“ВЫ ЗВЕРИ, ГОСПОДА”


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                                                    “ВЫ ЗВЕРИ, ГОСПОДА”

           В середине 80-ых годов XX века в советский прокат вышел снятый в 1983-ем году художественный фильм японского режиссёра и сценариста Сёхэя Имамуры “Легенда о Нараяме” (“Золотая пальмовая ветвь”[1] Каннского кинофестиваля 1983-го года). Этот фильм – переработка другого фильма японского же кинорежиссёра Кэйсукэ Киноситы, снятого в 1958-ом году (номинирован на “Золотого льва”[2] Венецианского кинофестиваля, получил премию Майнити за лучшую режиссуру и лучший фильм), поставленного по мотивам рассказов Ситиро Фукадзавы.

           Помнится, что зрителем фильм был встречен неоднозначно, многим он показался тяжёлым для просмотра, а некоторым – скучноватым. Ещё бы! нелегко смотреть на то, как в первобытной дикой жестокости живёт человек, как убивают младенцев, потому что на всех не хватает еды, как продают или обменивают на соль девочек, а людей, имеющих глупость (наглость, неосторожность) дожить до 70-ти лет, как и младенцев, которых нечем кормить, тоже обрекают на смерть.

           В фильме есть и кинематографические “красивости”: когда сын главной героини фильма, исполняя жуткий сыновний долг по убийству ставшей старой, то есть – “ненужной”, но горячо любимой матери, относит её на вершину горы в зимний день, то снежинки красиво падают на седую голову женщины, оставляемой на горе и обрекаемой, тем самым, на смерть от холода и голода.

           Исполнивший “сыновний долг” персонаж возвращается домой и другими глазами смотрит на сына. И мы понимаем по этому взгляду, что думает персонаж: пройдёт не так уж много лет, и сын понесёт его самого на вершину Нараямы…

           Этот сюжет интернационален, и фольклор едва ли не каждого народа на земле знает и об этом жутком обычае, и о том первом человеке, кто нарушил древний обычай, бросив вызов варварскому обществу и не обрёк своего старика на смерть. В 1978-ом году в Советском Союзе вышла книга Н. Н. Велецкой “Языческая символика славянских архаических ритуалов”[3], в предисловии к которой С. А. Плетнёва сказала, что “ужасные и жестокие обряды действительно были широко распространены в древности, через них прошли как через одну из ступеней развития религиозных представлений, представлений о мироздании, почти все (а скорее всего, и все) ныне существующие цивилизованные народы”[4].

           Книга Н. Н. Велецкой стала международным научным бестселлером[5]. В ней подробно рассмотрены рудименты архаичных древнеславянских и протославянских культов, в том числе и обычай умерщвления стариков при достижении ими определённого возраста – то есть обычай, основанный на особенных, не свойственных современному обществу, принципах гуманности.

           Каждый, кто изучал философию в вузе, помнит, как “проходили” категории “нравственное” – “безнравственное”, и как нелегко было, осознав, что эти категории носят не абсолютный, а стадиальный характер, принять истину, что убийство стариков в первобытном обществе – это нравственный обычай, хоть и оставленный в далёком прошлом, который нам, строителям коммунизма, к счастью, уж точно не грозит.

           Но явилось “новое мы́шление”, “ускорение”, “перестройка”, “гласность”, “демократизация” и началось другое кино: явилась “Россия, которую мы потеряли”, а за ней и киновывод – “Так жить нельзя”. Правда, фильмы выходили в “обратном” порядке, но дело это не меняет.

           И всё-таки уверенность в том, что до первобытно-общинной дикости мы не дойдём, несмотря ни на что, продолжала жить. Даже после главной катастрофы XX века – развала СССР, каковую катастрофу нам удалось пережить. Правда, не всем, но надежда на лучшее, как ей и положено, всё не умирала…

           Но и надежда – не бессмертна. Явился план пенсионной реформы. И ведь отвратителен не столько сам этот людоедский план, а тот мерзкий цинизм, с каким эта реформа подаётся её разработчиками и сворой прикормленных лизоблюдов, в сравнении с которыми шакал Табаки – не то, чтобы симпатичный персонаж, но не такой отвратительный, что ли…

           И вот, раз так, как мы жили в СССР, “жить” нельзя, то... А как жить можно?

           Неужели так? Каждый раз, когда я бываю на родных могилах – одна из них появилась в 1997-ом году, я вижу вокруг гигантское поле, уже порядком заросшее, где лежит некоторое количество стариков обоего пола, старше (хорошо старше) 80-ти лет, и море могил мужчин, чуть старше 30-ти лет и сильно не доживших до 60-ти, то есть советского пенсионного возраста, который теперь предлагают увеличить. И ведь увеличат же. Нет, так, как жили в лихие девяностые жить нельзя. Гигантское кладбище говорит об этом. Вот они – люди рабочего возраста, которых так не хватает разработчикам пенсионной реформы. Я уж не говорю, что из 80-ти миллионов трудоспособного населения, как признаются сами авторы пенсионной реформы, в Пенсионный фонд платят около 50-ти миллионов. А где ещё 30 миллионов плательщиков? Все ли уклоняются? Или, что вернее, эти 30 миллионов – скрытые безработные?

           И вот, вместо того, чтобы создать 30 миллионов рабочих мест, а это – гигантский рывок экономики, разработчики реформы предлагают моему народу новый “светлый путь” – к вершинам Нараямы. Да идите вы… сами туда. Вот именно вам – там самое место.

