Покорители Рыжей планеты. Глава 4


Прошёл месяц со дня поступления стажёров в ЦПК. Старики в халатах тщательно исследовали поведение будущих космонавтов и пришли к выводу, что те боятся предстоящего полёта. Сделали своё дело и «жучки» для прослушки разговоров в спальне. В общем, итог ясен: стажёрам нужен моральный стимул, иначе десять миллиардов долларов, выделенные на подготовку венерианской программы, испарятся напрасно.
Начальство долго думало и решило наконец пригласить к стажёрам их бывшего «товарища по несчастью» – выпускника Академии, уже совершившего многодневный космический полёт. Вскоре определились, кто это будет, – Максим Козлов, капитан Первой марсианской экспедиции, пилот, техник и радист, в общем – образцовый космонавт.
Найти его оказалось легко. Он учился в Федеральном университете и как раз сдавал экзамены для перехода на третий курс. Он был очень занят, но обещал в воскресенье прийти, потому что он не забыл ещё адрес ВУЗа, навсегда изменившего его жизнь.
Наступил июль, но стажёрам некогда было наслаждаться прелестями лета: они готовились к прелестям жизни в космосе. И поэтому они не ожидали прихода Максима четвёртого числа.
Началось всё с того, что стажёры зашли в отсек с центрифугой и увидели, что она вращается на бешеной скорости, а внутри кто-то лежит. Вскоре центрифуга остановилась, и из неё вылез Максим. Конечно же, стажёры видели его в новостях, когда он 28 ноября 2024 года стартовал на «Ионе-1» с Байконура. Видели они также, как его привезла с Марса спасательная экспедиция, приземлившаяся прямо в центре города в конце сентября 2025-го. Так что прославленный космонавт с несколько подпорченной, конечно, биографией появился в отсеке №13, как гром среди ясного неба, как снег в летнюю жару, как инопланетянин на Красной площади в Москве.
Итак, Макс вылез из центрифуги, одетый в стажёрский оранжевый комбинезон из резинопластика. Помахал ошарашенным Денису, Александру и Аркадию рукой и сказал:
– Привет! Кажется, моё лицо вам знакомо, не так ли?
– Вы… Вы… Максим Козлов? – прошептал Денис. – Тот самый?!
– Давайте на «ты». Ненавижу формальности, тем более что мне придётся провести с вами много дней.
– Что?! – воскликнула обалдевшая троица.
– Ну что тут может быть непонятно? Я буду вашим капитаном в Венерианской экспедиции.
– Да?!
– Завтра сюда придёт мой заместитель, который тоже будет участником вашей, вернее, уже нашей экспедиции. Только, ребята, не сердитесь, что в космосе вам достанутся второстепенные работы.
– Мы готовы, – сказал Денис, оправившись от шока. – Я и так знаю, что буду бортмехаником; Александр будет связистом, а Аркадий – бортврачом.
– Значит, никто не будет возражать, если мы с Клубникиным будем пилотами: я – капитаном, а он – моим помощником и штурманом?
– Нет.
– Ну и отлично.
– К-клубникин? – сказал Александр, морща брови. – Что-то слышал… Да, он был твоим, Макс, помощником в Первой Марсианской!
– А меня помнят! – раздался громкий голос у дверей.
– Андрей Клубникин?! – воскликнули стажёры.
– Собственной персоной. Мы вместе с Максом будем готовиться к полёту рядом с вами, друзья. Не обижайтесь только, что мы вас на три года старше.
– А мы и не собирались, – ответил Аркадий. – Но ты же сказал, что Андрей придёт завтра…
– Нет, завтра мы не сможем, – возразил Максим. – У нас завтра последний экзамен для перехода на третий курс Сибирского Федерального. Но там не готовят космонавтов, поэтому мы и пришли сюда. Кстати, скажу вам по секрету, что мы с Клубникой знаем приблизительную дату старта – октябрь или ноябрь сего года. Так что времени у нас мало. Никому не говорите, что знаете дату запуска, – это государственная тайна.
– Не скажем, – пообещал Денис. – А ты не знаешь, на каком корабле мы полетим?
– На «Ионе-3», – ответил Максим громким шёпотом.
– Да ну!
– Да-да, на том самом корабле, который сейчас лихорадочно строится на Байконурской космоверфи.
– Это правда?
– Да. Этот корабль вести пять тысяч тонн и имеет три мощнейших в мире ионных двигателя, отсюда и название, к тому же это третий по счёту корабль на приручённых ионах. Он может развивать ускорение… барабанная дробь… до двухсот пятидесяти метров на секунду в квадрате! Правда, если сразу так разогнаться, от нас останутся лишь лепёшки из биомассы толщиной с лист бумаги.
– Сначала разгонимся до километра в секунду, потом догоним до семи, затем – до одиннадцати, – сказал Андрей Клубникин, забираясь в центрифугу. – Всё, пока!
И «карусель» завертелась, создавая перегрузку в пять единиц.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 05.08.2018 в 09:18
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1