Две исповеди на семейную тему


Две исповеди на семейную тему
8 июля в России отмечался, пожалуй, самый красивый и романтичный праздник - День семьи, любви и верности. Он появился благодаря муромскому князю Петру и его жене Февронии. Эта чета еще при жизни стала образцом супружеской верности, взаимной любви и семейного счастья. По легенде, они, не желая пережить друг друга, умерли в один день, завещав схоронить себя в одной могиле. Их тела, дважды положенные в разных местах, оба раза наутро чудесным образом оказывались в одном гробу, что сочли чудом.
Забавно, когда я впервые пересказывала эту историю героям своей сегодняшней статьи, они оба, не зная друг друга, отреагировали абсолютно одинаково: пожали плечами и сказали «Что ж тут такого - с любимыми расстаться невозможно - к ним всегда возвращаешься...»
И мужчина, и женщина, о которых я сегодня пишу — многолетние читатели «Делового Миуса». Между собой никак не связаны, даже не знакомы. Оба - далеко не святые, скорее, обыкновенные. Но судьбы их, все-таки, чем-то похожи. Может быть, тем, какой смысл они оба вкладывают в слово «семья»...

Исповедь женская
Наверное, моя история обыкновенная. Вышла замуж в двадцать один год. Мама уже испереживалась, что я мужа не найду, останусь старой девой. Но вот однажды в гостях у родственников я подняла глаза и увидела его. Что-то словно стукнуло в грудь: «Это он».
Вы будете смеяться, но от такого чувства я вовсе не обрадовалась, а очень даже испугалась. Был у меня такой неприятный опыт любви в восемнадцать лет, хорошо, вовремя разобралась и рассталась с человеком.
А тут: «Это он!» Думаю: «Мало ли, может, снова напридумывала себе непонятно что, не хватало еще опять обжечься! Ни за что с этим Колей общаться не буду, ни за какие коврижки!» Ну и не общаюсь. Вернее, пытаюсь не общаться, потому что не общаться невозможно - я Коле очень понравилась.
Он скоро понял, что у меня какие-то заморочки в голове по его поводу, решил иначе действовать. Подкатил сначала к моей маме, а потом и к отцу. И естественно, ужасно понравился обоим моим родителям.
Кончилось все очень просто. Папа однажды утром за чаем сказал, чтоб я не валяла дурочку, а начинала встречаться с нормальным парнем, которому «не стыдно и не страшно отдать собственную дочь». Папины слова заставили мои сомнения умолкнуть, а симпатии - выбраться из того уголка, куда я их загнала. Мы с Колей стали встречаться. А через три месяца - поженились.
Скорее всего, я - счастливая в браке женщина. Муж у меня прекрасный, очень меня любит. Родители, все-таки, в нем не ошиблись, плохого не пожелали. Мы как-то незаметно прожили вместе пятнадцать лет. И первые лет восемь - вообще не ссорились, назло всем психологам. Даже удивительно. Сейчас бывают, иногда, какие-то терки, но так, по мелочи. На большие скандалы ни я, ни муж, особых талантов не имеем, наверное...
Еще у нас двое детей. Две дочери - четырнадцати и семи лет. Подумываем о мальчике. Может быть, получится. Очень хочу, чтоб получился!
А грехи... Был один. Наверное, это во мне какой-то чертик сидел. Покоя и нормальной жизни не давал. Знаете, когда все стабильно и надежно, когда все правильно, то начинает, в конце концов, становиться скучно.
Прожили мы с Колей тринадцать лет, и я поняла, что все превратилось в рутину и обыденность. Дети подросли, какой-то достаток и положение в обществе мы заработали, любимое дело тоже у каждого появилось. В семье мир и лад, доверие и уважение друг к другу, у каждого свои хобби и пристрастия. Только увлечение друг другом пропало, каждый словно сам в своем соусе варится. Даже странно - интересы вроде, общие, бьемся за одно дело, оба живем для семьи, а все-таки в чем-то порознь...
Может, еще характер мой виноват. Муж - флегматик. Чтоб его из себя вывести, очень надо постараться. Я же - типичный холерик, сплошной взрыв эмоций и фейерверк переживаний. Если разобраться, очень мы друг другу подходим, потому как никто другой, менее спокойный, чем Коля, выдержать меня был бы просто не в состоянии. Это если трезво рассудить. Но я-то вся в своих обидах была. Потому и посчитала, что мужу глубоко плевать, что сейчас чувствует моя тонкая женственная натура, от того, что он не обращает на меня никакого внимания.
Дернула же меня нелегкая купить себе путевку, рвануть на курорт. Коля, скрепя сердце, согласился, видно, решил найти в ситуации свои плюсы: развеется жена, отдохнет, сменит обстановку. Потом с обновленными чувствами вернется.
