Покорители Красной планеты. Глава 18


Экспедиции пребывали на Марсе несколько дней, и все их участники провели время с пользой: «наукоманы» поставили в уникальных условиях планеты массу различных опытов и исписали почти всю бумагу, имевшуюся на ракетах; романтики вволю насладились дивными пейзажами, а Макс даже написал поэму, вдохновлённый рыжими холмами небесного тела, имеющего расстояние от центра до поверхности вдвое меньше земного и массу в шестьсот сорок тысяч миллионов миллиардов тонн…
Но всё надоедает, в том числе и местоположение. И поэтому четырнадцатого мая Макс и Джонатан объявили о намерении пуститься в обратный путь. Их условные подчинённые восприняли это известие безропотно, но явно не без разочарования. Командиры поспешили их успокоить:
– Мы знаем, что вам жаль расставаться с Марсом, нам тоже жаль, но обратите внимание на факты: мы спокойно долетели в эту точку Солнечной системы, доказали восьми миллиардам человек, что это возможно, то есть достигли цели полёта. Хоть наши страны потратили по двадцать миллиардов долларов на марсианскую программу, но для народа это окупается нашим великим подвигом. Так что радуйтесь: мы летим домой!
Космонавты приободрились и после утешительных речей Макса и Джонатана испытывали по Красной планете разве что лёгкую грусть. Ведь в конечном бесконечного не бывает…

Старт был назначен на шестнадцатое мая, одиннадцатый день пребывания на Марсе.
Приготовления начались ещё предыдущим вечером, когда члены экспедиций ушли в ракеты. Началась повальная проверка всего инвентаря космонавтов и всех систем космолётов.
– Компьютер исправен?
– Да!
– Сколько осталось воды?
– Пятьсот тридцать литров у нас и пятьсот двадцать пять – на «Уране».
– А гелия?
– Десять баллонов!
– Сколько?! Нам же этого не хватит, чтобы долететь до Земли!
– Хватит! Она тоже вращалась вокруг Солнца, как и Марс, так что расстояние уменьшилось вдвое, и, следовательно, нам хватит десяти баллонов гелия.
– А-а, понятно… Ремни безопасности упруги?..
Ночь прошла спокойно. Малюсенькие по космическим меркам спутники Марса вращались вокруг планеты. Термометры показывали минус восемьдесят за бортом и плюс двадцать – в ракетах. Ничто не тревожило сон космонавтов. Они видели сны про Землю и их личное космонавтское будущее…
Утром был сеанс связи с Землёй. Как и перед посадкой на Марс, реплики космонавтов и работника ЦУПа были отделены друг от друга большими промежутками, но в этот раз сигнал шёл до Земли и обратно всего около восьми минут в каждую сторону, так что в час укладывались шесть – восемь реплик, поэтому сеанс связи продлился с девяти утра до часу дня. И только потом начались последние приготовления к отлёту.
Уже были задраены люки, когда Рябинин тихо осведомился:
– А сколько осталось энергии в аккумуляторах?
Оказалось, что это никто не проверил. Макс постучал по кнопкам бортового компьютера и ответил:
– Четыре процента от первоначального количества!
И тут, как бы в подтверждение его слов, металлический голос из динамиков отчеканил:
– Слишком низкий уровень энергии. Взлёт невозможен. Требуется подзарядка посредством солнечных батарей.
Макс запросил компьютер о возможности сеанса видеосвязи с «Ураном». Машина ответила отрицательно, аргументировав и это заявление энергетическим голодом корабля. Тогда Макс побежал в сторону шлюза.
– Ты куда? – крикнули ему вслед Клубникин и Черникин, но ответа не получили.
А Максим тем временем огромными прыжками нёсся к американскому кораблю.
Джонатан, сидевший за главным пультом, уже хотел взлететь, как вдруг увидел в переднем иллюминаторе ракеты Макса, ставшего на её пути и машущего руками, и распорядился задержать взлёт и открыть дверь.
Макс вкратце обрисовал ему ситуацию и попросил подождать ещё один день.
– Хотел бы я знать: куда вы дели весь заряд мощнейших аккумуляторов? – спросил Джонатан.
Максим немного подумал и ответил:
– Кажется, мы забыли отключить стартовый режим при взлёте с Земли пять с половиной месяцев назад.
– Что ещё за «стартовый режим»?
– Посыл электронов в двигатель из аккумуляторов. В околоземном пространстве планировалось переключиться на питание от мощных фотоэлементов, но мы, кажется, об этом забыли, и теперь всё сложилось вот так.
– Ладно, подождём, – заверил Макса Джонатан.

– Девяносто девять процентов…
Макс сидел за главным пультом и смотрел на экран бортового компьютера, а ракета насыщалась энергией, получая её от Солнца, согревающего эту планету меньше, чем Землю, тем самым обеспечивая низкую скорость зарядки аккумуляторов.
– Девяносто девять с половиной процентов…
Неисчислимые песчинки, устало взирая на ракеты, лежали бесконечными неровными рядами по ту сторону иллюминатора, рыжея в лучах солнечного света, доставляя непонятные чувства: то ли радость, то ли печаль, то ли восхищение, то ли тоску, то ли всё вместе…
Кто-то хлопнул Максима по плечу. Он обернулся и увидел Клубникина, протягивающего ему тюбик с клубничным желе.
– А, это ты! Привет, – сказал Макс, повернувшись обратно к экрану компьютера и взяв тюбик.
– Всё ещё заряжается? – спросил Андрей.
– Ага, как видишь… Кстати, а еда у нас ещё осталась?
– Ну… Мы взяли с собой две тысячи тюбиков с концентрированным желе и на десять приёмов-обедов – неприкосновенный запас – нормальной еды. Желе оказалось бронебойным: чтобы наедаться, надо поглощать в день по тюбику. В сутки экипаж съедает пять тюбиков, в год – тысячу восемьсот двадцать пять… Прямо математическая задача для начальной школы… А двух тысяч нам хватит до самого Нового года. Надеюсь, мы его встретим…
– Верно, – произнёс Макс. – Есть! Сто процентов заряда! Можно улетать уже через несколько минут! Я сейчас свяжусь с Джонатаном и сообщу ему об этом! Так, зови, Андрей, всех сюда! Пусть заранее пристегнутся…
Через полминуты Джонатан вышел на связь.
– ?
– !
После этого коротенького диалога предводители экспедиции разорвали контакт и приготовились к взлёту.
План отбытия с Марса был детально просмотрен и проверен ещё зимой. Предполагалось сделать так: сначала развить первую космическую скорость, вернее, вначале просто оторваться от поверхности, а до первой космической дойти на высоте пяти километров, плавно переходя на вторую космическую скорость, чтобы оставить позади планету из песка цвета меди.
Максим и Джонатан запустили таймер на бортовых компьютерах, который в назначенный момент должен был включить двигатели. Осталась минута… тридцать секунд… пятнадцать…
– …Этот трек посвящается им,
Кто оставил на память другим
Свой полёт через тернии к звёздам… – тихо пропел Макс сквозь зубы, сжимая в руках штурвал космолёта.
Пять… четыре… три… две… одна… Громкий звук сзади дал понять, что ионный двигатель включён и ничто теперь не мешает электронам заряжать атомы гелия, превращая их в катионы…
Макс плавно нажал на педаль газа. Равноускоренное прямолинейное движение началось, и ракеты рванулись к Земле, опережая график скоростей и увеличивая перегрузки, но не давая космонавтам замечать всё это…
Красная планета отпустила своих покорителей домой, а сама осталась на том же месте, глядя им вслед…
Начался полёт обратно.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 22.07.2018 в 08:32
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1