняли номер дома рокового –
окном застигнутая даль моя
была вождем похода такового.
Даль в поисках – печальный авангард!
Даль высадок на горизонт вечерний…

__________________
/Б.Пастернак/

В кругу ленинградских художников, и поэтов невозможно долго оставаться в тени.

«Так проявлялся город-кадр
внезапно выхваченный "блицем",
где дождь вымасливает парк,
а ночь вымысливает лица,
и жизнь еще не начата,
и горизонт едва приметен...
Аллюр проспекта.
Взмах моста.
Мой силуэт на парапете.»
________
1974

Коротко и довольно точно. И потом четыре года «почти молчания»,
полувздоха и полусна.

«Ну, кто из вас заметил за версту
меня, не помню у какой стоянки
всех видов транспорта, моторок и каяков,
и финских санок мнился перестук…
он только слышался, нам было не до снега
и не до смеха – голубел как сталь
сиятельного северного неба
еще не растворившийся кристалл…»
_______
1976

Для поэта характерно праздничное восприятие мира – и не только мира
трамвайных звонков и шелеста шин на асфальте. Сравните:

«Настанет лето – разбудите в пять,
звените громче, красные трамваи!»

или

«поэма начиналась лесом,
завалом, просекой, травой –
сияла россыпями Креза
и земляники полевой,
поэма полнилась дождями,
грибными тропами влекла,
вела сердца на покаянье
дождю и тяжести весла,
сердцам взыскующим о небе,
порой на ты переходя,
поэма даровала небыль
ненастья, паводка, дождя...»

Ленинградские ЛИТО и мастерские всегда отличались консерватизмом.
Поэт и художник, он не признавал шумных сборищ, подмостков и микрофонов,
предпочитая им пирушку в кругу друзей. Не участвовал в выставках,
как будто знал: выставка – значит персональная, аукцион –
так Филлипс де Пюри, публикации? Да, пожалуй, но лучше в Париже.

Литературный Ленинград – это не только издательства, журналы и Дом писателей
на ул. Воинова. В 70-е еще не было компьютерных сетей, но город в лице своей
культурной и не очень культурной элиты знал всех и вся, рукописи ходили по рукам,
а самиздатовские журналы передавались по очереди сроком на один день.
Нет, читали не все, но читали с пристрастием. Поэты, а их было не много,
сами отходили от официоза, – поэзия не терпит принуждения.

«Отдаю предпочтение темным тонам,
корпусам плоскодонок, просмоленным днищам,
корабельному трюму, где, впрочем, не чище
чем в любой подворотне… и ежели вам
повезет – доберетесь до самой воды
в подмостовье, приарочье, столбостоянье,
где по нынешний день в обиходе латынь
или… и все равно непонятно журчанье
нераздельно – ни члено -, никак темноты
говоренье…
молчи на любом языке!
на хрипении, всхлипе на или на всплеске –
на Васильевском, на Моховой и на Невском,
на вершине молчания, на холодке,
на любой тарабарщине, на баккара тихом звоне,
на птиц от бензиновых пятен
сизо-синих, на их языке! и понятен
невесомый язык, не мешающий нам говорить.»


________________________

Признание никогда не приходит слишком поздно, признание всегда приходит вовремя...

.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Литературная критика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 19.08.2018 в 12:41
© Copyright: Олег Павловский
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1