Дом, где живет любовь


Дом, где живет любовь
Есть в хуторе Почтовый Яр Родионово-Несветайского района знатные, знаменитые жители – супруги Долгалевы - Дарья Петровна и Василий Иванович.
Они прожили вместе 60 лет. Причем, что самое удивительное, венчались в те годы, когда это было совсем не принято. Они стали самым лучшим примером семейной жизни, любви и уважения не только для своих детей, но и для внуков, правнуков, племянников и племянниц…
Они нежно любят и с восторгом принимают друг друга, несмотря на весьма солидный возраст – им обоим уже по восемьдесят четыре… Он называет ее «Бусечка», она его – «Васенька». И каждый день в этом счастливом доме не только бывает в гостях кто-то из многочисленной родни, но и по сто раз в день звучат слова: «Я люблю тебя!»

Василий Иванович:
Я токарем смолоду был, и в армию токарем ушел. А из армии вернулся, работал учетчиком. Потом сельскохозяйственный закончил, стал механизатором. После бригадиром тракторной бригады назначили. Потом управляющим. Дома почти не бывал, все время на работе…
Вон, недалеко от нас сарай колхозный здоровенный стоял. А в нем – половина сарая кур была, половина – цыплят. И колхозе 1800 голов молодняка, 900 коров, 1200 свиней было. Представляете, сколько народу работало! И сколько было работы! Бабушка моя столько сама в доме переделала, пока я на работе в колхозе занят был! В этом я перед нею виноват, сейчас исправляюсь.
Много есть рецептов, как на свете долго жить, меня спрашивают иногда. Я думаю, что прежде всего шевелиться нужно. Вот стоит жара, мне полежать хочется, а я думаю: «Пойду, улик посмотрю! Вдруг рой прилетел?» И выйду, посмотрю, все-таки. Кукурузу схожу, выломаю. Просо срежу, посушу, веников навяжу. Так и шевелюсь.
У ведь нас участок пятьдесят соток. Двадцать пять – под огородом, остальное сад, двор, сенокос. До сих пор картошку сажаем, бахчу, и я сам все обкашиваю, с бабушкой вдвоем тяпаем. Картошка в этом году знатная. Но и «натяпкались» мы с нею тоже знатно…
Раньше еще и четыре коровы держали. Когда бабушка приболела, я сам их доить научился. Потом коров продали, сейчас только курочки остались.
А вредные привычки… Курить – это да, был грех. Потом иду как-то, слышу, вроде сзади меня свистит кто-то. Оглянулся – никого. Потом слышу – да это ж я сам свищу! В легких свист какой-то начался. А тут еще и сына, ему лет двенадцать было, за куревом застал. Так и принял решение: бросил эту гадость навсегда. А выпить – ну по праздничкам, бывает. Наливочки стопочку выпьем, не без того. Но, главное, бабушка мне сказала: «Дедушка, ты мне гляди, чтоб до девяноста лет обязательно дожили!» Так что обязательно доживем.
А как познакомились? Бабушка моя – медицинский работник – фельдшер-акушер. По распределению попала в наше село. А тут и я как раз с армии пришел. И два моих друга тоже вернулись. Ну и стали мы все трое за нашим фельдшером ухлестывать. Она на меня поначалу вообще не смотрела. Хвастуном называла.
Дарья Петровна:
Я родом из села Петровка. Когда закончила медицинское, сначала работала на хуторе Выдел, там было фельдшерско-акушерское отделение на две койки. А потом как-то начальство поняло, что я на большее способна, и, несмотря на протесты местного населения, решили меня в Плато-Ивановку перевести, там назначить в родильное отделение старшей акушеркой. Но главный санитарный врач сказал, что в Почтовом Яру я больше нужна и однажды ночью просто перевез меня на хутор, поручив весь медпункт.
Поселили меня на квартире у местных селян. А потом оказалось, что это – крестные моего будущего мужа. Я как-то никогда до Василия Ивановича ни в кого не влюблялась. Как только видела, что парни начинали за мной увиваться – просто в сторону уходила.
А Василий Иванович ко мне стал сам захаживать. Придет, вроде как к крестным в гости, посидит и уйдет. Ну не могла же я его выгнать? И уйти мне было некуда. Так и ходил, пока я не привыкла к нему… Уже и сама стала выглядывать, не едет ли на велосипеде? Не стукнет ли калитка? Так сердцем прикипела…