Ну и поехала я в Адлер, «обстановку менять». Там, в санатории, встретился мне один мужчина, звали его Эдик. Даже забавно сейчас: Эдик из Адика, Адлера, то есть...
Представляете, на всех углах песню крутят: «О Боже, какой мужчина! Я хочу от тебя сына и т.д.» И он - красавец, холеный, ухоженный. Коренной петербуржец – культурный житель культурной столицы!!! И типа, влюбился в меня без памяти...
Сейчас смотрю на себя со стороны – дура дурою была. Ну, какая между нами возможна любовь? Я для таких питерских принцев - нищее убожество из затрапезной Хацапетовки. Тундра немытая и деревня неотесанная. На таких позариться по высоким столичным меркам можно только из какой-то особенной тяги к экзотике. И то один раз. Все это в такой или примерно такой интерпретации из уст Эдика я услышала чуть позже. А тогда, при первой встрече, он меня просто потряс...
Надо сказать, я, несмотря на некоторые свои закидоны, женщина негулящая. У меня, за время брака, кроме мужа, никого никогда не было. Не в моих правилах вертеть хвостом, тем более, у меня не только муж, но и двое детей. Семью бы я никогда ни на что не променяла...
Может, это глупо по современным меркам, но даже на курорте я вовсе не собиралась бегать по мужикам. Даже встретив Эдика и почувствовав к нему какой-то интерес, я совсем не готова была оказаться в его постели. Несмотря на некоторый романтизм моей натуры, для меня секс и любовь - понятия разные. И одно не обязательно предполагает другое.
Но Эдик был настойчив. Кратенько все можно описать фразами из стишка какого-то интернетного поэта:
Мой час придет. И станешь ты моей любовницей.
Тебя я выстрадаю. Нервами. Бессонницей...
... Возьму измором. Закалю я страсть игнором.
В окно проникну вором. Вылечу с позором.
Пущу в ход свечи, вина, песни, серенады,
Круизы, серьги и браслеты, променады.
Продам я душу Сатане, но, мать честная -
Сопротивление твое я доконаю...
...Сума сведу тебя и сам сума сойду,
Но ты меня полюбишь. Нам же на беду...
И так далее, и тому подобное. Пока, наконец, после долгого и упорного сопротивления, однажды ночью, крепость, как говорится, не пала...
Разочарование пришло ко мне практически сразу. Оказалось, «каренной петербуржец», как любовник, вообще ни в какое сравнение ни шел с моим «деревенским» Колей. Скажем так, был груб и примитивен. Черт его знает, много ли он лично выиграл от украденной у меня «нашей» ночи. Но вряд ли это стоило всех понесенных затрат в том спектакле, который так долго разыгрывался, чтобы меня «уломать»…
А потом наступило утро. И кульминационный момент, когда мне, деревенской простушке, указали мое настоящее место. Оказалось, Эдик просто поспорил со своими друзьями, такими же придурками, на сто рублей, что сможет совратить и затащить в постель любую порядочную женщину. Ну и по какому-то несчастливому совпадению, в этот момент мимо их компании как раз проходила я...
В то утро, когда я, наконец, узнала правду, во мне словно что-то умерло. Может, умер чертик, всю жизнь не дававший покоя, не знаю... Но было очень больно и очень обидно. Очень. Ведь моя любовь и привязанность были, в отличие от чувств Эдика, настоящими...
Поплакала, не без того. Потом села и все хорошо обдумала. Да, я вела себя, как дура, о меня тупо вытерли ноги. Но, нравится или нет, а надо с этим жить дальше, у меня муж и дети, им я нужна.
Конечно, свой «должок» предо мной этот урод уже никогда не оплатит. Но с другой стороны, мы с Эдиком действительно разные - ничего общего. Доказывать что-то ему или взывать к его благородству - все равно, что разговаривать с камнем, о который случайно ушиб ногу. Гораздо правильнее – извлечь из случившегося урок, выбросить камень в придорожную канаву и идти дальше. В самом деле, разве было бы лучше, если бы Эдик полюбил меня по-настоящему? Ведь ответить ему, мне, по зрелому размышлению, было нечем. Разводиться с хорошим человеком, которому подарил столько лет и двоих детей только потому, что я в кого-то там влюбилась – не в моих правилах.
Так я и вернулась к мужу, уже совсем другой женщиной. Вылечилась, наверное, благодаря Эдику из Адика... А может, обожглась и поумнела.
