Командировка на Родину



Свихнулся у нас на пароходе один матрос. Тронулся, чокнулся, рехнулся, сдвинулся. Синонимов много,смысл один. Специалистов по душевным заболеваниям у нас, конечно, не было. Хорошо ещё, что вообще врач был, так как дело происходило на советском судне рыболовного флота. В последний год существования Советской власти, между прочим.

Капитан, естественно, написал докладную начальству, помполит её зашифровал, (я так думаю, не могут же советские моряки с ума сходить в рейсе). С берега пришла команда рехнувшегося отправить на родину. Но не одного. С сопровождающим. Судовой врач подходил под эту статью идеально. Во-первых, дело было как раз по его специальности. Во-вторых, он был физически крепкий мужчина, гораздо сильнее сопровождаемого. И, конечно, работы особой у него на судне не было, вахты он не стоял. Это уже в третьих.

Доктор наш в командировку эту не рвался, но и не отказывался, да и как он мог? На флоте приказы не обсуждают, их выполняют. Мы снялись с промысла в порт Аден, в порту встали к холодильнику на выгрузку, а вечером больной наш сбежал. Вылез из изолятора на палубу противоположного от причала борта, спрыгнул с борта в воду и спортивным кролем поплыл параллельно причалу, уходя на глубину.

На судне его заметили, сыграли, конечно, тревогу "Человек за бортом", спустили шлюпку, и отправились вдогонку за беглецом. Кое как догнали, выловили. Перевели его в другую каюту, с маленьким круглым иллюминатором, задраили барашки ломиком, дверь закрыли на ключ.

На другой день отправили рехнувшегося с доктором в Одессу. Летели через Москву, где пришлось ещё из Шереметьево во Внуково переезжать. Но Док молодец, справился. Сдал в Одессе больного в клинику моряков, получил в управлении обратный билет, и тем же маршрутом вернулся в Аден.

Пароход был, конечно, уже на промысле, но Док нас нагнал, вернулся на борт с каким-то попутным СРТМ. Домой к себе под Киев заехать у Дока времени не было, он у нас в "Антарктике" вообще первый рейс делал , и многих общеизвестных вещей не знал.

Например, порядка начисления валюты он не знал, и знать не хотел. И возмутился, когда Мастер, выдавая ему йеменские динары, вычел из положенных за шестимесячный рейс валюту за дни отсутствия его на судне.

- Док, тебя на судне пять дней не было. Поэтому я тебе за эти дни валюту дать не могу. Не положено, - разъяснял ему капитан.
- Что значит не положено? Я что, по своему желанию в Союз летал? Или напрашивался? Вы же сами меня послали, а теперь ещё и платить отказываетесь! Это что же за произвол?
- Послал, я и не отказываюсь, - подтвердил капитан. - Но я ведь не зарплату тебе недодал. Валюта - это не зарплата вовсе. Это типа командировочных, и зависит от времени пребывания за границей. Тебя пять дней за границей не было - извини, не положено. А уж по какой такой причине - вопрос другой.
- Командировочные! - Доктор уцепился за слово. - Вот именно - командировочные! Именно мне они и положены. Меня послали в командировку, а командировочные не дают.
- Ну не положено тебе, как ты не понимаешь? Я что, вот вытащу из кармана десять долларов собственных денег, - капитан вытащил из кармана десятку и положил на стол, - и тебе отдам? Ты этого добиваешься?
Доктор, не долго думая, схватил купюру:
- Вот это другой разговор! Давно бы так!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 29.07.2018 в 10:00
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1