А замуж шла, мне мама говорит: «Дочка, хорошо подумай. Мужчина – это ведь, как дитя. Ты должна его накормить, напоить, на работу выпроводить. После с работы встретить, накормить, напоить, водички нагреть – вымыть, белье чистое подать. А пойдут деточки – еще больше у тебя детей будет. Смотри сама, сможешь ты это выдержать – значит, иди замуж, будет тебе мое благословение!» Наверное, тогда, все-таки, другое отношение к семейной жизни было…
Расписались мы 1964 году, 25 августа. И даже свадьба была. На столе – соус, кисель в тарелках, водка и закуска - огурцы. И вся деревня меня поздравляла. А после, через месяц, мы венчались в кафедральном соборе в Ростове-на-Дону. Сейчас вот многие удивляются, как это – в советские времена – и вдруг венчались? А у нас обоих были верующие семьи. Родители и настояли…
Тогда вообще многие люди верующими были. Время такое трудное все пережили, его без Бога никак не одолеешь. Муж мой вот, хоть и мальчиком тогда был, а тоже все молитвы знал.
Бойцы наши при отступлении в сорок первом году, а мы жили у Миус-фронта, посоветовали маме сделать окоп, закрыть все сверху тополями срубленными, а вход забить периной. Так мы там и сидели, пятеро детей с мамой, и молились. Немцы пришли и бросили в наш окоп гранату. Может, от того, что мы молились, не знаю, может, из-за перины, но нас всех только оглушило, но не убило никого.
А дедушка вообще никогда не прятался от бомбежки, всегда стоял в проеме двери и тоже молился, чтоб только не попало в дом, и дом не сгорел, потому что потом нам не было бы, где жить…
Однажды, когда мы вышли после бомбежки из окопа, я увидела, как вокруг дедушки вся передняя стена дома, вся лутка двери посечены, изрешечены осколками от разрывов. А на дедушке – ни царапины… До сих пор я удивляюсь силе той, дедушкиной, молитвы…
Так что мы оба – я и муж – люди верующие…
Василий Иванович:
До войны я жил в Большекрепинской. В час ночи в октябре сорок первого, нас выгнали из дома, отдали только одну корову и одно одеяло. А после подожги всю слободу. Из тысячи двухсот домов сожгли восемьсот пятьдесят. Мы всю войну пережили здесь, в Почтовом Яру, у дедушки… Простите, я не могу рассказывать, до сих пор плачу, как вспоминаю…
После войны здесь, на хуторе, и наши родители жили, и мне, когда женился, хатку здесь же родители купили. А уж в 1972 году мы построились – свой дом кирпичный завели, из Красного Луча кирпич на тракторе возили.
Было время, думали в город переехать. Казалось, лучше, легче там жизнь. Поехали в Ростов, там можно было купить дом тысяч за двенадцать на Текучева. Походили, посмотрели весь город. А потом я и говорю: «Буся, поехали-ка домой! Как не горько в колхозе, но давай вернемся! Тут суета, колгота, теснота. Людей друг на друге, все спешат, все недовольные. Ну не по нам такая жизнь! Мы с тобой покой, простор, тишину любим. Приедем, сами себе дом построим, какой захотим». Так и вернулись обратно…
Дарья Петровна:
Вот мне муж по сто раз в день повторяет: «Я тебя люблю!» А я уж какая страшная стала: меня на метлу посади – чистая Баба Яга. А он мне: «Буся, да где это видано, чтоб женщина в восемьдесят четыре года красавицей была? Нашла, о чем переживать! Да разве я тебя за красоту люблю? Ты же для меня все – я с тобой прожил, как сыр в масле катался! Да лучше тебя и на свете никого нету!»
У нас двое детей, пять внутов и шесть правнуков. Когда приезжают поздравлять, такая семья большущая! На наши пятьдесят лет свадьбы сделали нам газету – до сих пор на стене висит! А какую свадьбу пышную устроили! Мы так в молодости не гуляли!
Как вместе прожить большую жизнь? Я вот думаю, это потому, что мы вместе пережили войну. На нас каждый день налетали самолеты, нас бомбили. Мы были беженцами, мы теряли свой дом. Мы голодали. Прелую макуху ели. По пять-шесть зерен кукурузы на день. Или по скибочке пареной тыквы в сутки. Я и сейчас не могу выбросить продукты – или курочкам, или собачке…