Иногда я, бывает, вспоминаю своего «питерца». Только странная вещь: если на курорте я была твердо уверена, что он меня своим поступком убил, то теперь мне кажется, что в то утро умер сам Эдик. Добрый, вежливый, веселый, великодушный, терпеливый, восхищенный моей красотой и безумно в меня влюбленный…
Вы будете смеяться, но я специально и очень бережно храню о нем память, как об очень дорогом, но умершем человеке. Эдик – это теперь мой ангел-хранитель. Гарантия моего внутреннего покоя, покоя моей семьи, моей любви и верности человеку, который на деле, а не на словах, умеет меня любить.
Эдик – самая надежная гарантия того, что я никогда больше не захочу поглядеть ни на одного мужчину глазами, которыми смотрю на своего мужа…

Исповедь мужская
Женился я давно, на девочке из детства, Алле, мы с ней на одной улице выросли. Не то, чтобы это была какая-то огромная любовь. Так, потянуло как-то друг к другу, дело-то молодое. Но я не сердцем, а умом жену выбирал. Алла - девчонка красивая, и родители ее - люди обеспеченные, интеллигентные, «не из простых». Тем более, дочь у них - единственный ребенок, в доску ради нее вытянуться были готовы. Я и решил: хорошая пара из нас выйдет, тем более, ни о какой другой девушке тогда особо не мечтал, был свободен, как ветер.
Поженились. Пошли будни. И через некоторое время я понял, что не просто ошибся, а очень серьезно и безнадежно «вляпался». Нет, в материальном плане у нас все было даже очень. Никаких проблем: и дом - полная чаша, и две машины, и работа, и ежегодный отдых в любом месте земного шара, где пожелает душа. Как говорится, есть, чем людям пыль в глаза пустить.
А вот с обратной стороны медаль оказалась совсем не такой красивой. Есть поговорка: «Женишься на девушке, а в жены берешь ее маму». В смысле, погляди на будущую тещу - увидишь, во что твоя жена через двадцать лет превратится.
Алла оказалась не просто холодной - настоящей льдиной. Причем, не только в постели. Даже дома, в быту, она была невыносимой - чопорной, высокомерной и спесивой. Что бы я ей ни дарил, как бы ни обхаживал, как бы себя ни вел, она ничем и никогда не была довольна. Даже, когда пошли дети, нас это не сплотило. Детвору она, с горем пополам, хоть как-то приняла, начала считать «своими», хотя и бывает с ними порой излишне строгой. А я - я для нее был и оставался чужим, человеком второго сорта, не ровней. Конечно, новые рубашки на работу она мне гладила и гладит, но нет в этом ее действии ни любви, ни заботы обо мне, - просто внешняя сторона для жены всегда была важнее внутренней.
В постели у нас вообще мрак. Один раз в месяц пристанешь, чего-то в темноте под одеялом выклянчишь - потом неделю себя чувствуешь извращенцем и насильником. Словно в урну окунешься. Это при том, что жена - внешне - очень красивая и сексуальная женщина, на которую западают чужие мужики... Где-то читал, кстати, что чем у бабы ноги «от ушей» - тем она в постели холоднее. Святая правда, поверьте. А я-то, как дурак, по молодости ее разогреть старался...
Короче, все у меня в личной жизни наперекосяк было. Как беспризорный Шарик, по всем жаждущим девкам бегал. Старался только короткие связи заводить, чтоб до Аллы не дай бог, не дошло. Иначе весь мозг вынесет, пилить будет полгода, проверил как-то сдуру...
О разводе и думать нечего: бизнес весь с тестем повязан, среди родни жениной куча заказчиков и партнеров. Да и детей жалко оставлять - они же с Аллой совсем засохнут, в сухарь. Хватит того, во что она меня превратила...
Так и жил двадцать лет. Не жил, а мучился. А потом... Потом встретил ЕЕ... Бывает же такое - обыкновенная женщина, случайно зашла к нам в фирму, какую- то подругу навестить... И ничего в ней нет особенного, вроде. И не модель, и не молода, и красота в ней какая-то не такая, как сейчас принято, что ли. Не знаю, что меня в ней зацепило, но я погиб...
Есть в Оле какая-то притягательность, какая-то теплота, какая-то недосказанность: хочется закрыть глаза и упасть в нее, облечься ею, а может, наоборот, вобрать в себя, познать всю, наконец, понять...
До сих пор думаю: на что она меня поймала? И догадаться никак не могу. Но тогда я и виду не подал, что мне эта женщина понравилась. Очень аккуратно стал о ней всю информацию собирать: кто, где живет, у кого работает, с кем общается. Решил, если все будет подходяще, эта женщина обязательно будет моей. И я все сделаю для этого.
Впервые в жизни я тормозил себя в своих желаниях - даже когда узнал, что Оля в разводе и никаких любовников у нее нет, не бросился к ней - может, боялся, что все сорвется... А может, просто смаковал все подробности, стараясь насладиться даже своим ожиданием...
