Анатолий Труба -- роман в стихах и прозе




 АНАТОЛИЙ    ТРУБА   ---   РОМАН     В    СТИХАХ    И     ПРОЗЕ  

                                  " Так думал молодой повеса ,
                                     Летя в пыли на почтовых …"
                                             Александръ    Пушкин

"Главред Труба бесчестных правил ,
Когда тщеславьем занемог ,
Он презирать себя заставил
И лучше выдумать не мог .
Ему пример , другим наука ,
Но Боже мой , какая скука ,
Пустого славить день и ночь ,
Не отходя от правды прочь !
Какое низкое коварство ,
Полупоэта забавлять ,
Его творенья поправлять ,
Печалью разукрасив царство ,
Вздыхать и думать про себя ,
Когда же неть возьмет тебя !"

Декаданс трубадуров
***
Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаюся вновь декадансом .

То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".

У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .

Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .

От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .

Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

Ужин трубадуров
***
Не сцена это а помост
И мудрецы все в ложе .
У трубадура яркий тост
И у другого тоже .

Один мудрено говорит ,
Другой еще мудреней .
А дурачок спокойно зрит ,
Чей довод увлеченней .

Стихи читает трубадур ,
Другой сонет читает .
И нет непосвещенных дур ,
Где муза обитает .

А трубадур уже трубач ,
Играет шум прибоя …
Другой в палитре передач
Играет гул забоя .

Потом чаи гоняли все ,
По кругу и за кругом .
Потом ходили по росе ,
В сортиры друг за другом .

Дурак сегодня не смешон ,
Он лишний , не на месте .
Откинул храбро капюшон
И съел сосиску в тесте .

Бирюза удачи
***
Все довольны , все при деле ,
Вася в Лене , Маша в теле .
Лишь Труба один за всех ,
Жаждет пламенный успех .
Ловит Толя тень удачи ,
То в дороге , то у дачи .
Ловит Толя пустоту ,
Ртом широким на мосту .
А в руках его награды ,
Как штакетины ограды .
Видит зрячий бирюзу ,
За оградой на возу .
Едет Толя к бирюзе ,
На засратой , на козе .
Пленка с бликом от реки ,
Как иллюзия тоски .
Обналичил Толя нал ,
Смело выпустил журнал .
-- Деньги есть ума не надо! --
Снова эхо крику радо .

Сакральное имя журнала
***
Вот от чего вдруг Александръ ?
В Тамбове Пушкин небыл .
Вы назовите Олеандръ ,
Журнал дарящий небыль .

А можно имя Михаил ,
Отметить на обложке ,
Чтоб каждый ум перекроил ,
Прочтя о неотложке .

И Анатоль не повредит ,
Читающим о разных .
А можно вывести Эдит ,
Без шуток безобразных .

А можно Кароль утвердить ,
Тогда прочтет и Тина .
Журнал не будем мы судить ,
С граффити Валентина .

Журнал Шедевры мудрецов ,
Сегодня был бы кстати .
Вождей узнаем без венцов ,
Кто честные , кто тати .

Александрина и Александръ
***
Если Аршанский решил ,
Толя Труба напечатал .
Рок свой порыв совершил ,
Девушки мир распечатал .
В мире поэзии даль
Синяя вся с перламутром .
Александрине не жаль:
Вечер забудется утром .
Девушка ищет пути ,
В зыбких туманах осенних .
Хочет от грусти уйти ,
В светлых сандалях весенних .
Александрина в душе
Чистая , духом благая .
Только видна в камыше
Снова русалка нагая .
Стелется лилий цветник ,
Светятся ярко кувшинки .
Горец перечный приник ,
К тайне роняя росинки .
Девушка с гребнем луны ,
С космами блеска сатина ,
Жаждет волшебные сны ,
С именем Александрина .
В полночь стихия стиха ,
Явную вихрем охватит --
Будет любить жениха
Так , что поэмы не хватит.

Главред Труба
***
Трубе виднее кто "жираф" ,
Кто в сотом поколении  граф .
Кто всемогущий и крутой ,
Кто жизнью падший и пустой .
Труба редактор и делец ,
И оберег его телец .
Вот если б небыло интриг ,
Не затевал бы он блицкриг .
Зачем журнал кривых зеркал ,
Где классик света не алкал ?
Где одаренный не стенал ,
О том , что всюду криминал .
Где строфы праздничных стихов ,
Без вожделений и грехов .
Как буд - то манку с молоком ,
Труба размазал кулаком .

Тропиканки и Александръ
***
У " Тропинки " все не то ,
Не стихи , а сажа !
Ты Труба как дед Пихто ,
И журнал как лажа .

Тропиканки из кружка
Бредят о Тамбове .
Словно пани у лужка
И друзья панове .

Все банальное несут
И твердят наивность .
Тени прошлого пасут ,
Где витает дымность .

Нет "антоновцев" в стихах ,
Нет времен развала .
Нет погрязших во грехах
И событий шквала .

Нет свершений трудовых
И потерь бездумных .
Нет стяжаний ножевых
И базаров шумных .

Есть словесный бутерброт ,
С маслицем и хлебом .
Пыльных тем круговорот ,
С задымленным небом .

Имперские амбиции
***
По имперски и не иначе ,
Быть с журналом легко на Руси .
Ездил прежде на серой кляче ,
А теперь на орловском скачи .

Ты главред самодержец культуры ,
Анатолий Труба дорогой .
Пусть кудахчут Козловские куры
И заря воссияет дугой .

Ты журнала приват - император ,
Судишь всяких и яких рядишь .
Но Алешин кричит : -- Провокатор !
Ты болван самозванцем сидишь ! --

Управляй величаво и строго ,
Александром журналом в меду .
Фаворитов печатай немного ,
И не плюнут таланты к стыду .

Одаренных всегда единицы ,
Не гони ради свиты пургу .
Если ты не кормилец синицы ,
То Жар - птица чинарь на снегу .

Трубецкой благородного рода
Или ты самозванец Труба ?
Под лучами небесного свода ,
Как на паперти жизни судьба .

Труба на коне
***
Какой редактор на коне
И Холмс не сыщет !
Он лучший в вольной стороне ,
Где ветер свищет .
Князей потомок Трубецких ,
Труба как воин .
Он вне построек городских ,
Степи достоин .
Скачи по травам Анатоль ,
По весям доли . . .
Но только душу не неволь ,
Без Божьей воли .
Ты судишь добрых сгоряча ,
В порыве рьяном .
Но светит истины свеча ,
Над дурнопьяном .
Скачи бесстрашно на гнедом ,
К заветной цели .
Но знай Икары над гнездом ,
Уже взлетели .

Веселый кагал
***
Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
КОткало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все Максимально тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

Труба и "Мефистофель"
"Люди гибнут за металл
за металл ..."
Слова из оперы "Фауст"

***
В Трубу вселился " Мефистофель ",
Отвратный бес Козловских смут .
И душу выжег баламут ,
И вставил вяленый картофель .

Труба теперь похож на франта ,
Из круга бизнес - профессур ,
Он превращает местных кур
В любую птицу и мутанта .

Несушка ласточкой летает ,
Рыжуха песенки поет ...
Когда сосет его койот
И петушок ледышкой тает .

Все извратил Труба в округе ,
Все в туне жизни покривил .
По таксе лжи установил ,
Извивы блата и услуги .

-- Ты говори о светлом Боге
И делай темные дела --
Но Толю к бездне привела ,
Такая " истина " в итоге .

Творчество под копирку
***
Миша Прудников наивен ,
В деле творчества души .
Говорит : -- Не агрессивен ,
Кто стихи писал в глуши --

Видимо у Миши взгляды
Как у ангела в раю .
Есть поэты ретрограды ,
Есть Труба в родном краю .

Есть " святая " Валентина ,
Благовестница тропы .
Есть Елена Мессалина
С плоскостопием стопы .

Но всегда крутая нравом ,
Гениальна для друзей .
В левом округе и правом ,
Где конюшня как музей .

Миша Прудников с Трубою ,
Как два Януса с монет .
Видят жизнь лишь голубою
И другой на свете нет .

Вновь "Энергия" энергий
Зарядит подлунный сон .
И прикупят женам серьги
Миша с Толей в унисон .

А потом прикупят Мазду
И в придачу БМВ .
Убедят в Тамбове мазу ,
Что стихи сулят лаве .

Гранты творчеству помогут ,
Графоманов , не других .
Сколько надо столько смогут ,
Сотворить стишат благих .

Но зачем хвалебным налом
Всю Тамбовщину смущать ?
За Татарским ближним валом ,
Жизнь не стоит упрощать .

Не размазал
***
Никитин деньги не размазал ,
Вручил Дорожкиной с Трубой .
Пальнул в гусыню и промазал
С берданкой ало - голубой .

Клин пролетел над Притамбовьем ,
Над эхом властной коляды ...
Размазал тему многословьем ,
Бомонд поэтов ерунды .

Они преградой стали жуткой ,
Валюха с Толей заводным .
Витает кривда голой уткой ,
Над фолиантом проходным .

