Скажите, куда уходит вода?


Скажите, куда уходит вода?
Одна из самых больших проблем Примиусья за последнее время – все более ощущающийся недостаток воды. Не только старожилы, но и жители среднего возраста все чаще замечают, что воды на Примиусье становится меньше.

Я еще помню последний разлив Миуса, случившийся лет тридцать с лишним назад, когда вода залила все поля до Волковой горы. Мои родители помнят снега, регулярно заметавшие дома едва не по крыши. С тех пор ни одного такого разлива, ни одной настолько снежной зимы не было. Мало того, за последние годы в Миусе во время весеннего половодья уровень воды практически перестал повышаться до сколь-нибудь значащих отметок.
С одной стороны – это благо, поскольку нет «головной боли», по поводу ликвидации последствий паводков. С другой стороны – не несет ничего хорошего. Жители многих сел, например, Большекирсановки, Кульбаково и Петрополья жалуются, что у них начали высыхать никогда до этого не пересыхавшие колодцы. Селяне из Матвеева Кургана говорят, что в реке не стало рыбы нормального размера, потому что из-за множества плотин и преград в низовьях реки, не затапливаемых больше половодьем, заходящая на нерест из Азовского моря рыба не может попасть к верховьям Миуса. Фермеры всех районов сетуют, что изменившаяся погода с длительной засушливой осенью и практически исчезнувшей весной очень затрудняет ведение сельскохозяйственной деятельности, увеличивая трудозатраты и значительно сокращая шансы на достойный урожай. Давно заброшена большая часть крестьянских огородов и дач, расположенных в полях и так популярных в перестроечные времена. Да что там - «в полях»! Многие селяне стали забрасывать уже и собственные огороды, находящиеся на приусадебных участках, особенно находящихся на возвышенностях. Одна из главных причин этого – экономическая невыгодность что-то там выращивать вследствие изменившегося климата, вовремя не дающего дождей, и сильно подорожавшей воды, используемой для полива. Причем, подобная ситуация складывается не только на Примиусье. В той же ситуации оказался и Родионово-Несветайский район.

Житель хутора Почтовый Яр Василий Иванович Долгалев так рассказывает о ситуации с водой в своей местности:
- Если раньше на въезде в слободу Большекрепинскую по обеим сторонам дороги была заболоченная родниками местность, где в открытых «окошках» воды летом бродили белые цапли, то сейчас на этом месте просто заросшие травой пустыри, давно не видавшие влаги.
Мой дом стоит в Почтовом Яре под самой горой, у стекающего вниз родника. Из этого же родника набирается и колодец, где мы берем воду для питья и полива. Так вот, если раньше после отбора из колодца какой-то части воды, ее уровень легко восстанавливался до обычного за пару дней, сейчас для этого нужно уже четыре дня, иногда и больше. А ручей, протекавший через мой участок, в этом году впервые за много лет полностью пересох на протяжении всего русла. Про половодья и паводки я уж совсем молчу, такого количества воды, как лет тридцать-сорок назад разливалось по весне под нашими окнами, уже давным-давно не было. Вода уходит…

Верно, вода и впрямь уходит. Какие надежды возлагали наши фермеры, рыбаки и огородники ожидавшие «большой воды», на прошлую многоснежную зиму, в том числе и на Донбассе, питающем исток и притоки Миуса! Но где она, вода?
Снег сошел, не оказав практически никакого влияния ни на уровень Миуса, ни на обеспеченность полей и огородов долгожданной влагой. А десятки плотин, установленных на всем протяжении главной реки и ее самых крупных притоков, даже полностью собирая драгоценные «утекающие» кубометры, так и не смогли заполнить свои резервуары до такой степени, когда бы потребовался сброс «лишней» воды. Растаявшие снега Донбасса до нас просто «не дотекли». Тоже самое произошло и на малых реках, не являющихся притоками Миуса. Так куда уходит вода? Прокомментировать происходящую ситуацию мы попросили специалистов.

