Покорители Рыжей планеты. Глава 2


После изнуряющего дня начинающие космонавты, еле передвигая ноги, ввалились в свою спальню на пятом этаже. Сели на кровати, посидели и принялись разговаривать, благо до времени сна, начинающегося в девять часов вечера, оставалось ещё минут тридцать.
– Докажите, парни, вообще жесть эта Академия, – сказал Александр.
– Ага. Совсем разрядили наши аккумуляторы, – ответил Денис.
– Особенно центрифуга чего стоит, – проговорил Аркадий.
– Ох уж мне эти перегрузки… – пробурчал Денис.
– А барокамера… – встрял Аркадий.
– Сначала нормально, потом вроде бы лёгкость… но без воздуха, а затем – давление… словно нырнул в Марианскую впадину. И всё повторяется… – Денис лёг.
– Ну, про Марианский жёлоб – это преувеличение, – сказал Аркадий. – При погружении в воду давление возрастает на одну атмосферу через каждые десять метров в глубину. Расстояние от поверхности океана до дна впадины – одиннадцать километров, следовательно, давление одна тысяча сто атмосфер. Расплющит в мгновение. И потом не докажешь, что найденная лепёшка когда-то была человеком. В барокамере (как сказано в Уставе Академии) максимальное давление – четыре атмосферы, хотя, как мне показалось, на нас использовали всего три. Так что грех жаловаться на Марианскую впадину.
– Ну, это понятно, – произнёс Александр. – А вакуум-комната? Кто-нибудь объяснит мне, как там получается невесомость? Ведь земное притяжение…
– Классические законы физики, естественно, отвергают возможность преодолеть притяжение прямо на поверхности, – объяснил Денис. – Но кто сказал, что в наш век классика в моде? Когда-то я изучил планировку Академии и обнаружил, что под вакуум-комнатой находится аэродинамическая труба.
– Ну и что? – сказал Александр.
– А вот что: эта аэродинамическая труба подталкивает нас вверх, а насос постоянно убирает воздух. Труба достаточно большая, чтобы во всей комнате обеспечить невесомость, а насос довольно мощный, его задача – поддерживать давление в миллионную долю атмосферы. А скафандры нужны, чтобы создать среду с нормальными давлением и уровнем кислорода. Таково вкратце устройство вашей любимой вакуум-комнаты.
– А центрифуга – просто капсула, двигающаяся по окружности, – вставил Аркадий.
– Именно.
– Если ты, Денис, так хорошо разбираешься в технике, то, значит, сможешь объяснить устройство… скажем, Большого Адронного Коллайдера? – спросил Александр.
– Отчасти да, но я не специалист в области физики элементарных частиц, так что объясню своими словами, как умею. Итак, что же такое БАК? Сейчас это две замкнутых трубы длиной по двадцать семь километров, каждая из которых образует круг. В одном месте эти круги соприкасаются, следовательно, имеется путь из одного в другой. Там и стоит комплекс зданий, где живут и работают учёные. Но это не относится к теме. Трубы представляют собой мощные электромагниты, разгоняющие частицы магнитным полем. Когда энергия и скорость частиц достигают некоторых значений, магнитное поле перемещается в сторону общей границы кругов, и частицы почти со скоростью света сталкиваются. Кстати, в трубах вакуум; но Коллайдер – не только самое холодное, но и самое горячее место во Вселенной: в той точке пространства, где происходит столкновение частиц, температура достигает сотен триллионов градусов. Так что протоны и нейтроны не откажутся выпить чего-нибудь прохладного, – Денис хихикнул и замолчал.
– Самое горячее, говоришь? – тихо сказал Александр. – А разве нейтронные звёзды холоднее, чем кванты, попавшие в… ДТП?
– ДТП на квантовом уровне? – переспросил Денис и рассмеялся. – Нейтронные звёзды… Нет, их температура ниже, только миллионы и миллиарды градусов. – Денис сел.
– А кварковые звёзды?
– Ты думаешь, они существуют?
– Э-эй, парни, может, просветите меня, о чём вы говорите? – в недоумении сказал Аркадий. – Все эти звёзды… О чём вы? И кварки… и кванты… Что всё это значит?
– Кванты – минимально возможные порции материи, света, энергии и электричества. Гипотетически физики выделяют ещё кванты гравитации и времени, но их существование – вопрос спорный. Кварки – гипотетические частицы, из которых состоят протон, нейтрон… э-э-э… и некоторые другие частицы. Кварки не обнаружены, потому что их заряд равен плюс или минус одной или двум третьим заряда электрона – кванта электричества. Также кварки имеют некоторую величину, которую учёные условно называют «цветом». Но это не цвет в обычном понимании слова. Вы знаете, что белый свет состоит из радуги. Её обобщённое изображение – красный, жёлтый и синий цвета – оттенки кварков. Есть ещё антикварки, они тоже цветные… но больше я о них ничего не знаю. А звёзды… физики лет двадцать назад выдвинули теорию, что, по аналогии со звёздами из чистых нейтронов, могут существовать звёзды из чистых кварков. Нейтроны живут в свободном состоянии около шестнадцати минут, кварки же – чуть ли не на двадцать или двадцать пять порядков меньше… возможно. Но нейтроны в звёздах не распадаются, следовательно, можно выдвинуть гипотезу, что и кварки будут вести себя так же. Нейтронные звёзды имеют радиус около десяти километров, очень высокую температуру и оранжево-коричневый цвет. А некоторые звёзды, считавшиеся раньше нейтронными, красные, розовые или малиновые, меньшего размера и не такие горячие. Может быть, они кварковые… хотя кто знает? Сейчас астрономия ещё не на том уровне, чтобы на расстоянии в миллиард световых лет определить состав звезды, которую и в телескоп не видно.
– А как тогда люди узнали о такой звезде? – спросил Аркадий.
– Я имел в виду, что её не видно с Земли, но не забывайте, что есть и орбитальные телескопы, например, американский «Хаббл-2» или наш «Суперглаз», которые находятся вне атмосферы и, значит, могут видеть всё. Теперь, надеюсь, всё понятно?
– Вполне, – сказал Александр и лёг.
Денис последовал его примеру.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 05.08.2018 в 09:16
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1