Волна событий долгожданных ,
Нагрянет вскоре на Тамбов .
Дорожкину порочных данных ,
Сметет с макулатурой слов .

Блефуют служки власти лихо ,
Стяжая славу и деньгу .
А я пишу шедевры тихо ,
На светлом цнинском берегу .

Валюха мерзкая и злая ,
Талантам ходу не дает .
На лунный свет ночами лая ,
Мамоне ложью воздает .

Просвет в сумраке бытия
***
Кому же ты служишь Труба Анатолий :
Продажным , двуликим , плохим .
Ты роком не выйдешь из грязных историй ,
Пушистым , святым и сухим .
Ты выйдешь изгоем до ужаса грязным ,
Поганым , как тина болот .
И пан Поляков рассказом развязным ,
Охаит бесславный твой лот .
Лариса Васильева тоже отринет ,
Журнал индульгенций тщеты .
И вновь Колпаков убежденно покинет ,
Бездушный кильдим нищеты .
Служить фаворитам порочного круга ,
Мамоне судьбу проиграть .
Труба Анатолий ты славишь не друга ,
А нетя влюбленного в гать .
Тамбовские нети безумия дети ,
Жестоки и всюду хитры .
Но ангелы неба расставили сети
И воинов звездных шатры .
Журнала блескучая , яркая фишка ,
Таланту не истина дней .
Душевная тема , сердечная книжка --
Просвет между смутных теней .

Дамы - подруги по недавним хитросплетениям и интригам , как бы отвечают преданному ими и отвергнутому Валерию Мракову .

Труба и змеи
( Вариант сатиры)
***
Смутной Валерий годиной ,
Ближних пугаешь своих :
Черной змеей и бля...иной
Нас называя двоих .
С нами ты терся в единой
И комсоветской бывал ,
Что ж ты поганой бля...иной
Жизнь свою не обзывал ?
Сам ты в газете печатал ,
Наших творений туман .
Душу свою запечатал
И променял на обман .
Мавр ты теперь бесполезный ,
Дело твое помолчать .
Толя Труба нас любезный ,
Будет игрой привечать .
Нам он милее и ближе ,
Статусом и естеством .
Ты же убогий подиже ,
Хвалишься с музой родством.
Время твое пролетело ,
Как журавлиная тень ...
В туне худющее тело ,
Вот и несешь дребедень .

Трио авантюристов
***
Не удивлюсь метаморфозе ,
Врагов изменится судьба .
И воспоют на паровозе :
Олег , Наседкин и Труба .

В Вальгаллу новых приключений
Влетят со свистом друганы ...
А время лживых изречений
Оставят тюхрикам страны .

Есть в " Адександре " толерантность ,
В " Рассказ - газете " схожий тон .
Превыше чести лишь галантность
К тому , кто любит " Чарльстон ".

Но танец каждого лихого
Дым оплетает без огня .
Исчадьям времени плохого
Мамона кровная родня .

Труба татьбы
***
О Трубе уже писал --
Лицемер Труба .
Эскимо он пососал ,
Где лгунов татьба .
Изменялся по всему
И всегда шутя .
Мреть оставила ему
Смутное дитя .
Бьется рьяно у Трубы
В сердце чернота .
И на росстанях судьбы
Злобы маята .

Корнет и интернет
***
Где Олег твои шедевры?
Где Толян твои в ответ ?
Заслонили бабы - стервы
Аполлона яркий свет .
Вы вражины виноваты --
Разлюбил вас Саваоф .
Поэтессы бьют в набаты ,
Лишь они владыки строф .
Вы крещеных предаете
И готовы кинуть в грязь .
Мрети падших воздаете
И в кумирах бездны князь .
Нет шедевров -- нет поэта ,
Есть хвастун и тамада .
От заката до рассвета ,
Сладко спите как всегда .
Эх , Алешин ты в интригах ,
Сам себя перемудрил !
И Труба в лихих блицкригах ,
Без руля и без ветрил .
Я один к Парнасу еду ,
На Пегасе я корнет .
Заскачу на почту в среду ,
Заплачу за интернет .

Зоревое вдохновение
***
Стал Олег как Железняк ,
Анархист матрос :
-- Толя гонит порожняк ,
Он Труба - отсос !
Так журнал обогатил
Всячиной сякой ,
Что Козловщину залил
Мутною рекой --
-- Неспеши матрос восстать ,
Ты еще никто ,
Анатолий может стать
Славным , как Пихто !
Газетенка под тобой ,
Жалкая до слез .
Видно лечишь ты срамной ,
Свой педикулез --
И Труба трубит в трубу ,
Чтобы на коне ,
Ангел высказал табу ,
Вольной старине .
И Алешин лупит мух ,
Трубочкой из грез ...
Только мой ласкает слух
Муза у берез .
Сочиняю строфы снов ,
На любви горе :
Как прекрасен мой Тамбов ,
Видом на заре !

Трубадур Анатолий
***
Кто он Труба Анатолий :
Вольный поэт или тать ?
В мире иных аллегорий
Сможет ли духом блистать ?

Станет от чистого сердца
Славить Владыку небес ?
Или с мелодией скерцо
Будет фальшивить балбес ?

Кто он : потомок вагантов
Или душой трубадур ?
Может в кругах коммерсантов
Он Казанова для дур ?

Пой Анатолий о многом ,
Сделав журнал Александръ .
Пусть мельтешат за порогом
Тени " врагов -- саламандр " .

Жадность порочных сгубила ,
Каждый скупой одурел .
Толю звезда возлюбила ,
Что бы талантов узрел.

Толя не страстный хапуга
И не стяжатель монет .
Не отвергает он друга ,
Если тот нищий поэт .

Имя журнала бессмертно ,
В буквах лучи высоты .
В образе все интровертно ,
Как в человеке мечты .

Пой о земном ветродуе ,
Пой о пожаре зари .
Только о Господе всуе ,
Мирной душой говори .

Купец и товар

Ржут кобылы и быки ,
И хохочут куры ...
Из деревни Гомзяки ,
Едут бабы дуры .

Едут сразу на осле
И козле не старом .
Едут все на веселе ,
С ходовым товаром .

Самогон и квас крутой ,
В таре из березы .
И бульон везут густой ,
Что б не сбили дозы .

Есть хмельное и харчи ,
Сало и колбасы .
Есть арбузины с бахчи
И стихи - атасы .

Принимай товар купец ,
Анатолий важный .
Ты редактор молодец ,
Весь собой отважный .

С каждой вирши почитай ,
Творческой гомзячкой .
А потом во ржи мечтай ,
Как моряк с морячкой .

В Александре живность ржет
В жизни ржет не хуже .
Толя в сердце сбережет ,
Все что любит дюже .

Подельщик Трубагоев
***
Ему важнее сам процесс ,
Всего что происходит .
И он бездарных поэтесс
В квадрат шутя возводит .

И в куб любую возведет ,
С неотразимой славой .
В журнале рубрику ведет ,
С придуманной забавой .

Печатает державших гуж ,
Из Гомзяков и рядом :
Как пронизал супругу муж
Хмельным , горячим взглядом .

Как бабку устрашил козел ,
Своим лохматым видом .
Как заплутавший между сел ,
Шатался лунным гидом .

Литературщину несет ,
Журнал свободно в массы ...
А он вовсю деньгу кует ,
Не отходя от кассы .

1
Дни Трубиных

С Дашковой Труба Анатолий ,
Графиней держал вновь журнал .
И в нем эмигрантских историй ,
Он сонмы один рассказал .

Как буд - то он внук Трубецкого ,
Того что не сгинул в аду .
И вОйска доселе Донского ,
Он знает бои и беду .

Как буд - то Советы Трубины ,
Терпеть не могли никогда .
И жизни познали глубины ,
До самого черного дна .

Пришлось изменять окончанье
Фамилии предков Руси .
Теперь роковое звучанье ,
Вердиктом в кабак приноси .

В журнале редактором служит ,
Привержен к большим именам .
Быть может награду заслужит ,
Подстать золотым орденам .

Журнал в Ярославле замечен ,
В руках у святого попа .
Труба Анатолий отмечен ,
Наградой размером с клопа .

Дофины поместной культурки
В коллегии с ним на паях .
И штабс - генерал Литературки ,
За князя в Тамбовских краях .

Другие Трубины не дремлют ,
Деньгу обоюдно куют .
Рыхлят , культивируют землю
И в почву таланты суют .

И стебли у них вырастают ,
С початками звонких монет .
Статьи журналисты верстают ,
О том чего в принципе нет .

2
Сентенция

Если курирует Голова
и выбирает метресса ,
значит не искренние слова
щедро прославит пресса .

Снова игры мишура на кону ,
лживая вся , цветная .
Любит позерка себя одну ,
книги талантов пиная .

Снова пластинка из сундука
кружится на патефоне ...
Муза небесная пишет : "Тоска",
тенью на сером фоне .

