ЧУДОТВОРНОЕ НАДУВАТЕЛЬСТВО - пикареска


ЧУДОТВОРНОЕ НАДУВАТЕЛЬСТВО - пикареска


"Жизнь скупца есть комедия, в которой аплодируют последнему акту".
Жозеф Саньяль-Дюбе

Настроение пана Анджея, хозяина лавки, торгующей всякой снедью и мелочью, было отвратным.
Мрачная дождливая погода и опустевшие улицы не предвещали наплыва желающих выпить чашку кофе с фирменными пирогами, или прикупить сигарет.
- Холера ясна! – ругался он, - Ни одного посетителя, а уж скоро полдень. Когда же закончится этот проклятый дождь!
Во внезапно открывшейся входной двери появился мальчуган лет десяти со свалявшимися кудрями мокрых волос, большими голубыми глазами и курносым носом. Одет он был в грязные лохмотья.
Сделав пару шагов в хлюпающих ботинках, мальчишка остановился в нерешительности..
- Пан! Ради бога, дайте хоть что-нибудь поесть. С тех пор, как похоронил дедушку, у меня во рту и крошки хлеба не было.
- Чучело! Ты куда пришёл. Здесь тебе что – богадельня, а я ксёндз? Пошел вон! Я не обязан кормить всяких нищих проходимцев и убирать за ними. Вон сколько воды притащил за собой!
И правда, около двери образовалась вполне приличная лужа.
- Холера ясна! Ты куда пришёл? – заорал дребезжащим голосом, нахохлившийся попугай Жак.
- Как у вас тут хорошо и вкусно пахнет, пан! Ну, пожалуйста, хоть кусочек хлеба! А я вам оставлю в залог иконку, что дедушка мне подарил перед смертью. Через пару дней я вам верну деньги! Честное слово, Дедушка запретил её продавать. Он говорил, что она чудотворная.
- Зачем мне икона? - завопил Анджей. Но любопытство и жадность заставили его сменить тон, - Ну, хорошо. А где твоя иконка?
Мальчишка достал из-за пазухи икону небольшого размера, завёрнутую в лохмотья старого плаща. Лавочник повертел икону в руках:
- Вот что, чучело! Так и быть. Я налью тебе чашку кофе и дам кусок пирога. Это всё на два… нет три злотых. Если до конца октября ты не вернёшь мне эти деньги – икона останется у меня. Понял?
- Чучело, понял? -повторил Жак.
Чуть согревшись и моментально проглотив поставленную перед ним еду, мальчишка преобразился. Щеки его зарумянились, на губах появилось подобие улыбки благодарности…
- Я обязательно вернусь, вы не беспокойтесь, - успел проговорить он, проворно выскакивая на улицу под проливной дождь.
Глядя ему вслед, Анджей пробурчал себе под нос:
- С паршивой овцы хоть шерсти клок.
Он протёр икону сухой салфеткой и стал соображать – куда бы её пристроить? Затем поставил икону на самый верх старинного буфета, рядом с клеткой попугая. Жак недовольно покосился на новую молчаливую соседку и боком потопал по жердочке от неё подальше.
Анджей давно уже перестал быть ревностным католиком и в божественные чудеса не верил. Жизнь укрепила его веру в земное чудо – в богатство и деньги. И это превратило когда-то доброго юношу в озлобленного скрягу.
Уже более недели прошло с ухода мальчишки, но эта деревяшка, стоившая три злотых не сильно волновала лавочника. Потеря невелика. Волновала обида:
«Да, прохвост мальчишка! Видать меня надул», - злился он.
Но упоминание о некой – «чудотворности» иконы, заставило Анджея всё-таки подумать о земных чудесах.
«Ладно, пускай постоит, - бурчал он себе под нос, глядя на иконку - Мало ли! Чем чёрт не шутит?! А вдруг что изменится, и хорошее случится в жизни… Может даже наследство какое свалится».
Наследство, однако, не спешило сваливаться, но кое-что меняться начало:дождь прекратился и солнечная золотая осень выгнала всех на улицу - и жителей, и покупателей… Одним словом – жизнь вместе с бизнесом налаживалась. Посетителей теперь было предостаточно, и Жак громко встречал гостей:
- Прошу до столу, панове! Какое пиво панове желают?
Анджей с трудом успевал всех обслуживать.
