У меня есть доля , вера , честь и воля !


Лирические , философские и стихи гражданской тематики .

Сныть подмены
***
Не они , так другие позеры
Будут славить себя на юру .
Генералами станут майоры ,
Окрыляясь в речах на ветру .

Мельтешат на амвонах и рядом ,
Каждый выскочка ныне важняк .
Проститутка великая задом
И продажный несет порожняк .

Нет критерия истинной доли ,
Кто сумеет всегда на виду .
И играют обманщики роли ,
Самых честных на горе - беду .

В перевернутом мире с рогами ,
Можно ангелом неба прослыть.
Ходят снова анчутки богами ,
Где растет не пшеница а сныть .

Лунное золото
***
Ни тени сомнений в своей правоте ,
В своих представлениях ложных .
Они золотые на каждой версте ,
В округе поветрий безбожных .

Они напролом по крапиве идут ,
По грязи , по житному полю ...
Вершины подлунные избранных ждут ,
Даруя им тронную долю .

Но золото видится им под луной ,
Под солнцем оно пропадает .
Ни тени сомнений в душе ледяной ,
Хоть небо дождями рыдает .

Золотой вагант
***
Надоело смотреть на причуды
Бабы Вали и свиты ее .
Рядом вьются подонки - Иуды
И вблизи гомонит воронье .

Продались старушенции смерды ,
За гроши из срамного дерьма .
И несут они мантию Герды ,
Все от Маши рабы без ума .

Маша - Герда несет ахинею ,
О мигрени и острове слез .
И влюбляются все в Виринею ,
Лену дамочку сладостных грез.

И еще есть одна тропиканка ,
Александра несущая стяг …
Рядом кочет и жирная канка
И облезлая стая дворняг .

Строки были расхожей сварганят ,
Не для разума , не для души
И бомонд за собою поманят ,
Слушать эхо в чердачной глуши .

Но поэта , от Бога таланта ,
Гонят скопом и словом чернят .
Золотого в твореньях ваганта ,
Лишь рассветы в пути осенят .

Шушпанская былинушка

Русалок видели на берегах Челнавского водохранилища . Тем паче на дне Челнавского затопленное старинное село Арбузовка . Оно более загадочное и таинственное . А про Шушпанское водохранилище в Староюрьевском районе вот что скажу :

Панночка - шушпаночка

Не паны здесь бытовали ,
На земле сырой ,
А крестьяне степь пахали ,
Вешнею порой .

Ныне речку запрудили ,
Рьяные дельцы
И ловчихам угодили
Ищущим концы .

Вот нашла конец шушпанка ,
И зарделась вся .
Держит девушка селянка
В путах карася .

У другой конец побольше ,
Как в вуали линь ?
"Панночка" она как в Польше ,
"Пану" с ней аминь !

Над водой стрекозы вьются
И стрижи летят …
Рыбаки к рыбачкам жмутся ,
Все любви хотят !

Но уха влечет и манит ,
Ароматом днесь ...
Пальцем "панночка" поманит ,
"Пан" порхает весь .

Фрики миражей
***
Одна закрыла страницу ,
Другая поймала жар - птицу
И держит огонь в руках .
Никола нашел станицу
И звездной воды криницу ,
Судьбины мираж в веках .
Закинул ведро он в воду ,
Ногами отринув подводу
И стаю увидел птах .
Но небо грозе в угоду
Дождем захлестнуло природу
И Коля промок в кустах.
Погасли в руках девицы ,
Закрылки волшебной птицы ,
Как угли в затухшем костре .
Криница с водой пропала ,
В ладони звезда не упала ,
Но плавала муть в ведре .
Увидел свой мир Никола
На грани времен раскола ,
Поникнув в тени задрожал ...
А гордая скромною стала ,
Полымя стяжать перестала
И дух ее не возражал .

Зеро фаворитов
***
Ставки сделаны на Зеро ,
Да и Машенька не Монро .
Да и Ленушка не Бовари ,
Хоть в очках на нее смотри .
Николаева чудо с пером
И в глуши ожидает паром .
А Труба Анатолий позер ,
Балаболка , трепач и фразер .
Распиарены как на пиру ,
Ходят важными и на юру .
Только ставки квартета О О О О,
Хоть хвали их , хоть рьяно хули .

Зеркальное отражение
***
Смотрит Елена на Валю ,
Сзади зеркальный квадрат ,
Видит поблекшую кралю ,
Ведьму из проклятых врат .

