Зеленый змий и три его жертвы


Зеленый змий и три его жертвы
Вы когда-нибудь задумывались, почему люди пьют?  В самом деле, почему одни умеют употребить «красиво», весьма ограниченно и только во время праздника, а другие – пьют постоянно, не зная ни меры, ни края?
Три сегодняшние истории – принадлежат реальным людям, жителям Примиусья, павшим в борьбе с таким безобидным с виду созданием, как «зеленый змий».

Жертва первая
Моя мама – пьяница. Сколько себя помню, она всегда пила.
Родилась я шестнадцать лет назад. Мы тогда жили вместе: папа, мама, я и бабушка. Папа работал в Таганроге, постоянно был в разъездах. Он хорошо зарабатывал, у нас были деньги всегда, несмотря на то, что время было непростое.
Мама сидела дома, была домохозяйкой. Не знаю, почему, но она вдруг начала пить. Бабушка говорила, это от безделья. Но как, как можно бездельничать, если живешь в селе?
Дом, хозяйство, огород – все это как-то само по себе перекочевало на плечи бабушки. А мама целыми днями валялась на диване перед телевизором, грызла семечки, читала газеты и ругала свою неудавшуюся жизнь.
Папе доставалось за то, что он постоянно отсутствует и не уделяет ей внимания, бабушке – за то, что лезет не в свое дело. А мне – мне просто так, «чтобы не путалась под ногами и не приставала».
Все началось как-то незаметно. Но я почему-то помню момент, когда в нашем доме среди моих игрушек стали появляться необычные «куколки» - пивные бутылки. Все началось с проклятого пива. Потом я читала, что пиво – самый коварный из всех алкогольных напитков, потому что его не считают «серьезным». Зато спиваются с его «помощью» гораздо быстрее и гораздо незаметнее, чем от водки… Пиво отравляет организм гораздо сильнее.
Сначала пиво было только по вечерам, «под новости» и балычок. Потом пиво стало еще и утром, и днем, и даже ночью. Мама стала пить по 5-6 литров этой гадости в день…
Если б вы знали, как я люблю и ненавижу свою мать! Какая мерзкая, какая отвратительная она женщина! Обрюзгшая, отекшая, с зеленой кожей, ввалившимися глазами, немытая, нечесаная, отупевшая… Моя мамочка, лежащая в луже собственной блевотины и ничего не понимающая… Мамочка, дорогая моя мамочка, избившая меня по пьяни так, что я потом неделю не могла сидеть…
Папа терпел все это восемь лет. Потом ушел, собрал вещи и уехал куда-то на Север. Я осталась жить с бабушкой на ее пенсию и те деньги, которые присылал отец.
Мама к пиву все чаще начала добавлять водку. Дома стали пропадать вещи, которые она обменивала на очередную «порцию». Все чаще приходилось вызывать скорую, когда начиналась интоксикация. Сначала я пугалась, плакала и молилась: «Господи, спаси мою маму!»
Потом словно отупела… Даже возникла какая-то злость… Это, наверное, неправильно, но иногда у меня стали появляться страшные мысли: «Хоть бы она умерла…». Но она опять выкарабкивалась. И опять начинала пить. Все повторялось.
У мамы стали появляться временные любовники и собутыльники, пытавшиеся меня «воспитывать»… Спасибо бабушке, хотя бы никто из них меня не тронул.
Иногда мы вместе с бабушкой лежали и, обнявшись, плакали над нашей бедой… Бабушка – это была и моя мама, и папа, и все для меня. Единственный родной человек, который у меня остался…
Не знаю, как все получилось, помню только, как украла у мамы бутылку водки и пила ее, сидя под грушей в нашем огороде. Жить мне больше не хотелось. Я сняла колготки, и привязала их на ветке, собираясь разом покончить со всем…
Соседка увидела, что я делаю, прибежала, схватила меня, начала трясти, надавала мне пощечин. Потом повела к себе домой и долго-долго поила чаем... Потом я сидела и плакала, уткнувшись ей в грудь, а она гладила мне волосы и говорила: «Ну что ты, дурочка, разве можно так? Ты ж молодая! Тебе еще жить да жить…».
Не знаю, что соседка сделала с мамой, но случившееся хоть немного смогло на нее повлиять, она «завязала» и «держалась» целый год.
Целый год я была почти счастлива. Мама нашла работу! Мама сделала себе новую прическу! Мама купила себе красивое платье!
Но год кончился и все началось сначала… Опять пиво и водка, опять новые «папы»…
После 9 класса я твердо решила уехать. Папа, мой родной отец, взять меня к себе не мог, у него уже вторая семья, подрастают два моих братика. Да и, если честно, я его совсем не знаю, он уехал от меня так давно… Хотя спасибо, что присылает деньги.
Весной посоветовалась с тетей Дашей, соседкой, и поступила в колледж в Таганроге, с общежитием и с питанием. Тетя Даша ездила со мной, помогла мне сдать документы и поддержала, пока я сдала экзамены. Она говорит, что у меня теперь все будет хорошо.
А мама… Маму я до сих пор люблю и ненавижу. И даже не знаю, что сильнее…