Много метресса горей принесла ,
искренним с возласом : " То - то !" .
Слава дурная ее возросла ,
что бы упасть в болото .

3
Великий

Заплатил и ты великий ,
И могучий на века .
Не беда , что многоликий ,
Как наследник чудака .
Нет причин для истязаний ,
Совести и чести всей .
Заплатил и миф сказаний ,
Будет кривдою Расей .
Рынок ныне распрекрасный ,
Покупай и продавай ...
Если ты торговец страстный ,
Звездный образ создавай .
Если жаждешь снова сказку ,
Ты с задором напиши .
И цени наград подвязку ,
Вместо искренней души .

В разливе
***
В разливе – дом. Осунулся старушкой,
Труба погнулась. Крыша разошлась.
Под окнами отстала краска стружкой.
Хозяйка вышла, и звезда зажглась.
                                                  Лук. Ел.
Шарж
***
Ах , Толя не маши в Разливе кружкой ,
Там шалаша вновь крыша разошлась .
И пахнет пень олифою и стружкой ,
Звезда мечты от запаха зажглась .

Труба не гнись , по ветру зоревому
И на закате тусклом не кривись .
Старушкою подходит кличка дому ,
Ты возопи , но эху не дивись .

Оно летит до самого Тамбова ,
Потом до Токаревки долетит ...
Не обижайся на звучанье слова ,
Которое ничто не золотит .

Сгребает снег подруга у калитки ,
Он голубой , но сны его галдят ...
Труба оставь походные пожитки
И убегай куда глаза глядят .

        Жданный       лист

На ладони раскрытые веером ,
Лист упал не дождливым вечером .
На кленовых прожилках заря
Написала : -- Мечтаешь не зря --
Грусть прошла с маятой одиночества
И прилив вдохновенного творчества
Захлестнул ее нежную вновь ,
Стала строфами к жизни любовь .
Показалось -- идет он желанный ,
Весь реальный , не призрак экранный
И несет хризантемы цветы ,
В листопаде осенней мечты .
Чудеса светозарного творчества ,
Тени выжгли ее одиночества .
Луч зари отразился крестом ,
На ладонях с кленовым листом .

***
Ты думаешь свое возмешь ,
От жизни непутевой .
Рукой волшебною взмахнешь
И станет радость новой .

В автомобиле за рулем ,
Промчишься по России
И золотым блеснешь рублем ,
Себя признав мессией .

Когда величество твое ,
Достигнет апогея ,
Крестом отринет воронье
Монашка Пелагея .

И ты почувствуешь раба ,
В себе с печальным роком .
Ах , как сияла грез судьба ,
В мальчишке светлооком .

Индульгенции тщеславных

1
Гордыня выше всех значений ,
Объяла каждого давно :
Олег Алешин гипер гений ,
Труба Толян богов оно .
Тщеславие запал и порох ,
Поступкам в мире суеты .
Газет несет редактор ворох ,
Другой журнал несет мечты .
Навыпускали тексты оба ,
О том , что пылью занесло .
И каждого терзает злоба ,
Что мимо славу пронесло .
Толян награды собирает ,
Как разноцветные грибы ...
Олег такого презирает ,
Сторонника времен татьбы .
Грешат по мелкому и крупно
Лукавят всюду и везде ,
Забыв , что ложное преступно
И подлое не скрыть нигде .
Бездарных к облаку возносят ,
Продажных в первые ряды .
И либералов бредить просят ,
От Писарева до Середы .
Аршанский сводником панует ,
Сам отбирает стихири .
Труба гетерушек милует ,
Что пудрят локоны зари .
Лгут ради власти над умами ,
Чтоб на покладистых влиять .
Таланты издаются сами ,
Стремясь за истину стоять .
Талантов светлых единицы ,
Их ненавидят и клянут .
Печати волки и волчицы
Клыками откровенья рвут .
Но вожделеют без сентенций:
Почет , издательский амвон .
Как суверены "индульгенций" ,
"Безгрешные" со всех сторон .

2
Пошел однажды бес разврата ,
За дамой легкой по пятам ,
Она для чести мелковата ,
Но для бесчестия мадам .
Грешна , лукава и порочна ,
Как все друзья ее вокруг.
С талантами от Бога склочна ,
С бездарными " бюро услуг".
Вся на фуршете " примадонна "
И птица - жар на чердаке .
Для секса с бражными бездонна
И небыль в кривды косяке .
За ней пошел царек фуршета ,
Весь разоделся впопыхах .
Он предал доброго поэта
И юность жизни не в стихах.
Он предал прошлое безбожно ,
Как самый истовый палач .
За ним родные осторожно
Идут и раздается плачь .
По дну идут извечной туны ,
Как по морскому без путей .
И светят призрачные луны ,
Из крови падших и костей .
Старуха рядом как проруха ,
Как повитуха всей игры .
И красит мраком потаскуха ,
На плахе судьбы у горы .
Чернеют пошлые мотивы ,
Причин заблудшего умом .
Души отвратные извивы ,
Неозаримы в нем самом .
Нет индульгенций от пороков ,
От грешности прощений нет .
Подделки всяких лжепророков ,
Испепеляет Божий свет .

Цель криводушных
***
Из - за Трубы и Алешина
Явь бытия перекошена ,
Словно задворный плетень ,
Криво бросающий тень.

Вроде печатают пишуших ,
Вроде взирают на дышащих ,
Смерив расчетной шкалой ,
В затхлой душонке гнилой .

Цель у кривых от лукавого ,
С левого бока и с правого .
Ради тщеты торг ведут ,
Всех за гроши предадут .

Пахнут продажные серою ,
С полной сортирною мерою .
Чистым поэтом Валерою
Буду , я в Господа верую .

Кульбиты трубадуров
***
Труба ликуй она твоя ! Сама от счастья не своя !
Благодарит за близость слов , за единение полов ,
За постижимость дальних книг и за сближения блицкриг .
Строф отворяет воротА и мглой пугает пустота !
То к алтарю , то к кораблю стремится с фигой кобелю .
Как ты она свершит кульбит и день , и ночь о нем трубит ...
Потом к Олегу на ковер -- и вертит всю ее фрондер .
Хоть бей в литавры , хоть кричи , зовут гетеру циркачи .

Дуэль антагонистов
***
На дуэли пан Труба
И Алешин пан .
Пистолет в руках раба ,
Черный как тюльпан .

У другого не раба
Пистолет иной .
Взял оружие Труба
С миной не земной .

Ухмыльнулся не спроста ,
Анатоль в сердцах .
Вновь Алешина уста
Шепчут о скопцах .

Секунданты на чеку
Крикнули : -- Сходись ! --
Дуэлянтов на веку
Годы пронеслись .

Повторило эхо роль ,
Распугав ворон .
И врагов пронзила боль
Вмиг со всех сторон .

Анатоль познал шрапнель
И Олег познал .
В травах росных коростель
Тренькал как стенал .

А в пречистых небесах
Солнца яркий свет .
У поверженных в глазах
Пламенел рассвет .

Труба и дело
***
Чей же ты друг Анатолий ,
Искренний как говоришь ?
В темах журнальных историй
Ты по заказу творишь .
Что - то закажет Аршанский ,
Что - то Ювалька Шакет ...
Где же искомый Моршанский
Истинный яркий поэт ?
Где же писателей местных ,
Творческий яркий Союз ?
Ты же царек из бесчестных ,
Как незадачливый Хьюз .
Гонишь составы по кругу ,
Снова порожними все .
Видя смурную округу ,
В яркой алмазной росе .
Вновь отвергаешь творенья ,
Признанных членов давно .
И говоришь без сомненья
Тексты бомонда : -- Говно ! --
Вновь ты печатаешь прежних ,
Избанных властью друзей .
Тенью в просторах безбрежных ,
Высится ваш " Колизей ".
Ваша кривая дорога ,
Мечена трендом чинов .
Только Поэты от Бога ,
Судьбами кремни основ .
Я гладиатор духовный ,
Ты же наемник лихач .
Твой вдохновитель верховный ,
Русскому миру палач .
Будем тревожить немногих ,
Будем сражаться везде .
Толя ты снова убогих ,
Видишь на яркой звезде .

Лира Трубы
***
Играй Труба на лире мецената ,
Похожей на небесную зарю .
Но если ложью истина объята ,
Я: -- Сгинь! -- тебе навеки говорю .

Играй Труба в духовной ипостаси
И дуй в трубу , украсившей айфон .
Чтоб в Манях пребывающие Васи ,
Щебенкой завалил Иерихон .

Но если ты сыграешь по армейски
И озариться призрачная стынь :
Лукавые уйдут по арамейски ,
Стяжать обетование пустынь .

Печатай в Александре Александра
И Михаила Лермонтова в тон .
И Крымская веселая Массандра
Подарит опьяняющий бутон .

