Обитель для влюблённых


Обитель для влюблённых
Феерия

Тесно было влюблённым на Земле. Иные комедии и драмы пленяли их, и уводили в истории, не свойственные им, а то и бросавшие им вызов. Влюблённым не хватало свободы для любви. Будучи философом и провидцем, Дирижёр это чувствовал и осознавал. Как один из экстрасенсов, он видел единственный выход – повёл любимую в мир звёзд.
Когда Владик с Надей вышли к краю Земли, то ни волн, ни ряби на поверхности небосклона, никаких течений на нём не увидали – перед ними открылась оцепеневшая картина звёзд. Ни единого звука также не доходило до Земли. Что-то таилось в этом недвиженьи, безмолвие меж тем предупреждало о своём.
Обнявшись, влюбленные стояли перед огромной чашей неба.
«Как нам найти свою обитель –Вселенная выходит бездной, а в бездне я вижу только хаос, больше ничего», – говорила Надя
«Музыка нас поведёт. Она знает все тропы во Вселенной. Мы совершим самое дальнее путешествие, которое возможно у людей», – отвечал её Владислав.
«Это будет наш сон?» – спросила девушка
«Это будет волшебнее, чем сон, – отвечал возлюбленный её. – Мы потрогаем вечность, мы спросим у смерти: кто она такая?»
По мановению Дирижёра им заиграл Оркестр. Явились первые возвещающие звуки. Эти звуки их подхватили, понесли. Вслед за тем наступила предстартовая тишина.

Они стали словом для друга, телом сплетённым, ритмом единым. Они уходили за тайнами любви.

Она пошла с ним в пустыню, чтобы пропасть в ней навсегда.

В Великим Исходе беглецы забыли про людей. Люди уже ничего не значили для них. А вокруг начинались чудеса. Влюблённые поднялись лифтом на вершину. Там техники в белом их уложили в ложементы.
Стартующие находились в кабине сто метрового гиганта. Пред звёздами они ещё не были обнажены. Многослойные скафандры и прозрачные забрала шлемов, оберегая их от взрыва и огня, одновременно отсекали от людей. Они лежали, полу обнявшись, отринув мир, себя замкнув в себе. Эти объятия никто во Вселенной не смел им разомкнуть.
Преображение их началось. Тела уходящих уже слились с «Сатурном» и «Аполло», совместный вес их составлял три тысячи тонн. Повелевая новым телом, возлюбленные открыли огонь и оторвались от земли.
В громе и рёве, в возвышенных звуках, они уходили прочь – от вопросов, претензий и неразумия людей. Но более всего они боялись кровавости людей.
Так возлюбленные бросали вызов смертности своей.

Всё волшебство их заключалось в Музыке – это она исполнила Симфонию Огня. Влюблённые покидали Землю, а Музыка, их первооснова, истаивала, становилась всё тише и в заатмосферном вакууме сошла на нет. Но тотчас пришли иные звуки, из межзвездья, они пропели что-то, прозвенели, и их надо было научиться понимать.
Так Надя с Владиком вышли в Первозданье. Им сразу открылась первые из тайн. Очень легко здесь было их телам, а серебристый фон из мириадов звёзд описывал вокруг возлюбленных замкнутую панораму.
Луна была первой на пути. Они шли к ней на корабле «Аполло». Из золотисто-бледного диска она преобразилась в чёрно-белый шар. Лавовые моря, анортозитовые горы, россыпи кратеров облекали лунную поверхность. Доподлинно из людей никто не знал, когда и как всё это легло на лунный лик.
Придя, они безмятежно пали на Луну. Их звучание взвилось вместе с лунной пылью, двигатель был отсечён, и они замерли на поверхности планеты.
Когда влюбленные сошли по трапу на поверхность, безмолвие к ним подошло вплотную, и что-то спросило их, живых.Они же ответили: «Мы – лунные люди, раз пришли» И поплыли в пустыню длинными лунными шагами.
Между тем Музыка им привела обитателей планеты. Они встречали влюблённых, они приветствовали пришедших к ним землян. Но это были невидимые люди. Подобно песням лились голоса обитателей планеты, но вскоре, так и не понятые, смолкли и ушли. Лунные жители остались загадкой для землян.
Влюблённые видели своё: пылающее Солнце на чёрном фоне, мёртвые тени, катящиеся, как живые, камни. Все эти лунные чудеса Владик с Надей взяли в свою историю любви.
Эфемерные, в волнах лунных ритмов, они легко взлетели, и помчались далее на своём музыкальном корабле. Скафандры им более были не нужны – Вселенная приняла их, как своих. Влюблённые открыли себя, свои тела и лица. Однако, важнее им было увидеть лики иные, не свои.