           Как в СССР, доживая до 60 лет (мужчины, а женщины – до 55) и живя по 80 – 90 лет (и более) “жить нельзя”. А как можно? Как на кладбище? До 30-ти и немного старше?

           Меня, и всю мою семью, грабили много раз. В 1933-ем году в моей семье умерло пять человек – ровно половина: мой прадед и четверо из восьми оставшихся к тому времени в живых детей (три мальчика и одна девочка – Леночка, смерть которой я, её лично не знавший, до сих пор переживаю особенно остро). Прабабка и четверо детей чудом остались в живых. Моя бабуля, одна из трёх девочек, осталась сиротой в неполных четырнадцать лет. Её дочь – моя мама – в полтора года, так как мой дед, её отец, погиб на войне.

           Мой отец погиб, когда мне было семь лет. Я – сирота в третьем поколении. К горю-беде мне и моей семье не привыкать. Мы привыкли ждать беды. А потому всю жизнь экономили: бабуля откладывала, мама, я – начиная со стипендии, с 1980-го года. И у нас накопилась некоторая сумма.

           А потом пришёл мальчик в коротких штанишках по прозвищу “Колобок международного империализма”, он же – Мальчиш-плохиш, с командой таких же, как и он сам мальчишей-плохишей-младореформаторов, и ограбил мою семью. И ничего ему за это не было. На этом свете. Очень хочется надеяться, что Тот Свет – есть и ему там воздалось по делом его. Но верно сказано, что дурное дело – нехитрое, а дурной пример – заразителен.

            И вот члены правительства, бесстыже глядя мне в глаза с экранов телевизора, натачивая виртуальный нож и приноравливаясь к виртуальному кистеню, нагло врут, что этим ещё и благодетельствуют нас. Как я, как и все мы – народ, должен им быть благодарен! Смотрите, пенсионной своей реформой они, если посчитать украденную ими мою минимальную будущую пенсию, вынимают из моего кармана без малого полмиллиона рублей. Но ведь другой-то рукой они обещают этот грабёж средь бела дня “компенсировать” – швырнуть моей маме-пенсионерке что-то около семисот рублей прибавки в месяц, громогласно и победно заявляя, что в среднем это будет “целая тыща в месяц”, а в год и того больше – “аж двенадцать тыщ”. У меня отняли, я подсчитал, полмиллиона рублей, а маме из этих награбленных денег посулили чуть более тридцати тысяч. Да, вот уж осчастливили, так осчастливили. Вот спасибо, так уж спасибо. Вот бы – их так. Вот бы – им так. Тем же самым. По тому же точно месту.

           И ведь ничего не боятся. Хоть в церковь ходят, хоть там “подсвечниками работают” на добровольном начале, а Бога не боятся. А ведь сказано же Иисусом Христом в Евангелии от Матфея: “какою мерою мерите, такою и вам будут мерить”[6], и в Евангелии от Марка: “И сказал им: замечайте, что слышите: какою мерою мерите, такою отмерено будет вам”[7]. Иисус Христос им говорит о воздаянии, а они – не боятся.

           А знаете почему? Их так просто не взять. Они же не зря подсвечниками подрабатывали, у них и ответ есть: “Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет”[8]. Вот творцы пенсионной реформы и решили, что, раз они имеют, то могут и моё отнять. А это значит, что они – творцы пенсионной реформы – меня грабят, да ещё и богохульно словами Евангелия прикрываются, Христа к себе в соучастники (снисхожу до их уровня и на их фене поясняю: в подельники) записывают. Видимо, припоминают, что Христос на кресте распятого разбойника пожалел. Так ведь Он распятого пожалел.

           Так что же авторы пенсионной реформы? Ведь не скажешь же, что они не ведают, что творят: ведают, ещё как ведают, расчетами мне в глаза тычут. А не напомнить ли им слова Иисуса? Вот эти: “И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие”[9]. Но они Его не боятся. Послушают ли они Его?

Ну, что же, в таком случае – с кинофильма начал, киноцитатой, чтобы не обвинили в непарламентском выражении, и закончу:

           “– Господа, господа, вы – звери. Господа, вы будете прокляты своею страной”[10].
_______________
[1]Фр. Palme d’Or. [2]Фр. Leone d′Oro. [3] Cм.: Велецкая Н. Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 1978. [4] Плетнёва С. А. Предисловие редактора // Велецкая Н. Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 1978. С. 3. [5] См.: От редакции // Велецкая Н. Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 2003. С. 5. [6] Мф. 7:2. [7] Мк. 4:24. [8] Мк. 4:25. [9] Мт. 7:23. [10] Автор, хоть и не он придумал фразу про “господ” и зверей, приносит извинение за кинематографистов и за их столь порочащее честь и личное достоинство зверей сравнение их с недостойными представителями как бы рода человеческого. Ведь сказано же в Миссионерском гимне Реджинальда Эбера (Reginald Heber): Though every prospect pleases, and only man is vile (англ. “Неужели любое место приятно, и только человек мерзок?”)?Reginald Heber. Missionary Hymn. St. 2 (1819).

© 20.07.2018 Владислав Кондратьев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2321305
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №218072001553
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №118072006819



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Ключевые слова: Легенда о Нараяме, Пенсионная реформа, Мальчиш-плохиш, Колобок международного империализма,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 20.07.2018 в 19:03
© Copyright: Владислав Кондратьев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1