Покорители Красной планеты. Глава 19


Десять… пятьдесят… сто километров от поверхности Марса…
Ракеты летели рядом, но всё же на некотором расстоянии, чтобы не врезаться друг в друга. Двигатели выбрасывали вещество, толкавшее космолёты в противоположном направлении с невероятной скоростью.
Приятная тяжесть взлёта ощущалась всё сильнее с увеличением быстроты полёта. Уже тысяча километров отделяла экспедиции от планеты. Лампочки в ракетах, хоть и имели мощность всего лишь в пятьдесят ватт, светили ярко, непрерывно наполняя фотонами главные рубки космических кораблей, а космонавтов – смесью гордости с печалью.
Две, три, пять тысяч километров… «Ион» и «Уран» вышли на вторую космическую скорость. Пространство неслось мимо них невообразимо быстро. Можно было подумать, что ракеты летели в миллионы раз быстрее света…
Вдруг почему-то завыла сирена, и через несколько секунд космонавты почувствовали страшный удар. Свет отключился. «Ион-1» стал приближаться обратно к Марсу. Через минуту то же самое случилось и с «Ураном-1». Бортовые компьютеры вовремя среагировали на опасность и автоматически выбросили парашюты из прочнейшего шёлка.
Но на высоте в несколько тысяч километров атмосферы практически совсем не было, и парашюты не замедляли падения. Только теперь космонавты поняли, что с вероятностью в девяносто восемь процентов им конец.
Никто не шевелился. Все были пристёгнуты к креслам, но даже не будь там ремней, никто бы не сдвинулся хотя бы на миллиардную долю нанометра. Все осознали, что спастись можно будет только чудом, и поэтому ничего не предпринимали, а просто сидели в темноте, вперив в иллюминаторы взгляды, представлявшие собой коктейль из ощущения безнадёжности, досады и отчаяния…
Корабли одновременно вошли в плотные слои атмосферы, потому что «Уран» при ударе получил несколько большее ускорение, чем «Ион», но парашюты, теперь сдерживавшие падение, уравновесили скорость сближения с планетой между кораблями.
Полёт вниз начал постепенно замедляться. Парашюты тёрлись о смесь углекислого газа, азота, аргона, угарного газа и капелек водяного пара, но не могли загореться из-за недостаточного нагрева.
Прошло пятнадцать минут после удара. До оранжевых дюн оставалось меньше километра. В этот промежуток времени каждый космонавт, летевший назад к Марсу, написал мысленное завещание и испытал глубочайшее сожаление, что не владеет межпланетной телепатией…
Последние метры над внеземным песком… И вдруг – сильнейший удар, а потом – пустота…

Через некоторое время Макс очнулся. Открыл глаза и осмотрелся. Все окружавшие его люди были в обмороке. Выглянул в иллюминатор. Там был марсианский пейзаж, но под некоторым углом, из-за чего он приобретал странность и комичность. Охваченный такими мыслями, Максим засмеялся, и от его смеха проснулись четверо его друзей. Когда все окончательно очухались, каждый спросил у всех остальных:
– Что это было?!
– Похоже, мы столкнулись с Фобосом, – после некоторого раздумья ответил Макс. – Я забыл проверить радаром взлётный сектор неба на ближайшие десять тысяч километров, ведь глазами увидеть днём спутники Марса невозможно, на это способны только машины…
Вдруг что-то упало с потолка на кнопки бортового компьютера. Все отстегнули ремни и вгляделись в этот предмет. Он представлял собой… тюбик с едой, неизвестно как попавший туда из кухни! Макс взял его и осмотрел: тюбик оказался целым. Космонавт отвинтил колпачок и выдавил себе в рот немного желе. Все последовали его примеру: после такой передряги есть хотелось страшно.
Когда тюбик опустел, Макс отправил его в мусороуничтожитель и внезапно услышал тихое покашливание, скорее вежливое, чем болезненное. Обернулся и… Оказывается, тюбик, когда упал на кнопки, случайно включил свет и активировал видеосвязь с «Ураном». Макс заметил, что лампы теперь горели, а компьютер показывал картину происходящего в ракете американцев.
Там события развивались точно так же; даже тюбик упал на те же самые кнопки, что и у русских. Только команда Джонатана очнулась на полминуты раньше, чем команда Макса, а во всём остальном картины событий были идентичны как по форме, так и во времени.
Видеосвязь работала, и поэтому россияне с американцами смогли потолковать о неожиданно пришедших проблемах. В конце концов все сошлись во мнении: надо осмотреть ракеты.
Внутри кораблей не обнаружилось никаких поломок.
– Значит, что-то может быть снаружи или в двигателе, – сделал вывод Джонатан.
А вот внешний осмотр оправдал самые худшие ожидания космонавтов: двигатели были разбиты в хлам. Вероятно, ракеты сначала упали на них, а уж потом переместились почти в горизонтальное положение. Двигатель «Иона» пострадал сильнее: ускоритель частиц был разорван на куски, а весь моторный отсек сплющился до размеров комода, получил много повреждений и вообще был непригоден даже к утилизации. Двигателю «Урана» повезло больше: там только угасла ядерная реакция, и запустить её не получилось, как Джонатан ни старался. Теперь активность урана, использовавшегося американцами как топливо, обеспечивалась только распадом его атомов. И хотя американская ракета имела защиту от радиации, частицы, образовывавшиеся при распаде урана, свободно вылетали в сторону, противоположную направлению, в котором смотрел нос ракеты.
В общем, теперь десять космонавтов из обеих сверхдержав Земли застряли на чужой планете более чем в сотне миллионов километров от дома. Да, вряд ли после такого приключения они имели право называться её покорителями…