Жертва вторая
Сергей родился и вырос в деревне, в семье был старшим ребенком. В этом году ему исполнилось бы 32 года, если бы не… Впрочем, обо всем по порядку.
«Сергей с детства был неплохим мальчиком, настоящим товарищем и порядочным человеком, - вспоминают о нем друзья и знакомые. Парень отличался мягким характером, что, по мнению окружающих, и стало одной из причин его трагической судьбы.
В школе Сережа учился плохо. Учителя из жалости «тянули его за уши» из класса в класс, лишь бы не исключать.
Классный руководитель считала, что успехи в учебе были плохи из-за того, что Сергей с подросткового возраста был предоставлен сам себе. Отец, будучи предпринимателем, был весь в делах, мать страшно пила, селяне практически не видели ее трезвой. Маленький Сережа сбегал к бабушке, которая заменяла ему мать. По мнению классного руководителя, это оставило сильный отпечаток в душе Сергея. Он казался открытым мальчиком, но в то же время был закрыт для всех.
«Однажды, после уроков, я попросила его остаться в классе, чтобы поговорить по душам, - вспоминает классный руководитель Сергея, - Когда мы остались наедине – его глаза поменялись. Я увидела перед собой человека испуганного, загнанного, закрытого и в то же время добродушного и простого…»
Учитель рассказала, что Сережа, как и все остальные дети, в классе был личностью, активно участвовал в творческих проектах школы, был талантлив, но уроки часто прогуливал, в школу приходил с запахом алкоголя.
Спиртные напитки Сергей начал употреблять с одиннадцати лет. Скоро это вошло в систему, и к двадцати пяти годам стал похож на алкоголика. Одни говорят, что это из-за неудач в его жизни, ему постоянно не везло с женщинами. Одногодки и младшие по возрасту девушки с ним встречаться не хотели, так как у него не было ни своего жилья, ни машины, ни крепкой семьи за плечами.
Мама Сережи умерла после очередного запоя от сердечного приступа, отец женился на другой женщине. После школы Сергей стал работать «по шабашкам», жил в «гражданском браке» с женщиной, старшей его на двенадцать лет. Друзья, встречавшие Сергея в последние годы, видели его все время несчастным, угнетенным, побитым или пьяным, или в лучшем случае с похмелья. Создавалось такое впечатление, что его что-то мучило, или тревожило, но он никому не открывался. Другие же считают, что таким образом в его внешнем виде проявлялись симптомы алкоголика. Ведь, ни для кого не секрет, что алкоголизация является одним из тех факторов, который провоцирует у человека негатив, депрессию, превращает его в растение. Такого человека и утро не радует, если нечем опохмелиться, когда работа становится не способом улучшить свое материальное положение, а целью – заработать денег на новую дозу спиртного, потому что без него жизнь уже не имеет смысла…
Почему так случилось, что тридцатилетний парень спился и «загнал себя в гроб»? – ответ неоднозначный. С одной стороны, виноваты материнские гены, которые могли спровоцировать алкоголизм у парня, с другой – отсутствие внимания родителей, которое в подростковом возрасте детям особенно требуется.