В один прекрасный день, на обочине дороги остановился чёрный «Мерседес». Двое, элегантно одетых мужчин, зашли в лавку и сели за столик. Их внимание конечно привлёк доброжелательными приветствиями говорящий попугай.
- Пан! Прошу нам четыре бутылки «Зубра» из холодильника, - попросил один из них. Они не спеша тянули пиво, поглядывая на Жака, и разговаривали о чём-то на незнакомом языке. Потом один из них обратился к лавочнику:
- Пан! Вы не покажете иконку, что стоит рядом с клеткой вашего очаровательного попугая!? И чья она, эта икона?
Панове! – отвечал Анджей, протягивая икону, - Иконка не моя, она какого-то оборванца, адрес которого я даже не знаю. Он мне её всучил, как задаток в три злотых за выпитый кофе с пирогами и обещал за ней прийти как только достанет деньги. Но пока вот не появлялся.
Посетители внимательно рассматривали икону со всех сторон, смотрели на неё через лупу, о чём-то спорили. Из всего их разговора Анджей только и уловил - «Испания, Греция, шестнадцатый век, семнадцатый век».
Затем, один из них, что был постарше, обратился к хозяину лавки:
- Видите ли, уважаемый пан! Эта старинная икона весьма дорогая и стоит больших денег. Я, как специалист по истории религии, (кстати, вот моя визитка) мог бы дать за неё десять, даже пятнадцать тысяч злотых. Не буду от вас скрывать - если её провести через аукцион, цена может подняться вдвое. Поэтому, мой друг! Просьба! Как только появится ваш оборванец, приходите срочно ко мне вместе, захватив икону. Мы в городе будем ещё до конца недели. Если же ваш должник не появится вовсе – считайте, что вам повезло вдвойне – немедленно ко мне вместе с иконой.
Он протянул икону лавочнику.
У Анджея перехватило дыхание. Лицо, выдавая сильное волнение, покрылось красными пятнами. Словно в гипнозе, он бережно взял икону, аккуратно завернул в чистое полотенце и положил, подальше от глаз, в нижний ящик буфета. Но в голове уже крутились какие-то бешеные цифры – три злотых превращались в тысячи злотых, а те, в свою очередь, в десятки тысяч.
Глаза то и дело беспокойно останавливались на специалистах, открывших ему эту бесценную цену иконы.
- Спасибо за пиво, пан! Да вы не волнуйтесь! Считайте, что пару тысяч у вас уже в кармане. Как ваше имя, кстати?
- Зовите меня просто – Анджей.
- Так мы в любом случае надеемся вас увидеть, пан Анджей! – раскланялись посетители, выходя из лавочки.
Прошло несколько дней после этого чудесного поворота с иконой, но мальчишка всё не появлялся. Анджей не спал ночами, обдумывая все варианты, чтобы получить за икону не обещанные «специалистами» пару тысяч злотых, а хотя бы тысяч десять. А уж, ежели аукцион, тогда вообще!
Но следующим утром, наш оборванец, такой же грязный как и раньше, вбежал в лавочку, протягивая Анджею три злотых.
- Чучело! Холера ясна! – завопил радостно попугай.- Жак, заткнись! – огрызнулся лавочник.
- Вот, пан, мой долг! – мальчишка протянул деньги, - Простите, что я не смог прибежать раньше… Бабушка тоже заболела, но так меня ругала, что я икону оставил вам под залог. Говорит, что она не только чудотворная, но и очень древняя. А где она, пан?
Бабушкино упоминание о древности иконы, начисто уничтожило даже мельчайшие сомнения лавочника в её подлинности.
- Слушай малыш, - начал убеждать оборванца лавочник, - Ну что тебе дедушка. Ему ты уже не поможешь. Вот бабушка – другое дело, хотя тоже больна. Так ты лучше продай мне эту иконку, хоть какие-то деньги получишь и потратишь на бабушку, да и на себя. И бабушка будет довольна. А старики – они такие, во всё верят. Ничего особенного в этой иконе нет. Простая деревяшка.
-Что вы, пан! Меня без этой иконы и домой не пустят. Что я скажу бабушке?
