Покорители Красной планеты. Глава 17


Вдруг Джонатан сказал в микрофон:
– Минута молчания экипажа «Урана-1» посвящается памяти экипажа «Аполлона-1», погибшего 27 января 1967 года.
И пятеро американцев застыли у флага с кислыми рожами. Россияне, мало что понимая, решили присоединиться. Когда шестьдесят секунд скорбного молчания прошли, русские космонавты потребовали от американцев объяснений.
– Вирджил Гриссом, Эдвард Уайт и Роджер Чаффи проходили в тот день тренировку в корабле, заполненном чистым кислородом при пониженном давлении, – сказал замогильным голосом Питер Липстик, бортмеханик «Урана-1». – Электрическая искра вызвала пожар, сразу охвативший всю кабину… Надеюсь, парни недолго мучились.
– Ну, это когда было! – сказал Рябинин. – Давайте, астронавты, кончайте все эти печальные церемонии и присоединяйтесь к нам!
– Дима! Ты ужасно бестактная личность! – прошипел Макс.
– Нет, всё он правильно сказал, – возразил Джонатан. – Действительно, приятели, хватит стоять с постными минами, давайте повторим веселье Нила Армстронга и Эдвина Олдрина!
– Ага! – сказал Бананов. – Я где-то читал, что они, когда высадились на Луну, только катались на своих «машинках», скакали, пели и не занимались серьёзным делом!
– Так давайте повторим всё это! – крикнул Макс. – Пойдёмте за планетомобилями!
И тут началось веселье. Коллективное ралли удалось: в гонках на инопланетном грунте победил Макс, а последнее место занял Бен Велкис, связист «Урана». Потом были соревнования по спортивной гимнастике в скафандрах. Тут победил Джонатан, сделавший в одном прыжке тройное сальто, приземлившийся на правую руку и станцевавший брейк. Было слышно, как у всех остальных челюсти ударились во внутреннюю обшивку скафандров, чуть её не пробив.
Затем были ещё десятки глупейших соревнований, большую часть из которых выиграли граждане России. И лишь после езды на планетомобилях задом наперёд Клубникин огляделся по сторонам и задал сем один вопрос:
– Эй, а где Макс?
Все обернулись к Андрею, потом пошарили глазами вокруг себя. Макса нигде не было, по крайней мере, в пределах видимости.
– Алло!.. Алло!.. Максим!.. Слышишь?.. – все пытались связаться с «потеряшкой», но безуспешно
Черникин попросил всех вернуться на ракеты, чтобы выработать план действий и обсудить его по бортовым видеотелефонам.
– Я не понимаю, куда наш «босс» мог деться, – говорил Рябинин. – Был же, но всё же как-то испарился. Я в шоке.
– Не ты один, – поддержал его Бананов. – Макс был нормальным парнем и хорошим командиром. Надеюсь, мы найдём его, чего бы нам это ни стоило.
– Вряд ли стоит говорить «надеюсь», когда после этого идёт «чего бы нам это ни стоило», – заметил Черникин. – Слово предоставляется экипажу «Урана».
– Я предлагаю вот что… – после недолгого раздумья сказал Джонатан. – Скажите, радиотелефон вашего командира включён?
– Да, – ответил Клубникин. – А что?
– А как вы узнали, что он включён?
– По пеленгу пассивного радиосигнала…
И тут Андрея осенило. Он понял мысль Джонатана и торжественно сказал:
– Раз по пассивному сигналу можно определить состояние передатчика, значит, можно найти направление и расстояние от приёмника, то есть от нас! Вы это хотели предложить, капитан Уотергейст?
– Да-да, именно это, – ответил предводитель американцев.
– Так давайте попробуем найти Макса сначала по отдельности, а потом свяжемся по видеофону и обсудим результаты, – предложил Клубникин.
Через полчаса, как и планировалось, была устроена конференция космонавтов-сыщиков. У всех её участников получилось, что Макс находится в трёх километрах по направлению на Солнце. Лазерный сканер, собранный Черникиным в марте, «увидел», вернее, почувствовал, что там, где находился радиотелефон Максима, был небольшой кратер. И тут, когда к поискам по радиопеленгу всё было готово, сигнал пропал.
Но космонавты не отреагировали на это: планшет Клубникина и смартфон Джонатана «запомнили», если это слово будет здесь уместно, координаты точки, откуда раздавался сигнал Макса, так что наступившее молчание не помешало поискам.
Девять человек в скафандрах с гаджетами в руках толпой шли по оранжево-красному песку, а Солнце, казавшееся с расстояния в двести тридцать миллионов километров не больше абрикосовой косточки, вися довольно высоко над горизонтом на бледно-рыжем небе, сияло прямо перед ними.

