Покорители Красной планеты. Глава 9


Отсеянные ушли на каникулы, а принятые попали в Центр подготовки космонавтов – отдел Академии, располагавшийся на четвёртом и пятом этажах здания, которое не имело адреса из-за того, что находилось в стороне от всех улиц.
В Центре были и центрифуга, и барокамера, и вакуумная комната, и всё остальное в таком духе. Если в Академии лидировали знания, то здесь делался упор на физподготовку.
Из персонала там были только два человека: один следил за инвентарём, а другой только и делал, что дул в свисток и держал секундомер. Оба носили белые халаты, имели рост под сто девяносто и никогда ничего не говорили, передавая свои мысли и просьбы с помощью жестов. Удивительно, правда?

Первый день был сущим адом.
После завтрака сразу назначили физподготовку. Спортзал располагался на третьем этаже, а бассейн – на четвёртом. Сначала были пятьдесят кругов по пятьдесят метров. Надо было уложиться в десять минут. Студенты выполнили это упражнение, лишь немного запыхавшись. Потом было сложнее: отжимания, приседания, подтягивания…
В полдень прозвенел будильник. Стажёры пошли на обед. В отличие от завтрака – манной каши и компота, сейчас подали… полкило фруктов на каждого! Студенты, переглядываясь и улыбаясь, съели их. Но радость была преждевременной.
После короткого отдыха пришло время центрифуги. Она находилась в северо-восточном углу пятого этажа и была похожа на своих сестёр, готовивших к космосу Гагарина, Леонова и Армстронга. Человек в халате, обслуживавший это устройство, показал пятерым стажёрам два пальца, что значило: в этот раз перегрузка не превысит двух единиц. Все это перенесли почти спокойно, только с непривычки кровь прилила к голове, но в остальном всё было в порядке.
Барокамера развеяла сложившуюся было у студентов картину о лёгкости космической стези. Давление изменялось от вакуумного уровня до отметки четыре атмосферы. Вся пятёрка, скрипя зубами, вынесла и это испытание.
Вакуум-комната поразила всех. Будущие космонавты надели шлемы и баллоны с воздухом и пристегнули к комбинезону обувь и перчатки, чтобы обеспечить герметичность, а потом… шагнули в вакуум. В гермошлемы были встроены радиотелефоны, и поэтому стажёры могли разговаривать даже сквозь почти полную пустоту: в комнате поддерживалось давление в сто тысяч раз меньше атмосферного – средний вакуум. В барокамере минимальный уровень давления и то был в сто раз выше – на значении между низким и средним вакуумом. В комнате с пустотой, однако, понравилось всем.
– Вау! Как в космосе! – воскликнул Бананов.
– Это почти так, – сказал Макс. – И давление почти как в мировом пространстве, и на стенах нарисованы планеты и звёзды. Так что, считайте, мы уже достигли рубежа Леонова: мы как бы в открытом космосе. Но мы и Леонова переплюнули: мы не в скафандрах, а в аквалангах! Я читал, что можно находиться в открытом космосе… без всего – в одной лишь маске, соединённой с кислородным аппаратом и прикрывающей глаза, нос, рот и уши. Но пока никто так не делал. Думаю, мы будем первыми, кому выпадет такая честь.
После вакуум-комнаты был полдник: кефир с сахаром и крендель. Затем повторилось то, что следовало за завтраком, – четырёхчасовые физические нагрузки. В восемь вечера был ужин: сырники с творогом и чай с лимоном. Полчаса свободного времени, то, сё… и, как обычно, в девять вечера – отход ко сну.
Хоть день и был ещё труднее, чем третье сентября прошлого года, стажёры сделали для себя обнадёживающие выводы: не всё так плохо, как кажется на первый взгляд, и не надо из-за этого расстраиваться.

На следующий день нагрузки увеличились. Нет, занятия спортом были такие же, как вчера: с восьми до двенадцати и с четырёх до восьми. Всё дело было в центрифуге, барокамере и вакуумном помещении. «Карусель» (так называли центрифугу стажёры) теперь крутилась уже побыстрее, обеспечивая трёхкратную перегрузку. Барокамера, видимо, в тот раз сделала максимальную работу: сейчас тягостных ощущений было меньше. В вакуум-комнате студенты пробыли уже не полтора а два часа: с двух до четырёх, – полдник не занимал много времени; испытания же в центрифуге и в барокамере сократились в общей сложности до одного часа. Меню не изменилось; видимо, здесь всегда будут кормить одним и тем же.

Честь быть первыми людьми без скафандров в космоподобных условиях выпала стажёрам лишь первого июня.
Их завели в предвакуумную камеру и заставили снять комбинезоны, оставив людей в резиновых ботинках и нижнем белье. Им выдали очки (чтобы глаза не сушились) и беруши (чтобы барабанные перепонки не выдавило наружу внутренним давлением), а также кислородные маски, эластичные шланги от которых вели не к баллонам, а к специальным зажимам с насосами в предвакуумногй камере. Чтобы снять кислородную маску и очки, надо было выдохнуть из лёгких воздух и ни в коем случае не зажимать нос при выдохе: воздух пойдёт из глаз, что крайне нежелательно. Беруши вынимать из ушей было запрещено.
Но вот инструктаж завершился. Стажёры надели всю необходимую амуницию, а двое в халатах вышли. В предвакуумной комнате начали снижать давление.
Скоро в камере образовался средний вакуум, такой же, как в следующем помещении, – давление на уровне одного паскаля, в то время как раньше здесь было сто тысяч – атмосферное давление. Макс открыл герметичную дверь и шагнул в невесомость первым. За ним пошли все остальные.
Ощущений не было вообще – только отсутствие гравитации. Никто не чувствовал вакуум, но все знали, что он существует. Не было ни жарко, ни холодно, ни сухо, ни влажно; было просто никак, индифферентно, словно стажёры сели в воду с температурой тридцать шесть с половиной градусов по Цельсию, но тогда хоть ощущалась бы вода, сейчас же – вообще ничего. Пустота.
Первым затянувшееся молчание нарушил Рябинин:
– Парни, вы тоже это видите?
Все подтвердили слова Димы, высказавшись по телефонам.
– Значит, это не сон, – подытожил Дмитрий. – Мы стали круче всех космонавтов, кроме тех, что были на Луне. Но и их мы догоним и перегоним!
Завязалась бурная дискуссия по радиотелефонам под кислородными масками. В неё оказались втянуты все, но только на полчаса. Тогда-то Клубникин и захотел снять маску и очки. Он предупредил об этом друзей. Макс сказал:
– Выдохни воздух и закрой глаза. Учти, что через десять секунд ты потеряешь сознание.
Клубникин только кивнул в ответ и осуществил задуманное. Вслед за ним это проделали все остальные.
Вдруг в динамиках, встроенных в ушные затычки, раздался сигнал, означавший: «Пора назад!»
Расстроенные стажёры выполнили приказ, покинув место, которое считали открытым космосом – таким реалистичным, но всё же ненастоящим.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 22.07.2018 в 08:12
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1