Дежавю журнала Александръ
***
Ты повторяешься Труба
И ты Аршанский тоже .
Журналов схожая судьба ,
Повторами -- о Боже !
Печатал Коля друганов ,
В Тамбовском альманахе .
Он Начаса в палитре снов ,
Узрел в святом монахе .
Увидел Стаха со свечой ,
У места приключений .
И Дымку с алою парчой
На ложе развлечений .
Наседкин Вале воздавал ,
Журналами за дружбу .
И рай печатный создавал ,
Ценя метрессе службу .
Вовсю блажили друганы ,
Печатались от пуза .
Таланты чуждой стороны ,
Темнели , как обуза .
Тропинке фору и любовь ,
Другим огромный кукиш .
Люпофь воспламеняла кровь,
Лукавой леди - сукиш .
Настало время дежавю ,
Все повторилось снова .
Валуха вторит интервью ,
О гениях Тамбова .
Печатают Тропу опять ,
Девицы как в божницах.
И Николай готов распять
Елену на страницах .
Все повторяет Александръ ,
Что было в альманахе .
И вновь соцветья олеандр ,
Видны на черной плахе .

Призрак свалки
***
Профессор Труба Анатолий ,
Мичуринский экономист .
Участник скандальных историй ,
Неистовый он активист .
Что было уже позабыто ,
Он главный редактор теперь .
Преступное время убито ,
Широким порывом потерь .
Профессор печатает милых ,
Так щедро как никого .
А видеть талантов постылых ,
Не хочет он больше всего .
Но доки его ненавидят ,
За пламенный жуткий снобизм .
И Толю в поверженных видят ,
Достигшим бомжей коммунизм .
Он бродит по призрачным свалкам ,
В видениях злыдней врагов .
И хлеб рассыпает он галкам ,
Как птицам печали богов .
А в сумке несет Александра ,
Журнала двойник роковой .
И райский цветок с олеандра ,
Куста из страны таковой .
Случится ужасное с Толей ,
Бандиты ограбят его .
Останется нищий с недолей ,
Где нет из людей никого .

Приговор Алешина Трубе
***
Говорил Труба легко ,
О любви и вере ...
Но Алешин высоко ,
Взмыл в своей мере .

Все что Толя возносил
И к чему тянулся ,
Вдруг Олег перетрусил,
Плюнув ухмыльнулся .

-- Глупость бездарь огласил ,
С богохульной лажей .
Лики святых притащил ,
С графоманской сажей --

Стал судить Олег Трубу ,
Как на Страшной плахе .
Наложил на рок табу ,
Чтоб зачах он в страхе .

Только Толя был в ключе ,
Членом стал Союза .
И на трепетном плече ,
Светит ангел - муза .

Кто же прав рассудят дни ,
Что пребудут вскоре .
Мы на свете не одни --
Радость есть и горе

      Сгинь      Труба

Сгинь Труба как нечисть края ,
Растворись во мгле сырой .
Ты с судьбой лихой играя ,
Стал безбожников герой .

Ты достойного поэты
Осмеял    как   тамада .
Почерней противник света
И    исчезни    навсегда .

Я фантом твой презираю ,
Из лукавых гадов двух .
Сгинь Труба куда взираю
И отпрянет мерзкий дух .
Цель на осине

Скоро зло достигнет точки ,
В яростном огне борьбы .
И стрелки без проволочки
Выстрелят в фантом Трубы .

В Толю скопом как в десятку ,
Будут целится враги .
И пронзят в ботинке пятку ,
Рядом с шелестом куги .

Фотографии из фракций ,
На осину прикрепят .
И к " маслятам " децимаций
Подошлют рои " опят ".

Цель врагов Труба редактор ,
В гибельной своей красе ,
Что б расплаты дивный фактор ,
Кровью брызнул по росе ...

Козловские тати
***
Пока Аршанский и Труба
Журналом верховодят ,
Звенит безвременья татьба ,
Они ее заводят .

Талантов месяцы крадут
И умыкают годы .
По кругу бродников ведут ,
Незная речек броды .

Но в воровском кругу тщеты ,
Где лихость как заслуга ,
Витают тени маяты ,
Чтоб очернить друг друга .

Воруют лучшее подряд ,
У одаренных время .
Но воздаяния разряд ,
Пронзит тандему темя .

Пока Аршанский и Труба ,
В Мичуринске за славных ,
В фаворе гольная татьба ,
Шедевров самых главных .

Мимикрия
***
У Трубы растут клыки
И лохматый хвост .
-- И копыта высоки ! --
Хвалится прохвост .

Он в Козлове ловелас ,
Бес ему братан .
Бабки сыплет на палас ,
Как шальной шайтан .

-- Мне позволено мудрить! --
Голосит Толян .
-- Я умею всех дурить ,
Гомзяков - селян ! --

-- Ей , придурок не блажи !--
Молвил спич Олег .
-- Ты талантом докажи ,
Что большой стратег --

Сильно пыжился Труба ,
Что б великим быть .
Но нижайшего раба
Бездны не избыть .

У Трубы дары в руках ,
Стали пропадать .
Он остался в дураках ,
Зрячему видать .

Журнальное жаркОе
***
В Александре чушь замечу ,
Прочитаю не смущусь .
Кого гадиной отмечу ,
Еще раз перекрещусь .

Интригуйте до отвала ,
Вам крутить не привыкать ,
Вертел хищников кагала ,
Что коварней не сыскать .

Жарьте душами продажных ,
Жарьте судьбами дурных .
Я поэт среди отважных ,
Искренних людей родных .

Кредо соредакторов
***
Они не видят в нас людей :
Труба , Дорожкина , Аршанский .
Им взлет дороже лебедей
И жид потомственный Моршанский .

Им щука в соусе мила
И яйца все под маринадом .
Друган Бендерский как скала ,
Для них с червонным монетпадом .

А маца -- чудо из чудес ,
Не хлеб ржаной не пропеченный .
И в мире нет милей Одесс ,
Чем та , где есть бычок копченый .

Славяне всякие для них ,
Лишь балаболки - пустомели .
Они важны среди своих ,
Как гои дел Иезавели .

Они Сион боготворят
И землю грез обетований .
Но Александръ журнал творят ,
В Козлове русском без терзаний .

***
Ты будешь низвергнут такими ,
Как ты и повержен весь .
Унижен , осмеян лихими ,
За всю оголтелую спесь .

Ты крах ощутишь обреченно ,
За ложь и гордыню свою .
Пока же твори увлеченно ,
Болванов беды на краю .

Приговор охотника
***
Взывай вновь подлунная ширь :
То с эхом , то с филина смехом :
-- Труба Анатолий визирь ,
Накроется тенью как мехом --

Теперь он властей фаворит ,
Печатает злыдней в журнале .
Но вместе с гордыней сгорит,
В своем безнадежном финале .

Алешина Коля клеймил ,
Как нетя - нуля и балласта .
Наседкину жертва хамил ,
С манерами лжепедераста .

Охотились все на живца ,
На кролика или на птицу .
Но видели вновь подлеца ,
Когда находили криницу .

Труба же себе приговор ,
Как дурень шутя накалякал .
С пустыней продлит разговор ,
В которой охотником крякал .

Маски Трубы
***
Потерял лицо Труба ,
Светлое с румянцем .
Стал подобием раба ,
Видится поганцем .
Служит делу суеты
И пиар - печати .
Маски носит маяты ,
С миной исполати .
Угождает всем чинам ,
Дующим на воду .
Угождает всем лгунам ,
Безобразным сроду .
Редактирует журнал ,
Как - то он убого .
Словно грешного познал
В жизни очень много .
Не печатает творцов
Истинных манерных .
Ценит сельских удальцов
И порывы скверных .
Все кривое у Трубы
И душа , и совесть .
Маски подлости грубы
И судьбины повесть .

Сад Анатолия Трубы
***
Приснился Толе сад чудесный ,
Живой из лиц между ветвей .
И луч пронзительный небесный ,
И Гласа звучный суховей .

Горячий ветер как оракул ,
Горланил путано и вдруг ,
Толян узрел десятки Дракул
И Валь Двурожкиных вокруг .

Рашанский стал клыкастым волком ,
Завыл на красную звезду .
Труба понять не может толком :
В саду он или весь в аду ?

Взмолился Толя как на плахе ,
-- Спаси Господь и сохрани ! --
А Валя в пламенной рубахе ,
Сжигала жизни грешной дни .

Деревья кронами горели ,
Плоды пылали на виду .
Труба читал по кругу цели ,
О предсказанье на роду .

Он был противной веткой древа ,
С шипами мерзкими всегда .
И с права от него , и слева ,
Кружились вороны вреда .

Хихикали нахально груши ,
Кричали сливы ни о чем .
И черные маслины - души
Вопили : -- Звезды ни при чем ! --

О , жуткий сон противоречий ,
Чудовищный , как мрака бес !
Труба зажег спасенья свечи
И сад увидел без чудес .