– Деймос достигнет своего зенита через полчаса.
Космонавты с обеих ракет проверяли радарами положение спутников Марса, только чтобы не завыть от горя. Да, фон отчаяния был, но всплесков депрессии пока не наблюдалось.
– Надо принять «антидепрессатор».
Этого препарата оставалось ещё около полутора литров, а чтобы «перезагрузить» мозг хорошим настроением, надо было минуту нюхать жёлто-зелёную прозрачную жидкость или выпить несколько её капель, разведённых в стакане воды.
– Кто-нибудь желает отобедать?
На каждом корабле имелись внушительные запасы продовольствия: на «Ионе» – тысяча сто сорок три тюбика и семь порций нормальной еды, на «Уране» – только тысяча сто тридцать четыре тюбика. Так что на голод космонавтам жаловаться не приходилось.
– Давайте прокатимся на планетомобилях, что ли…
– Макс, ты уже достал со своими предложениями, – отмахнулся Клубникин.
– Тогда я пойду один. Может быть, кого-нибудь из американцев удастся уговорить…
Вскоре к Максиму присоединился Джонатан. Они поехали на небольшой скорости в сторону от ракет, не как на гонках, а просто для времяпрепровождения.. От скуки они повели между собой вдумчивую беседу.
– Из-за нашей оплошности мы вынуждены остаться на этой планете, – сказал Макс после пятиминутного молчания. – Наших запасов еды хватит ровно до Нового года. И в ночь с тридцать первого декабря на первое января мы все дружненько умрём после двенадцатого удара часов.
– Это случится, если мы ничего не предпримем, – ответил Джонатан. – Мы можем послать на Землю сигнал «SOS» и, может быть, за нами пришлют корабль.
– Вряд ли какая-нибудь из сверхдержав раскошелится ещё на двадцать миллиардов долларов, – вяло возразил Макс.
– В эти двадцать миллиардов входят и содержание космонавтов, и их подготовка, и оснащение космических академий. Так что всё может быть, – сказал Джонатан. – Но «SOS» всё равно надо послать.
– Так и сделаем, – заключил Макс.

Работники ЦУПа сидели за своими компьютерами, как вдруг некто в белом халате поймал сигнал от «Иона-1». Такой же ЦУП на другой стороне планеты Земля принял сообщение от «Урана». В обоих посланиях было передано одно и то же: «SOS» и тысяча восклицательных знаков.
– Очевидно, они попали в переделку, – одновременно сказали работники обоих Центров и стали налаживать связь с кораблями.
Через десять минут у них это получилось. Кто-то надел наушники и стал слушать сообщение: видеоканал и громкая аудиосвязь перестали работать на таком большом расстоянии между собеседниками. Вскоре служащие в белых халатах сняли наушники и встали, чтобы сообщить коллегам неутешительные известия.
– Они застряли на Марсе. Двигатели разбились. Они не могут взлететь. Их запасов хватит ещё на семь с половиной месяцев. Они просят, даже умоляют выслать спасательную экспедицию, аргументируя это тем, что планеты сблизились. Думаете, мы сможем вытащить их оттуда?
– Да!!! – в один голос крикнули работники обоих ЦУПов.

– Что?! – воскликнули Макаров, Сухомлин и Синицын. – Парни застряли там?!
– К сожалению, да, – сказал кто-то в белом халате.
– Надо им помочь. Ракета строится? – спросил Макаров.
– Да.
Аналогичный диалог прошёл и в Америке: ужасную новость узнали однокурсники Джонатана: Маркус, Лео и Флинт.
Ракета для спасательной экспедиции строилась в России, но её создатели знали, что русские составят лишь половину экипажа корабля в его первом рейсе.
Две сверхдержавы объединили свои усилия, наплевав на все разногласия. Сейчас перед правительствами США и РФ стояла общая задача.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 22.07.2018 в 08:33
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1