Геннадий Гончаров, бывший директор ОАО «Водоканал» Матвеево-Курганского района:
- В Большекирсановке или Петрополье питьевой воды нет, там в колодцах вода не питьевая, а техническая. Почему пересыхают? Ничего удивительного. Во-первых, посмотрите, какая жара стоит все лето: тридцать девять-сорок градусов. А во-вторых, сколько времени дождей не было? Если считать с середины июня – почти три месяца. А колодец питается из верхнего водоносного слоя, который, как раз, и пересох. Откуда же взяться воде, когда не было дождей?
Что касается Сухореченского месторождения воды, из которого «пьет» весь Матвеев Курган и прилегающие к нему села, то здесь глубина залегания водоносного горизонта – 90-120-180 метров. Много это или мало? Для сравнения – в Новониколаевке, а это уже другой водоносный горизонт, глубина залегания слоя – 230 метров.
Размер Сухореченского месторождения на местности с востока на запад - расстояние от Матвеева Кургана до Волковой горы, с севера на юг – от хутора Дараганов и почти до Ряженого. Масштаб этого водоносного горизонта таков, что он выходит на поверхность в районе всем теперь известного города Луганска. И именно оттуда пополняется запасами воды, которая потом самотеком постепенно притекает к нам.
Местные жители почему-то упорно считают, что у нас на той стороне Миуса находится подземное озеро. И рассказывают друг другу страшные истории, что в него когда-нибудь, из-за выкачки воды, провалится и Курган, и все прилегающие территории. Это глупости. Никакого озера там нет. Водоносный горизонт представляет из себя не озеро и не реку, а толстый слой песка, глины и песчаника, напитанный водой. В результате того, что песок, песчаник и глина являются прекрасными фильтрами, к нам из Луганской области приходит хорошая питьевая вода.
Сам водоносный горизонт - тоже не один слой, он залегает несколькими слоями. Например, первый слой насыщенных водой песка, песчаника и глины в Сухореченском месторождении толщиной от семи до одиннадцати метров, второй, расположенный под ним,- примерно такой же и так далее. Провалиться там, в принципе ничего и никуда не может, все эти разговоры – чепуха.
В чем уникальность Сухореченского месторождения – так это в защищенности его водоносного горизонта. Над ним, на определенной глубине, в несколько слоев залегает красная и серая глина. А глины, как известно, практически не пропускают воду, являясь естественным замком для всех источников загрязнений, которые есть на поверхности – от сельскохозяйственных удобрений до канализационных стоков.
Во всей округе, по всей пойме реки Миус, единственным месторождением, обеспечивающим воду питьевого качества, является только наше, Сухореченское. Оно - не только собственность, но и самое большое богатство нашего Матвеево-Курганского района, его самая большая драгоценность.
В Неклиновку, как я знаю, мы подаем свою воду. Для Куйбышево тоже все готово: то место, которое было непригодно к эксплуатации – это в районе села Русское. Там заменили трубу на полиэтиленовую и сейчас все нормально. Многие матвеево-курганцы, слышал, очень недовольны этим, мол, чего ради продавать воду в другие районы, когда самим-то может скоро не хватить и приводят в пример случаи, иллюстрирующие прогрессирующее убывание воды: по дороге на «Якорь», за «Модулем», несколько лет назад изливалась артезианская вода, бил целый фонтан. А сейчас его нет, вода ушла на глубину.
По геологоразведочным данным, возможная мощность водоносного горизонта «Сухоречки» 35 тысяч кубометров воды в сутки. Но разрешенное количество добычи воды из месторождения составляет всего 20 тысяч кубометров в сутки. Остальные 15 оставлены специально с целью резерва. Однако даже при разрешенном водозаборе в 20 тысяч, мы из него столько не берем и никогда не брали. Самое большое – 12 тысяч кубометров в сутки.
Из Сухореченского месторождения за «Модулем» действительно в свое время забил артезианский источник. Когда производили геологоразведку, определяя границы и мощность водоносного горизонта, там стояли буровые скважины и, кажется, Шахтинское ПМК производило бурение. Одна такая геологоразведочная скважина была как раз у посадки, с левой стороны дороги на «Якорь». Другая была прямо напротив больницы, в пойме реки Миус. Третья находилась неподалеку от хутора Дараганов и так далее. Когда гидрогеологи вскрыли запечатанный глиной водоносный горизонт, из-за избыточного подземного давления наружу стал бить фонтан, за что лично я в свое время даже получил нагоняй от районных властей, что вода выходит на поверхность, хотя скважина была и не наша, «Водоканал» ее не бурил.
Но с другой стороны – зря разливалась чистая питьевая вода. Пришлось ехать и после геологов заваривать эти скважины под давлением крышками с резьбой, и чтоб вода из них не выходила, накручивать туда краны. А потом из-за того, что пробили еще несколько скважин в других местах, давление конкретно в этом месте упало, и вода перестала вытекать самоизливом. Сейчас неподалеку от бывшего «фонтана» стоят насосы, которые и качают воду с глубины 90-100 метров. При этом каждый насос, имея мощность 65 кубометров в час, подает воду в количестве 50 кубометров в час, потому что именно такое количество разрешено к водозабору, исходя из заключений гидрогеологов.
В Куйбышево, например, водозабор устроен несколько иначе. Там из-за недостатка воды скважина определенное время стоит, и вокруг нее накапливается вода. Затем ее откачивают. И снова ждут, пока заполнится водоносный слой. Постоянно качать воду, как в нашем районе, там невозможно. Собственных запасов подземной пресной воды в Куйбышевском районе очень мало.
И все же, при всей своей уникальности, при всей своей мощности, при всей своей защищенности водоносный горизонт Сухореченского месторождения, как и все экологические системы, очень уязвим. Ведь он представляет собой единое целое. Когда делали геологоразведку, по этой стороне Миуса, по окраинам Матвеева Кургана, уже было шестнадцать работающих скважин. А когда пробурили на той стороне в пойме три первых скважины, и поставили их на прокачку, то практически сразу в некоторых скважинах в Матвеевом Кургане стало сухо, вода ушла. Хотя изначально гидрогеологи предполагали, что сам Миус будет водоразделом, и вода на всем левом берегу «останется». Но вот не получилось.
Зато были и другие случаи «исчезновения» воды. Недалеко от «Нового» кладбища была скважина. Пока людей хоронили по одну сторону от главных въездных ворот – она работала. Когда стали хоронить и по другую – ее пришлось закрыть, хотя под ней было два действующих водоносных слоя, а в них - прекрасная по качеству вода. Но по санитарным нормам, скважина для забора питьевой воды не может находиться ближе ста метров от кладбищ и им подобным загрязняющим объектам. В итоге конкретно эту скважину пришлось закрыть.

