Идеократия Опыт анализа современной бесовщины


Идеократия Опыт анализа современной бесовщины

Текст произведения «Идеократия. Опыт анализа современной бесовщины»

Идеократия. Опыт анализа современной бесовщины.
Размышлизмы из неопубликованного.
Василий Розанов как-то писал: «Захочешь что-нибудь написать - сядешь и напишешь совсем другое.» Это точно. Несешь редактору. Морщится: «Знаешь, хорошо, но я от тебя хотел не этого.» Ясно, что не этого, но тогда бы точно не понравилось. Если нравится тебе - есть надежда, что понравится кому-то еще. Но если уж тебе не нравится... «Посжатей бы надо, покороче...» Как скажете. Хотите покороче? Пожалуйста.
* * *
Жизнь — это круто.

* * ****

Приходит молодой поэт в редакцию: « Я Вам стихи принес. Только вот у них название несколько необычное: «Эх, ...твою мать...».
Редактор: «Ну что ж, название хорошее. Близко к народу. Вот только «эх» уберите — цыганщиной отдает.»
(Старый газетный анекдот)

***
«Умом Россию не понять, аршином общим не измерить». А в начале девяностых один из новорусских поэтов под восторженный вой нашей «демократической» интеллигенции выдал: «Давно пора, ****а мать, умом Россию понимать». Вот так до сих пор и понимают — через «****у мать».
Преемственность налицо. Как и результат.

***
Один знаменитый американский капиталист, уже нажив миллионы, сказал замечательную фразу: «Я предпочел бы скорее быть знаменитым оратором, чем знаменитым капиталистом». Кокетничанье претендующего на оригинальность денежного мешка? Навряд ли. Скорее вывод умудренного жизнью человека, который, добившись успеха, понял: деньги — это еще не все. Как говорится, не хлебом единым...

***
Ничто не ценится людьми так, как способность влиять на сознание других. Поэтому хороший журналист — это гораздо больше, чем просто хороший политик. Хороший писатель — это больше, чем хороший капиталист и хороший политик, он оказывает неизмеримо большее влияние на нашу жизнь, чем хороший капиталист и хороший политик, вместе взятые, пусть оно даже зачастую опосредствованное и не всегда сразу осознается. «Вначале было Слово». Все остальное - потом.
***
Чем отличается работа от службы? Работе мы отдаем часть своей жизни, службе — всего себя. Поэтому про священников, военных, деятелей науки и культуры говорят: они служат. Богу, Родине, науке, искусству. Впрочем, каждый по разному. Катастрофа начинается, когда служение высшим ценностям подменяется служением себе, любимому. Или группе лиц, принадлежность к которой выдается за идеал служения некоей высшей цели.
***
Помните, как в мультфильме «Котенок по имени Гав» котенок и щенок изобрели свой, особый язык, страшно секретный и никому, кроме них, непонятный?
Карэлайн Ван дер Брулл, долгие годы проработавшая телередактором и продюсером научно-популярных программ, на вопрос о том, почему многие научные работы пишутся таким маловразумительным языком, отвечала так: «Чтобы сказать: «Я полноправный член этого клуба. Я могу пользоваться его жаргоном, принимаю существующие правила и вот вам мой маленький вклад в нашу область».
Кроме того, здесь существует и другой аспект проблемы: «Ученые создали самодостаточную культуру, в которой единственная необходимая им коммуникация — это общение друг с другом».
***
Наука ради науки, искусство ради искусства, театр ради актеров. Потом начнутся разговоры о специфике восприятия и художественной субкультуре, тогда как суть можно выразить гораздо короче: стая.
****
Впрочем, не стоит думать, что создание своего, особого языка является прерогативой исключительно ученых мужей. Так, например, писатель Виктор Шкловский в своей статье «О заумном языке», являющейся, - как пишет итальянский исследователь русского литературного авангарда профессор Марио Марцадури, - фундаментальной для истории формализма и научного футуризма, пишет: «заумный язык - это умный язык... Я думаю, что мы так и не смогли его разгадать. Выучить его трудно. Но понять надо». (Цитат по «Независимая газета» 27.11. 98.) Почему Вы взяли на себя труд решать, что мне надо, г-н Шкловский?
***
«...Прежде всего — это не язык бессмысленный. Даже когда он намеренно лишался смысла, он был своеобразной формой отрицания мира. В этом он чем-то близок «театру абсурда». (Там же.)
А вот это уже очень знакомо. «Мы этот мир разрушим». Действительно - «до основанья». Опять-таки: вначале, как известно, было Слово.
****
«И Хлебников говорил мне, что поэзия выше слова. «(Там же.) А мне вспоминаются в связи с этим слова Василия Селюнина: «Человек выше сытости! Да ляпнуть такое мог только дурак, который голода не знал!» «И пошлю на землю голод... Не голод хлеба и мяса, но голод слышания Слова Божия.»(Амос 8-11). Похоже, такого рода голода они действительно не знают. Что им Слово Божие, когда они даже язык творят по образу своему и подобию. Вот уж поистине, «пес возвращается на свою блевотину».
****
«Заумь существовала в языке, в поэзии, в человеческой культуре всегда. В моей книге много подобных примеров ее из языков сектантов, из детского фольклора... И сейчас ученые, занимающиеся изучением языка хлыстовских радений (чем только, оказывается, наши ученые не занимаются И.Т.) обнаружили, что он имеет санскритские корни. И задолго до этого мне говорил Евгений Дмитриевич Поливанов, что в языке сектантов часто обнаруживаются слова другого, исторически родственного языка... Язык предсказаний часто темен и непонятен. Шаман, который крутится, ища вдохновения, хлысты, чувствующие его приближение, кричащие: «Накатил! Накатил!»- они говорят на иных языках. И я не могу понять, все кручусь, кручусь и говорю, кажется, невнятно и путано. «(Там же.)
*****
Да уж куда как понятно. То, что в вашем языке без бесовщинки не обошлось — давно было ясно, и все же такое саморазоблачение дорогого стоит. Господа поэты и художники, готовые обожествлять всякое проявление вдохновения, и испытывающие «чувство, близкое к оргазму» при его проявлении, вам не хотелось бы задуматься о природе сего феномена?
***
«В Библии рассказывается, как апостолов посетил Святой Дух, и они вдруг заговорили на разных языках. Поэзия разноязычна.»
Ну, это нам тоже знакомо. Поэзия разноязычна, а святые всех религий пожимают друг другу руки на небесах, так что нам что ислам, что буддизм с Православием, что Дух Святой, что просто дух — все едино.
***
«Футуризм — это бунт, восстание против письменной культуры». (Там же).
Что ж, и это самопризнание знаменательно. Любопытно, что футуризм, по словам его защитников — бунт против письменной культуры (как будто бывает другая культура. Наше поколение молодых людей, воспитанных на «видюшниках», прекрасно это доказало), то есть культуры как таковой. Первым бунтовщиком, как известно, был Денница, возмечтавший стать равным Богу. Если культура — от слова «культ», то тогда все справедливо.
Впрочем, достаточно часто бунт бывает не восстанием против несправедливости, а способом выражения неудовлетворенных амбиций. Хотя второе почти всегда пытается прикрыться личиной первого.
***
Западные ученые пришли к любопытному выводу: абсолютное большинство современных людей психологически больны и эту болезнь можно обозначить приблизительно так: отсутствие любви и признания. В принципе ей в той или иной степени подвержены все: одинокие люди, больные и престарелые, но особенно — люди, испытавшие бремя славы и забытые, вышедшие, как говорится, «в тираж».
Журналисты и бизнесмены, политики и артисты - эти большие дети с ущемленным самолюбием лишенные привычной среды обитания, они впадают в депрессию, становятся алкоголиками и наркоманами.
****
Жажда славы, по сути, та же похоть. Самоутверждение через славу и общественное признание так же щекочет самолюбие и до бесконечности разжигает его, как физический контакт — эрогенные зоны. Человек, хоть раз испытавший вкус славы, это волнующее чувство власти над толпой (как обладание покорным женским телом), уже не в силах от этого отказаться. Это как наркотик. Вот и продолжается эта гонка за славой — лишь бы удержаться на гребне волны и не выпасть из обоймы.
****
Что же делать, если умные мысли в голову не идут, а логика успеха требует очередной порции внимания публики? В ход идет эпатаж. В литературе рождается Эдичка Лимонов, в журналистике — Ярослав Могутин, в науке, например истории – Анатолий Марченко и Гарри Каспаров, в политике —Валерия Новодворская... Всех вышеперечисленных персонажей отличает одна общая черта — они страсть как боятся банальности. «Красота» идеи (читай — возможность привлечь внимание публики) заменяет ее реальную ценность. Сразить почтенную публику наповал, если не новизной идеи, то ее «крутизной» (очень точное словечко), чтобы мозги пораженного обывателя повернулись набекрень (если они были, конечно). А уж вбив себе в башку новую идею, пораженный обыватель несет ее дальше -другому обывателю: «Вы слышали? (Читали? Смотрели?)». Типичная модель человека, научившегося читать, но не научившегося думать, меняющего свои взгляды после первой же прочитанной книги, а то и газетной статьи — до следующей «идеи». «Что ему книга последняя скажет…» Так рождается «общественное мнение».
***
Образованщина. Стая. Идеократия. Точнее даже так — иде(и)ократия: власть идеологов крайнего толка или власть идиотов — не столь суть важно, ибо и то и другое — явление одного порядка.
****
Болезненная страсть к самовыражению и самоутверждению. Любовь к абстрактным построениям и схемам, заменяющим привычный рутинный распорядок жизни и крайний максимализм в претворении этих схем в жизнь. Страсть к разрушению существующего мира, неспособного воспринять благодать свалившейся на него новой идеи. Воинствующая нетерпимость к любым, хоть в чем- то отличным от общепринятой идеи взглядам и мировоззрению — таковы основные психологические черты этой породы.
****
Они готовы поднять на щит самую сумасбродную идею и защищать самую сумасшедшую мысль, лишь бы она, послужив неким подобием идеологического прикрытия, позволила сбиться в кучу и кричать: «Долой!» А затем: «Даешь!». Долой — это, конечно, ретроградов и консерваторов, не дающих утвердиться новой передовой и прогрессивной идее, а даешь — это когда идея находит отклик и обещает принести моральные, политические или сугубо материальные дивиденды.
***
Идеократия страшна тем, что для нее идеал гораздо важнее окружающей действительности. Взяв за идеал красивую идею переустройства окружающей жизни, она апеллирует уже не к рассудку человека, а к его эмоциям и тогда уже не признает нюансов и полутонов и воинствующе кроит мир по образу своему и подобию: либо рынок, либо диктатура, либо горячий сторонник, либо столь же оголтелый противник, либо активная, не допускающая никакой критики, поддержка, либо столь же активное противодействие.
****
Основные черты этой (увы, преобладающей) породы породы интеллектуалов давно общеизвестны. Агрессивность. Непрофессионализм и может отсюда — страсть к общественной деятельности. Соблазн простых решений, способных сразу, вдруг что-то круто изменить. Реформаторский зуд. Страстное желание менять все вокруг при абсолютном нежелании менять что-либо в себе.
****
Проявления этой породы многообразны: экономика и политика, наука и культура, искусство и религия. Но если в некоторых областях проявление подобных тенденций уравновешивается самим течением общественной жизни и потому хотя бы относительно терпимо, то в области духовной оно поистине разрушительно.
***
Игорь Шафаревич видит в этом одну из форм некрофилии - ненависть к жизни создателей подобных идей и страсти к смерти и разрушению. «Ничто, которое ничтожит».
На мой взгляд, не совсем так. Точнее — не всегда так. Не ненависть идеологов к жизни, а обида на нее за то, что в ней не нашлось достойного (на их взгляд) места, применения их способностям и талантам. Не ненависть к жизни, а элементарная гордыня — вот что лежит в основе большинства идей, стремящихся переделать мир по образу своему и подобию.
****
Наиболее ярким и уж безусловно самым известным представителем этой породы является Валерия Новодворская.
В принципе, взгляды Валерии Ильиничны ничего нового из себя не представляют — приблизительно с таким же пылом рассуждают десятиклассники на уроках обществоведения, но... Когда такое говорит пятнадцатилетний — это просительно и вообщем-то понятно, но когда подобную систему ценностей с тем же азартом защищает сорокалетний — это уже страшно.
***
Страшно не за авторов идей — они в большинстве своем, вдоволь покуражившись и нажив на своем кураже изрядный политический капитал, рано или поздно занимают удобное место в системе, столь нещадно ими охаиваемой, а потому, что неизбежно найдутся последователи. У самой сумасбродной идеи найдутся последователи. И чем она сумасброднее — тем скорее они найдутся.
Я сам читал, как одна довольно популярная журналистка – поклонница Новодворской патетически восклицала: «Лера, простите меня!» За что? Оказывается, за то, что не была с ней на баррикадах и не сидела в милицейских участках. Этакая извечная тоска по баррикадам.
***
И вот уже в ход идет такой прием, как интеллектуальный шантаж: любой противник или даже просто сомневающийся немедленно зачисляется в разряд ретроградов, абсолютно неспособных к принятию истины, недостойных того, чтобы вести с ними цивилизованную полемику: «Ну какой разумный человек станет сомневаться в том, что Малевич оказал неоценимое влияние на развитие русской культуры?» «Всему цивилизованному миру известно, что экономика управляется только рыночными механизмами — для пагубно любое административное вмешательство». «Сексуальная свобода человека — один из основных признаков цивилизованного общества, так что запрет на однополые браки безусловно свидетельствует о тоталитарности общественного сознания». «Кажется, все согласны, что Лимонов — великий русский писатель» и т.д. и т.п.
***
Самое комичное то, что нынешние адепты «единственно верных» идей пришли к власти (а СМИ, что ни говори, власть. И какая!) под лозунгом борьбы с тоталитарным сознанием. В результате плановая анархия сменилась у нас псевдорыночным беспределом, приверженность т. н. «общечеловеческим ценностям» - безусловным и беспредельным «патриотизмом» самого дурного толка... может, потому, что поклонники демократии стали вдруг «истинно православными», равно как защитники сексуальных меньшинств и поборники всеобщей терпимости к инакомыслящим — учителями патриотизма? Может, потому и не получается у нас золотой середины?
***
Впрочем, неудивительно — для того, чтобы утвердить новую систему взглядов, нужно как минимум разрушить утвердившиеся стереотипы. «До основанья».
****