В темных очках ворожея ,
Страшная как никогда .
Лена не ты ли болея ,
Прежде кричала :-- Беда ! --

Зельем тебя опоили
И подкупили дельцы .
Душу твою отравили
Ядом грехов подлецы .

Видишь ты злобную в залах ,
Силишься копией быть .
Только в подземных провалах ,
Место в огне не избыть .

На Дне города

У Горького на дне барон ,
И падших все пределы .
В Тамбове с ветреных сторон
Летят по кругу стрелы .

У речки пляшут огольцы ,
Поют частушки девки .
И носят флаги сорванцы ,
Легко сжимая древки .

Другие ныне времена :
Мажоров , вумен , мэров ...
И волонтеры имена ,
Не помнят пионеров .

Любую хрень им вознеси ,
За дар небесный примут .
На Дне торгующей Руси
Торговцы срам не имут .

Пустых идей круговорот ,
Витает и клубиться ...
На Дне Тамбова нищеброд
Забыл опять побриться .

Все от лукавого вокруг ,
Где храмы бьют в набаты .
Веселых распалился круг ,
Вовсю дудят солдаты .

Вперед толпою на прорыв ,
В нарядах волк и сукиш .
А у черты времен обрыв
И под обрывом кукиш .

Летит стрела одна к реке ,
Чудесная для Вани .
И Василиса не в тоске ,
В покровах ясной рани.

Почетный нечетный

На доске почета Марков ,
Весь Тамбов в цветах .
Не найти важней подарков ,
Когда член в летах .

Член писателей Союза ,
Вдруг почетным стал !
Засиял от красок блюза
Царь - дворец Кристалл .

Пойте птицы зоревые ,
Пой Эгрего весь .
Ваши песни ножевые
Гасят гордых спесь .

Марков духом не Аврелий ,
Но на члене лавр .
Для отверженных Валерий ,
Как для белых мавр .

Власти фигу показали ,
Чистякову вновь .
И Алешину сказали :
-- Ты Олег пся кревь ! --

Распрягаеву не доску ,
Рейку да канат .
Мне рассветную полоску
И простор Пенат .

На доске нечетный Марков ,
Будет год висеть .
А потом ловец Поярков
Четным бросит сеть .

Тусовочная сила
***
Вы сильны тусовками ,
Вы сильны дружками ,
Маньками и Вовками ,
И приват божками .

Валя вся почетная ,
Для властей икона .
Лена вся улетная ,
Под стрехой Мирона .

Начас друг Аршанского
И Труба с данайцами .
У жида Моршанского ,
Мацу ели с яйцами .

На фуршете грозные
Други мяли тесто .
Что бы в дни морозные
Знать позеров место .

Прежде духи силились
Темные и разные ,
Чтоб в миру усилились
Нети безобразные.

Вот они и бесятся ,
Дымки да Олеги … ,
Позабыв что крестятся,
Когда Идут снеги .

Т У С О В К А
***
У каждого своя сноровка,
Кто жаждет славы и наград.
Но часто избранных тусовка
Не сливки вовсе ,а обрат.

Апологеты злачной связи
Гордятся бытностью такой…
В «князья», попавшие из грязи
Не терпят правды никакой.

Тусовка ярых лицемеров
Непосвященных вводит в грех:
Она пример для кавалеров
И дам, стяжающих успех.

Повсюду ложь испепеляет
Любую заповедь Христа.
Бездарность власть определяет,
Талантов выбросив места.

Внимают люди скоморохам
И всякой шушере в игре.
Но достается фига лохам
И муха дохлая в ведре.

Взбивает пену камарилья
И множит блефа пузыри…
А люди чести от бессилья
Взывают:"Черт вас побери!"

И в городах провинциальных,
Где в зеркалах-- России лик,
В кругах обманщиков банальных
Любой без маски многолик.

Кумиры тусовок
***
Они об этом и мечтали :
Кумирами толпы предстать .
Творить шедевры перестали ,
Чтоб в грезах звездами витать .

Кумиры пастве на потребу
Пустые тексты гондобят .
Но души тянутся не к хлебу ,
А к свету искренних ребят .

Позеры ценят только эго ,
Свое , как силу божества .
Какой - нибудь ансамбль Эгрэго
Споет им оду торжества .

И обретая славу ныне ,
Дельцы тусовок не творцы .
Они как всполохи в камине ,
Блеснут -- и пепел все концы .