Царский зал Урала
***
В Царском зале в округе Урала
На рассказчиков свита взирала .
За столом восседали вельможи ,
На дворян новорусских похожи .
Лихо конкурс вели " Молодежь
Предуралья не множьте галдеж ".
Александр не мичуринец Семин ,
Был научным наследством огромен !
И Труба Анатолий не промах ,
Как паромщик на всяких паромах .
Царский зал из историй Сверловска ,
Словно нерпа из тины Бобровска .
Все чины при достойных наградах ,
Только лазы зияют в оградах .
Вот Нурай и Садай Агагбай ,
Вмиг узрели что Толя не бай !
Не вельможа Труба -- а пройдоха ,
Лжепрофессор с мандатом подвоха .
Стал долдонить Виталий Адас ,
Как блефовщикам кликнуть: "Атас!"
Можно кликнуть мышонком в сети ,
Можно крикнуть куда всем идти.
Вот швея бесподобная Тося ,
Шкуру шьет для безрогого лося .
Как сошьет для сохатого шкуру ,
Вновь рога заветвяться к аллюру .
Как прекрасны Софи и Эллина ,
Где на фото краснеет малина .
Манит девушек "Солнечный берег ",
Где нудисты блистают без серег .
В "Фитобаре " гоняют чаи
И иллюзий шукают раи …
Здесь и Рута ярка вечерами ,
В нарисованной солнечной раме .
Знать Урал и Тамбов на равнине ,
Побратимы и присно , и ныне .
Потому - то за деньги казны ,
Тамбовчанам уральцы важны ,
И в разделах "Тамбовская доля ",
Всклень уральцев печатает Толя .
В Притамбовье зацвел Олеандр ,
Стал уральским журнал Александръ .

Не казаки
***
Но Труба не казак по натуре ,
Его дело -- обманы в ажуре .
Он к Двурожкиной клОниться дуре ,
Как Хвалешин с утра к политуре .

Выпьет чарку и снова Хвалешин ,
В обалденных мечтах Пропалешин .
Без бурьяна он кралей не брошен
И зарей золотой припорошен .

Анатолий Труба и двуликий ,
Признают , что Иуда великий !
Ирод тоже велик многоликий ,
А народ не угодливый дикий .

Оба сроду они не казаки :
Болтуны , хвастуны и варнаки .
Им бы острые стрелы Итаки ,
Одиссеюшка выпустил в сраки .

Лихой редактор Труба
***
Труба на вы идет с творцами ,
Он не печатает творцов .
Душевных видит подлецами ,
Святыми видит подлецов .
Талантов дух не переносит
И честных яростно хулит .
Труба нагрудный крестик носит ,
Но выросшим хвостом юлит .
Фантомный Толя рогоносец ,
Анчутка в лунных зеркалах.
А наяву он знаменосец ,
Всегда при денежных делах .
Журнал курирует нещадно ,
На средства ветреной казны .
Грязнит поэтов беспощадно ,
А графоманы не грязны .
Все от лукавого и злого ,
Журнал не искренних начал .
Труба творит лихого много ,
Но Бог порочных развенчал .

Кукла в пузыре
***
Моих сказаний погремушку
Никто не слушает вокруг .
Все жадно слушают старушку
И враг глаголящей , и друг.

Метрессе трепетно внимают :
Олег , Мария и Толян ...
Ее всерьез воспринимают ,
Гурты восторженных селян .

Тамбовщина внимает крале ,
Как самой значимой мадам .
Она уже на пьедестале
И с неба светит городам .

Ей позволяют быть ведущей :
Двуликой , лживой , роковой .
И заливать словесной гущей ,
Что пахнет гнилью вековой .

А я гремлю душевным словом ,
В туманной туне на заре :
-- Витает кукла над Тамбовом ,
Витии в мыльном пузыре --

Милые - лЮбые
а душою грубые
Автор
***
Любите жизнь Волчихин говорит ,
Чтоб вместе не пропасть на поворотах.
Люблю ее а враг беду творит
И полыхает мыслями в заботах .
Любите всех , повсюду , навсегда ,
Не против я , а злыдни не желают.
Творять грехи до Божьего Суда
И волки воют , и собаки лают .
Я с добротой приблизился к Трубе ,
Толян же простаков везде не любит .
К Мещерякову с честью как к судьбе ,
А он узлы завяжет и разрубит .
Алешину -- Антоновка в огне --
Статья важнее всякого подарка .
Олег ответил откровенно мне :
-- Уйти подальше бытности помарка --
Люблю я жизнь как Миша написал :
С Николай , Леной , Валей и другими .
Я б фразы осужденья не бросал ,
Когда бы стали милые благими .

Лесное эхо Притамбовья
***
Труба за первого петрушку ,
Белых вновь за второго .
Взорвал Рашанский просорушку ,
Взорвет шутя любого .

Сидят на стульях вожделенно
И слушают предлита .
Мгновенье времени нетленно ,
Они теперь элита .

Не пригласили из Тамбова
Коллег по цеху Слова .
Вон как Елена черноброва ,
У Марьи есть обнова .

И Юрий горделивым паном ,
Шагает по бульвару ...
Хвалешин тоже не с профаном ,
С гордыней днесь на пару .

Не пригласили вы поэта ,
От Бога с ясным взгядом .
Зато Двурожкиной конфета
Блистала в вазе с ядом .

Вкусили чай и расстегаи
Поели с рыбой красной .
А в Притамбовье снова гаи
Шумят листвой прекрасной .

Заклинатель

Говорил мне он о змеях ,
Ядовитых и плохих .
И в отъявленных затеях:
Безобразных и лихих .

Год прошел Халерий слово
О дурных не говорит .
Словно время не сурово
И в мечтах душой парит.

По доске почета шпатель ,
Мэра явственно скользнул...
И Халерий заклинатель
Змей игрою обманул .

На доске висит Халерий ,
Весь собою как божок .
В лунном отблеске мистерий ,
Дует в дудку и рожок .

Валя сонная от звука ,
Дудки сказочной игры .
И другая не гадюка ,
Стала обручем дыры .

Змеи обликом не змеи
И Труба иной совсем .
Заклинатель всей Расеи ,
Поиграй на Хит эФэМ !

Дело Трубы

Толю осудили , дело - то труба ,
Но не посадили Господа раба .
Толя на свободе славит менеджмент ,
Он в своем народе вредный элемент .
Капитал у лживых и маржа у них ,
У других служивых нищета да стих .
Крохи хлеба сорта третьего давно ,
Лишь фанаты спорта пьют свое вино .
Хоть Труба и в деле с грифом Александръ ,
Бес в астральном теле множит саламандр .
А в ментальном нечисть расплылась мурой ,
Каждый смутный вечер Толя хмырь - герой .
Выйдет в сеть Тамбова грез гермафродит
И талантам снова истинным вредит .

Купель грехов
***
Им ничто не поможет уже ,
На судьбы роковом рубеже .
Им никто не поможет в миру ,
Души падших спасти на ветру .

Ни в СП Иванов Николай ,
Ни в Козлове седой Будулай.
Ни Никитин с деньгами казны ,
Души злыдней порочных грязны .

Ни игра а поддавки у черты ,
Ни свое восхваленье Вирты .
Лживым искренность не соблюсти ,
Быть людьми в незабвенной чести .

Пусть беснуются с грифом СП ,
В небесах есть свое КПП.
Александръ не от Бога журнал ,
Старт блестящий еще не финал .

На страницах журнала мура ,
Что в тумане случилась вчера .
Нет талантов с божницей стихов ,
Есть купель безобразных грехов.

      Сицилия     Трубы

Как власти хочется поведать ,
Познать и славным побывать !
Труба приехал не разведать ,
А злато счастья добывать .
Сицилия как мяч футбола ,
У рока трепетной ноги .
Труба не вожделеет гола ,
От итальянского слуги .
Он хочет быть лишь президентом ,
Как капо тутти капи днесь .
Не Александра резидентом ,
Он дожем озарился весь .
Трубу избрали всем кагалом
И Синьорэлло огласил ,
Что будет Толя генералом
И адмиралом как просил .
Весь " Дом России " величаво ,
Направит он к Парнасу грез .
Теперь имеет капо право ,
Забыть о Родине берез .

    Престол     небожителя

Приезжал Николай Иванов ,
Чай попил и уехал в Москву
И остался Мичуринск - Козловъ
Одиноким на грустном веку .

Приписали журнал Александръ
И к Палермо , и к фирме СП ,
Только тени чужих саламандр
Охраняют Трубы КПП.

Не пройти мне к престолу его ,
Главредактор теперь президент .
Александра журнала всего ,
Он звезды внеземной резидент .

Небожитель в лучах снизошел :
Гулливер Анатоль , Геркулес !
Но мальчишкой ко мне он пришел
И вошли мы в СП без чудес .