Сколько кистей и ручек было в сове время сломано по поводу знаменитого «Черного квадрата» Казимира Малевича, ныне считающегося классикой авангарда. А вот что говорил по поводу своего творения сам автор (за точность цитаты не ручаюсь, поскольку опять-таки воспроизвожу по памяти, но смысл примерно такой): черный квадрат — символ нового нарождающегося искусства. Старое искусство умерло — вместе со старым миром, и задача художника сегодня — не отображать мир, а конструировать (чуть было не написал - кастрировать) его. Черный квадрат, таким образом, по замыслу автора, икона нового искусства, утверждающего реалии нового бытия.
****
Рассуждение до боли знакомое — старое должно посторониться, уступив место новому. Пушкина придется если и не выбросить с корабля современности, то по крайней мере придать ему более благообразные черты, соответствующие духу времени: «А вот ямб ваш картавый, Александр Сергеевич, придется оставить...» Знал бы сам Казимир Малевич, что скажут по поводу его творчества в столь страстно ожидаемом им новом мире...
****
Вообще за самой идеей авангарда стоит не что иное, как желание упростить мир, свести существование бытия или его отрицания до значения какого-либо символа. Не случайно начало нашего века, а также послереволюционные годы — период ожидания апокалипсических событий, призванных в корне изменить само бытие человечества: мировой революции, лекарства от старости, начала коммунизма - конкретной даты, кончающей со старой историей и открывающей дверь в новое...
***
Цель на первый взгляд благая — выйти за рамки обыденного и рутинного, то есть то, к чему, как нас всегда учили, и должно стремиться всякое настоящее искусство.
Должно ли? Это кто же стремился выйти за рамки обыденного — Пушкин? Толстой? Достоевский? Чехов в «Трех сестрах» и «Вишневом саде»? Вроде так, да не совсем. Они изображали душу человеческую, страдающую и стремящуюся вырваться за рамки обыденного — а это, как известно, явление вполне обыденное. Когда же на пьедестал — даже из лучших побуждений - ставят собственную душу, страждущую от несовершенств этого мира, неспособного предоставить ей, грешной, достойного ее страданий места — это приводит к несколько иному результату.
***
Формула жизни на проверку оказывается формулой смерти. Не зря один мудрый человек в свое время сказал, что жизнь кажется простой только дуракам.
Мы так привыкли говорить «дерзкий человеческий ум» и подразумевать под этим несомненное благо. А всегда ли — благо?
*****
«Всякий дар совершенный сходит свыше» и «человек не хозяин таланта, а его проводник». Забыв это, рискуешь не только проснуться бездарным, но и что еще страшнее — подключиться к другому источнику и заставить свой дар работать на саморазрушение, даже не заметив этого. Можно, конечно, разъять музыку, как труп, а вот сконструировать...
Много было ожиданий по этому поводу, но что-то до сих пор не слышно, чтобы компьютер сочинил «Лебединое озеро». И дело даже не в сложности — любой музыкант объяснит вам, что «Полонез Огинского» - довольно простая и даже примитивная, с детства надоевшая мелодия, а знаменитый «Танец маленьких лебедей» - просто музыкальная фраза, состоящая буквально из нескольких гамм. Так что дело, видимо, все-таки в чем-то другом...
****
Один из критиков авангарда приводил блестящий пример несостоятельности самих потуг на «новое прочтение» давно известных символов.
В древнекитайской мифологии был такой персонаж, как Белый Дракон. Подразумевалось, что он настолько ужасен, что человеческая фантазия просто бессильна его представить. Поэтому он просто изображался в виде белого квадрата. Чем не предтеча авангарда? Только автор белого квадрата, несмотря на весь ужас перед собственным творением, отнюдь не претендовал на то, чтобы его детищу приносили такие жертвы, каких требовал для своего создания Казимир Малевич.
****
Старая истина в который раз подтверждается: все новое — не более чем хорошо забытое старое. Не случайно сегодня так называемый «русский авангард» (явление, повторюсь, крайне сложное и неоднозначное) не пользуется уже таким спросом на западном рынке: он перестал быть символом свободы, рвущейся из-под глыб тоталитарного общества, и стал никому неинтересен, кроме узкого (крайне узкого) круга лиц, кормящихся на этом.
Но и они вынуждены перестраиваться — спрос диктует... И вот уже новые (зачастую довольно гнусные) пророки свободы творчества потянулись в наше Отечество. А критики, журналисты и прочая пишущая братия, объясняющая, что хотел (или не хотел) сказать художник в своем произведении, дружно заудивлялись: ну надо же, а на Западе опять пользуется спросом совсем другое. И как это мы опять опоздали...
При этом само собой подразумевается, что есть более совершенная модель общественного сознания, на которую мы все безусловно должны ориентироваться...
***
Запад — это рынок, тщательно, хотя и зачастую довольно скрытно регулируемый. А на рынке, как известно, пользуется спросом то, что приносит деньги. А категория товара имеет к свободе творчества самое отдаленное отношение.
Впрочем, рынок — это еще неплохо, поскольку сугубо материальные экономические категории имеют свойство рано или поздно все расставлять по своим местам. Гораздо страшнее, когда успех, а то и развитие культуры в целом определяет кучка высоколобых интеллектуалов, сделавших дегустирование и оценку предметов искусства своей профессией и в силу этого искренне убежденных, что именно они призваны решать, что достойно, а что недостойно именоваться искусством. Я говорю о сложившемся в наше время институте (именно институте) искусствоведов, или экспертов.
***
«Эксперт искренне убежден, что разбирается в живописи гораздо лучше, чем какой-то там необразованный художник, - откровенничает в интервью газете «Сегодня» художник Эрик Булатов. «Он может манипулировать его действиями, поднимать живописца на пьедестал и низвергать с него, расставлять живописцев по порядковым номерам и полочкам — словом, командовать искусством. Я читал замечательное письмо некоей дамы — куратора музея в Гренобле, которая восхищалась действиями экспертов, полагая, что в 21 веке они будут одновременно и художниками. Не подумайте, что они сами будут возиться с красками — просто те, кого раньше называли художниками, превратятся в авторов их бесценных указаний. А авторство будет принадлежать им, экспертам, что по мнению этой энтузиастки совершенно правильно и справедливо.»
****
Культура становится совершенно автономной и работает сама на себя: зритель из этого процесса начисто исключен (Эрик Булатов цитирует слова одного из владельцев картинной галереи: «Зачем мне зритель? Он только полы пачкает») - он не только не нужен, но и нежелателен, так как его дилетантские суждения только портят сложившуюся и утвердившуюся (хотя уж точнее – утвержденную) систему оценок. Вековая мечта поэта осуществилась — он освободился от власти толпы. Только стал ли он этого свободнее?
***
Впрочем, институт экспертов можно если не обосновать, то хотя бы объяснить, когда речь идет об искусстве элитарном. Когда же речь идет об искусстве массовом, монополия поистине губительна. Сегодня положение дел на эстраде определяют люди, количество которых фактически не превышает число пальцев на одной руке. К чему это привело, мы все хорошо видим.
****
Один мудрый человек по доброте душевной посоветовал: хочешь стать оригинальным писателем? Садись и пиши все, что приходит в голову. Некоторые из прозаиков приняли этот совет настолько буквально, что их произведения более напоминают черновую запись добросовестной стенографистки. Этакая литературная медитация: «тихо сам с собою я веду беседу».
***
При этом само собой подразумевается, что каждая пришедшая в голову автору мысль драгоценна и безусловно достойна запечатления. И вот автор гонится за ними, как мальчишка с сачком, готовый всех бабочек подряд запихать в свою коллекцию. Потрясающе: зачастую даже знаки препинания не ставятся — дескать, извольте убедиться, чистота эксперимента соблюдена, все как положено... А что читатель, спотыкаясь сквозь бурелом авторских мыслей, зачастую забывает о начале авторской фразы, не дочитав и до середины — помилуйте, кто же в наше время думает о читателе в ущерб драгоценной свободе самовыражения?
***
Остановиться и осмыслить прочитанное здесь попросту невозможно, не дойдя до конца последней фразы. Этакий интеллектуально-эстетический вампиризм. Попробуйте, например, почитать Даниила Андреева, Блаватскую или того же Пелевина. Как выражается молодежь, «крыша едет». А потом, отложив журнал в сторону, мучительно ломаешь голову: что же все-таки автор хотел этим сказать?
Психиатры даже термин придумали: депрессивное письмо. Графомания — один из симптомов если не болезни, то по крайней мере определенного духовного состояния.
***
Ну да Бог с ними, с писателями, им вроде как положено писать то, что в голову взбредет. Но наше время породило и газетный авангард — нечто доселе невиданное.
-Кончилось время, когда газеты гнались за тиражом, - заявил мне один из мэтров местной журналистики. Сегодня тенденция иная — каждая газета просчитывает для себя оптимальный тираж, по которому и работает.
- И кто этот тираж определяет?
- Тот, кто в ней работает.
Ой ли? Честнее будет сказать – тот, кто дает деньги. Что ж, это удобно. Тем более что абсолютное большинство изданий себя абсолютно не окупает, и выход газеты целиком зависит от величины кошелька спонсора или учредителя. Ну а журналисты — те сами что-то там ковыряются: сами пишут. Сами читают. Сами себя ругают или хвалят... Без оглядки на почтенную публику.
Этакий газетный андерграунд со столь же причудливым языком, круто замешанным на тусовочном жаргоне и изобилующем иностранными словами и специальными терминами (истеблишмент, маргиналы, стебаться и т.п.), Можно при этом даже состроить солидную мину: мы, дескать, для людей с интеллигентным выражением лица и изобразить рядом с заголовком профиль Пушкина -как, без ложной скромности, поступила в свое время одна из местных газет.
***
Все эти броские жесты, изрядно попахивающие юродством — не более чем средство привлечь к себе внимание. Ведь после того, как ты о себе заявил, требуется, чтобы тебя услышали. Требуется признание. Требуется слава. И гордые фразы типа: «Я делаю картины (книги, фильмы) для себя и узкого круга моих друзей» - не более чем эпатаж, призванный скрыть истинное положение вещей. Желание самоутверждения — при абсолютном нежелании хоть чем-то для этого поступиться, пожертвовать частичкой своего драгоценного «я». Жажду славы — при этом возможно более легкой ценой.
