Мои Елены Прекрасные





Я, вообще-то, детей боюсь и боюсь очень, потому что даже не представляю, чего от них можно ожидать в тот или иной момент жизни. А сегодня вот пришлось остаться с ребёнком один на один в опустевшей вдруг квартире.

Вся моя жизнь прошла в конструкторском бюро. Чертежи, кульман, ясные цифры расчётов – это обжитое с младых ногтей пространство, родное и сердцу милое. Когда росли собственные сыновья, я писал диссертацию, а потом защищался.
Только сейчас до конца понимаю, каким сокровищем наградил меня Господь, давший в жёны мою Лену.
Вот уж она-то точно знала, как росли наши дети! Все их кори-коклюши-скарлатины прошли с её непосредственным участием. Я был лишь на подхвате: сходить в аптеку, в магазин за продуктами, встретить в подъезде «Скорую».
Она же в это время как птица парила над гнездом, обнимала крылами души своей, безмерно глубокой и всё чувствующей, дитя, страдавшее в этот миг. И ребёнок уже меньше капризничал, кажется, и быстрее шёл на поправку.
А как она скрывала вместе с сыновьями от меня их маленькие неудачи в школе, «чтобы папу не расстраивать, а то он сейчас слишком занят работой».
Как готовила меня к первой встрече с их будущими жёнами. Помню, когда собрался жениться старший, был у нас с женою такой вот разговор:
- Юрочка, я приготовила тебе чистую рубашку. Переоденься, пожалуйста.
- А что, мы разве кого-то ждём сегодня?
- Видишь ли, мой дорогой, у нас с тобою два сына…
- Лен, не ёрничай. Этой информацией я владею.
- Извини, я не хотела тебя задеть… Так вот. Возможно, что совсем скоро появится ещё и дочь…
Наверное, в этот момент брови мои совсем сбежали с лица куда-то вверх:
- Ты… беременна, дорогая?..
- Муж мой престарелый! – восклицает она голосом актрисы Бабановой, которая озвучивала Золотую рыбку в классическом мультфильме. – Ты, очевидно, окончательно ослабел рассудком. Ну, какая может быть беременность в наши лета? Сын наш старший скоро женится. А, стало быть, его жена станет нам с тобою дочерью.
- Женится? Как это он, интересно, женится? Он же сам ещё ребёнок! – пытаюсь я гневаться.
- Женится он, Юрочка, скорее всего, законным путём: через загс, я полагаю. А насчёт того, что «ещё ребёнок»… Ты вообще-то в курсе, сколько ему лет?
Я минуту обдумываю ответ, потом, стараясь держать гневный накал по-прежнему высоко, отвечаю:
- Чуть более двадцати – это не возраст для мужчины!..
Моя мудрая, как все змеи мира вместе взятые жена чуть улыбается и ответствует:
- Ну, если цифра семь после двадцати – это, по-твоему, «чуть более», тогда – конечно, можно и не торопиться…
Мне стыдно, я каюсь, обнимаю своё сокровище и прижимаю к самому сердцу. И крепко-крепко. Потому что чувствую, что не сердится она на меня, а любит. И меня, и сыновей наших, и их будущих жён.
Когда стало известно, что то почти прозрачное белокурое создание с лучистыми серыми глазами, которое через несколько минут представил светлым нашим родительским очам сын, тоже зовут «Лена», всяческие сомнения отпали.
Теперь у нас в квартире жили «Елена» и «Леночка».
Младшая Лена стала сущим ангелом для нашей семьи. Она очень дружила с женой, всегда была её верным соратником в делах домашних. Но и меня вовсе не дичилась и даже иногда откровенничала, рассказывая мне с глазу на глаз, какого же замечательного сына я с женой воспитал, и как она им гордится, потому что ей с ним «стррррашно повезло», об этом даже все её подруги ей не устают повторять.
Через три года очередь пришла младшему тоже осчастливить нас своею избранницей. Его жена – миниатюрная лесная разбойница из сказки Андерсена. «Буря и натиск», «Хрусталь и шампанское», «Лёд и пламень» - это всё про нашу Ленку. Но она – тоже наш человек, потому что… ну, потому что – а б с о л ю т н о наш!..
Потому что может выпроводить нас всех в выходные на дачу, а сама в это время переклеит обои и побелит потолки на кухне и в прихожей. Или на юбилей Елены-старшей закажет курьера в красном старинном камзоле, который внесёт в квартиру пятьдесят красных же роз.

Сейчас в нашем доме относительно тихо, ибо все уехали встречать её из родильного дома, где она родила дочь. Догадываетесь, как мы её назовём?
Хотя у старших дочь уже есть. И её, разумеется, зовут Ленуся. Вот с нею вместе мы ждём приезда всех остальных. Внучка подходит ко мне, целует в колено, потому что выше достать не может, осторожно заглядывает мне в лицо глазами своей мамы и бабушки и нежно почти шепчет:
- Дедунюшка! Да не волнуйся ты так. Всё уже хорошо. Ведь Леночек уже родилась, и скоро мы её увидим…



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 10.08.2018 в 09:29

Лариса Владимировна Дудина     (10.08.2018 в 18:40)
Отец мой стал отцом моего младшего брата - Демьяна.
Родил он этого Демьяна чёрте от кого. Не от мамы.

Один раз он мне рассказал, как боялся за сына.
Мама Демьяна стояла с коляской и болтала с подругой.

Мой и демьянов папа стоял рядом, скучал и смотрел на сына.
Сын возился в коляске. И так возился, что мог выпасть.

Папаша заикнулся мамаше: выпадет же!
Мамаша отмахнулась и продолжила разговор.

Демьян вывалился. Орал или нет, мне не известно.
Вряд ли. Не тот возраст, чтобы по пустякам орать.

Но мой и демьянов папа испугался. Разозлился на маму
одного из двух своих детей.

Впрочем, оказалось, что ничего страшного с Демьяном не произошло.
И мой папа понял, что младенец, дитё - вещь не такая хрупкая, как он боялся.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1