Ирина Аксенова, техник-метеоролог метеостанции ГУ «Ростовский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями»:
- Мы провели расчёт показателей температуры и осадков по Матвееву-Кургану за период с 1994 по 2014 годы, чтобы узнать, есть ли какие-то изменения климата, вызвавшие процесс «ухода» воды». Проанализировали как среднегодовые и летние температуры воздуха, так и количество выпадающих осадков. Что можно сказать?
Среднегодовая температура воздуха за это время не изменилась. Существует определенные периоды, сложно сказать, чем они обусловлены, когда несколько лет подряд она может быть немного выше нормы, затем – ниже. Но эти изменения незначительны.
То же самое можно сказать и о среднегодовой норме осадков. Для Матвеева Кургана это 566 миллиметров. При этом климат таков, что если за два-три года общее количество осадков выпадает ниже нормы – 450-530 миллиметров, то потом природа все «наверстывает» и следующие два-три года норму «перевыполняет». Так было, например, в 1994-95 годах, когда была засуха, а в следующие два года осадки были выше нормы. Рекордным по дождям стал 1997 год – тогда выпадало 898 миллиметров осадков, кстати, этот же год был и самым холодным, среднегодовая температура воздуха составила всего +8,4°С. Зато потом опять пришла засуха. Самым жарким и засушливым выдался 2008-й, выпало всего 278 миллиметров осадков. В этом же году была и самая высокая среднегодовая температура - +11,7°С. Зато самое жаркое лето у нас было в 2010-м, когда столбик термометра показывал в тени +42°С.
Однако если в среднегодовых показателях особых изменений выявить нельзя, при рассмотрении среднемесячных и тем более, их сравнении за несколько лет, можно сделать вывод: климат в Примиусье устойчиво изменяется. Если раньше, двадцать и более лет назад, он был более мягким, ближе к «морскому», то сейчас изменения идут в сторону большей «континентальности». Зимы однозначно становятся более холодными, а лето – более жарким. Осадки тоже перестали равномерно распределяться в течение сезонов. Если раньше, например, летом хотя бы один раз в неделю стабильно шел дождь, то сейчас может быть так, что в конце весны - начале лета за месяц у нас выпадает двухмесячная норма осадков, а потом от июля до конца сентября не выпадает ни капли.
С чем связано такое изменение климата, сказать трудно, факторов очень много, но это точно никак не зависит от хозяйственной деятельности жителей самого Примиусья. Изменения идут в глобальном масштабе.