Мы видели много крови и смертей. А после войны мы, дети, работали, надрывая силы. По ведру зерна из Кургана носили на себе пешком…
И мы поняли смысл жизни и стали дорожить каждым мирным днем. Ценить себя научились, ценить жизнь других людей. У нас не было зла. Мы никогда не делали его ни соседям, ни родным, никаким другим людям. Не ругались, не дрались.
Получали зарплату – восемьдесят шесть рублей я, восемьдесят шесть рублей муж. Еще и откладывали, собирали что-то, чтобы что-то купить. Много на базар и кур возили, и уток, чтоб чего-то заработать. Всю жизнь в труде…
Родители, конечно, очень нам помогали. Когда наши дети подросли, школу в почтовом Яру закрыли. Пришлось деток родителям отдать, они тогда уже в Курган переселились, там дети в школу ходили.
Как мы все успевали? А кто рано встает, тому бог подает. Сейчас вот и то: раненько поднимаемся, в пять утра. До десяти уже подработали, что надо, поделали. А потом лежим, жару пережидаем. К вечеру опять выйдем – поработаем.
Как свадьбу планируем отмечать? Да никак. Я детям сказала: «Ничего я не хочу. Кому надо – приезжайте, говорю, поздравьте. Но не нужно мне устраивать праздников, шишки печь, столы накрывать. Мне и подарков не надо, и шуму этого. Мне уже тишины и покоя хочется. Просто покоя и тишины».
А с Василием Ивановичем моим мы всегда вместе были, во всем. Я так думаю: лучше я посуду после помою, зато сейчас с мужем поеду и все с ним разделю и все увижу. На рыбалку – вместе ездим! Я только замужем узнала, как это здорово – с удочкой посидеть и здоровенного карпа из воды достать! И сомиков вместе ловили, и щук, и ершей! Как мы все это успевали, сама не знаю. Но, хоть на часок – да выберемся…
Только на охоту с мужем не ходила. А все остальное – всегда вдвоем!
Работы у меня, фельдшера и акушерки, всегда было очень много. Тогда ведь сколько народу на селе жило. Только в Почтовом Яру было больше двухсот детей! А рожениц сколько было! Одна я, наверное, за свою жизнь больше сотни деток приняла!
Первого своего ребеночка я вовсе в подол у машины грузовой приняла. И пуповину перерезала ножиком, который у шофера грузовика в инструментах валялся. Спиртом только протерла, и все…
И, знаете, странно вот, в таких послевоенных условиях тяжелых жили, а никогда не было у нас каких-то инфекций, эпидемий, болезней. Не было в нашем хуторе смертности. То ли люди здоровее были, толи болезни эти к нам после искусственно завезли, когда границы после «железного занавеса» открыли…
И ведь все только усложнялось со временем. Сначала на месте, на хуторе, рожали. Потом все поменяли, стали говорить: «Везите в Крепкую». Потом: «Везите в Родионовку». Потом: «Везите в Чалтырь или Ростов». А в Ростове: «Везите в другую больницу, наша вас не обслуживает». А женщина разве может ждать, когда роды начались? Вот и получается, пока ее возишь за тридевять земель, пытаясь по инструкции правильные больничные условия обеспечить, она рожает где-то в грязном кузове или на заднем сидении, а то и вовсе под кустом…
Зато муж – за что ему благодарна – тоже всегда со мной был. В два часа ночи меня вызывают, он спокойно встает – мотоцикл заводит и везет меня сам туда, куда нужно… Мы с ним вместе и в Ростов возили рожениц, и роды вместе принимали. Так что и в таком важном деле – тоже вместе. Это, наверное, главное.
Василий Иванович:
На охоту и впрямь, не ходила со мной моя женушка. А что все остальное вместе – так у нас это с самого начала повелось. С пчелами, вон, мы тоже вдвоем управляемся. Бабушка моя все умеет: и обрезает сама рамки, и мед качает. И пчелы ее не кусают. А я смотрю и думаю: почему бы им не любить такую прекрасную женщину? Я же ее – люблю!
Елена Мотыжева
Деловой Миус, 2014