Цель криводушных
***
Из - за Трубы и Алешина
Явь бытия перекошена ,
Словно задворный плетень ,
Криво бросающий тень.

Вроде печатают пишуших ,
Вроде взирают на дышащих ,
Смерив расчетной шкалой ,
В затхлой душонке гнилой .

Цель у кривых от лукавого ,
С левого бока и с правого .
Ради тщеты торг ведут ,
Всех за гроши предадут .

Пахнут продажные серою ,
С полной сортирною мерою .
Чистым поэтом Валерою
Буду , я в Господа верую .

Прототипы героев
***
Мои прототипы героев ,
Играют себя же самих .
Промчался Евгений Боев ,
В толпе не увидел своих.

С коляской Мария мамаша ,
Лучистая словно заря !
А Саша несет Барабаша ,
С незримым легко говоря .

Алешин несет свое эго
И гордость неясно зачем .
Елене играет Эгрего ,
Ансамбль переменчивых тем .

Труба прошагал сувереном
И плюнул фуршетнику вслед .
Наседкин проследовал с хреном
И с другом которого нет .

Бегуньей спешит Валентина ,
Куда ее нечисть несет ?!
Болотина манит и тина ,
Где друг ее нетей пасет .

Аршанский пастух неизменный ,
Козловский , известный давно .
Он носит портфель огроменный
И с марор травою вино .

Блажит у сосны Селиверстов
И дует на руки опять .
В кошмаре чиновник Бесперстов ,
Хотел его ночью распять .

Другие играют не шатко ,
Не валко судьбину свою .
Макарова доку не жалко ,
В Воронеже словно в раю .

Картины миражей
***
Ни профессор , ни монах ,
Чудик в голубых штанах .
Может Лях он , может Лех ,
Потемнело как на грех .

Тень вокруг него всего ,
Смрад и больше ничего .
Вопиет он и кричит ,
А простор земной молчит .

Он прикаян и крещен ,
Только кривдой извращен .
Вновь Олег или Толян ,
Рожей напугал селян .

Ищет Янус или Гус ,
Валентину делла Крус .
Тень ее мелькнула днесь ,
Янус Гус взъярился весь .

Вихрем стал и засвистел ,
Как носитель многих тел .
В миражах шальной жары ,
Все картины из муры .

***
Обойдусь без злыдей ,
Обойдусь без сидней .
Перебьюсь без клонов ,
В мантиях баронов .
С Васей долго Коля ,
Дымкин был додоля .
В Танькиных либретто ,
Мастер Риголетто .
Маргарита в туне
И балы в салуне .
Воин грянул с громом
И с цветным альбомом .
Правит как на марше ,
Лишние , кто старше .
Вникуда с дружиной ,
С калашом , с пружиной.
Дело всем , что нужно ,
Все творят не дружно .
Обойдусь без лживых ,
Без шальных служивых .
У меня есть доля ,
Вера , честь и воля !

Призрак бродит по Тамбову
***
В Орле писателей лелеят ,
Как самых лучших на миру .
И Белгород от них светлеет ,
Когда глаголят на юру .
В Воронеже творцов встречают
Везде как местных мудрецов .
И добрым делом отмечают ,
В кругах имущих и дельцов.
На книги средства и журналы ,
Вручают в этих городах .
И создают любви анналы
Творцы в блистательных трудах .
В Тамбове все иначе в туне ,
Не видно света доброты .
Писатели в своей коммуне ,
Как тени в круге маяты .
Нет средств и воли к озаренью ,
Нет преференций быть в чести .
И призрак движется к забвенью ,
Чтоб ничего не обрести .
Он состоит из грез поблекших ,
Из мыслей искренних былых .
Из всех стремлений наболевших ,
От Чернышова до Белых .
Нищаем жизнью и в твореньях ,
Витает вновь тлетворный дух .
И власти в призрачных решеньях ,
Вздымают тополиный пух .

Смутная возможность
***
Когда и вас отвергнут члены ,
Творцы союзным огулом ,
Вы так познаете измены --
Застынет воздух над челом .

Никто в беде не пожалеет ,
Все отвернутся втихаря .
И грезы яркие развеет ,
Дыханьем смутная заря .

Вам будет горько и обидно ,
О дружбе прежней вспоминать .
И станет время очевидно ,
Из сердца светлое взимать .