***
Помните, как в одном из перестроечных художественных фильмов слегка обрюзгший, но все еще изящно-вальяжный штирлиц поучает свою жену — неведомо как попавшую в эти хоромы потомственную пролетарку: «В разговоре с прислугой не принято говорить «спасибо». Достаточно ограничиться словом «благодарю». Это помогает сохранить необходимую дистанцию».
Это точно. Стрельнет у тебя на улице иной молодой человек сигаретку, стряхнет этак на тебя по барски «благодарю» и кинет взгляд сверху вниз: каков, мол, я? В своих глазах, скорее всего, он безусловно выглядит оригинальным и самобытным. И не задумывается о том, что даже доброе слово, небрежно брошенное, теряет изначально заложенную в нем теплоту, становится сухим и хрустящим, самодовольным и высокомерным. Как тот, кто его столь небрежно кидает. Не говоря уже о том, что зачастую искажается или полностью теряется первоначально заложенный в слове смысл.
Разрушению привычного уклада жизни предшествует разрушение духа. И слово — прекрасный показатель того, насколько далеко этот процесс зашел.
«Прости Христа ради», - говорили наши предки, пытаясь загладить свою вину. Не жалели, значит, слов, стараясь искупить невинный, быть может, грех. С Богом-то примириться легче, чем с ближним. В храмах постоянные прихожане, кстати, говорят так до сих пор.
А в начале века нынешнего (увы – уже прошлого), в людской суете, толчее маевок и политических митингов родилось короткое, ни к чему не обязывающее словечко «извиняюсь». Абсурдна сама этимология этого слова. Уж если ты, как утверждаешь, «извиняешь себя», то мне-то на кой лад это знать?
***
Сегодня, когда образ жизни полностью определяет тусовка, стало модным манерно-гламурненькое, пошловато-театральненькое словечко «волнительно», от которого так и веет дешевыми презентациями и плохой актерской школой, не сумевшей привить уважение к великому и могучему языку. Я сперва кипятился и тихо матерился, глядя в телевизор: ну не по русски же это, мать вашу! Потом смирился и даже обрел в этом выражении свой глубокий смысл. Теперь я понимаю: волнующе — это то, что выше пояса. Волнительно — то, что ниже. Попробуйте сами — убедитесь: тогда все встает на свои места.
****
Самое страшное – эти люди рано или поздно добьются своего. Не сомневаюсь, что словечко «волнительно» коробит не только меня. Наверняка нашим так называемым «звездам» говорили об этом и ранее. Однако они с упорством, достойным лучшего применения, продолжают использовать это пошловатенькое и глупое слово. Дескать, а нам нравится так, и все тут. И добьются: оно-таки войдет в словари и станет общеупотребительным. Язык, повторюсь, живой организм, и его можно не только воспитать и уцеломудрить, но и испохабить и изуродовать. Переделать под себя, короче.
***
Впрочем, что говорить о пошлости, когда даже об элементарной грамотности-то говорить не приходится. Уже который год на общегосударственном и, увы, ныне самом интеллигентном радио России постоянно, уже на протяжении многих лет, говорят: «столько-то часов «по Москве». Я – по наивности – долго ждал, когда этого человека наконец-то уволят. Сегодня так говорит уже далеко не один… Когда же обратил на это внимание одного известного московского журналиста, он сразил меня вопросом: «А как правильно?» Как в старом анекдоте: таблетка от головы или для головы?
***
«Ум рождает слова и через них изводит и являет вне желания души.» ( преп. Симеон Новый Богослов). «Что человек в делах — то душа в словах».
Хотя, конечно, при этом очень важно, что каждый человек имеет в виду под тем или иным словом. Как говорится – буквально.
***
Семейное застолье. В разгаре шумной беседы ко мне обращается трехлетняя племянница: «Дядя, давай с тобой трахнемся.»
-!!!??...
Моментально — тишина за столом. Хорошо, что мама — мягкая, интеллигентная женщина — тихо интересуется у ребенка, что она, собственно, имеет в виду.
-Ну вот, как дяди в «Городке» (как выяснилось, имелась в виду телевизионная передача) - друг друга лбами — бум!
…Ну да. Нам, как, наверное, и вам сейчас, тоже стало стыдно. Оказывается, ребенок имел в виду слово в его традиционном значении — стукаться, ударяться обо что-либо. А Вы что подумали?
…Теперь девочка изрядно подросла, учится в седьмом классе и знает, что слово «трахаться» может иметь гораздо менее пристойное понимание. И тоже, как вы догадываетесь, благодаря телевизору.
***
Так что слова от частого употребления не только «ветшают, как платье», но и могут, как видим, приобретать совершенно иной, зачастую – совершенно противоположный смысл. Например, то самое знаменитое слово из трех букв, с которым все так привыкли ассоциировать русских, первоначально имело несколько иное значение. Во первых, это не существительное, как мы привыкли думать, а глагол.
Вспомните, как на старорусском звучало слово «прятать»? Ховать. Отсюда, кстати, украинское «хованщина» - место, где прятались беглые крепостные. «С Дону выдачи нет.» Отсюда — его форма в повелительном наклонении: ковать — куй, ховать - ...ну да. То самое слово. Портки тогда носили попроще, ширинка не застегивалась, так что когда наши предки резко произносили это резкое, как удар хлыста, слово, они всего лишь хотели предупредить: «Спрячь!». Само слово, как мы видим, достаточно скромное и говорит об изначальном целомудрии русского народа.
***
Это сколько же поколений, глумливо пишущих на заборе, должно было смениться, чтобы слово приобрело столь похабное звучание. Вы не замечали, что слово «трахаться» стали употреблять исключительно в негативном контексте? Так же, как когда-то «блудить» - аналог современного «гулять».
***
Существует интересный феномен: воцерковляясь, даже интеллигентный человек с гуманитарным образованием вынужден пересматривать свое мировоззрение. Вернее, это происходит само собой, под влиянием языка, в котором привычные, с зачастую детства знакомые слова
имеют совершенно другое, зачастую противоположное по смыслу значение…
Примеров – масса. «Прелесть», например, по старорусски значит –«ложь, обман», а глумиться значит – «размышлять».
Нет, это не язык, это мы становимся все более и более похабными, и это неизбежно отражается в языке, когда вполне нейтральные и даже целомудренные поначалу слова приобретают опошленное содержание.
****
Вы заметили, что сегодня практически все наши политики и идеологи говорят «в Украине». Тогда как по всем правилам русского языка в этом случае положено употреблять предлог «на».
Это только на первый взгляд разница несущественная. На самом деле смысл кардинально меняется. «На Украине» значит - на окраине Руси. «В» - это значит в другой стране. Которая, кроме границы и газовой трубы, ничего общего с Россией, оказывается, не имеет.
***
Подумать только - такая маленькая часть речи, а дает повод говорить об идеологической диверсии! Впрочем, если б дело было только в предлоге…
***
На Руси довольно долго не рассматривали южнороссийский говор как самобытный (или, говоря по ихнему, самостийный) язык. Я никак не хочу обидеть представителей братского народа, но сам термин «украинский язык» появился не ранее 18 века. Во всяком случае, ранее он в русской литературе не употреблялся. До этого «украинску мову» определяли именно как диалект, и здесь русский термин «говор» будет значительно ближе по смыслу. Английские диалекты, например, различаются между собой гораздо больше, чем русский и украинский. Я уже не говорю про американский. Который, как считают некоторые языковеды, даже и языком- то называть неудобно - только жаргоном.
***
Если же и говорили о своеобразии украинского языка, то больше в качестве «прикола». Знаете, например, как звучит на мове гордый лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь»? «Голодранцы усих краин, гоп до кучи!». А ария князя Игоря? «Паду ли я, дрючком пропханный, аль мимо прошкворчает вин…»
***
Помните эти заключительные трагические строки «Тараса Бульбы», когда Тараса жгут на костре: «Но есть ли в мире такая сила, которая может переломить русскую силу!». В современной «самостийной» редакции само слово «русский» исчезло из бессмертного произведения Гоголя напрочь и заменено словом «украинский».
***
А еще самостийные академики до недавнего времени вели активную работу по переводу украинской мовы на латинское письмо- с целью наилучшего «вхождения России в русло мировой цивилизации». Нельзя сказать, чтобы здесь они были первыми - аналогичные попытки принимались и в других бывших республиках Советского Союза.
Например, в Татарстане. Против выступила практически вся татарская общественность, причем не только живущая в республике, и попытка с треском провалилась. А вот в постсоветской Молдове демократические тенденции победили, и сегодня вчерашние молдаване живут практически в другой стране. Потому что отныне Ион Друце и прочая советская классика - это, оказывается, часть другой, более общей румынской культуры.
*****
Любопытный факт: всегда, когда происходил объединительный процесс, это способствовало консолидации русского языка и преобладанию в нем консервативных тенденций, будь это период объединения Киевской Руси или становление Советской империи при товарище Сталине. А беды, столь обильно выпадавшие на долю славянских народов, приводили к ломке привычных, в том числе и языковых устоев. Монголо-татарское иго, значительно менее затронувшее южные районы Руси, положило начало разделению древнерусского языка на великорусский, белорусский и украинский говоры, а захват Малороссии Речью Посполитой – разделению Украины на Западную и Восточную. Приблизительно те же процессы мы наблюдаем сегодня.
Как отразилось на населении бывших республик «процесс вхождения в мировую цивилизацию» - можно судить хотя бы по программам новостей.
***
В плане рационализации письма и перевода его на латинницу наши демократы тоже отнюдь не первые. Аналогичные процессы происходили в Японии в период ее оккупации американской армией. Именно этот опыт приводили в пример наши «демократы», когда говорили о необходимости реформы русского языка.
***
В период ее обсуждения достаточно показательной была статья заместителя директора института востоковедения РАН Владимира Элпатова с характерным названием «Кто сопротивляется реформе», опубликованная в «Независимой газете» за 27.11.98.В ней наиболее ярко была представлена позиция реформаторов русского языка. Позвольте цитату.
