Русские инженеры.


История началась с того, что астраханские ребята попросили проверить их идею с помощью кавитационного генератора Щучкина. О Саше Щучкине я уже писал, повторяться не буду. Свою идею астраханцы вполне прилично про финансировали и я, чтобы не мучиться и тащить кавитатор с Белоруссии, решил сам попробовать изготовить эту штуковину. Саша любезно сбросил мне чертежи. Для корпуса я использовал восьми литровый углекислотный огнетушитель. Проточить несколько фланцев не составило труда. Твердосплавные ножи и тяги у меня остались от предыдущего заказа. Некоторую сложность представляло изготовление сопла Лаваля, но я, чтобы душой не мучиться сделал его из двух зеркальных половинок, а их от фрезеровать нормальному специалисту было не сложно. После чего я их обварил по периметру.
Короче, через неделю я уже имел вполне приличный аппаратик и на нем мы достаточно успешно провели нужные нам испытания. Ценой изготовленный кавитатор получился раза в три дешевле покупного, а его работоспособность мы проверили в деле. Какое-то время кавитатор и насос валялись у меня на складе и у меня за свербило в одном месте горячее стремление провести еще одно испытание кавитатора на предмет обеззараживания воды.
Немного истории. Проверить обеззараживание оборотной воды от бассейнов, где выращивают осетров, Сашу в свое время попросили москвичи. У него был под рукой кавитатор, а вот насос он купил дохленький, польский и больше трех атмосфер он на испытаниях не набрал. Баканализ не показал впечатляющих результатов, но с другой стороны мы так и не поняли, почему исходная вода для испытаний через неделю зацвела и запахла, а обработанная вода стояла у нас в московском офисе года три и была чистенькой как слеза ребенка. В астраханском эксперименте я имел более мощный насос и поэтому рассчитывал на более успешный результат.
Для чего это мне было нужно, старому дураку, куда-то мотаться, тратить свою пенсию на оплату анализов Санэпидстанции до сих пор не понимаю. Похоже, уродился таким пытливым или списать на свою природную дурость. Но, тем не менее, на Астраханском БИОСе, куда я сунулся со своей затеей, меня встретили приветливо. Помогли собрать схему для испытаний. С удовольствием пообщался с толковыми ребятами – главным инженером, механиками, энергетиками. Ведь это предприятие единственное на Каспии, которое выпускает молодь осетровых в море, чтобы потом подросших рыбешек с удовольствием выловили браконьеры из бывших братских республик и не менее братских Дагестана и Калмыкии.
На испытаниях смог надавить воду перед кавитатором только до шести с половиной атмосфер, (я при изготовлении рассчитывал сечение сопла на более вязкую субстанцию), но результат был впечатляющим – за доли секунды зараженность воды снизилась в шестьдесят раз при копеечных затратах. Чуть-чуть не дотянул до требований санитаров по питьевой воде, но и из научной литературы было известно, что кавитатор не гарантирует полную очистку. Ребята с БИОСа подписали мне акт испытании, где были отражены все результаты и несколько лет сей документ болтался в моих бумагах.
Года три назад я случайно попал на презентацию оборудования по выработке активного хлора. Представлял это оборудование
ВИТОЛЬД МИХАЙЛОВИЧ БАХИР
Тема эта мне химику была профессионально интересна. Электрохимия. Оборудование для получение активного хлора и ряда перекисных соединений для систем обеззараживания, компактность, низкая цена. Посмотрел в Интернете и про автора этой разработки. С удивлением узнал, что это правнук одного из первых российских специалистов электриков XIX века – Доливо-Добровольского. Автор почти пятисот изобретений. Его разработки не имеют аналогов в мире. По его технологии изготовлено оборудование очистки воды в бассейне английской королевы. Сподобился на презентации познакомиться лично. Потом приобрел оборудование по изготовлению дезинфицирующих растворов для больниц и успешно его эксплуатирую уже несколько лет.
Когда у меня в руках появилось оборудование, которое с удовольствием производило активный хлор и еще кучу полезных перекисных соединений, то я вспомнил о своем эксперименте по обеззараживанию воды кавитацией. Я нутром чувствовал, что если ввести хлор перед кавитатором, то ни одна зараза не выдержит такого издевательства над ней – миллиарды микровзрывов при схлопывании кавитационных пузырьков, да особенно в присутствии хлора. Появилась мысль сделать сверх компактную, но достаточно производительную установку для получения питьевой воды. Оборудование, которое я предполагал использовать в своей установке действительно малогабаритное. Узел кавитации с насосом я преспокойно умещал в багажнике Жигуленка. Оставалось только поискать не большие фильтры для очистки от мехпримесей. Компактные, легко регенерируемые, дешевые. Применяемые на водоочистных сооружениях быстрые песчаные фильтры требовали больших отапливаемых производственных помещений, установка «Струя» - многотонная металлическая башня, очистка гелем от речной мути это целое реагентное хозяйство и последующие проблемы с экологами из-за сернокислого алюминия. Задуманная мной установка должна была иметь также надежную защиту даже от выпускников школ сдавших ЕГЭ на тройку, которые в скором времени будут все эксплуатировать.