Вы вспомните как гнали доку ,
Поэта чести и добра .
Как обвинений поволоку ,
Кидали с грязью на ура .

Теперь терпите свою долю ,
Черед расплаты за хулу .
Поэт идет один по полю ,
К мечты прекрасному селу .

Маски Трубы
***
Потерял лицо Труба ,
Светлое с румянцем .
Стал подобием раба ,
Видится поганцем .
Служит делу суеты
И пиар - печати .
Маски носит маяты ,
С миной исполати .
Угождает всем чинам ,
Дующим на воду .
Угождает всем лгунам ,
Безобразным сроду .
Редактирует журнал ,
Как - то он убого .
Словно грешного познал
В жизни очень много .
Не печатает творцов
Истинных манерных .
Ценит сельских удальцов
И порывы скверных .
Все кривое у Трубы
И душа , и совесть .
Маски подлости грубы
И судьбины повесть .

Мечта о жаре
***
Наладится погода в нашем крае ,
Жара еще порядком надоест .
И я увижу мини на Данае ,
Купальник фирмы сувенир инвест .

По берегу пройдет качок неспешно ,
Играясь и любуясь лишь собой .
И поплывет хмельной рыбак потешно
За рыбиной дородной голубой .

Рискованно по речке пьяным плавать ,
Но женщины -- русалки во плоти !
И будет Николай Наседкин хавать ,
Свой бутерброд и крыльями расти .

Пока камыш не зашумит от боли
И чайки от тоски не закричат ,
Сыграем свои радостные роли
И флибустьеров , и речных волчат .

Гордыня равнодушных
***
Кудимова плюет на мой талант
И Струкова Маринушка плюет .
Для женщин я душевный дуэлянт ,
Утрусь и непотребное пройдет .
Ни слова обо мне не говорят ,
Скрываются за призрачным стеклом .
В столице свои повести творят
И за добро не воздают добром .
Гордыня им покоя не дает ,
Замучила , как дерзкая оса .
И каждая пораньше не встает ,
Когда на травах светлая роса .
Скажу о равнодушии двоих
И повторю о классиках слова .
Кудимова звезда среди своих ,
У Струковой с короной голова .
Тамбов сегодня в туне бытия ,
Поэзия в округе не в чести .
Быть может лучший сочинитель я ,
Но не могу признанье обрести .
Творю легко шедевры о мирах ,
Вокруг шипят и скалятся враги .
Но грезы разноцветные в шарах ,
Взлетают ввысь и делают круги .

Заледенелая немота
***
Вы простите меня Марины ,
Величал вас душою лучась.
Вы вдвоем отвергали смотрины ,
Отрешиться от дел торопясь .

Надоел вам не озаренный ,
Алым светом софитов времен .
Сочинял я стихи покоренный
Блеском судеб и ваших имен .

Вы привиделись мне с ореолом ,
Поэтессы духовных начал .
И мечтал я о крае веселом ,
Где на острове счастья причал.

Я поэт и сияние граций ,
Все прекрасно и мило вокруг .
Восседает великий Гораций
И Макаров является вдруг .

Но исчезли волшебные виды ,
Перед взором ранимой души .
Горько мне от сердечной обиды
И кричу я : "Мечтать не спеши !"

Панегирики , оды , поэмы ,
Не нужны равнодушным во век .
Две Марины холодные немы ,
Не тревожь их поэт - человек !

Молчат просторы бытия
***
Я пройду по лезвию кинжала ,
Бытия вопросы не тая :
-- Почему же Таня убежала
Маликова в ближние края ?

Почему Елену хвалят скопом ,
А вчера не знали о такой ?
Почему Труба склонился к жопам
Графоманов с гольною строкой ?

Почему в Тамбове награждают
Боратынским бездарей шутя ?
Почему пройдохе угождают ,
Всем мозги Дорожкиной крутя ?

Почему стратегия культуры ,
С тактикой годами не в ладу ?
Почему творцы литературы
И таланты чуждые к стыду ? --

Зоревых не слышно отголосков ,
Вновь чины - подельники немы .
И смотрю я нежно на подростков,
Не живущих мелочью сумы .

Торжество справедливости
***
Пребудет время не благое ,
Для лицемеров не благих .
В чем заключалось дорогое ,
Вдруг потускнеет для других .

Вмиг обесценятся порывы ,
Былых поместных величин .
И злыдни станут не красивы ,
Без ветром сорванных личин .