«Были страны, где история орфографии похожа на нашу. Такова Япония. До второй мировой войны там была принята орфография, основанная на орфографии старого письменного языка, японского аналога церковнославянского… В период американской оккупации в 1946 году в числе прочих мер по демократизации прошла и орфографическая реформа… Изменено было и написание многих слов, в результате став более регулярным и совпав в большей степени с произношением. Все как у нас в 1917 - 1918 годах! Безусловно, рационализация японской орфографии входила в число мер, направленных на сближение с западной культурой. Оккупационная администрация рассматривала ее как первый шаг на пути латинизации японского письма. Но ведь и у нас в двадцатые годы единственный раз ставили вопрос о переводе русского языка на латинское письмо, а Яковлев (тот самый, воинствующий безбожник, написавший «Библию для верующих и неверующих», вернее – слизавший ее у Лео Таксиля, и столь страстно боровшийся в засильем великодержавного шовинизма в русской культуре И.Т.) разработал проект, но в обоих случаях «фундамент культуры» оказался слишком прочен».
Конец цитаты.
***
Попробуем все-таки разобраться, насколько действительно нужны реформы тем, кого так хотят реформировать.
Оставим на совести автора полемический задор, а также сокрушение по поводу неудачи реформы и даже сами слова «фундамент культуры» ставящего в двусмысленные кавычки. Отметим другое. Далее Владимир Алпатов делает любопытное признание: «Любая рационализация письма выгодна, прежде всего, тем, кто только учится читать и писать…».
Благодаря этому «рационализация» письма превращается в его стандартизацию и унификацию. Любопытно также то, что в обоих случаях инициатива исходит не из среды народной интеллигенции, а от оккупационных властей. Или чиновников от идеологии - будто то специалисты из большевистского наркомпроса или американской оккупационной администрации.
И в том и другом случае в качестве главного шага реформы вводится чужеродное латинское письмо, что должно послужить, по замыслу реформаторов, «сближению с западной культурой». И одновременно - забвению культуры собственной. Приблизительно тоже, что начало происходить у нас после распада Советского Союза.
***
Что же касается упрощения… В годы правления Никиты Сергеевича Хрущева была предпринята самая радикальная попытка по реформированию русского языка. Так что товарищ Хрущев известен не только как величайший реформатор в области жилищно-коммунального и сельского хозяйства - успел он отметиться и в области языкознания.
В шестидесятые годы пытались применить правила орфографии, сводившаяся, в сущности, к одному: написанию слова так, как оно слышится: «малако», «агурцы». Казалось бы - чего проще?
***
Однако так называемая «реформа» встретила такое ожесточенное сопротивление, причем не в академической среде - среди университетской профессуры, а в самом, что ни на есть «низовом звене» интеллигенции - среди школьных учителей, что реформа попросту не прошла.
Нет, ее никто официально не отменял. Власти поступили совершенно в своем духе. О ней просто забыли, и она тихо и спокойно умерла.
И слава Богу. Дети войны - сыновья победителей - сумели отстоять чистоту русского языка. И эта победа, пожалуй, не менее важна, чем одержали их отцы и деды на полях сражений.
Ученые всегда удивлялись: как удалось сплотить в единую общность такое сложное разноплеменное и разноязыкое образование, как китайский народ? Китай – уникальное государственное образование, имеющее общую письменность, но фактически не имеющее общего языка.
***
Китайская иероглифическая письменность – исключительное явление, поскольку иероглифы обозначают целые понятия, а не буквы или слоги, как в других языках. Японцы взяли у китайцев их письменность целиком, как они взяли большинство других явлений китайской культуры, среди которых такие известные всем, как бумага и боевые единоборства. Именно поэтому в Китае было несколько пренебрежительное отношение к Японии – приблизительно такое, как у древних греков к завоевателям римлянам – варварам, захватившим и поработившим – именно поработившим, то есть использовавшим исключительно для себя все достижения великой греческой культуры – почти так же, как сегодня это делают американцы, пытаясь «освоить» мировую классику.
Японское название боевых искусств, например, так раньше и переводилось – «каратэ». Кара – древнее название Китая. Когда отношение у японцев к Поднебесной стало напряженным, японцы просто изменили название борьбы: заменили первый иероглиф на другой, звучащий тоже как «кара», но обозначавший понятие «пусто». Почти как у нас – «пустые» или «голые руки» – самооборона без оружия.
Справедливости ради надо отметить, что создатель самбо – Василий Ощепков, получивший черный пояс из рук самого Дзигаро Кано, поступил точно так же со своей школой борьбы, переименовав ее после русско-японской войны из «дзиу-до» в «борьбу вольного стиля», которую Анатолий Харлампиев затем назвал «самбо».
Как же китайцам удалось сохранить столь сложную письменность в разноплеменной государственной общности? Чисто восточным деспотическим методом: всем писцам, которые пользовались другим, характерным для них, стилем письма, просто вырезались коленные чашечки.
Таким образом китайские власти заботились о сохранении фундамента родной культуры.
Так что не всякая простота - от Бога. Ученые доказали: при прочтении современных газет типа «Аргументов и фактов» у читателя выпадает из памяти до 80% информации. Как говорится: ни уму - ни сердцу.
Тем не менее, с упорством, достойным лучшего применения, отечественная пресса берет на вооружение пришедший к нам с Запада так называемый «чисто информационный подход».
Я решил подтвердить свои смутные подозрения и специально проконсультировался с психологом Ириной Медведевой: можно ли считать этот западный принцип одним из способов оглупления масс (да и самих журналистов, кстати, тоже)? Да, ответила Ирина Яковлевна, безусловно - здесь и попытка отучить читателя думать и анализировать, и разрушение традиционной иерархии ценностей.
Когда журналисту, пишущему о демонстрации сексуальных меньшинств, запрещают давать свою оценку данному явлению - это, дескать, навязывание своей точки зрения – наверное, не нужно объяснять, как это скажется на моральном и интеллектуальном состоянии общества.
Любопытно: когда происходит ломка привычного общественного уклада, это отражается на самих основах жизни - вплоть до языка. Стоит общественному мнению в очередной раз повернуться к так называемым «демократическим ценностям», как сразу же возникают дебаты о необходимости реформ в важнейших отраслях жизнедеятельности – включая, пардон, постель. Как нам пришлось убедиться, ничего, кроме упрощения и опошления, такие реформы нам не приносят. И наоборот – только лишь наметится хоть какая-то стабилизация - в обществе начинают преобладать охранительные - консервативные тенденции.
Революция вызвала попытки коренной модернизации языка - вплоть до алфавита. Известный советский ученый - товарищ Я. Марр прямо говорил, что язык должен меняться вслед за общественным строем. Более того: язык послереволюционный – это, дескать, уже не тот русский язык, которым пользовались при царе.
Создатель новой Советской империи - товарищ Сталин вовремя одернул зарвавшихся реформаторов. Напомнил, что язык - коренное отличие человека от животных и не может меняться вслед за сменой общественной формации. И это тот случай, когда вождь народов был как никогда прав.
Поэтому когда в связи с очередной волной новообновленческих тенденций заводятся разговоры о замене богослужебного церковнославянского языка на современный русский, стоит задуматься. Не станет ли этот шаг выхолащиванием самого смысла Богослужения и заменой его мертвой, лишенной духа оболочкой?
Ведь даже светские произведения при переводе часто утрачивают если не смысл, то, по крайней мере – тот неповторимый аромат, который придает им своеобразие.
Возьмем, к примеру, одну фразу из «Слова о полку Игореве»: «О русская земля! Уже за шеломянем еси!» и ее русский перевод: «О русская земля! Уже ты за холмом!» Здесь слово «шеломянь» – «шелом» вызывает совершенно определенную ассоциацию – шлем русского воина, по форме действительно напоминающий холм – или купол Церкви. Перевод этого словосочетания на современный русский, хотя по своему и красив, все-таки здорово «принижает» фразу, лишает ее поэтического смысла.
***
Тем более это относится к Богослужебным текстам. Позвольте цитату из Апокалипсиса: «Знаю твои дела, ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но так как ты тепл, а не горяч и холоден, то извергну (в оригинале – «изблюю») тебя из уст Моих.» (Откр 3: 15-16).
На первый взгляд, церковнославянский текст Откровения Иоанна Богослова не очень-то литературен. «Извергну» звучит гораздо более благопристойно и менее режет слух. Однако «немудрое Божие премудрее человеков». Верующий соединяется с Богом в Таинстве Причастия, принимая Христа внутрь себя («ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне прибывает, и Аз в нем»), так что слово «изблюю» имеет свой сокровенный (или, как любят говорить господа эзотерики-демократы, сакральный, что по сути одно и то же) смысл.
Попробуйте, например, перевести на русский язык фразу из молитв ко Причащению: «Хлеб, Христе, взяти не презри мя, Тело Твое…» Не то что язык – мозги поначалу ломаются, отказываясь принять непривычную для восприятия речь. Это не просто другой язык – это иной образ мышления. Который, прежде чем реформировать и уж тем более требовать замены, хорошо было бы изучить.
На одной из встреч о. Артемию Владимирову был задан вопрос: «Почему Православная Церковь не поощряет молиться своими словами, А заставляет заучивать тексты на малознакомом мертвом языке?»
Ответ: «А один человек уже молился своими словами: «Благодарю Тебя, Господи, что я не таков, как прочие люди – мытари, прелюбодеи и грешники или как вон тот мытарь».
Церковь не только разрешает, но и поощряет молиться своими словами, по слову апостола Павла: «Лучше пять слов сказать своим умом, нежели сто языком…», но для этого для начала не мешало хотя бы знать, о чем молиться.
Сегодня насильственная украинизация по сути сводится к одному – чтобы украинский язык как можно менее походил на русский. Не только официальный украинский, но даже богослужебный язык в так называемой «Украинской православной церкви Киевского патриархата» настолько украинизирован, что становится непонятным для всех, кроме самих «самостийников» (и во вики виков»).
Язык - живой организм, и развивается по своим, Богом определенным, законам. Попытки создания искусственного языка - эсперанто ни к чему хорошему не привели. Ученые всего мира предпочитают пользоваться латынью. Уж лучше мертвый язык, чем искусственный.
Так что говорите правильно. Будьте патриотами. Заботьтесь о сохранении родной культуры. Не надо поддаваться общей тенденции упрощения и опошления.
Увы, опубликовать и эту статью в наших «демократичных» средствах массовой информации оказалось невозможно. В одной демо-патриотической газете, носящей в своем заголовке гордый эпитет «славянский», автору было заявлено: «Вы русский шовинист!» Вот так!