      Поцелуй       Трубы
                      ***
В саду моем не очень густо ,
Малинник рос и расцветал .
Трубе по виду было грустно ,
Он в алых грезах не витал .
-- Вы помогите с П Союзом ,
Хочу вступить сильней всего .
Олег и Коля с черным грузом ,
Меня отшили от него ---
Я почитал стихи изгоя ,
Пахнуло призраком снегов .
Но возмутился снова стоя ,
Поступком низменным врагов .
-- Ну что за истовые каты ,
Всех опорочить норовят ?
У них ума полны палаты ,
А души подлые кровят ! --
Я написал Трубе -- Согласен !
Талантлив очень и умен !
Порыв вступления прекрасен ,
Пусть будет членством окрылен ! --
Труба был рад святому делу
И поцелуй мне подарил .
Но вскоре к крестному уделу
Мою судьбу приговорил .
Он предал резко и вальяжно
Меня за сущие гроши .
И служит грешникам отважно ,
Всем не имеющим души .
Как буд - то нет меня поэта ,
Распял презреньем и забыл .
Но лучик зоревого света ,
При поцелуе ярким был .

       Музей      Трубы

В музее Трубы награды
Висят и блистают щедро …
Вот дали одни ретрограды ,
Другие Николо и Педро .
Имперские есть с короной ,
Вручал их Павло император .
Крылатые есть с вороной ,
Вручал их Азеф провокатор .
Любые   висят   на  выбор ,
На вкусы , цвета и взляды .
И золотом льется верлибр ,
И фосфором светят шарады .
Награды  за  то  и  за  это ,
За  все   и   другое   дело .
За то что в Козлове лето
С грозой не одной пролетело .
За то что зима в Козлове
Была необычно студеной .
Зв то что Труба на слове
Зарю изловил нарожденной .
Труба промышлял рыбалкой ,
Иного , базарного смысла .
Награды ловил он с яркой
Идеей , типаж коромысла .
С бадьями  по  оба  края ,
Огромными словно бочки .
Награды   ловил   играя ,
В тщеславие без проволочки .
На каждом кону не скупился ,
Рубли он бессчетно ставил .
Где прОдался , где купился ,
Музей из наград и представил .

         Судья     Труба
                    ***
Пока с Трубы вода стекает ,
Как с Первомайского гуся .
И Анатолий не икает ,
В дом Александра пренеся .

В журнале главный он доселе ,
Как генерал и адмирал .
Но выжил важный еле -- еле ,
Когда подсудным умирал .

Скроили дело за растраты ,
Судили Толю не шутя .
И испытал он жуть утраты ,
Как сиротинушка дитя .

Глава когда - то Первомайский ,
Теперь в журнале за судью .
Шедевр поэта -- лучик майский ,
Весь траекторией в бадью .

Туда же повесть из Тамбова ,
Забросил гения времен .
В бадью закинул доки Слова
И тексты признанных имен .

Судья Труба не объяснимый ,
Заморских авторов в тираж ..
А с местными невыносимый ,
Всех засудил впадая в раж .

Быть может болен от причастья ,
К сиденью на вершине грез ?
Не видит всполохи ненастья
И вихри Притамбовских гроз .

  Розыгрыш      Трубы

Бывают казусы в судьбе ,
У    каждого    досуже .
Трубе в неистовой борьбе
Все   становилось   хуже .

То полыхала голова ,
То сердце билось с болью .
И сахара кусочка два ,
Казались горькой солью .

Призы хотелось получать ,
Награды    и    медали ...
И рок короной увенчать ,
Чтоб недруги страдали .

Персона высший позвонил ,
Сказал Трубе о важном .
Чиновник золото вменил ,
В раскладе эпатажном .

Сидели боссы за столом
И ждали все момента ,
Чтоб награжденного козлом
Восславить претендента .

Взошел Труба на пъедестал
Как славный император .
С козлом неотразимым стал ,
Игрок и имитатор .

И разразился смех вокруг ,
Алешин  бил  в  ладоши :
-- Мы разыграли скверный друг ,
Тебя с козлом от Гоши .

На цацки падок ты Толян ,
Приедешь и за хряком .
Покуришь призрачный кальян
И лужу выпешь с гаком .

Держи рогатого в руках ,
Как символ твоей доли .
И оставайся в дураках ,
По делу алчной воли ---

Смеялись ряженные все ,
Актеры    из     театра .
И секретарь во всей красе ,
Смеялась    Клеопатра .

Козловский      экзорцист

В Козлове бесы поселились
В котельной пана кузнеца .
Места вокруг переменились ,
Все полыхает без конца .

В огне грехов неугасимых,
Горят пройдохи и лгуны .
И нет крестов невыносимых
Вблизи нечистой стороны .

Лукавить стал кузнец нещадно ,
Подковы ломкие кует .
И косы греет беспощадно,
И лемех гарью отдает .

Дружки у коваля лихие ,
Рашанский и Толян Труба .
Они с рождения плохие ,
Черна их подлая судьба .

Живут с гордыней неуемной ,
Воруют все что унесут .
И волку с мордою огромной
Козленка в жертву принесут .

Бес у печи сидел с короной ,
Кузнец в стаканы спирт плеснул ,
Но вдруг священник сам с иконой ,
Вошел и свет всех полоснул .

Забились други вместе разом ,
В падучей с пеною из уст .
И экзорцист гнал нечисть сказом ,
И закипел в стаканах дуст .

         Труба - Робеспьер
    ( Вариант     событий )
                     ***
Трубу чины как Робеспьера ,
Казнят потом на Пляц де Грев .
Нужна в Тамбове атмосфета ,
Чтоб раздавался львиный рев .

Пусть Александром нравы лечит ,
Главред большой величины .
Икру поветрий ярко мечет ,
Супротив вод Галичины .

Донбасс -- запруда роковая ,
Стреляют злыдни по краям .
Трубы мечта передовая ,
Статьями нравится сватьям .

Невестой славной Украина ,
Желает истовая быть .
С журналом гарная Галина ,
Не сможет русича забыть .

Труба стремится к незалежным
И на Урале свой давно .
В Москве он числится прележным ,
Коньяк привозит и вино .

Но дело зыбкого пиара
Не для духовной высоты .
Казнят Трубу друзья корсара ,
Как Робеспьера суеты .

Казнят главреда понарошку ,
У всех заблудших на виду .
Проснется он , поест окрошку ,
В Палермо , в розовом саду .

   Перепутье     Трубы
                     ***
Труба стоит на перепутье
И    думает    куда    идти :
На лево -- грязное распутье ,
На право -- шляпу не снести .
Пойдешь дорогой откровений ,
Там волком смотрится Олег .
И Валя злыдня поражений ,
Клыками хвалится на грех .
Куда идти в таком раскладе ,
Когда пути приводят в ад ?
И рушит снова не в накладе ,
Мечты Рашанский ретроград .
Когда отвергнутые прежде ,
Смеются скопом над Трубой .
Когда и филин в перевежде ,
Хохочет гулко над судьбой .
Трубе у края стало дурно ,
Своих погибельных дорог .
А листопад блистал амурно ,
Предвестник ветреных тревог.

    Заблудший      Анатолий 

Труба ты смутным роком жалок ,
Как ворон среди шумных галок .
Ты веришь -- на Урале ждан ,
А там пророк -- поэт Кердан .

Ты ценишь чуждую обитель ,
Забыв , что сам тамбовский житель .
Пока есть деньги твой журнал ,
Талантам нужен как канал .

Между рекой судьбы и морем ,
Между радушием и горем .
Между любовью и бедой ,
Между краями и средой .

Труба ты ищешь цель пустую ,
Ломая долю не простую .
Ты на Тамбов мальцом взирал ,
Когда не ведал где Урал .