Подует ветер новой доли ,
Необъяснимый для кругов .
Кто обреченно жаждал воли
Восстанут в травах берегов .

В цветах лугов неотразимых,
Восстанут яркие творцы .
И эхо дней невыносимых
Оглушат песнями скворцы .

Побойтесь имущие Бога
***
Неброский Тамбов не Небраска ,
Дороже икры здесь колбаска ,
Дороже сыры рыбы Фугу
И жить пожелаешь не другу .

В Тамбове судьба дорогая ,
Как девушка ласок нагая .
И в схимне монашка бесценна ,
Когда у плиты откровенна .

Продукты теперь не укупишь
И лишнего с быта не слупишь .
Все дорого , жить не легко ,
Небраска от нас далеко .

Заправки безумий ликвидность ,
Бензин драгоценная жидкость .
Дороже даров однорога ,
Побойтесь имущие Бога !

Сад Анатолия Трубы
***
Приснился Толе сад чудесный ,
Живой из лиц между ветвей .
И луч пронзительный небесный ,
И Гласа звучный суховей .

Горячий ветер как оракул ,
Горланил путано и вдруг ,
Толян узрел десятки Дракул
И Валь Двурожкиных вокруг .

Рашанский стал клыкастым волком ,
Завыл на красную звезду .
Труба понять не может толком :
В саду он или весь в аду ?

Взмолился Толя как на плахе ,
-- Спаси Господь и сохрани ! --
А Валя в пламенной рубахе ,
Сжигала жизни грешной дни .

Деревья кронами горели ,
Плоды пылали на виду .
Труба читал по кругу цели ,
О предсказанье на роду .

Он был противной веткой древа ,
С шипами мерзкими всегда .
И с права от него , и слева ,
Кружились вороны вреда .

Хихикали нахально груши ,
Кричали сливы ни о чем .
И черные маслины - души
Вопили : -- Звезды ни при чем ! --

О , жуткий сон противоречий ,
Чудовищный , как мрака бес !
Труба зажег спасенья свечи
И сад увидел без чудес .

Час Венеры
***
Банкуйте вовсю лицемеры ,
В колодах тузы молчуны .
И радуйтесь часу Венеры ,
Когда не узрите Луны .

Играйте легко с игроками ,
До яркой лучистой зари .
Расстаньтесь шутя с дураками
И с дурами черт побери !

Разврат ваше кредо земное ,
Во всем ради бренной тщеты .
Продажное , злое , срамное ,
Безбожное -- ваши мечты .

Банкуйте , играйте , кутите ,
Как новых поветрий купцы .
Но судьбами все заплатите ,
За проигрышь горе - глупцы .

Нет чести у лживых повсюду ,
Нет совести у подлецов .
Банкуйте и славьте Иуду ,
Предатели веры отцов .

Царский зал Урала
***
В Царском зале в округе Урала
На рассказчиков свита взирала .
За столом восседали вельможи ,
На дворян новорусских похожи .
Лихо конкурс вели " Молодежь
Предуралья не множьте галдеж ".
Александр не мичуринец Семин ,
Был научным наследством огромен !
И Труба Анатолий не промах ,
Как паромщик на всяких паромах .
Царский зал из историй Сверловска ,
Словно нерпа из тины Бобровска .
Все чины при достойных наградах ,
Только лазы зияют в оградах .
Вот Нурай и Садай Агагбай ,
Вмиг узрели что Толя не бай !
Не вельможа Труба -- а пройдоха ,
Лжепрофессор с мандатом подвоха .
Стал долдонить Виталий Адас ,
Как блефовщикам кликнуть: "Атас!"
Можно кликнуть мышонком в сети ,
Можно крикнуть куда всем идти.
Вот швея бесподобная Тося ,
Шкуру шьет для безрогого лося .
Как сошьет для сохатого шкуру ,
Вновь рога заветвяться к аллюру .
Как прекрасны Софи и Эллина ,
Где на фото краснеет малина .
Манит девушек "Солнечный берег ",
Где нудисты блистают без серег .
В "Фитобаре " гоняют чаи
И иллюзий шукают раи …
Здесь и Рута ярка вечерами ,
В нарисованной солнечной раме .
Знать Урал и Тамбов на равнине ,
Побратимы и присно , и ныне .
Потому - то за деньги казны ,
Тамбовчанам уральцы важны ,
И в разделах "Тамбовская доля ",
Всклень уральцев печатает Толя .
В Притамбовье зацвел Олеандр ,
Стал уральским журнал Александръ .