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Разное ~ Интервью
Количество рецензий: 8
Количество просмотров: 38
Опубликовано: 31.07.2018 в 15:17
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора

Andrew Akeens     (31.12.2018 в 10:10)
"...вне зависимости от наличия вдохновения и твоего физического или морального состояния - это очень стимулирует перестать корчить из себя звезду. И вместо этого просто быть самим собой и наслаждаться тем, что делаешь..." (с) Елена Мотыжева
У Вас хорошее зрение.
Вселенная - любопытная вещь...

Елена Мотыжева     (02.01.2019 в 09:42)
Зрение у меня самое обыкновенное - человеческое)
А Вселенная - действительно, удивительная вещь. Как, впрочем, и сама Жизнь.
Хорошо, если смотрящий на нее человек умеет удивляться.
Еще лучше - когда он умеет чистосердечно порадоваться тому, что его удивило.

Andrew Akeens     (02.01.2019 в 14:19)
"Зрение у меня самое обыкновенное - человеческое)..." (с)
О, Господи, Елена... Да, я же ж, только таковое и подразумевал.
Просто, нынче, это охренительная редкость...

PS... А. Чуть не забыл... гм... во Вселенной - это - редкость... :)...

Лена Данилова     (31.07.2018 в 17:44)
А почему никто и ничего не пишет? Мне, например, очень понравилось интервью. Написано интересно, простыми человеческими словами, красиво и трепетно читается как поэзия. А когда проза, и тем более журналистика читается как поэзия, то вряд ли можно найти лучше. Я, когда прочла:
"И каждый день в этом счастливом доме не только бывает в гостях кто-то из многочисленной родни, но и по сто раз в день звучат слова: «Я люблю тебя!»

я подумала, что всем бы так. Вот, чтобы всем людям Господь так дал прожить, как героиня написана:

"Дарья Петровна:
Вот мне муж по сто раз в день повторяет: «Я тебя люблю!» А я уж какая страшная стала: меня на метлу посади – чистая Баба Яга. А он мне: «Буся, да где это видано, чтоб женщина в восемьдесят четыре года красавицей была? Нашла, о чем переживать! Да разве я тебя за красоту люблю? Ты же для меня все – я с тобой прожил, как сыр в масле катался! Да лучше тебя и на свете никого нету!»
У нас двое детей, пять внуков и шесть правнуков. .."

с любовью! Очень хорошая публицистика, настоящая. Прошу оценивать, проходите и не стесняйтесь, пишите отзывы.

Елена Мотыжева     (01.08.2018 в 09:53)
Спасибо. Мне очень приятна такая оценка моего труда

Лена Данилова     (01.08.2018 в 15:42)
У вас достойный труд, просто на этом сайте "пейсатели" устраивают бесконечный срач с форуме (где смещалась половая принадлежность из-за развитой на генетическом уровне агрессии пролетариата; его всегда раздражала претензия на интеллект и аристократию после того, как всех дворян поставили в Росси к стенке!) и поэтому мало кто выражает свое мнение о творчестве людей, тем более профессионалов. Здесь глухо как в танке, потому что без танка не проехать... Современное общество городов таково, что каждый за себя и все вместе против кого-то, кто выбивается из этой массы. На самом деле им показать нечего. Они тунеядцы, которые считают себя гениями и все уже написали. Теперь у них срач! А вам есть что показать. И труд ваш для людей, а не для сомнительных "поэтов"...

Елена Мотыжева     (12.08.2018 в 20:29)
Все ссоры и скандалы оттого, что людям творческим либо считающим себя таковыми жизненно важно получать признание от других людей. А, поскольку круг читателей на литературных сайтах, как правило, ограничен самими писателями и их редкими знакомыми (судя по моему опыту) весь негатив в этой среде - всего лишь проявление слишком большой конкуренции.
Мне, конечно, признание тоже приятно и важно. Но, в отличие от очень многих других, признание читателей у меня есть в реальной жизни, а не на литературном сайте.
А еще - мне настолько повезло, что мое творчество стало моей работой. А когда твое творчество - это твоя работа, и когда в буквальном смысле пахать над текстами приходится каждый день, вне зависимости от наличия вдохновения и твоего физического или морального состояния - это очень стимулирует перестать корчить из себя звезду. И вместо этого просто быть самим собой и наслаждаться тем, что делаешь.
Я люблю учиться. Причем, именно на результатах других людей. Но мне не интересно кого-то унижать, кому-то завидовать или отбирать у кого-то читателей: у меня и так есть есть, для кого с радостью писать на своем маленьком уровне маленькой российской провинции. Потому что такую искренность и теплоту, как у простого сельского человека, который из своего села тащился до редакции на стареньком автобусе 40 километров, лишь бы увидеть тебя и сказать тебе "спасибо", - в виртуальной реальности редко встретишь...
К сожалению (а может, к счастью), я тоже не слишком большой любитель оценивать чужое творчество и писать рецензии. Да и читать чужие произведения мне особо некогда... Так что, думаю, на этом сайте я никому не доставлю больших хлопот.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1