Теперь их корабль назывался «Викинг». В иллюминатор Владик и Надя увидели приближавшийся лик Марса, но выражение его пребывало скрытым – эта планета была отнюдь не для людей. Перед ними прошла галерея из его портретов – громадные вулканы, и грандиозные каньоны, песчаные дюны и высохшие русла. Марс как бы спал, но музыка постоянно исходила от него.
Затормозившись в атмосфере, и далее, включив двигатели, путешественники коснулись Марса. Музыка примарсианивания пропела восторженную речь: «Вот эта пыль мельчайшего помола под ногами, вот этот красный отсвет в небесах, вот эти камни, упавшие здесь миллионы лет назад – все они ждут от вас следов».
«Что это за страна, какие законы у неё?» - спрашивали влюблённые у музыки планеты.
«Всё здесь давно прошло, – отвечали им звуки-ритмы Марса. – Страна эта забыта и мертва. Лишь мы, её ритмы, бродим бесцельно по заброшенным руинам».
И тотчас время напряглось, готовое идти вспять – и Музыка влюблённым поведала об этом. Время густело и гудело, всё замедленнее были движения людей. Но Дирижёр успел – взмахнул, как разрубил своей рукой и тотчас взревел его оркестр и время вернулось в своё русло.
Но грустно стало влюблённым от Марса и его коварств. Как можно быстрее, они помчались прочь, вновь преображаясь. К ним навстречу уже летела музыка утончённая, но понятая ими. А они возрастали, соответственно распростёртому вокруг пространству.

Теперь Владик и Надя шли на атомном корабле «Кассини». Их встречал Сатурн, необыкновенно красивая планета. Его громадные белые кольца – вот в чём была необычность этой красоты. Влюблённые почувствовали, как материя в этих кольцах вибрирует, заплетается и кружится – подобно их телам. Здесь было великое множество обломков изо льда и пыли. И всё это танцевало, искрилось и пело в вечном беге. И влюблённые тоже бросились в этом Великом Вальсе танцевать.
Преображаясь далее, они узнали язык колец, и говорили с ними теперь на этом тайном языке. Гигантские молнии били рядом с ними, но это только веселило их. Между тем спутники-пастухи, и ледяная пыль посылали свой привет землянам.
А Владик и Надя летели дальше – к Титану в оранжевой вуали. На этой планете шли метановые дожди и стыли озёра из углеводородов. Хотелось на ощупь попробовать этот мир, узнать, истинно ли её камни изо льда, почувствовать всю жгучесть ледяных ветров Титана. Однако Музыка их неуклонно вела далее, по безопасным траекториям.
Тесно сжавшись в объятиях, влюблённые вновь пролетели мимо Сатурна, над его ужасающем ураганом, звуки Музыки им доносила его вой. Затем, смеясь, пронеслись сквозь гейзеры Энцелада – это было похоже на летний дождь Земли. Видения Сатурна наполняли их внеземным очарованием, а им казалось, они всё ещё обделены Вселенной.