Единение душ у обрыва туны

Дурное вскрылось единенье ,
Как передержанный нарыв .
Исчезло вмиг мое сомненье ,
Когда увидел я обрыв .
Душевным взором я увидел ,
С людскими мордами свиней .
Такую мерзость не предвидел
И речь веду я не о ней .
Они друг друга презирали ,
Врагами были лишь вчера .
Теперь влюбленно озирали
Как глубока грехов мура .
Грехи клубились под обрывом ,
Как тени в пекле и дыму .
И было в таинстве игривом ,
Всем притяженье ко всему .
Я помолился без тревоги ,
Крестясь и блудное крестя .
Вдруг появился на дороге ,
Крылатый ангел как дитя .
Он воссиял чудесным светом ,
Меня отрадно озарил ...
И все печальное при этом ,
В одно мгновенье утолил .
Шальные свиньи завизжали
И стадом прыгнули в купель .
И небеса не возражали ,
Как злыдни угодили в цель .
Вопили души безобразных ,
О чем - то мелочном своем .
Видать анчутки жили в разных ,
А в самых гадостных вдвоем .

  Богиня     игры
              ***
Ваяют даму поэтессу
Друзья из камня бытия ,
Придав прорывному прогрессу
Движенье в яркие края .

- Прорыв ! - взывают волонтеры ,
- Прорыв ! - отвествуют чины .
Ваяют даму ухажеры ,
С оттенком призрачной луны .

Прорвутся к целям без морали ,
Творцы пиара и муры .
Они в песочницах играли ,
В мирах придуманной игры .

В ладонях фифочки скрижали ,
С хорейной рифмой письмена .
Вокруг нее простор ужали
И сбили с неба имена .

Провалы откровений в прошлом ,
Богиня Слова на виду .
Писала ветрено о пошлом
И стала писаной в бреду .

Воспоминание о прошлом
***
Нахлобучит Коля кепку ,
В даль идет гулять …
А в башке - то не сурепку ,
Васю треплет бл .. дь .

И пащеку раскрывет ,
Чтоб творить минет .
Все в иллюзиях бывает ,
Когда драйва нет !

Тошно Коле с похмелюги ,
Как всегда со сна .
Но нагие все подруги
И в мечтах весна .

Вот поэт идет постылый ,
Прост как чемодан .
-- Пшел ты в анус белокрылый
Или в Магадан ! --

Вот Хвалешин гордый катит ,
Грез надутый ноль .
Он за прошлое заплатит ,
За наветов боль .

Толи марево витает ,
Толи нечисть дней ?
Валя голой пролетает
И вахлак под ней .

Выпить надо , похмелиться ,
Пивом у моста .
Вся душа опять томиться ,
Тело ж без креста .

Коля пьет у речки пиво ,
Смотрит на волну ...
Вновь желает жить красиво
И ласкать жену .

Влюбленная в свободу
***
Замшев Максим напечатал рассказ ,
Лены Луканкиной снова ,
Вспомнив души откровенный наказ ,
Деву ценить из Тамбова .

Вел семинар увлеченно Максим ,
Лена читала сонеты ...
И открывался волшебный Сим - Сим
Прямо на пядях планеты .

Дева творила в прекрасном краю ,
Колокол звоном тревожил .
Верила крепко в судьбину свою ,
Друг увлеченность примножил .

Премию пассии вскоре вручил ,
От Маяковского к свету .
И дорогую мечту научил ,
В строфах тянутся к рассвету .

Тянется Лена к рассветам легко ,
Пишет о многом и разном .
В алом хитоне Максим далеко ,
Коля вблизи в безобразном .

Кто император из них не понять ,
Кто прокуратор не ясно ?
Лена на рок перестала пенять ,
Любит свободу бесстрастно .

Суверены величия
***
Там Куняев обижен на мир ,
Здесь Труба вожделений кумир
И Наседкин влюбленный в себя ,
И Алешин свой образ любя .

Лена пальчиком чертит полет ,
Начас яркой мечты самолет .
Юрий ходит величьем един:
Суверен , фараон , господин !

Селиверстов блажит на косе ,
Чтоб царем прошагать по росе .
И Аршанский как Ирод блажит ,
Марор горькой травой дорожит .