О замене богослужебного языка на современный русский

Проблема перевода богослужебных текстов на современный русский язык является во многом надуманной, так как то, что в годы советской власти стали стыдливо именовать церковнославянским, и есть настоящий русский литературный, а во многом и разговорный язык, которым пользовались наши предки.
Да, Ломоносов ратовал за упрощение русского языка, но сегодня сам Ломоносов для многих нуждается в переводе. Хотя умный человек скорее назвал бы это не переводом, а разъяснением. Необходимо читать что-то еще, кроме Улицкой! Давайте тогда и Ломоносова переводить, и Державина!
Да, язык меняется, и увы, большей частью не в лучшую сторону. Под влиянием маргинальной части населения язык, в том числе и интеллигенции, в значительной степени впитал в себя традиции уголовного сленга. Иные неообновленцы вообще молится не «о благорастворении воздухов», а «о хорошей погоде»! Что, станем вслед за ними станем просить «хлеб наш насущный дай нам В НАТУРЕ» или ещё что-нибудь в этом духе?


***

Беда ещё и в том, что некоторые понятия с церковнославянского языка, который для наших предков являлся и литературным, и в какой-то степени разговорным, то есть является ИЗНАЧАЛЬНО РУССКИМ языком, на современный русский - язык апостасийный, отступнический от Бога - перевести просто невозможно! Невозможно сказать и уж тем более - объяснить современному человеку, что такое ЕДИНОСУЩНЫЙ, если он это не воспринимает в богословских терминах! Почему об этом не хотят говорить и даже думать сторонники перевода богослужебных текстов на русский язык? Подробнее см "Идеократия"
https://www.proza.ru/2015/12/02/1509

****
Сегодня ведётся много разговоров о замене церковнославянского языка в богослужении на современный русский.... Церковнославянский язык не столь труден, как кажется. Ведь то, что мы называем сегодня церковнославянским и было на самом деле русским - славянским литературным языком (см
Идеократия https://www.proza.ru/2015/12/02/1509) Лично я поступал так: когда читал Еванглие или Псалтырь на церковнославянском, клал перед собой современный русский перевод. Прочитаешь часть псалма по старорусски, потом читаешь современный текст. Со временем понял, что древнерусский намного красивее, а главное - точнее, чем современный искаженный - упрощённый и опошленный вариант русского. (см об этом в статье) А со временем освоил церковнославянский так, что стал пытаться писать на нём Уж не знаю, насколько удачно.... см -
https://www.stihi.ru/avtor/igorchkramov Не так всё сложно, как кажется поначалу....