Есть простое правило, если чего-то не знаешь, то посоветуйся с умными ребятами, что я и сделал. Позвонил Щучкину и обрисовал ситуацию. Он без раздумий дал мне наколку, да вот вроде у Семена Гершуни есть какие-то мужики, которые и изобрели то, чего ты ищешь.
СЕМЕН ГЕРШУНИ.
С Семеном Гершуни я встречался в московском офисе Щучкина. У меня есть слабость – обожаю знакомиться с хорошими инженерными решениями в разных технических отраслях. Семен Гершуни – доктор технических наук, сотрудник ВНИИНЕФТЕМАШа, автор уникальных решений и технологий. Я просто восхищался одной его блестящей разработкой. Есть у нефтехимиков такой процесс – кислотное алкилирование. Этот процесс позволяет повышать качество бензинов. Во всем мире не придумали ничего лучшего, как изготовить огромную посудину емкостью полтысячи кубов. В аппарат помешают мешалку, на верху устанавливают редуктор размером с половину танка и к нему пристраивают электродвигатель мощностью в несколько тысяч киловатт. Добавлю, что один из четырех реагентов в этом процессе крепкая серная кислота. Следовательно, и особые требования к металлу. Так вот на Ярославском НПЗ установлено такое циклопическое сооружение и оно простаивает без дела, потому что рядом Семен Гершуни установил фитюльку диаметром два метра, высотой метров шесть и весом с десяток тонн, причем без каких-либо механизмов, который с успехом заменил эту «дуру», как по производительности, так и по качеству выпускаемого продукта. Специалистам со всего мира, которые посещали Ярославль, приходится только цокать языками, чесать затылки и ничего не понимать. Когда я посмотрел разрез этого чудо-аппарата я еще больше восхитился. Просто блеск и гениальная русская соображалка.
К этому человеку и посоветовал мне обратиться Щучкин. Спросил у него телефон. Он сказал, что сейчас он в Минске, а в Москве будет только через неделю. С собой у него телефона не оказалось. Не стал томиться. Позвонил в ВНИИНЕФТЕМАШ и попросил телефон господина Гершуни. Не отказали. Через минуту вышел на него. Он вроде вспомнил меня, а может быть и из вежливости поддакнул. Да действительно мои друзья сделали совершенно миниатюрный фильтр, легко регенерируемый и высокопроизводительный, и тут же дал контакты Владимира Крапухина.
ВЛАДИМИР БОРИСОВИЧ КРАПУХИН.
Он с сыном действительно разработал уникальный, так называемый ФЭК (фильтр элемент Крапухина). На его основе можно собрать фильтр любой производительности. Легко регенерируется, компактный, а с применением насыпного слоя из перлита чистит воду от взвесей размером до одного микрона. Пока ни китайцы, ни какие другие любители слизывать успешные технологии не могут воспроизвести этот элемент. К достоинствам этого фильтра можно отнести и такую способность, как улавливание трехвалентного железа (сиречь ржавчину), которое мы обнаружили во время испытаний нашей установки. Выяснилось, что в кавитационном факеле идет мгновенное окисление двухвалентного железа в трехвалентное.
Из всего сказанного следует, что знакомство с умными ребятами может быть очень полезной вещью. Ну, сами подумайте, если бы я не знал Александра Щучкина, Витольда Бахира, Семена Гершуни, Владимира Крапухина смог бы я сделать что-нибудь полезное для общества. А так мне осталось только сложить их технологии в одну посудину, соединить трубочками, выставить кое какие вентилечки, провести испытания и на выходе получилась классная установка по очистке питьевой воды. Да и вполне миниатюрная. В вагончике три на шесть разместили оборудование для того, чтобы одновременно напоить с десяток тысяч страждущих. Даже из любой лужи.
Как-то по телевизору наш Президент посетовал, что и у него из крана течет ржавая вода. Может обращаться, сделаем чистую воду, недорого, в разы дешевле, чем у Бориса Грызлова в компании с Виктором Петриком.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 28.06.2018 в 22:01
© Copyright: Василий Куприянов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1