9-й ОТСЕК


9-й ОТСЕК
12 августа 2000 года после мощного взрыва в носовой части подводной лодки, затонул атомный подводный ракетоносный крейсер «Курск». 23 подводника из неразрушенных отсеков укрылись в последнем отсеке, девятом и остались на глубине 108 метров в темноте, без кислорода и почти без надежды... Однако, помощь к ним не пришла….или не успела….
В память о подводной лодке были установлены памятники в городах: в Санкт-Петербурге, Севастополе, Курске и Северодвинске.
Рубка подводной лодки «Курск» была установлена в Мурманске у храма Спаса на Водах.

Трагически погибшему экипажу подводной лодки «КУРСК», моим землякам-курянам:
старшему мичману Кузнецову Виктору Викторовичу,
матросам - Евдокимову Олегу Владимировичу,
Кубикову Роману Владимировичу, Некрасову Алексею Николаевичу
и Старосельцеву Дмитрию Вячеславовичу,
а также, их матерям и родным,
и моему отцу, моряку-подводнику,
ПОСВЯЩАЕТСЯ….

Мама, слышишь, в калитку знакомый мой стук,
как из памяти прошлой приходят обрывки,
я пришёл, чтобы вспомнить тепло твоих рук,
отпустил меня Бог в эту ночь на побывку.

Я хотел отслужить и вернуться домой,
и тебя долгожданным обрадовать внуком,
но теперь тонны моря лежат надо мной,
мы живём в темноте лишь надеждой и стуком.

Мы стоим по колено в холодной воде…
Тук-тук-тук…бьёт погасший фонарь в переборку,
неужели всех нас кто-то бросил в беде
и забыл, как ненужных детей на задворках.

Ну, а может быть, Правда, как было всегда,
нас мешает спасти вопреки интересам
государственных нужд, и чужая беда,
лишь козы′рная карта в руках политеса.

Мама, это уже не военная тайна,
взрыв такой был, как будто огонь шёл из ада,
заминая отсеки командою - «Майна*»,
смерть рвала в клочья плоть и душила всех смрадом.

Нас осталось от сотни всего двадцать три,
кого чудо укрыло в девятом отсеке,
мы стараемся выдох держать свой внутри
и смотреть в темноту сквозь закрытые веки.

Мы не чувствуем боль, мы стоим не устав,
и отчаянье режем надеждой, как бритвой,
кто-то шепчет молитву свою, как Устав,
ну, а кто-то Устав повторяет молитвой.

Сколько метров над нами, чтоб жизнь обрести,
хорошо, если - сто, ну, а если все двести?...
Ты, за то, что живым не вернулся, прости,
всё равно от меня жди хороших известий.

Мама, знаешь, как хочется жить и дышать,
жаль, что воздуха мало осталось в отсеке,
нам отсюда не выйти, не всплыть, не сбежать,
неужели останемся мы - имяре′ки*?

Не поверь новостям голубого экрана,
будто наша подлодка сама утонула,
верь душе, не приемля лукавства обмана,
чтоб лампаду твою ветром лжи не задуло.

Петербург и Мурма′нск*, Севастополь и Курск,
нашим мукам скорбя, возведут обелиски,
дело чести морской – взять на подвиг свой курс
для потомков далёких и гордости близких.

Мы не сядем с родными за праздничный стол,
не расскажем о службе своей и походах,
встанет рубка от лодки на вечный прикол,
и хранить будет память о нас Спас на Водах.

Только всё это будет не ныне - потом,
а сейчас к нам в отсек смерть водою сочится,
мы хватаем надежду обугленным ртом
и не верим ещё в то, что с нами случится.

Мы готовы погибнуть, ведь мы – моряки,
и присягу давали не ради награды,
нам никто для спасенья не по′дал руки,
но и мы у судьбы не просили пощады.

Всё слабее и реже, замирающий звук,
вот с последним ударом и он захлебнулся….
Мама, слышишь, в калитку знакомый мой стук?
Это я вновь к тебе из похода вернулся…..

*Майна - термин (команда), означающий буквально, «ВНИЗ», в воду.
*имяре′к – слово, которое служит заменой имени неизвестного лица в значении - некто, такой-то.
*Мурма′нск - моряки всегда в слове "Мурманск" делают ударение на букве "а", а не на "у".



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика гражданская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 12.08.2018 в 16:55
© Copyright: Евгений Бастов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1