Текст напишут и - Сукин - кричат :
-- Ай да я ! -- но просторы молчат.
От гордыни искрятся порой :
На лугу , на горе , под горой .

Маша феей блистает в глуши
И шуршат как рабы камыши .
Лена носит высокий свой сан ,
Словно френд подарил ей Ниссан .

Звезды звездами в грезах взошли
И иголки в стогах все нашли .
Даже мелкая сошка Незрим ,
Ослепить хочет призрачный Рим !

Каждый Янус , Федора , Нарцисс ,
Не стяжают с людьми компромисс .
Лишь они неприступны на век !
Я же добрый поэт - человек .

Светлое призванье
***
Возведут в квадрат позера Толю
И шалаву в степень возведут ,
А поэту смутную недолю
С темным бездорожьем создадут .

Все в руках у щеголей пиара :
Деньги , власть , сценический размах ...
Но творец на дне земного яра
На заре как с шапкой Мономах !

Ореол небесного вниманья ,
Царственный и в туне бытия .
Делла Розу светлого призванья ,
Одиноко прохожу и я .

Кукла в пузыре
***
Моих сказаний погремушку
Никто не слушает вокруг .
Все жадно слушают старушку
И враг глаголящей , и друг.

Метрессе трепетно внимают :
Олег , Мария и Толян ...
Ее всерьез воспринимают ,
Гурты восторженных селян .

Тамбовщина внимает крале ,
Как самой значимой мадам .
Она уже на пьедестале
И с неба светит городам .

Ей позволяют быть ведущей :
Двуликой , лживой , роковой .
И заливать словесной гущей ,
Что пахнет гнилью вековой .

А я гремлю душевным словом ,
В туманной туне на заре :
-- Витает кукла над Тамбовом ,
Витии в мыльном пузыре --


Милые - лЮбые
а душою грубые
Автор
***
Любите жизнь Волчихин говорит ,
Чтоб вместе не пропасть на поворотах.
Люблю ее а враг беду творит
И полыхает мыслями в заботах .
Любите всех , повсюду , навсегда ,
Не против я , а злыдни не желают.
Творять грехи до Божьего Суда
И волки воют , и собаки лают .
Я с добротой приблизился к Трубе ,
Толян же простаков везде не любит .
К Мещерякову с честью как к судьбе ,
А он узлы завяжет и разрубит .
Алешину -- Антоновка в огне --
Статья важнее всякого подарка .
Олег ответил откровенно мне :
-- Уйти подальше бытности помарка --
Люблю я жизнь как Миша написал :
С Николай , Леной , Валей и другими .
Я б фразы осужденья не бросал ,
Когда бы стали милые благими .

         Древо        чиновников
                       ***
Ах , традиции прежних времен ,
Вы забыты в фойе Прибамбасова .
Нет на дереве книжных имен ,
С ликом Гоголя и Некрасова .

Ноу хау внедрили в умы --
Древо книжное с бейджик - хештегами.
Ах , какие пытливые мы ,
Представляясь познанья стратегами .

У чиновников дерево все ,
Именами чужими увешено .
Есть поклонник Аум Синрике ,
Есть политик дрейфующий взвешенно .

Русских мало , своих никого ,
Нет творений поэтов глубинки .
Нет на древе в трудах ничего ,
Чтобы тексты блистали картинки .

И срывая с ветвей имена ,
Депутаты читают о прерии .
Как прекрасна за морем страна ,
Где нет тени бесстыжего Берии .

В нашем городе ценят успех
И поветрие дел непривычное ,
Стали древо чиновников всех
Ставить там где округа приличная .

На ветвях нет знакомых имен ,
Все чиновники блещут не местные .
Вот висит из Сибири Семен ,
Вот висят два Мирона прелестные .

Почему же нет местных в ветвях ,
Может лучших не видят ценители ?
Пребывают в горячих страстях
И поэты , миров сочинители .

Если нет их самих для чинов --
Нет правителей с ликами светлыми .
Если нет своих твердых основ ,
Пустота продувается ветрами .

Лесное эхо Притамбовья
***
Труба за первого петрушку ,
Белых вновь за второго .
Взорвал Рашанский просорушку ,
Взорвет шутя любого .

Сидят на стульях вожделенно
И слушают предлита .
Мгновенье времени нетленно ,
Они теперь элита .

Не пригласили из Тамбова
Коллег по цеху Слова .
Вон как Елена черноброва ,
У Марьи есть обнова .