Макс открыл глаза и обнаружил, что он сидит на водительском (и единственном) месте своего планетомобиля, находящегося в гигантской яме.
«Что случилось? Как я сюда попал? Что тут вообще творится?!» Он помнил, что хотел незаметно улизнуть от всех,немного покататься в одиночестве и поразмышлять о чём-то… Он поехал… а потом был провал…
Макс оглядел свой скафандр. Шлем цел, повреждений не обнаружено, лишь в некоторых местах белое покрытие скафандра портила пыль цвета ржавчины. Макс счистил её со скафандра и осмотрелся.
Да, это была гигантская яма с пологими склонами – наверняка кратер. Планетомобиль стоял на чём-то твёрдом, и у этого предмета площадь соприкосновения с машиной была меньше площади днища последней, и поэтому съехать с этого «чего-то» не выходило.
Макс слез и руками снял планетомобиль с неизвестного объекта, ведь на Марсе сила тяготения меньше земной почтив три раза, а средство передвижения весило на Земле шестьдесят семь килограммов, значит, на Красной планете его масса составляла двадцать шесть кило; и Макс его легко убрал. Уставился на объект и обалдел…

– Вот мы и пришли, – сказал Клубникин, держа перед собой планшетный компьютер.
Девять космонавтов остановились у края большой метеоритной воронки, в которой находился их друг.
– Кто первый? – продолжил Клубникин.
Ответа не последовало.
– Тогда, значит, я, – заключил Андрей и прыгнул в кратер.
Через десять секунд все услышали в радиотелефонах его крик:
– Я вижу Макса!
И тотчас же все последовали за Клубникиным.
Максим лежал в своём планетомобиле, прижимая что-то к груди. Все его окликали по радио, но вскоре вспомнили, что телефон Макса выключен. Тогда они попробовали стучать по скафандру. И это тоже не разбудило Макса. Хорошо, что он проснулся сам через полминуты.
Командир российской экспедиции оглядел всех и жестом указал на ракеты. Все тут же поняли его мысль и направились туда.

Всё удалось узнать в следующем сеансе видеосвязи.
– Я решил покататься в одиночку, – рассказывал Максим. – Я ехал, ехал, потом очнулся в кратере, снял планетомобиль с одного объекта и… посмотрел на этот самый объект… А потом я увидел вас, и мы пошли к кораблям. Всё.
– А что за объект ты нашёл? – спросил Черникин.
Макс немного пошарил под сиденьем своего кресла и предъявил это… У всех открылись рты, ведь это был… метеорит из… золота!
– Я недавно провёл анализ этого булыжника, – сказал Макс, – и могу с уверенностью сообщить, что он из золота на сто один процент! Кстати, вы взяли пробы марсианского и лунного грунтов?
– Да, – ответили все.
– Так вот, вы не будете возражать, если я возьму метеорит себе вместе со своей частью внеземного песка – серого и оранжевого, а вы спокойно распределите свои порции находок? И я прошу вас, если дотошные учёные будут просить у вас частицы Марса и Луны, не отдавайте больше половины. Согласны?
Всем после минутного замешательства пришлось согласиться.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 22.07.2018 в 08:31
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1