Из нашей «первой» встречи, когда она, наконец, меня заметила, я вообще организовал какую-то клоунаду, будто все случилось «совершенно случайно».
Много чего было. Такое ощущение, что я стал пацаном, я буквально летал на крыльях, а голова была забита тем, что и как придумать, чтобы, наконец, добиться того, ради чего я дышал...
Вы когда-нибудь любили женщину, от которой у Вас сносит крышу? Честное слово, когда она снимает одежду, забываешь обо всем. И плевать, что у нее слегка расплывшееся тело - следствие рождения двоих детей. Плевать на какие-то там целлюлиты, на лишний вес, на немодельную внешность... Как я шучу, в моем возрасте я, наконец, могу позволить себе спать просто с нормальной живой и теплой женщиной, а не с холодной красивой куклой.
Это ведь в молодости важно: истерики и скандалы, требования купить новую шубку, вымогательство очередного золотого колечка и бесконечные признания в любви до гроба. Когда дело идет к старости, начинаешь понимать, что тихая искренняя привязанность намного приятнее, чем все громкие и страстные в ней уверения... В старости вообще умнеешь…
Оля - удивительная женщина. Умная, даже мудрая, она никогда особо не показывает своей мудрости. Никогда и ни в чем не унижает меня и не пытается, во что бы то ни стало, настоять на своем. И тогда получается так, что я сам делаю то, что ей хочется...
Только однажды нашу идиллию слегка нарушила Алла. Нашлись какие-то «доброжелатели», сообщили жене, куда и с кем я так часто пропадаю. «Разбор полетов» был грандиозным, но привычным и предсказуемым: слезы, угрозы, оскорбления и прочие дешевые театральные эффекты.
И тогда я впервые в жизни предложил жене самой сделать выбор. Сказал, что если ей что-то не нравится, я ее не держу, она легко может подать на развод, обвинив меня во всех грехах. А если развод и дележ имущества ее не устраивают, она может оставить все как есть, и продолжать играть для всех давно заученную роль обиженной жены, муж которой ее недостоин.
Жена сделала правильный выбор. Все осталось, как было. С той лишь разницей, что после него Алла стала мне по-настоящему противна. Ума не приложу, где в юности были мои глаза...
Однако договор жена соблюдает свято. На всех публичных приемах и мероприятиях мы - счастливая любящая пара. И даже дома продолжаем общаться, как раньше. Единственное, что изменилось - мы стали спать в разных комнатах. Хотя, как мне показалось, после этого Алла даже вздохнула свободнее, расправила плечи, словно с нее сняли, наконец, невообразимую тяжесть.
Самое для меня удивительное то, что Оля, получив надо мной фактически абсолютную власть, никак ею не воспользовалась. Ведь я был готов даже на то, чтобы все бросить и уйти жить к ней, своей любовнице. Меня просто поразило, когда она сказала:
«У моих детей нет отца, он их бросил. Потому я не хочу лишать отца твоих детей. Не надо из-за меня портить им жизнь, пожалуйста...» Больше к этому разговору мы не возвращались. Но с тех пор у меня стало две семьи. И четверо детей.
Как все это отразилось на отношении ко мне людей? А никак. Кому это сейчас интересно? Большинство богатых людей живет именно так. Если не бесконечные девки, то побочная семья на стороне. Мужики меня понимают и не осуждают. А бабы... Бабы - это вообще самый злой и завистливый народ. Они костыляют свою товарку, а сами, с вероятностью в 89 процентов, мечтают оказаться на ее месте...
Откровенно говоря, своей настоящей женой, женой «от Бога», я считаю не Аллу, а Ольгу. С нею я забыл о своих гульках, о случайных подружках, о веселых пьянках, обо всем, что еще раньше заменяло мне дом и семью. Не Алла, а Ольга сделала из меня любимого, обласканного, согретого женским теплом мужика. Настоящего мужика.
Знаю, если случится любая беда, не Алла, а Оля все бросит и придет ко мне на помощь, расшибется, но сделает все от нее зависящее. Даже когда я умру, не Алла, а Оля будет помнить меня и приходить на мою могилу.
Оля научила меня и семье, и любви, и верности. Потому не к Алле, а к Оле я спешил, спешу и буду спешить всегда...

Разные судьбы, разные истории... Как говорится – не суди, да не судим будешь… Единственное, что хочется пожелать их героям - быть очень счастливыми с теми, кого они выбрали, кто их бесконечно любит и верно ждет... Быть счастливыми, потому что расстаться навеки с тем, кого по-настоящему любишь, невозможно.
"Деловой Миус", 2014



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: семейные отношения, день любви и верности,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 13.07.2018 в 12:12
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1