Дамоклов     меч

Съемки эпизодов завершились , но в привокзальной кофейне Козлова за столиком сидели исполнители разных ролей и оживленно обсуждали события . Юрий Поляков исполняющий роль генерала Мамонтова был сегодня на редкость прямолинейным и резким . Обращаясь к местному литератору Анатолию Трубе , игравшему роль чекиста , он выпалил -- Толян , ты пошто крестьян - сермяжников у пакгауза расстрелял без суда ? Чекист ты или палач ? -- Труба в кожанке с маузером нисколько не смутился -- Ну зачем вы так Юрий Михайлович ! Все сделано как прописано в сценарии . Ведь красный террор в ответ на белый ! И чекист обязан пресекать саботаж и воровство -- Поляков аж побагровел : -- Ты забываешься комиссар! Я генерал Мамонтов сегодня , а не Поляков . Мамонтов я! Извольте отвечать убийца-зачем расстрел,когда можно в Козловскую кутузку посадить подозрительных и допросить ? -- К спорящим подлетел половой - официант , некто Алешин и принес бутерброды с черной икрой , кофе и коньяк . -- Извольте с откушать Ваше превосходительство ! Извольте поесть товарищ комиссар ! -- Спорящие исполнители выпили коньяк и осмотрелись . Вокзал был бутафорский и прилегающая территория тоже стилизована под 18 - 21 годы 20 века . Подошел загримированный актер или поразительно похожий человек на председателя местной думы согласившийся сыграть Льва Давидовича Троцкого . -- Присаживайтесь товарищ главвоенмор . Вы наверное из Штаба Южфронта ? -- предложил и спросил актера - депутата Поляков . -- Мерси господин Мамонтов ! Я от гадалки -- ответствовал Троцкий . Все сидевшие за столом и бывшие подшофе мгновенно протрезвели и уставились на Лейбу Бронштейна , то бишь Троцкого.Робко , почти извиняясь его спросил Труба :-- Товарищ нарком Вы атеист - безбожник или ...? -- Для вас атеист , но верю в учение каббалы -- Троцкий выдохнул воздух и залпом выкушал стакан коньяка . Все ахнули . -- Лев Давидович , что случилось ? - спросил Мамонтов - Поляков . -- У меня пока ничего , а вот у Вас скоро случится ! Вы зачем все штабы красных уничтожаете , взрываете и поджигаете ? Генерал , народ восстал против тирании буржуазии и имеет право на свободу ! А Вы его хотите опять плетью да в загон , как быдло ?! Не выйдет товарищ Мамонтов , не дадим ! -- Я вам не товарищ Лейба - жид ! И вообще евреи обнаглели , в России революцию устроили . Фарисеи - лавочники . Перемутите всех и продадите Россию по частям жиды ! -- убедительно высказался Поляков - Мамонтов и еще выпил коньяка . Спорить с предводителем корпуса казаков было бесполезно . Его корпус прошелся по тылам красных и натворил много бед противнику . Ротмистр Колпаков негромко поинтерисовался: -- Лев Давидович что Вам изрекла Козловская гадалка?- Троцкий допил кофе и объяснился : -- Сказала она мне о каком - то Дамокловом мече над головой . О жаркой Мексике и испанском мачо - обманщике . Ничего не понял. Я здесь военный комиссар . Провожу совещания в Козловском Штабе Южфронта а она бред несет о Мексике и Дамокловом мече.Сумасшедшая ! -- Все стали поддакивать ему , кроме Мамонтова - Полякова . -- Как знать Лев Давидович , как знать где он упадет меч сей ? -- сказал генерал , сел на коня и с казаками поскакал сниматся в эпизодах похода - рейда по тылам красных и возвращения в Новочеркасск . Остальные загримированные актеры пили спиртное и ждали своей участи на съемочной площадке . Актеры - исполнители так вжились по Станиславскому в судьбы героев , что никак не могли изжить их из себя еще долго , долго . Поэтому делали все правдоподобно , буд - то это они сами и есть герои . Каждый искренне проживал свою роль и не жалел об этом !

Добрый атаман

Два разъяренных крестьянина подвели к атаману Скорову Валерию белого офицера . Атаман спешился и хлопнул коня ладонью по крупу . Конь отшатнулся и мелкой рысью побежал в сторону загона . -- Ну что господин штабс - капитан отвоевался ? -- спросил избитого , окровавленного и жалкого видом беляка атаман . -- Пожили вы в сласть помещики до революции ! Поиздевались над народом кровопийцы . Всех вас надо вырубить под корень!-- выпалил атаман криушинской братвы . -- Он у полюбовницы скрывался , на хуторе монахов , недалеко от Двойни -- сказал криворотый , рыжий крестьянин. -- Она там у монахов по хозяйству с отцом помогала . Отец плотничал , а дочькА стряпухой и прачкой работала . Любовь у них давно , года полтора . Заруби его атаман гада беломордого ! -- Допросить надоть , а пошинковать потом смогем ! -- Скоров взял за грудки белогвардейца и спросил : -- Откуда ты и как тебя полностью величают ? Ответишь как на духу может пожалею , оставлю живым , не зарублю саблей -- Я штабс - капитан Труба Анатолий из города Козлова . Воевал за царя на фронте с германцами . Потом подвизался штабистом у Краснова в Добровольческом войске . Волею судьбы после ранения попал на хутор под Двойней и остался там -- Ты что дезертировал , сбежал от своих ? -- Нет не дезертировал . Еще тифом заболел и вот вы меня арестовали ... -- Атаман посмотрел внимательно на Анатолия Трубу , чуть приподнял - оголил шашку из ножен и спросил : -- Твой отец Сергей Семенович Труба жил в Козлове , в собственном доме ? -- Да точно там жил батюшка да и живет наверное . Мы 3 года не виделись -- Твой отец помог моему отцу не умереть с голоду с семейством . Я только , только родился . Мой отец работал у вас садовником . Рассказывал много хорошего о твоем родителе . Твой помог моему обзавестись своим хозяйством . Живи беляк ! Казнить тебя не стану из - за доброго твоего отца . Иди снова к своей бабе и полюбовничай . Братва ! Отпустите офицера , пусть уходит. Он не враг . Нам скоро с красными рубиться насмерть . Зачем нам беспогонный дезертир , пусть попам прислуживает по хозяйству -- Труба заплакал от радости и от отчаянной безисходности . Он остался жив , но надолго ли ? Ведь красные отряды шастали везде по Тамбовщине . Антоновское восстание тем не менее полыхало вовсю .

Ворона на векА Тамбовская " угрюм - река "
( Вариант событий)

Петру Алешкину совсем не спалось.Он обдумывал сценарий первого своего Тамбовского фильма . Точнее домысливал существенные детали . Договор о создании местной киностудии подписан с Тамбовской администрацией ,оставалось дело делать. Петр Федорович встал с дивана включил компьютер , вывел нужный файл - информацию и допечатал следующий текст : -- Необходимо снять вначале ремейк на фильм "Угрюм - река " с условным названием " Ворона на векА Тамбовская угрюм - река ".Работа спорилась и к утру Петр напечатал небольшой , но емкий сценарий ремейка. Через неделю из Москвы в Тамбов выехали два автобуса киногруппы и специальная грузовая машина с прицепом . Вскоре кино - кортеж прибыл на Тамбовщину прямо на берег местной " угрюм - реки ".На второй день по прибытии Петр Алешкин развернул кипучую деятельность по подбору актеров для съемок киноремейка .Он звонил кому надо и куда надо .Все с радостью откликались на его дерзкое предложение. Так , как Федорович сам прекрасный писатель , он пригласил на роли киногероев своего сценария , местных знакомых и малознакомых ему писателей , актеров театра и работников культуры. Дело в том , что Петр задумал снять короткометражку ради пробного варианта ! По типу - а как воспримет зритель своих киноделов ?! Познакомившись с целями и задачами игры и прочитав тексты своих ролей все герои возрадовались ! Николаю Наседкину досталась роль Силыча , Инжавинского трактирщика с преступными наклонностями . Придет в заведение бродяга с золотом храмов или дезертир с царскими червонцами , Коля его напоит самогоном до положения риз и хрясь обухом по башке в подсобке . Не дает дойти до уборной . Глядь , он уже купается в " угрюм - реке " , мирный и молчаливый . Петр Алешкин предложил Коле уже без грима , сыграть в эпизоде роль местного мордвина , похожего на тунгуса стойбища . Наседкин сразу же согласился , потому что мальчиком писал на мох , на берегу Подкаменной Тунгуски . Двурожкиной впору подошла роль старухи Клюки . Придет к Прохору и скажет : -- Эх , младен хватит плясовые игры с цыганами устраивать , пора соколом - атаманом быть ! -- Придет к Силчу - трактирщику , скажет : - Круши всех каторжан без разбора ! А часть цацек мне дай , пусть грудяшки согревают -- Поэту Хворову досталась роль Фильки Шкворня из Моршанска . Мужика с широкой душой ! Намоет золотишко в домах жидов и шасть в трактир все пропивать . Гулена - разбойник ! Роль Синильги предложил сразу двум дамам . Синильгу - шаманку должна сыграть депутатка Тен . А Синильгу лунных грез согласилась играть Елена Луканкина . Тоже самое Петр проделал и с Анфисой Козыревой . Ее будут изображать две очаровательные дамочки . Анфису - страстную любовницу на заимке сыграет Карина Крафт . А Анфису гордую красавицу деревни Нижний Шибряй сыграет Татьяна Маликова . Прохор ей в лесном домике : -- Ты ведьма ? -- Да , я ведьма . Может быть ради любви -- Прохор : -- Ты не хорошая , у меня есть невеста -- Анфиса : -- Невеста еще не жена сокол мой -- Она чистая , ты грязь или холодная Синильга ? Сгинь ! -- Но пламя найдя Анфису распаляло ее страсть . -- Я люблю тебя и ненавижу ! -- Люби меня Прохор такую пламенную , люби -- Сам Петр Федорович будет играть Петра Даниловича Анохина - Громова , зажиточного крестьянина . Анатолию Трубе понравилась роль священника Ипатия , который частенько после службы срывал рясу , переодевался и скакал на жеребце " Баране " к Козловской братии . Под городом Козлов по лесам и садам шастали бандюганы - отморозки . Вот отец Ипатий Труба и был их главарем . Прозвище у него непривычное , но звучное Шаман . Шайка " святого отца " Трубы " колядовала " везде , где придется . Грабили всех без разбора . Их страшилась и ненавидела вся губерния . Надо сказать что Петр оригинал ! Он все действия перенес на Тамбовщину периода "Антоновщины ".Это 19 - 22 годы 20 века . В его сценарии есть ответвление - рассказ жития - бытия семейства Анохиных.Поэтому все события как бы связаны с Тамбовщиной периода Гражданской войны и крестьянского восстания .Анохины пахали полюшко , выращивали хлеба , убирали , молотили , сохраняли . Терпели продразверстку до поры , до времени. Пока атаман местный Ибрагим Оглы - Антонов не стал наводить свои эсеровские порядки . Многим обобранным , униженным красными властями такие порядки - беспорядки понравились - приглянулись .Петр как мудрый драматург обыграл этот период истории лихо и филигранно . Соединив романтику предпринимательства, золотоискательства , мистики , любви с крестьянским бунтом . Получился экшн! В небольшом эпизоде , предшествующем восстанию крестьян Тамбовщины , удивительно правдоподобно сыграл генерала Мамонтова Юрий Поляков а ротмистра сыграл Колпаков , из редакции Литературной газеты . Рейд Мамонтова удался на белогвардейскую славу . Ох и погуляли вволю белоказаки по Тамбовщине ! Аж жутко вспоминать историкам . На роль приказчика Ильи Сохатых пригласили Олега Алешина. Типичный лицемер "Сохатый" и прислужит всем , и продаст всех ! Роль главного героя Прохора Громова согласился сыграть Серега Чеботарь.Современный культуртрегер , деловой человек с авантюрными замашками . Тем более ему нравились обе Анфисы Козыревы . Эпизодические роли и массовку играли разные Тамбовчане . Съемки начались рано утром с обстрела Антоновской сечи недалеко от озера Рамза красными пулеметчиками и артиллеристами .Лирические сцены снимали в Масловке , Нижнем Шибряе и на заимке в лесу на берегу Вороны . Обе Синильги были неподражаемы и загадочны на капище Галдыма . Они то шаманили , то скакали на конях атаманшами по округе . Чуть с ума не свели Прохора Громова . Но любил все же Прошка Чеботарь Анфис обеих!Инженера Протасова и засланного казачка к антоновцам Муравьева , сыграл блестяще Сергей Доровских. Подъезжая к Козлову литерный стал притормаживать свое движение . В купе сидел Сергей Есенин и декламировал возбужденно пассажирам : " ... Дар поэта - ласкать и корябать , Роковая на нем печать . Розу белую с черной жабой Я хотел на земле повенчать . Пусть не сладились , пуст не сбылись Эти помыслы розовых дней . Но коль черти в душе гнездились - Значит , ангелы жили в ней ". Вдруг за окнами вагонов раздались выстрелы . Есенин и пассажиры притихли и посмотрели на происходящее на станции . У дальнего пакгауза чекисты показательно расстреляли несколько бандитов , воров и антоновцев . Есенин вздохнул и выругавшись матом тихо запел : " Что - то солнышко не светит , над головушкой туман .... " Фабула фильма не объясняла всего . Прослеживались в основном поступки героев в пограничных , экстремальных обстоятельствах . Кровавые события обостряют чувства людей . Селяне мятежной Тамбовщины выживали как могли . Но жадные оставались жадными , подлые подлыми . А вот добросердечные люди даже к врагам не испытывали лютой ненависти . Сражались за идеалы без патологической злобы . В этих условиях некоторых героев защищала и оберегала сердечная любовь к женщине или мужчине , и искренняя вера в Бога . Лучше этих оберегов на Тамбовщине не было . Гримеры постарались сделать из своих продвинутых современников - киногероев "угрюм - реки" и Антоновской вольницы одновременно потрясающе схожими с прототипами . Короткометражный фильм " Ворона на векА Тамбовская угрюм - река " зрители приняли с восторгом . Алешкин Петр радовался как пацан ! Он давно уже задумал снять полнометражную картину о Гражданской войне , Антоновщине и семействе Анохиных .