Жертва третья
Иван – был мастером с золотыми руками. Плотник и столяр, лучший в округе. Про таких говорят: “За что не возьмется, все «горит»”. Двери, лутки, оконные рамы, столешницы, табуретки. Когда в настроении, мог такую резьбу по дереву наваять – любо-дорого посмотреть!
Все очень ценили мастера, и жить бы ему да жить, кабы не наше русское «гостеприимство» и Иванов слабый характер.
Пойдет Иван в дом к людям, начнет мерить «столярку», а тут хозяин сердобольный подкатывает: «Выпей рюмочку!». Ну как не уважить – выпьет!
А за одной рюмочкой и вторая потянется. Иные хозяева только и ищут, с кем бы выпить, им каждый заходящий мастер – словно гость. Пока бутылочку-две не «оприходуют», не угомонятся.
Потом Иван и сам стал «употреблять» перед тем, как дома за работу взяться. Называл: «Допинг принять».
И казалось Ивану, что с «допингом» работа веселее идет, быстрее дело спорится. Некоторое время так и было, пока «допинга» не стало требоваться все больше. Так много, что после его употребления работать становилось совершенно невозможно: дрожали руки и кружилась голова. А без «допинга» Иван уже не мог – настроение становилось паршивым, вдохновение не приходило, работа не спорилась.
От невозможности решить проблему Иван раздражался еще больше, стал срываться на домашних.
Что у него алкоголизм, долго не признавал. Говорил: «Захочу, перестану пить». Но не хотел. И не переставал.
Наконец, видимо, почуяв что-то недоброе, по настоянию жены начал пытаться лечиться, благо, вокруг было столько объявлений: «Избавляю от алкогольной зависимости». Один «Кашпировский», другой, третий… Экстрасенсы, «специалисты по кодировке» и народные целители пополняли свой кошелек, а Иван через месяц-другой после окончания лечения опять возвращался к тому же, с чего начинал, и снова пил…
Не помогали ни капли, ни таблетки, ни микстуры, в таком изобилии предлагаемые в каждом журнале и газете – их перебрали все.
Как говорила Иванова жена: «У меня иногда такое ощущение, что все эти рекламы «специалистов» и новомодных лекарств имеют целью только одно – убедить всех в том, что начинать пить безопасно, что от алкоголизма можно вылечиться. А потом, организовав себе непрерывный потов клиентов, какие-то дельцы просто пользуются кошельками доверчивых граждан, как в сказке про Страну дураков…»
Не сказать, что лечение совсем не помогало. Иногда Иван держался по целых полгода. Потом опять срывался. И все начиналось сначала. С той лишь разницей, что каждый «приход в себя» давался все труднее – Иван осознавал, что проигрывает битву за себя… Осознание себя слабаком, тряпкой, еще больше выбивало из колеи и провоцировало на новые запои «с горя».
Однажды ночью, пока жена, работающая посменно, была на дежурстве, а дети отправились в гости, Иван залез на чердак и надел петлю… Остановить его было некому.

По прогнозам некоторых зарубежных специалистов, к концу XXI века, если Россия не перестанет пить, в ней будет проживать всего 10 миллионов русских. По другим прогнозам, к концу XXI века русские как этнос из-за пьянства совсем исчезнут с лица земли. Пока Вы пьете, кто-то спит и видит, что Вас уже нет...
"Деловой Миус", 2014



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: жизненные истории, алкоголизм,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 13.07.2018 в 12:29
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1