Держась за руки, влюблённые полетели далее – уже никакие бездны не могли их задержать.Они обогнали «Вояджеры» и «Пионеры» – последних из землян. Как символ «Пионеров», они пошли обнажёнными в пространстве. А вела их, как всегда, Музыка, самый надёжный звездолёт.
Они внимательно вслушивались в потоки волн, идущих к ним со всех сторон. В этой бездне было очень много жизни. Года там исчислялись миллионами, а голоса шли от миллиардов галактик, и мириадов звёзд. Но из людей во Вселенной были только они, и только двое. Порой влюблённые спрашивали себя: «Неужели мы – гиганты? Всё вокруг возросло безмерно, но по-прежнему наши мысли всё объемлют, наши души всё приемлют». Музыка им в ответ вещала: «Нет, вы люди, но иные. Ведь вы – влюбленные, и это Любовь преображает вас».
Держась за руки, Владик и Надя летели к первым звёздам. Когда-то для них это были самые загадочные явления на небесах Земли. Призыв для мудрецов, обитель для влюблённых. А ныне они входили в свою исконную обитель.
Всё далее парень с девушкой проникали в открывшиеся пространства-времена. Здесь, вне Земли, они предстали друг для друга единственными источниками тепла.
Первыми встретились им звёздные гиганты, и влюблённые обрадовались этим существам. Ибо мелодии звёзд и людей оказались созвучны, и сходны в ощущениях своих. И они прошли мимо них и поприветствовали их.
Увидели они карликов Вселенной – и это тоже было приемлемо для их любви. Ибо нейтронные карлики таили в себе громадный потенциал, белые казались просто светлячками, а возле коричневых было уютно и тепло.
Звуки музыки, шедшие от звёздных карликов, поведали о многих загадках в их глубинах – всё это были потаённости Вселенной.
Однако чёрные дыры влюблённые обходили стороной. Это были гигантские ловушки для людей, и для любого естества. Дыры эти были провалами во времени и в пустоте. И обнаруживали себя издалека по жёсткому излучению и безнадёжному вою звуков. Там были самые заветные из тайн – как жизни, так и смерти. Но разгадав их, человек пропадал под горизонтом событий навсегда.
Они высаживались на других планетах. Минуя «горячие юпитеры» и «холодные нептуны», влюблённые искали земле подобные миры. На одних из планет их ждали, на других нет. На одних их, людей, встречал разум, на других подобие его. Порой к ним являлись слова пустые, гулкие, либо являлась музыка без слов. Встречались существа перевёрнутые, а были ходящие задом наперёд. Где-то влюблённым доказывали, что Вселенная – большая иллюзия и иллюзион, а где-то, что они сами есть иллюзия, по всем теориям их нет. Однако, всех этих философов влюблённые принимали за шутов, и посмеявшись, летели далее, ища по разуму подобие своё.