Яблоки Наукограда

Нвукоград хорошел день ото дня.Расположенный в Черноземье он был связующим звеном многих дорог и путей . Автомобильных дорог , железных , развития промышленности и садоводства , проходивших через весь город и рядом было предостаточно.Одна дорога - стезя власть предержащих,привела высоких чиновников из Наукограда сразу в Казначеевскую областную администрацию . И славные попутчики - наукоградцы стали активно управлять всем регионом . Через весь город проходили еще дороги истории страны России . Ведь в самом Наукограде находился сто лет назад Главный Штаб Южного фронта Красной армии . И для его разгрома , хотя бы на короткое время , в августе 19 революционного года в город ворвались казаки генерала Константина Константиновича Мамонтова . Белые громили красных по всей округе,но затем красные разгромили белых напрочь.Главоенмор и Председатель РВС Лев Давидович Троцкий ликовал по этому поводу . Много раз произносил речи и славицы . Повсюду и везде трендил как трибун Троцкий ! Новые , современные пути развития привели нукоградцев к празднику , фестивалю в честь местного яблока . Яблоки были отменные ! Их с любовью покупали многие россияне и кушали с аппетитом !Сочные , ароматные , полезные яблоки Наукограда были нарасхват!Фестиваль Яблока проводился к месту и ко времени в начале сентября . В преддверии очередного фестиваля , местные культуртрегеры решили снять корометражный фильм на историческую тему , но всячески прославляющий яблоко . Режиссер вольничал как хотел.Рыночная площадь напоминала яблочный склад - лабаз . На прилавках лежали яблоки гуртами и кучами .Яблоки лежали в корзинах , мешках и просто на земле в щедром количестве . Все билборды сообщали только о значении и полезности яблок . Режиссер скомандовал : -- Мотор ! -- И началось на импровизированной сцене лицедейство самодеятельных актеров всех времен и народов . На деревянный помост вначале вышел матрос - анархист Хвалешин , в тельняшке с пулеметной лентой и наганом . Рядом чекист Трубадуров Толян в кожанке , в шапке - ушанке и лаптях с маузером , крестом попа и внушительным обрезом . Хвалешин пел частушки и при этом стал в такт приплясывать . Трубадуров как бы отвечал ему частушками и периодически то вынимал маузер , то показывал обрез . Хвалешин -- Ех, яблочко , да куда котишься ? Ко мне в рот попадешь -- да не воротишься ! Эх , яблочко , да закатилося , а деникинская власть провалилася ! Эх , яблочко , да краснобокое , все у власти коммуняк кривобокое ! Эх , яблочко катись к Миронову , я матрос - анархист примкну к Антонову ! -- Трубадуров не отставал в раже запел -- Ех , яблоки вы народные , стали нищими буржуи сумасбродные ! Ех , яблоки , да с червоточиной , анархист лежит ничком за обочиной ! -- Толян достал правой рукой обрез , а левой маузер и продолжил -- Эх , яблоки новой властюшки , охраняют их братки или батюшки ! -- Зрители азартно и активно захлопали дуэлентам анархисту и ряженому охранителю бизнеса . На дощатую сцену выбежали еще двое , он и она . Он запел -- Ех , яблоко , да сбоку зелено , как Арманд меня люби , словно Ленина ! -- Она ответила -- Эх , яблоко , ты подгнившее , я нещадно забываю время бывшее ! -- Он продолжил -- Эх , яблоки , соком классные , бабы ныне за рулем все опасные ! -- Она с легкостью ласточки поддержала шутейное действо -- Эх , яблоки здесь не ворские , но курорты хороши черноморские !-- Он и она стали отплясывать с задором под " матаню " по всей сцене . Он -- Ни большой , ни маленький , лишь бы небыл вяленький . Если сила вверена , гусь обскачет мерина ! -- Она -- Если яблоки большие , значит ствол как колонча . Если бабы не святые -- мужики как саранча ! -- Певчая парочка плясала под гармонь и балалайку так заразительно , аж заходилась в порывах . Потом выходили другие певцы и затейники со своими номерами . Женщины в ярких , разноцветных сарафанах и юбках , мужчины в рубахах и шароварах . Все же преобладали народные одежды светло - розовых и кумачовых оттенков . Выступавшие импровизировали как хотели и как могли , в рамках традиций и житейской позволительной морали . Публика не расходилась.Некоторых требовала на бис , чтоб повторили оригинальные шутки - прибаутки . Режиссер долго , долго наблюдал за потешным спектаклем и не торопился крикнуть -- Стоп ! Снято ! -- Оператор снимал праздник Яблока и нисколько не переживал за свою аппаратуру . Было весело и интересно многим . Труженики садов и полей могли позволить самим себе площадную вольность и художественную самодеятельность . А исторические типажи и современные лицемеры - авантюристы изображались так зеркально - правдоподобно , что спектакль воспринимался как приключения , которые происходили в нашей безалаберной , заблудшей и невероятно прекрасной добрыми поступками , душевным милосердием народной жизни . Плоды яблонь благодатной земли не сулили людям никакаго раздора . -- Кушайте яблоки Наукограда , вам Россия будет рада ! -- говорила всем молодая , очень красивая девушка солнечной мечты .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 29.07.2018 в 12:05
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1