https://www.proza.ru/2015/12/02/1544

***
Впрочем, этот процесс – я имею в виду упрощение опошление - затронул не только словообразование, но и зрелищные искусства. Причем в самом их «святая святых» - изображении. Оно стало таким же хаотичным, бессмысленным, безобразным и бесформенным, как и все современное сознание. Я хотел написать «клиповым», но не хочу оскорблять рекламу, в которой сегодня действительно сосредоточены самые лучшие и профессиональные силы. Сбылось предсказание одного рекламного гуру, который предсказал, что в конце 20 века из всех искусств самым интересным будет реклама. Она действительно захватывает гораздо больше любых других телезрелищ. И — как ни странно — самым осмысленным.
****
Рискуя показаться банальным, повторюсь: почти все остальное на нашем телевидении смотреть не просто скучно — просто невозможно. Чисто физически. Бездарность работы телевизионщиков попросту режет глаз. Даже самые интересные шоу — концерты, танцы, фигурное катание вызывают раздражение из-за плохой работы режиссеров и операторов. Показывают одни и те же части тела, в основном, пардон, филейные — похоже, оператору просто не приходит в голову, что зрителя может интересовать что-то еще.
***
И если в работе операторов попадаются отдельные удачи — видимо, остались еще старые кадры, которые ничего другого, кроме как снимать, не умеют, и, слава Богу, еще не переквалифицировались в уличных продавцов, то работа видеорежиссеров просто вызывает тихий ужас. Видно, что они не следят за картинкой, а просто хаотично тыкают кнопками, меняя кадры на мониторе и даже не стараясь придать смене кадров хоть сколько-то осмысленный вид, видимо честно не пытаясь делать то, чего они в принципе не умеют и к чему не имеют ни малейшей склонности. Думаю, не ошибусь, если поставлю сто против одного, что этих бравых режиссеров набрали на работу по блату.
***
Такое вот кусочное мировосприятие довольно типично для нашей образованщины и обусловлено отсутствием цельного мировоззрения, которое только одно и способно придать смысл происходящему в окружающем мире. Наша власть – идеократия (а сюда следовало бы отнести и творческую тусовку, как один из важнейших придатков власти) гибнет от того, что не может ответить на извечный вопрос о смысле жизни: а зачем это все? Зачем живем?
Кое-кому, впрочем, похоже, этот вопрос, просто не приходит в голову. Живем – ради себя самих. И по мере возможности стараемся придать этому некий глубокий смысл. Особенно в собственных глазах.
***
Отсюда - склонность к медитативным видам творчества, творчеству ради себя самого, «искусству ради искусства». «Святая к музыке любовь».
В литературе это приводит к опусам типа Пелевина, в музыке — к джазовым импровизациям и абсолютно лишенным смысла «рок-композициям», в изобразительном искусстве — к различным абстрактным построениям и схемам.
Любые попытки разобраться с источником подобного вдохновения: а в чем смысл подобных творческих упражнений — вызывают благородное возмущение — да как вы смеете! Смысл высокого искусства, как известно каждому мыслящему человеку – в нем самом!
***
Один из ярчайших ее представителей - кстати, довольно известный в Саратове художник и преподаватель, основоположник творческой школы, с которым мы «схлестнулись» в споре об авангарде и в частности - о творчестве Казимира Малевича, на мой вопрос о том, на какого зрителя, кроме крайне узкого круга известных всем единомышленников, рассчитаны его картины, возмущенно вспылил: да разве пишут - для зрителя? Настоящий художник пишет - Богу.
*****
Творчество - как молитва? Мне такое понимание так же близко. А не мог бы мой собеседник привести пример? Нет, не в живописи, конечно, здесь я охотно признаю свое невежество, а в более общей области, ну хотя бы в литературе? «Лолита» Набокова? Я так и знал. Значит, мой визави считает трогательное описание инцеста образцом для подражания?
****
Видели бы вы возмущение в глазах моего собеседника! Ох, почему рядом не было фотографа! Какое страшное оскорбление в самых лучших чувствах! Какое великолепное творческое негодование! Какое презрение в глазах ко мне, мужлану, осмелившемуся судить о вещах выше своего понимания!
Маэстро вежливо интересуется, читал ли я книгу и если да, то дочитал ли ее до конца. Признаюсь - с трудом. Семьсот страниц о душевных переживаниях педофила - чересчур, по-моему, даже для подготовленного читателя. Сочувствие в глазах моего собеседника становится беспредельным, он напоминает мне психиатра, разговаривающего с агрессивным больным, озлобившимся на весь белый свет и в силу этого готовым обвинить человечество во всех смертных грехах. Судя по его взгляду, я должен ужаснуться своему душевному состоянию и пойти лечить душу с помощью прекрасного, доброго, вечного, почерпнутого из той же «Лолиты». «Поймите, эта книга - о любви», - насколько можно более мягко и задушевно говорит мой собеседник.
Но я все так же твердокаменно непреклонен: скажите, мой собеседник имеет в виду под словом «любовь» исключительно платонические чувства или все-таки припоминает, что главный герой его любимого романа сожительствует со своей падчерицей как с женщиной, а значит подпадает под статью уголовного кодекса «совращение малолетних», принятую практически во всех странах мира? Маэстро быстро теряет ко мне интерес, как к человеку, абсолютно неспособному вести разговор о высоких материях. Мы, очевидно, говорим на разных языках.
Мой оппонент, кстати, преподает до сих пор. Имеет, как у нас говорят, свою «школу». Готовит творческих специалистов ну очень широкого профиля.
****
В Акафисте Пресвятой Богородице есть такие слова: «радуйся, тлителя смыслов упраздняющая». «Тлитель смыслов» - это дьявол, всегда стремящийся лишить человека радости бытия, а для этого - упразднить сам смысл жизни: а зачем это все?
Есть интересный феномен - так называемая «болезнь миллионера»: абсолютно благополучные, казалось, всем обеспеченные люди бросаются с небоскребов. Ну какого рожна ему не хватало? Рожно, кстати - это палка с заостренными краями, с помощью которой упрямой скотине пытаются придать правильное направление. Мы часто жалуемся на стесняющие нас обстоятельства: бедность, отсутствие возможности самореализации, различные жизненные несправедливости... Святые говорят: для смирения полезно.
Когда Бог хочет нас наказать, он исполняет все наши желания. Живи не как хочешь, а как Бог велит. Просто очень трудно в это поверить, пока сам не убедишься в этом. Как говорится – пока сам лоб не разобьешь.
***
Интеллигенция так привыкла ссылаться на слова классика о том, что нравственное состояние нации определяет не совокупность поступков людей, а того узкого слоя, который определяет (дает направление, надо понимать) культурное развитие общества, что никому просто в голову не приходит до обидного простая мысль: а есть ли интеллигенция тот самый слой, который «определяет». И самое главное — куда это она «определяет».
****
При этом как-то забывается такая элементарная истина, что в практической деятельности абсолютное большинство людей руководствуется не идеями, а интересами. Главный же интерес власти – это опять-таки сохранение самой власти. Самосохранение. Время же идей приходит тогда, когда интеллигентный обыватель, раздраженный внешней бестолковостью власти («хотели как лучше, а получилось как всегда») задает неизбежный для разочарованного человека вопрос: а зачем это все? И не получив вразумительного ответа, выплескивает на нее все свое раздражение. И нам кажется, что власть гибнет от отсутствия идей. Именно кажется. Кажется, что от отсутствия и кажется, что гибнет. Как показывает практика, на поверхности почему-то оказываются абсолютно те же самые люди, заставляющие вспомнить пословицу о субстанции, Которая всегда на поверхности.
****
Хотя, как еще раз показал конец этого тысячелетия, избыток идей никого от этого порока (бестолковости. В том числе и власти) не избавил. Как правило, группа лиц, пришедшая к власти под флагом новых идей, оказывается на порядок бестолковее и бесстыднее предыдущей. И необходим серьезный поворот к авторитаризму и смена когорты влияния, чтобы эту бестолковость хоть как-то исправить.
Демократы сокрушаются – ну не дали, дескать, Егору Тимуровичу довершить задуманное…Страшно представить, к чему могло привести – останься Гайдар, Робеспьер и Троцкий у власти.
***
Поэтому когда сегодня иной младой патриот как заклинание повторяет: «надо менять систему, надо менять систему…», мне становится жутко. Он напоминает мне самого себя времен перестройки – мы были такими же дураками. Да не систему надо менять, мои хорошие – людей! Придут другие люди – и они создадут другую систему. Дай-то Бог – не хуже бы.
Старушка бы сказала — молиться, короче, надо. И за власть, кстати, тоже.
*****
«Есть консерваторы, которые желают все того же сближения с народом. Они сокрушаются о том, что русский народ русскую «интеллигенцию» не любит. Это не государственная, не объективная мысль, это чисто личное порождение невольного какого-то страха, или оскорбленное чувство доброго и честного (я бы добавил — «как ему кажется» И.Т.) человека, считающего себя перед «народом» ни в чем неповинным.
С точки зрения государственной надо, напротив того, радоваться, что народ «интеллигенцию» нашего времени не очень любит, что она ему не нравится.
...Радоваться надо потому, что идеи и политические вкусы, господствующие в интеллигенции, все заимствованные, а у народа идеи и вкусы все свои. Сближаясь с народом. Мы только вредим ему, вредим не в каком-нибудь грубом смысле..., а в том более важном смысле, что мы почти нечаянно учим его европейству и не можем не учить. Потому что сами ничего до сих пор сами выдумать не были в силах и в деле творчества национального стоит гораздо ниже азиатских народов: индусов, китайцев, мусульман, у которых все почти свое». (Константин Леонтьев, 1880г)
***
«Интеллигенция русская стала слишком либеральна, т. е. пуста, отрицательна, беспринципна... Сверх того, она мало национальна именно там, где следует быть национальной... Русская интеллигенция так создана, что она чем дальше, тем бесцветнее, чем дальше, тем сходнее с любой европейской интеллигенцией; она без разбора, как огромный простодушный страус, глотает все камни, стекла побитые, обломки медных замков, лишь бы эти стекла и замки были западной фабрики» (Он же, 1882г)
***
Кавычки в слове «интеллигенция», как вы понимаете, поставил сам Леонтьев, а не а автор этих строк. Любопытный факт: Константин Леонтьев умер как монах Климент. А вот Фридрих Ницше с его знаменитым «Бог умер» сам скончался в психиатрической лечебнице. Хотим мы этого или не хотим - за свое мировоззрение рано или поздно приходится отвечать, в том числе и жизнью. Очень любопытно еще и то, как великий русский философ понимал термин «либеральна».
***
Мне как-то попалась на глаза статья, где одна журналистка — поклонница Новодворской — восхищенно цитирует ее слова об Искупительной Жертве Христа: «Мы (кто это - мы? И.Т.) говорим: «Христос своей мученической смертью спас нас, искупив наши грехи». Вы пишете: «Нет. Он хотел нам помочь стать другими (как Валерия Ильинична, надо понимать И.Т.), а мы не захотели, и он бросил нам в лицо свою смерть на кресте, как пощечину».
***
Таким образом Иисус Христос «по Новодворской» рисуется этаким радикал-интеллигентом, даже из своей смерти сделавшим подобие театрального действа. Что ж, каждый творит бога по образу своему и подобию. Или себя начинает примерять на место Бога, даже не заметив подмены: «Я готова погубить свою душу в геенне, чтобы спасти Россию», - гордо бросила Валерия Ильинична. Скромность ну прямо-таки обалденная. Валерия Ильинична, Вам не хочется спасти Россию от себя самой?
