Шестнадцать, одиннадцать, шесть. Глава 6


Однажды Виталик пришёл в школу особенно задумчивый и серьёзный. Две пятёрки спустя на перемене к нему подошла Лена, звукорежиссёр их мультика, и спросила:
– Что с тобой? Ты мрачный какой-то…
– Пустяки… Просто настали тяжёлые времена. Тебя это не касается, поэтому живи спокойно. – Виталик откинулся на спинку стула, а успокоенная Лена отошла в сторону.
Виталик не раскрыл истинной причины своей напряжённости вперемешку с сосредоточенностью. Дело в том, что прошлым вечером он, лазая в социальных сетях, нашёл группу со странным названием «Дициус». Прочитал это слово наоборот и понял наконец, чего он подсознательно хочет, но на что решиться не может.
После разгрома в финале зимних игр у Виталика сформировались три аксиомы бытия: а) мир плохой; б) мир очень плохой; в) мир совсем плохой, и никто это изменить не может. Весело, правда? Вот и Виталику было весело. Он знал, что одним шагом сможет свести количество аксиом к нулю, но не только негативных, а всех сразу. И потом придумывать новые не хватит сил, времени и – самое главное – возможностей. Вот такой расклад. Или кошмар, или вообще ничего. Выбрать трудно. Вот Виталик так тщательно и выбирал между текущим злом и последним злом, не зная, чему отдать предпочтение.

Диалог в группе «Дициус»…
«Привет, Пользователь АБВ-3145. Как дела?»
«Как обычно, не очень хорошо».
«В чём ты видишь смысл жизни?»
«Пока не знаю».
«У тебя нет смысла жизни?»
«Нет, он есть; мне его надо просто найти».
«Это не ответ».
«А вот именно это я знаю».
«Ты не можешь решиться?..»
«Не могу».
«Ты боишься сделать Это? Всего один шаг…»
«Нет, я не боюсь».
«Тогда почему?!»
«Не вижу смысла. Я выбираю между тем, в чём есть смысл, но я не знаю – где, и тем, в чём нет абсолютно никакого смысла».
«Ты насмехаешься?!»
«Нет. Это моя философия».
«Если ты придерживаешься того, о чём только что написал, лучше бы не заходил в группу».
«Я знаю. В жизни меня зовут не Пользователь АБВ-3145. Я Виталик!..»
«И?»
«Что?»
«Фамилию скажешь?»
«Нет, иначе ты меня выследишь и поможешь мне сделать Это. А я не хочу. Отбой, Неизвестный 117-Сигма. Ты не прав».

Виталику действительно была чужда идея создателей этой запрещённой группы, но он останавливался перед парадоксом: он не видит смысла в жизни и совсем не видит его в обратном. Непонятно…
Виталик продолжал учиться и получать высокие оценки, полностью зациклившись на учёбе. А в группу он заходил, пускай редко, зато регулярно. И желания совершить Это у него не прибавлялось.
А жизнь подкидывала неприятные сюрпризы один за другим. Сломался мобильник, а новый купить родители обещали к концу декабря. После того, как о сокрушительном поражении «знатоков» узнала вся школа, на доске ученических объявлений появилась карикатура на команду, подписанная: «Н. из нулевого «д» и Ж. из тринадцатого «ы». Ха-ха-ха…» Картинка, оказывается, была опубликована и в сети школы и получила за первую неделю шесть тысяч просмотров и ровно 4652 «лайка». Виталик нахмурился и поставил единственный «дизлайк». Позже это сделали все члены команды. Картинка с доски объявлений пропала, а впоследствии затерялась и в потоке информации в школьном сообществе. Но Виталик рассматривал повалившиеся на плечи многотонным грузом проблемы как мелочи, не заслуживающие сколь-нибудь пристального внимания. И был почти прав.
Вся жизнь состояла из мелочей, не заслуживающих внимания, и только вместе они собираются в по-настоящему значимую картину.

Приближался Новый год.
Самое волшебное, самое радостное время в каждом пятидесятидвухнедельном промежутке, которыми мы, люди, измеряем свою никчёмную, по вселенским меркам, жизнь.
Мы объедаемся мандаринами, салатами, конфетами, попкорном, вливаем в себя галлоны газировки и шампанского (детского и не очень), всю памятную ночь напролёт смотрим по телевизору или на компьютере (как повезёт) любимые в течение многих лет передачи. И даже об этом ни на миг не задумываемся: не хватает времени и сил.
Виталик думал, что праздник развлечёт его, заставит отодвинуть в самый дальний угол сознания все невесёлые мысли, поможет аннигилировать все проблемы, потому что сам является прямой их противоположностью.
Как и в любой приличной семье, приготовления к главной ночи года длились как минимум три дня в плане еды и неделю – с момента установки ёлки.
Виталик стоял и смотрел на двухметровое дерево из зелёной пластмассы с хвойным ароматизатором. Он думал о том, что будет под ёлкой первого января нового, две тысячи тридцать первого года. Думал, думал и ушёл от дерева в смятении и прострации. Мысли завели его в самый дальний угол лабиринта Самопознание.

Все в классе тоже готовились к Новому году.
В каждом доме, в каждом школьном кабинете стояли синтетические деревья (недавно был введён запрет на новогодний промысел древесины), украшенные всем, что под руку попалось. И традиционные игрушки, и фруктовая кожура, и письменные принадлежности, пришедшие в негодность, и детали, вытащенные из сломанной электроники, и… В общем, украшали кто во что горазд.
У большинства было приподнятое, праздничное настроение, сохранявшееся даже тогда, когда ветер бросал им в лицо горсти снега, белого-белого, как сахарная пудра. Они не обижались, не ругались, не заслоняли лицо и с удовольствием нюхали воздух, явно насыщенный водяными парами. Да, верно некоторые говорят: «Весной пахнет будущим, всё ждёт наступления лета; летом пахнет настоящим, природа зациклилась на одном моменте; осень чувствуешь у ветра запах прошлого – скорби по ушедшему теплу; а зимой пахнет Временем в целом: всё уже прошло, но то ли ещё будет…»

Последние дни перед праздником…
На Западе Рождество уже отгремело, с улиц исчезли Санта-Клаусы, подарки все раскрыты, деликатесы съедены… а в России всё ещё только начинается.
Четверть закончилась. Наступили вторые по длине в году каникулы – зимние. Две недели бесплатного отдыха у учащихся и от восьми часов до семи дней – у работников.
Казалось, что ничего не происходило и не готовилось в ближайшее время. Людям тоже так казалось; они продолжали заниматься своими делами и жить как ни в чём не бывало. Но необычайное уже чувствовалось, и некоторых это пугало.
Но предвкушение в кои-то веки закончилось. Наступил Последний День Года.

С самого утра Виталик чувствовал себя как-то необыкновенно. Исчезли серьёзность и неулыбчивость, печаль и депрессия. Виталик снова стал человеком. Виталик снова стал самим собой. И это радовало его ещё больше.
Прогулка под холодным зимним солнцем, семейный обед, телевизор, новый мобильный телефон…
Полночь. Бьют куранты, звучит Гимн России, и как только торжественная часть заканчивается, все сразу набрасываются на еду, лежащую в тарелках на значительного размера столе. Телевизор продолжает работать. Семья Виталика занимается всякой ерундой. Постепенно глаза смыкаются, и навеселившиеся и довольные жизнью люди расходятся по кроватям и ждут, когда же закончится только что наступивший, многообещающий две тысячи тридцать первый год.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 19.08.2018 в 09:07
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1