И вышла к ним райская планета. Планета медовых цветов, говорящих деревьев, любящих зверей. Не было гроз и ураганов, злобы и ненависти на этой планете. Музыка, язык райской планеты, было сплошное благолепие и радость. В этой музыке Дирижёр ни разу не слышал слово смерть.
Лес здесь был сплошное благоухание и торжество. Когда Владик с Надей вошли в него, им показалось, что это один гигантский сад. Самые нежные звуки их завлекали войти, как можно глубже а этот рай
В первый разв жизни Дирижёр потерял бдительность. Он шёл в сплошном очаровании: никто из иных его ещё так не любил. «Вот где наша истинная обитель для любви», – подумал Владислав.
Вдруг Надя замолкла, и взглянув на неё, Владик обмер в ужасе: её тело стремительно покрывалось корой. Девушка лишь успела вскрикнуть и протянула руки к нему, которые уже превращались в ветви.
И тут же Музыка его отчаянно всплеснула: «Ты помнишь ваше касание взглядом в первый раз!»
Звуками диссонансов Дирижёр моментально отсёк своё тело от планеты, от музыки её.
«Вспомни, как ты её звуками, ритмами спасал!» – Музыка уже вставала рядом с ним.
Планета играла в любовь безупречную, бесспорную. Это была гениальная игра.
А Надя взывала к нему в последний раз. В новом древо подобном теле он едва узнавал её. Она стремительно уходила от него. Яростью антимира на Дирижёра дыхнуло из глубин.
«Но я пришёл, чтобы любить, а не играть!» – Громыхнули ударные, запели насмерть трубы. На высшей ноте взревел его оркестр. Звуками земными Дирижёр разрывал плоть леса – и истина его обнажалась напоказ – искорёженные сучья, бессмысленные переплетения, лабиринты хаоса .
Звуки планеты были вскрыты, разоблачены.
«Я утверждаю: Любовь – это вечность, или смерть. Иного не ведает Любовь», – оркестр Дирижёра слал последние аккорды. Хаос планеты расступился, в нём пролегла светлая тропа. И Надя, его дыхание и плоть, явилась на тропе. С неё слетало всё – кора и ветки, какая-то нечисть, шипя и воя, покидала её тело. Всё то, что играло за неё. И вот она, как жемчужинка, как лучик света побежала по светлой дорожке в прежнем виде, и плача, бросилась в объятия его.
Так влюблённые покинули пределы рая для любви.

Помчались они как можно быстрее от Планеты Иллюзий, и далее, минуя все планеты на пути. Никому уже из разумных в этой Вселенной не верил Дирижёр. Наконец их скорость, приблизилась к конечной, световой. Они снова почувствовали замедление времени и увеличение массы своих тел.
Вселенная всё более расширялась впереди, и Дирижёр с возлюбленной уже едва успевали за этим расширением. Казалось, ещё немного и они догонят его и выйдут к Краю.
Последних тайн – Бессмертия и Смерти им не хватало в истории любви. Пространство, искривляясь, не выпуская из Вселенной, и тайны эти оставались вне людей.

Вдруг звуки, даже не взревев, в Ничто упали.
Как удивительно, как быстро меркла вспышка. Волны уносили волны. В этом свето представлении летели в вечность их тела. А мысли влюблённых вышли из Пространства. Они это сделали играючи, легко. Там оказалось Всё и Ничто в одном лице, в едином Звуке.
Их Музыка соприкоснулась с музыкой Вселенной, и Дирижёр спросил у Ничто: «Ты – это Смерть, олицетворение её? А Всё – это Бессмертие твоё?».
Однако Ничто отвечало Дирижёру: «Вы есть – вас нет. Всё здесь рождается в Мгновенье, и всё уходит вновь в него.
«Но мы есть разум, – говорил на это Дирижёр, – и мы охватываем Всё и Ничто».
«Вы охватили Всё, однако, Ничто не разгадали», – был им ответ.
«Тогда куда же нам далее идти?»
«Но вы пришли, и видите ответ».
Возлюбленные взглянули вокруг себя и на себя. Тела были при них, здесь находились только они, и больше никого. Всё дало им последнюю подсказку: «Вы сами способны творить Нечто из Ничто».
И с этим прервался их музыкальный диалог и влюблённые увидели Землю, плывущую навстречу.

Земля не уходила, не пряталась за своими загадками от них.
Дирижёр вздохнул полной грудью и вновь зазвучал его оркестр. Ему и возлюбленной его открываласьпоследняя из истин: они объяли Вселенную от края и до края. И в ней для себя открыли Обитель для влюблённых.
Отныне они могли свободно гулять и царствовать меж звёзд.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Любовная литература
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 03.08.2018 в 06:35
© Copyright: Виктор Петроченко
Просмотреть профиль автора

Нина Яковлева     (05.08.2018 в 10:42)
В любви должны мы раствориться,
Любовью наполнять сердца.
В любви святой должны мы слиться,
Мирам не будет в ней конца!



Виктор Петроченко     (06.08.2018 в 07:52)
Нина, большое спасибо за красивую рецензию!
С теплом






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1