***
Достоевский считал, что ад — это невозможность любить. Можно презирать убогую серую массу, абсолютно неспособную воспринять спасительные идеи, и тем более — пострадать за них, смачно закусывающих огурчиком стопочку и аппетитно обсуждающих конфликт у Белого Дома («погляди, что творят, а?»). Беда в другом. Трудно полюбить тех, кого презираешь.
***
Впрочем, любить необязательно. Иногда достаточно заставить себя ненавидеть. Для этого годится, например, такой пассаж: «Мы махровые извращенцы. Русские срут там, где едят, русские страсть как любят в говне ковыряться. Хлебом не корми - дай в говне поковыряться.
Вообще-то я не знаю, зачем я все это вам рассказываю, ведь вы ни за что не признаете, что я пишу правду и только правду. Ведь на то вы и извращенцы».
Это цитата из статьи небезизвестного в свое время Ярослава Могутина. И это, увы, не отдельно взятый клинический случай, а всего лишь единичное проявление той прикрывающейся свободой творчества философии, имя которой — пошлость.
Воинствующая пошлость, мучительно стремящаяся к самовыражению. Пошлость как способ самовыражения. Пошлость как способ самоутверждения. Пошлость как образ жизни. В учебниках психиатрии прошлого даже термин был соответствующий – «нравственный идиотизм».
Пошлость всегда агрессивна. Она инстинктивно чувствует свою ущербность и компенсирует комплекс собственной неполноценности — хамством. Хам же везде и всегда остается хамом — будь то зона, общественный транспорт, общественно-культурное мероприятие, искусство или литература. И не надо наивно думать, что будучи допущенным в приличное общество, хам усвоит некоторые общепринятые правила и будет вести «себя как все». Скорее наоборот — оглядев окружающих и убедившись, что ничего серьезного ему от них не грозит, решит навязать ему свои правила игры и тогда... ну, тогда можно «самовыражаться» на всю катушку.
****
Удивительно не это. Увидев пьяного хулигана, любой законопослушный гражданин сочтет своим долгом заявить в милицию. Культура же настолько тонкая сфера, что как ни нагло ведет себя здесь хам, всегда найдется некий лоханкин, который, глядя на развалившегося верзилу, будет терзаться вопросом: «да что вы, братцы, в самом деле... Что ж мы — изверги что ли какие — на горло чужой песне наступать...».
Помните, какой вой подняла в свое время наша «демократическая» пресса, когда органы правопорядка возбудили дело на журналистов газеты «Еще» и Ярослава Могутина? Отмолчаться было неудобно (а что скажут коллеги по цеху?), имидж же защитника творческих свобод выглядит столь импозантно! Вероятно, подписывая воззвания в защиту «коллеги, пострадавшего от цензуры», подписанты в душе ощущали себя диссидентами, борющимися с остатками тоталитарного режима. «Свободный Пенис как враг системы» — круто, да? Не обольщайтесь, господа. Не сахаровы вы- лоханкины!
***
Вообще же «процесс Ярослава Могутина» (как и процессы Валерии Новодворской, Лимонова и прочих им подобных) поставил очередную точку в споре о роли интеллигенции в России. Русская интеллигенция (в который раз) дискредитировала себя в общественном мнении, поскольку готова была защищать любую пошлость лишь на сомнительном основании ее принадлежности к творческому цеху. Интеллигенцию в который раз подвела ее ложно понятые корпоративность и погоня за общественными признанием. Грудью встав в лице самых известных своих представителей на защиту мерзости и бездарности, она выставила себя на всеобщее посмешище и тем самым пописала себе смертный приговор.
***
…Написано несколько лет назад. Сегодня подумал, а не слишком ли сильно сказано. Смех, как остроумно заметил Василий Розанов, никого не убивает, а только принижает. Терпение, продолжает классик, одолеет смех. И мы, как говорит молодежь, по жизни, сегодня это наблюдаем, как многие делают принижающий смех своей профессией, позволяющей довольно безбедно существовать. Примеров – несть числа. Фамилии, как говорится, вставьте сами.
***
Трудно, согласитесь, испытывать доверие, а тем более симпатию к людям, всегда готовым разразиться с одинаковой страстностью очередной гневной тирадой, как по поводу трагической гибели коллеги, так и ограничений творческих свобод авторов порнографических сочинений. Так что когда нас в очередной раз призывают дать бой «душителям свободы», я ловлю себя на том, что в моей душе поднимается чувство злой горечи и раздражения. Под какие знамена нас позовут на баррикады завтра?
***
В одной из передач радио России редактор детского журнала, публикующего т. н. «садюшки» («маленький мальчик нашел пулемет, больше в деревне никто не живет») с жаром выступал в защиту своего детища: «Здесь вы не найдете никакой пошлости. На страницах нашего журнала нет ни слова мата...» Все, туши свет. Приехали. Дальше уже некуда. Без мата комментировать действительно – очень сложно.
***
Алексей Слаповский: «Читая Венечку Ерофеева, его «Москва-Петушки», не задумываешься, в каком стиле это написано. Вот она — энергия текста, когда, читая, забываешь о том, что существуют Пушкин, Гомер... (Мягко говоря, круто И.Т.) Есть лишь этот текст, как большой дом, который ты обживаешь».
****
Автор видит главное достоинство Ерофеева в том, что его текст самоценен и безусловно ставит это ему в заслугу. Что ж, недостатки — это продолжение наших достоинств: читать Ерофеева можно действительно только забыв о том, что существуют Пушкин и Гомер. Иначе существует опасность отбросить книгу, не прочитав и страницы.
****
Вышеприведенная цитата — из интервью из интервью Алексей Слаповского саратовской газете «Заря молодежи»(31 октября - 6 ноября 1997) о постмодернизме.
Так вот, один из столпов нашего современного провинциального постмодернизма Алексей Слаповский хвастался сочинением своего бывшего ученика — по его словам, «отпетого двоечника», которое он оценил на «пятерку»: «Все говорят — пахнет весной, пахнет весной... А я принюхался — какого черта пахнет весной?»
***
Пример эффектный, ничего не скажешь — фраза, как говорится, бьет наповал. А я в связи с этим вспоминаю ехидный комментарий одного журналиста: «Ученый выступал на конференции в шортах. И все говорили: «Какая простота!» А простота ли?»
Бедные ваши ученики, г-н Слаповский… Вместо того, чтобы научиться хотя бы относительно грамотно выражать свои мысли, чадо вынуждено мучительно ломать голову – как бы поэффектнее сразить учителя не небанальной фразой… Рискуешь заработать комплекс неполноценности или – что, на мой взгляд, гораздо хуже – стать таким, как учитель…
****
Тот же Слаповский упрекал коллегу в непрофессионализме за фразу «нажал на курок», тогда как даже ученики литературных курсов знают, что нажимают не на курок, а на спусковой крючок».
Да, но я-то привык, что в пистолете нажимают на курок — в этом меня убедила вся русская литература, я верю в это, как в лермонтовскую львицу с гривой, и аргументов даже такого мэтра, как Слаповский, будет явно маловато, чтобы убедить меня в обратном.
****
Одна моя знакомая студентка рассказывала такой случай: две девочки сдавали английский. Одна — назовем ее Таней — получила пятерку, а Лена — четверку. Преподавательница - («типичная агрессивная сексуальная мымра, у которой от женщины остались только юбка и косметика») прокомментировала ситуацию так: «В принципе ты знаешь предмет не хуже. Но Таня больше раскована. Ты же слишком скромная и никогда не сделаешь себе карьеру».
Типичная примета нашего времени — тебя оценивают не за то, что ты из себя представляешь, а за то, как ты умеешь себя подать. Что самое удивительное – эффектно себя подать лучше всего получается у уродов. При этом каждый плодит себе подобных.
*****
Алексей Слаповский: «Когда мы читаем классику, мы делаем поправку на время (я-то по простоте душевной считал, что классика — как раз то, что выдержало проверку временем И.Т.). Возникни (?!) сейчас человек, пишущий как Лев Толстой, для нас это покажется анахронизмом (увы, это точно. Один из критиков остроумно заметил, что если бы Александр Сергеевич вздумал сегодня опубликовать свою «Капитанскую дочку» - ему дружно отказали бы во всех литературных журналах. Ну, разве сегодня так — пишут? И.Т.). Допустим, психологические характеристики Гоголя могут сегодня показаться даже примитивными (опять - просто потрясающе скромно И.Т.).Невозможно написать сегодня: до какой подлости, мелочности и гадости мог дойти человек. Как невозможно о современном человеке написать такую же историю, как о Плюшкине».
Действительно — почти невозможно. Стоит только начать, как грамотные, интеллигентные люди начинают возмущаться: да как вы смеете! Где же ваше уважение к личности?
****
Неожиданное продолжение темы. Еду в автобусе и слышу над ухом неожиданное словосочетание: «ретро-эстетика». Термин столь же дикий и режущий ухо человеку с гуманитарным образованием, как «технический университет» или «православная актриса». Поднимаю глаза и вижу симпатичного парня, что-то увлеченно рассказывающего девушке.
Набираюсь нахальства и спрашиваю, что сей мудреный термин значит. Ага, моделирование в современности тенденций моды прошлого. А где уважаемый собеседник с этим термином ознакомился? В журнале «Форбс». Что-то в этом духе я и ожидал. Не надо читать такие журналы. Даже на русском языке. Особенно на русском языке. Нет. Он не русский, он русскоязычный. В чем разница? Ну, например, «Любовь и голуби» - русский фильм, а ночной и прочие дозоры — русскоязычные. Сделанные по западным лекалам. Понятно?
Кажется, парню понятно. Значит, ситуация не безнадежна. Еще никогда мое умение кратко и четко излагать свои мысли не проходило столь трудную проверку. Я вырос в собственных глазах раза этак в полтора. Да, конечно, мне повезло, что парень попался интеллигентный. Иначе диалог мог быть значительно менее продуктивным. Плохо, что интеллигентному человеку практически нечего сегодня почитать из периодики.
****
Вообще же появление такого термина, как «ретро-эстетика», очень показательно. Этим как бы дается понять, что у каждого времени - свои представления о прекрасном. Между тем как прекрасное – как раз то, что не нуждается в проверке временем. Даже термин такой придумали: классика — то, что выдержало проверку временем. Венера Милосская с ее идеальной женской фигурой будет прекрасной всегда.
***
Иван Ефремов, которого современные молодые люди, возможно, и не читали, в своей книге «Лезвие бритвы» выдвинул очень интересную идею о красоте как биологической целесообразности. Безупречно красив идеально здоровый человек. Если кому-то нравятся кривоногие, косые и беззубые, это как минимум свидетельствует о специфических особенностях личности.
***
Психологи отметили любопытный факт: дети не принимают, например, других детей с ярко выраженными признаками обоих полов — так называемых гермафродитов: они либо убегают от них, либо также начинают третировать (вот уж наукоемкое словечко ввязалось, но видит Бог — русского аналога не подберу). Причем дети самого раннего возраста. Нечто глубинное в самой природе разумного существа восстает против подобного. Понятно, что американское общество с его приоритетами терпимости сексуальным извращенцам глубоко больно. Достаточно хотя бы поверхностно познакомиться с так называемой американской культурой. Ну, хотя бы взглянуть на пару их фильмов. Еще лучше – личное общение. Тут уж никакого сомнения не возникает: прав Задорнов. Еще как прав. Окончательно и бесповоротно.
***
Любопытно, что эстетика сатанистов — это антиэстетика: символами сатанизма стали змеи, пауки, другие уродливые представители животного мира — реальные или фантастические — те, что у нормального человека вызывают омерзение. Вполне закономерно.
Главная служба сатанистов — так называемая «черная месса» - пародия на христианское богослужение, в конце которой адепты причащаются кровью жертвы, а также калом и мочой. В психиатрии известно такое явление, как капрофагия — поедание испражений, что свидетельствует о глубоком повреждении психики.