- Она же не животворная раз дедушка так легко помер. Купи бабушке всего что придумаешь. Пусть она кушает и поправляется. Я тебе целых пятьсот злотых за икону дам. И всем будет хорошо. И тебе, и бабушке с дедушкой, и мне. Неужели ты не понимаешь? – убеждал мальчишку лавочник.
- Нет уж, пан! Если я за дедушкой недосмотрел, так хоть за бабушкой постараюсь – накуплю ей всего, хороших врачей найму. Меньше трёх тысяч я и не подумаю. Врачи сейчас ой как дорогие! А вам-то пан, что от этого хорошего, для чего деньги зря расходовать?
«Ну, и что делать? - металось в голове лавочника, - Ведь дешевле не отдаст. Тот ещё фрукт. А то и заберёт икону, и тогда пиши – пропало. Надо соглашаться.»
- А мне Бог воздаст за добрые дела, малыш, - парировал Анджей.
- Ну, если так, пусть он вам побольше воздаст. Тогда добавьте ещё одну тысячу – итого будет четыре тысячи злотых и мы договорились. Так и быть за четыре. Хотя мне дома так достанется от бабушки.
Анджей моментально просчитал, что за четыре тысячи он может получить у «спецов» все двенадцать, а то и значительно больше, если они выставят её на аукцион.
В результате сделка состоялась, и оборванец, сунув подмышку пачку денег, завернутую в тряпку, понуро опустив голову, поплёлся на улицу.
Анджей торжествовал. Теперь икона его собственность! Мальчишку он обманул. Теперь основное – не продешевить сделку у «спецов».
Дорогой читатель! Не буду долго рассказывать, что переживал пан Анджей всю ночь, какие чувства его одолевали и сколько планов и перспектив, крутилось в голове.
Следующим утром Анджей, одетый в твидовый костюм и выглядевший превосходно, уложив бережно икону в кейс, выходил из магазина.
На пороге он обратился к попугаю:
- Жак, пожелай Анджею удачи!
Попугай нахохлился и сказал:
- Чучело! Ты куда?
Но кто был способен в этот день испортить жизнерадостное настроение нашему лавочнику? Никто! Тем более Жак.
Осеннее утро было на удивление тёплым и красочным. Солнечно-оранжевые цвета опавшей листвы, их яркость и неповторимость, способствовали праздничному настроению лавочника, спешившему на встречу со «спецами».
А разве мог кто-то из проходящих рядом с Анджеем знать, что лежит в его кейсе, сколько там надежд и планов? Никто!
Лавочник торопился, но ему не терпелось поделиться хоть с кем-то своей радостью, а заодно уточнить цену иконы. Поэтому, проходя мимо костёла, он заглянул туда:
- Святой отец! – обратился он к священнику, - не могли бы вы сказать ориентировочную стоимость моей древней иконы?
Анджей вытащил из кейса икону и передал её святому отцу. Тот, только взглянув на неё, с укором произнёс:
- Брат! Вы напрасно решили меня проверить, или подшутить надо мной. Такую икону вы можете заказать на любом католическом сайте в интернете. Ориентировочная её стоимость двадцать, максимум тридцать злотых.
Лавочник приходил в себя минут десять.
Работники костела принесли валидол и воду. Осознав, что его надули мошенники, Анджей бросился по указанному в визитке адресу.
Но, увы… таковых там не оказалось.
Послесловие:
Читай эпиграф.
;)))



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 18.08.2018 в 12:50

Лидия Левина     (19.08.2018 в 16:18)
-))))
Вспомнился анекдот. Сидят два нищих на паперти. У одного на груди табличка: "Подайте бедному русскому", у второго:"Подайте бедному еврею". И "бедному русскому" подают все, а "бедному еврею" почти никто. Один жалостливый христианин, подавая мелкую монетку еврею, говорит ему: "Вы бы, любезный, шли лучше у синагоги милостыню просить. Или хоть табличку бы сменили."
Когда он отошёл, "бедный еврей" говорит "бедному русскому": "Мойша, ты подумай, и кто только учит нас коммерции!"






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1