Увы, изменения, происходящие с климатом, а, соответственно, и с поверхностными водами, действительно никак не зависят от жителей Примиусья. И, к сожалению, по данным экспертов-экологов, они будут только прогрессировать. Климат в нашей местности будет продолжать становиться все более «неровным», периоды полного отсутствия дождей и высоких температур будут только учащаться.
Можно много спорить, кто или что является тому причиной: хозяйственная деятельность человека, поведение солнца, природные циклы «разогревания-оледенения», вулканическая активность планеты. Однако это мало что изменит в конкретной жизни нашей малой родины.
В этой ситуации единственный выход – учиться беречь не только «самую большую драгоценность Матвеево-курганского района» - «Сухореченское месторождение», но и преумножать наши леса и лесонасаждения, хранить наши реки от загрязнений сточными, сельскохозяйственными и промышленными сбросами и бытовым мусором, от излишнего и нерационального водозабора, от осушения заболоченных участков.
А еще - потихоньку начинать перестраивать свою жизнь и хозяйство с учетом глобальных изменений. Ведь смог тот же Израиль, фактически в пустыне, всего лишь с помощью развития технологий сбережения водных ресурсов, организации правильной обработки почв, допустимости только капельных поливов и подбора подходящих к выращиванию культур растений не только прокормить себя, но и стать одним из крупных производителей сельскохозяйственной продукции, предназначенной к продаже за рубеж! Чем хуже наши селяне? Кстати, именно климат Израиля предрекают Ростовской области ученые лет этак через пятьдесят-сто.
Пришла пора перенимать опыт…
Елена Мотыжева,
2014




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 01.08.2018 в 10:58
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора

Лена Данилова     (01.08.2018 в 15:48)
Я прочла с большим интересом. Это интересный материал, который увлекательно описан и поэтому не оставляет равнодушным. Конечно, кто-то скажет, что о Донбассе нужно с надрывом писать. Если автор где-то там поблизости, или корнями примерно оттуда - всё, обязан, как пригвожден! Вот о чем следует писать! Но, я скажу, что жизнь она ведь простая: вода да солнце, и больши ничего. Так, может быть, такие темы раскрывают ее основной смысл: доброту.. Ведь там, где люди об этом думают, переживают, он как раз и есть - жизнь... А бороться за выживание войной и агрессией, не поможет... Уже не поможет. Это все равно, что воде море крови противопоставить.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1