Липовый космос СССР.



19 июня 1963 года на родную землю благополучно приземлились сразу два космических корабля.

"Восток- 5", экипаж Валерий Фёдорович Быковский.
Длительность полёта 4 суток 22 часа 56 мин. 41 сек.
 «Восток-6» ,экипаж корабля — Терешкова, Валентина Владимировна, первая в мире женщина-космонавт.
Длительность полёта 2 суток 22 часа 40 мин 48 сек
Как они приземлялись и что было после приземления можно прочесть в изданных дневниках Николай Каманина,
например здесь, http://militera.lib.ru/db/kamanin_np/63.html
(Николай Петрович Каманин (1908—1982) — советский лётчик и военачальник, генерал-полковник авиации, один из первых Героев Советского Союза (1934). Организатор и руководитель подготовки первых советских космонавтов.)

19 июня.
Оба корабля приземлились на два градуса севернее расчетной точки. Расчетчики объясняют эту ошибку включением дублирующей команды на спуск, но мне такое объяснение кажется совершенно неудовлетворительным. В работе служб связи и поиска было много провалов и ошибок. Доклады о самочувствии космонавтов мы получили только через несколько часов после приземления. О Терешковой сообщили по наземным средствам связи, а о Быковском доложил командир авиаполка, который летал над местом приземления и видел корабль, толпу людей, машины и космонавта.
Получив достоверные данные о самочувствии космонавтов, Королев по телефону доложил об их благополучной посадке Хрущеву, Брежневу, Устинову и Смирнову. К вечеру стало окончательно ясно, что второй групповой полет советских космонавтов (в том числе первый в мире полет женщины) блестяще завершен.
20 июня. Куйбышев.
К 11:30 все самолеты произвели посадку на заводском аэродроме. Быковский и Терешкова доложили Тюлину о завершении полета. Руководители области попытались показать Быковского и Терешкову собравшейся толпе народа. Вместе с космонавтами они пошли вдоль ограничительной линии, за которой стояли люди. Попытка эта оказалась очень неудачной люди бросились к космонавтам, возникла жуткая давка, в которой многим досталось очень крепко. Толпы людей были и на улицах города, все хотели увидеть героев космоса. Многие с большой обидой говорили: «Почему вы их прячете от народа?»
В 13 часов все космонавты и члены Госкомиссии собрались в доме над Волгой, ставшем уже историческим. Тюлин провел заседание комиссии, на котором с официальными докладами о результатах полетов выступили Быковский и Терешкова. Кроме местных руководителей и космонавтов на заседании были Королев, Руденко, Мрыкин, Рязанский, Кузнецов, Ишлинский, Керимов, Алексеев, Ткачев, Богомолов, Воронин, Белоусов, Исаев и другие. Доклады космонавтов были записаны на магнитофон.
21 июня. Куйбышев.
Вчера вечером, когда я уехал на аэродром для контроля за отлетом в Москву членов Госкомиссии, Королев и Руденко организовали поездку космонавтов по Волге и, вопреки настойчивому возражению врачей, забрали с собой Валю и Валерия. Таким образом, в первый и второй день после посадки тщательные медицинские исследования космонавтов не проводились. Вечером Руденко долго оправдывался — якобы он и Королев были вынуждены удовлетворить «просьбу» Терешковой и Быковского о прогулке по Волге.
Сегодня утром Руденко, Гагарин, Титов, Николаев и другие космонавты на Ан-10 улетели в Москву. Королев и Тюлин улетят в 14 часов. Здесь, в доме над Волгой, остались только Быковский и Терешкова, два десятка врачей, полсотни корреспондентов, сотрудники КГБ и я с генералом Чугуновым и полковником Карповым. Валя и Валерий хорошо отдохнули, но у Терешковой вид еще недостаточно свежий, — по-видимому, все переживания последней недели и в космосе, и на Земле еще оставляют свой след. Синяк у Вали на носу пока еще очень заметен, но на боль она уже не жалуется.
С 15 до 16 часов по поручению председателя Госкомиссии я провел первую пресс-конференцию Быковского и Терешковой, на которую собралось более 60 корреспондентов. Ответы на вопросы мы заблаговременно продумали с Валей и Валерием. Валя держалась молодцом, а Валерий заметно волновался. Грубых ошибок у них не было, но односложность и неполнота ответов были заметны. Правда, корреспондентов, больше интересовало не содержание ответов, а сам факт беседы с космонавтами. Уверен, что через 2–3 месяца Терешкова будет отлично держаться на любой международной пресс-конференции.
Затем более пяти часов врачи всех специальностей придирчиво изучали состояние Быковского и Терешковой и доложили, что никаких заметных влияний космический полет на их здоровье не оказал.
-----
На этом пока и остановимся и рассмотрим приземления куда более поздние.
Октябрь 1969 года «Союз - 7». Экипаж — А. Филипченко, В. Горбатко, В. Волков. Летали 5 суток, читаем -
А. Филипченко вспоминает: «…срабатывают двигатели мягкой посадки. С трудом протягиваем вдруг потяжелевшие руки. Ноги тяжеловаты и заметно непослушны. Вадим (Волков) слегка побледнел, его покачивает.
В гостинице – медосмотр. Когда я лег на кровать, казалось, что она проломится подо мной. Я чувствовал себя как бы налитым свинцом. Просто поднять руку – стоило немалых усилий.
Ощущение покачивания оставалось довольно долго. Когда поехали на пресс-конференцию, наша «моряцкая» походка обратила на себя внимание всех присутствующих. И мне пришлось отшучиваться».
В. Горбатко рассказывал: «После первого полета сам идти я не мог. Будто на плечах у меня сидят два человека, а земля все время уходит из-под ног. А когда ложишься, то на грудь такая тяжесть наваливается, что дышать невозможно и, кажется, что сейчас куда-то провалишься».
Таким образом, у всех трёх членов экипажа «Союза-7» после приземления были существенные нарушения функций вестибулярного аппарата, чувствительные для них самих и заметные не только медикам
Дополним воспоминания космонавтов рассказом ветерана космодрома Байконур (Тюра – Там) Н.В. Кузнецова.
Это 1975 г. «Союз - 19». 6 суток на орбите. А. Леонов, В. Кубасов.
«В 1965-67 годах я работал на полигоне НИИП – 5 (площадка №1). Полигону был придан авиаполк, в задачи которого входили и спасательные операции космонавтов. Как правило, капсула засекалась еще в момент ее спуска на парашюте. Медики извлекали космонавтов из капсулы и укладывали их на специальные носилки, так как идти они не могли. Некоторым делали даже уколы, укрепляющие тонус. Космонавтов на вертолете доставляли в реанимационное отделение госпиталя. Затем их переправляли в Звездный. Там полтора-два месяца их обследовали. И лишь после этого направляли на санаторно – курортное лечение».
Вот и всё. Как говорят, думающему - довольно.
Первые наши космонавты, по каким-то непонятным причинам, после приземлений чувствовали себя так замечательно
что даже в медобследованиях не нуждались.

Так был ли мальчик?

А на фото документальные кадры о выходе космонавта Леонова в открытый космос.

Как видно  на скрине, выходя в космос Леонов не забыл зашнуровать кроссовки,
с вакуумом шутки плохи..


А  это фото реального ( ? ) скафандра Леонова стоящего в музее космонавтики.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 09.07.2018 в 14:17
© Copyright: Геннадий Агафонов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1