И Юрий горделивым паном ,
Шагает по бульвару ...
Хвалешин тоже не с профаном ,
С гордыней днесь на пару .

Не пригласили вы поэта ,
От Бога с ясным взгядом .
Зато Двурожкиной конфета
Блистала в вазе с ядом .

Вкусили чай и расстегаи
Поели с рыбой красной .
А в Притамбовье снова гаи
Шумят листвой прекрасной .

Незваные гости
***
Вы первыми хотите быть ,
Пришедшие нахально в гости ?
Но время Бога не избыть ,
Бессмысленной интригой злости .

Таланты снова не рабы ,
В душевных , исренних порывах …
Бескрылые -- вы все слабы ,
На поэтических обрывах .

И крики ваши ни к чему ,
И вопли лживые дурные .
Известны в вечности Ему ,
Все светлые пути земные .

Бредни намедни
***
Они вновь творцов отрицают ,
Меня и других огулом …
Они нас всегда порицают
И делают черный разлом .

Меж нами углубилась пропасть ,
Расширилась и не понять ,
Кто сам погубил свою кротость,
Кто смог свои страхи унять .

Мичуринск -- маяк перепутий ,
Терпел и потерпит туман .
Они с Александром по сути
Вершат обреченный обман .

Журнал издается не ради ,
Тамбовской судьбины в веках.
А всякие в нем при параде
Чужие и рок в дураках .

Зачем Притамбовским равнинам ,
Сибирские ветры с грозой ?
И темы к уральским гардинам ,
И в стаде козлище с козой .

Такие привиделись бредни ,
Редакции бренда с лицом ,
Что старая квочка намедни ,
Вдруг стала первейшим яйцом .

Талантам помочь не желают ,
Забвением всем воздают .
Но псы на них звездные лают
И с неба медведи плюют .

Сад любви
или
Помыслы ждущей
***
Такая ночь одна в году ,
Когда я жду тебя в саду .
Сторожка рядом , настежь дверь ,
Я буду ласковой поверь .
Наливка с мягким чабрецом ,
Будь милый ночью молодцом .
Оставь у сада жеребца
И стань супругом без венца .
На ложе сено и цветы ,
А под луною я и ты .
Огонь в печурке не затух
И ясности молчит петух .
Поют мечты в любви саду ,
Такая ночь одна в году .

     Бессмертные      герои
                             ***
Татарник им колючий подарю ,
Литературной формы и значенья .
Чертополох и смутною зарю ,
И роковую даль предназначенья .
Кому - то я дарил сирень весны ,
Кому - то розы солнечного лета .
Кому - то увлекательные сны ,
С картинами художника - поэта .
Мои герои дышат и живут ,
В мирах стихов доколе позволяю .
Белугами с отчаянья ревут
И выстрелят когда врагом стреляю .
Я позволяю ветрено любить ,
Герою некрасивому судьбиной .
Я позволяю злыдню нагрубить
И отхлестать воровку хворостиной .
Дарую ночи лунные двоим ,
Влюбленным откровенно обоюдно .
Дарую волю недругам своим ,
Которых очернить всегда не трудно.
Идут вперед и топчутся в кругу ,
Когда объяты дымом заблуждений .
А я стою один на берегу ,
У речки поэтический радений .
Мои герои в образах сложны ,
Как люди переменчивой морали .
Они грубы и трепетно нежны ,
Но никогда совсем не умирали.

Первые из могикан
              ***
Времена трубадуров лгунов
И Хвалешиных из молокан .
Николай Иванов и Сергей Шаргуноа
Будьте первыми из "могикан ".

На пятнадцатом съезде Союза ,
Согласились вы первыми быть.
И творцы под мелодии блюза ,
Постарались плохое забыть .

Перелом , переправа , предвестник ,
Очень важные в судьбах слова .
Воспарил перемен буревестник ,
Чтоб свободно лететь , не едва .

О прорыве политики речи
Говорят , говорят , говорят …
В храмах муз осененные свечи ,
Кое - где догорая горят .

Без закона , писатели в туне ,
Жалкий образ судьбины влачать .
А в столичной сиятельной Думе
Депутаты безбожно молчат .

Вы вожди " могикан " резерваций ,
Регионов огромной страны .
Превратите листки деклараций ,
В трудовой договор без цены.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 61
Опубликовано: 03.07.2018 в 21:15
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1