***
...Человек формирует моду, мода формирует человека. Драные и грязные «хипповые» джинсы также неотделимы в нашей памяти от эпохи шестидесятых, как музыка «Битлз», движение хиппи, проповедь всемирной любви и первые демонстрации пацифистов, и уже трудно с уверенностью сказать — то ли эпоха вызвала к жизни новые вещи, шокирующие наших родителей самим своим появлением, то ли их создание повлекло за собой новую эпоху.
Люди создают вещи, вещи создают людей. Начала новейшей истории ознаменовалось созданием классического мужского костюма и женского силуэта, а изобретение такой необходимой в жизни каждой современной девушки вещи, как мини-юбка, вызвало появление совершенно новый пород актрис — маленьких, худосочных, вертлявых — этаких современных лолит, поставленных на коммерческую основу. А повальное увлечение конкурсами красоты способствовало возникновению нового эталона женского обаяния — ростом под два метра, «с ногами от коренных зубов», крупными чертами лица и улыбкой, заметной из самого дальнего ряда зрительного зала. Именно тогда классическому древнегреческому идеалу был нанесен сокрушительный удар — бал отныне правит Его Величество Стандарт. Его победное шествие по миру отныне распространяется на все стороны человеческого бытия: работу, отдых, семейные отношения. Литературу и искусству, наконец. Увы, здесь, как мы видим, тоже свои стандарты.
***
Впрочем, иногда стандарты – это даже хорошо. Забвение неких общепринятых норм приводит иногда к комичным результатам. Так, с появлением классического костюма родился и так называемый «купеческий» стиль, своеобразие которого было именно в несуразном сочетании вещей: например, костюм с галстуком и хромовые сапоги. Как тогда говорили, смесь «французского с нижегородским».Так в середине двадцатого века здесь отметились «стиляги» с их знаменитыми оранжевыми галстуками и клетчатыми пиджаками, а в конце - наши российские «образованцы», носившие джинсы с пиджаком классического покроя. Дурновкусие как главный принцип. У «новых русских» были достойные предшественники, в том числе и в этом плане.
Почитайте, например, тексты Пелевина и некоторых других постмодернистов и вы найдете здесь такое же смешение «французского с нижегородским». Роза красная с черной жабой…
****
Не открою секрета, если напомню, что Венера Милосская с ее классическим ростом в сто шестьдесят пять сантиметров никогда не смогла бы обратить на себя внимание на любом современном конкурсе красоты. Для таких девушек даже термин специальный придумали: «мисс дюймовочка». Подразумевается, что нормальные женщины — это, как выражаются наши российские матушки, «холудины» от ста восьмидесяти сантиметров и выше, хорошо заметные с самых дальних рядов зрительного зала.
Не я первый также отметил, что целые поколения модельеров-гомосексуалистов постарались, чтобы именно этот стандарт пародии на женщину стал общепринятым. Женщины, милые, неужели вы не видите — над вами просто-напросто издеваются?
…Кажется, Василий Розанов отметил, как современный ему писатель-содомит в своих произведениях ревниво следит за женщинами, видя в каждой из них свою соперницу, и готов мстить им за это каждой своей книгой.
***
Помните эту знаменитую историю с Филиппом Киркоровым и розовой кофточкой: «Мне не нравятся ваши сиськи»? Девушка, вызвавшая столь резкую реакцию Филиппа Бедросовича, выглядела очень симпатичной, маленькой и — что уж совершенно потрясающе для журналистки — удивительно скромной. Та часть тела, которая вызвала наибольшее раздражение нашей поп-дивы, также выглядела очень достойно. Отрада для глаз любого нормального мужчины. Нужно принадлежать ну уж к совершенно особому психологическому типу, чтобы такая женщина одним своим вопросом вызвала раздражение.
***
Но я сейчас даже не об этом. Эти люди действительно считают, что им все можно — достаточно хотя бы в течении получаса, как сейчас выражаются, «полистать» телевизор.
***
В самом начале перестройки, когда в открытой печати только стали появляться книги небезизвестного Григория Климова, ходила такая шутка: в нашей стране потому такой бардак, что власть предержащие делают все через то самое место, через которое они так любят общаться. Опять-таки: как только в нашей стране приходят к власти сторонники развала, сразу же речь заходит о модернистских тенденциях и «современной эстетике». Стоит возобладать охранительным тенденциям — и сразу идет речь о возврате к традиционным — вечным ценностям.
****
-Ах, так вы сторонник Григория Климова? Ну, тогда с вами все ясно. Так бы сразу и сказали — нечего было такой огород городить.
Нет, я не поклонник Григория Климова. Один мой университетский преподаватель считает, что под этим, как сейчас говорят, «брендом» (я оставил данное определение с одной целью — слово все-таки вражеское, и лучше бы без него обойтись, но найти ему русское подобие не получается) трудится некий отдел в ЦРУ - и он до известной степени прав.
Наверное, ни одна книга не оставила столько врагов в России, нет сегодня ни одного явления культуры, по поводу которого было бы сломано столько копий. Уважаемые академические издания предпочитают обходить этот культурный феномен стыдливым молчанием, профессиональные психиатры и психологи досадливо морщатся... Ну, точь в точь как поводу «альтернативной истории» Марченко, которым зачитываются все российские образованцы. Вот, дескать, мужик башковитый. Всех историков за пояс заткнул.
Так им, болтунам, и надо.
***
Я сам читал статью некоего профессора философии о «культурном феномене» писателя Пелевина, рассчитанного на «подготовленного читателя», поскольку в текстах классика постмодернизма встречаются ссылки на альтернативную историю (в тексте профессора — без кавычек) Анатолия Марченко... Представляю, чему этот профессор учит бедных студентов.
***
Вообще же наше время страдает неким нравственным изъяном — смещением понятий — как интеллектуальных, так и нравственных. Появление таких «специалистов», как Каспаров и Марченко, открыло возможность для любых безграмотных «интеллектуалов», прочитавших пару книжек, судить о сложнейших философских вопросах.
Как горячо предупреждал покойный Владимир Максимов: опомнитесь, демократия – это не выбор лучших, это выбор себе подобных…. Любая отрасль человеческой деятельности предполагает некие авторитарные тенденции, «демократия» хороша лишь для тех, у кого кулак побольше…
****
Пример в тему. Еду в автобусе. Соседка - по виду явно студентка — читает книжку. По старой журналистской привычке — заглядывать в любую бумажку — смотрю в книгу. Видя мой интерес, соседка открывает заглавие - «Код да Винчи».
«Не надо читать эту книгу». «Почему?» «Она глупая». «А Вы такой умный?» Что можно ответить на этот вопрос? Киваю: полагаю — да, думаю, что я все-таки располагаю определенным интеллектуальным багажом, позволяющим иметь мне свои суждения по определенному кругу вопросов. Девушка критически меня оглядывает: «Почему тогда вы до сих пор не богаты?» Что ж, и здесь сложно ответить, но я попробую. А какая страна самая богатая в мире? Для ответа на этот вопрос не надо обладать не только высшим, но даже самым средним образованием. «Соединенные Штаты». «Они что, самые умные?» «Получается — да!» Девушка смотрит на меня с видом явного превосходства. Ну что тебе сказать, милая? Пожалуй, что нечего.
****
У всех народов героем сказок становится злой, глупый и жадный богач. Неужели уж все народы так заблуждаются или, как уверяют нас современные «продвинутые» психологи, так завистливы? Только тупые американцы могли придумать поговорку: «Если ты такой умный, то почему не богат?» И наоборот, пословица «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» свидетельствует о богатой (устремленной к Богу) душе русского народа.
В годы перестройки даже грустный анекдот родился. Чтобы устроить встречу одноклассников, не обязательно всех обзванивать. Достаточно позвонить двоечнику - и его служба безопасности отыщет всех остальных. Уж мы-то знаем, каким умом все эти богатства создавались…
Когда текст уже готовился к печати, по всем Интернет-форумам прошла очередная «фишка»: Познер о Православии. Известный журналист сетовал: принятие Православия, дескать, стало для России настоящей трагедией, поскольку из всех христианских конфессий «Православие является самой темной и закрытой религией… если распределить христианские страны по уровню жизни – на первом плане будут протестантские страны, затем католические и на последнем - православные».
Как водится, высказывание демократа вызвало крайнюю волну возмущения: тысячи людей поспешили высказать свое недовольство. При этом почему-то никто не вспомнил банальную истину: христианство – это прежде всего религия бедных: «не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его» (Иакова, 2-5), и напротив, «послушайте вы, богатые, плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас, богатство ваше сгнило…»(Там же, 5, 1-2). Интересующийся может продолжить ряд цитат сам. Достаточно открыть Новый Завет.
****
Православие – это то неповрежденное учение, переданное миру самим Христом. И чем дальше от него – тем, действительно, человек более успешен в чисто земном материальном плане. Радикальные протестанты вообще провозгласили, что человек настолько угоден Богу, насколько он преуспел в этой земной жизни. Бедные и неуспешные, таким образом, лишены не только земного, но и небесного утешения. Фашизм, как выражается современная молодежь, «отдыхает». Самая богатая страна в мире – Америка – первая (уж не знаю теперь – единственная ли), где официально разрешена сатанинская церковь. И богатство это, как сегодня уже всем хорошо видно, нажито отнюдь не от трудов праведных…
***
Мир стоит ради бедных. «Униженных и оскорбленных». Во всяком случае, если (пока) речь идет о христианском мире. Когда мир забывает об этом, это оборачивается для него катастрофой, как это произошло, например, с Византийской, Российской и Советской империями.
В свое время мне безумно повезло. Когда кабельное вещание отживало свой век, на «третьей кнопке» местного радиовещания местный редактор дала возможность бесплатного самовыражения всем местным диссидентам, включая меня, «лишь бы это меня устраивало в плане грамотности русского языка». Судя по всему, больших претензий у нее ко мне не возникало, и Ваш покорный слуга мог реализовать свои давно задуманные планы.
Планы вылились в передачу «Классический подход», где автор в меру своих скромных сил пытался в то время обхватившего нас всеобщего безумия вернуться к истокам, для чего решил вспомнить о классике. О том, что выдержало проверку временем. В самом простом и самом что ни на есть широком ее понимании. Шоколад фабрики «Красный Октябрь», например - это классика, а «Сникерс» - новодел. Венера Милосская — классический, как сейчас говорят, стандарт, а манекенщицы Юдашкина - вещь настолько же малосимпатичная и малосъедобная - как и «Сникерс» (постараюсь по старой журналисткой привычке себя обезопасить от судебного иска — это исключительно мое мнение. Это я по поводу «Сникерса».).
***
Григорий Климов в своих работах ссылается на классиков психиатрии — Чезаре Ломброзо, Макса Нордау... Так вот, классику читать можно и нужно. А вот современных интертрепаторов следует в руки брать с осторожностью. Особенно если пишут они столь похабно. Беда Климова, в том, что он, взяв на себя функции пророка, все свои интересы сосредоточил исключительно на половом вопросе, чего публицисты и психиатры прошлого тщательно избегали. «А вот эти люди привыкли общаться друг с другом лишь вот таким образом и через вот это место...» Неудивительно, что это вызывает протест в приличном обществе: вы что, Климова читаете? Фу, это так неприлично...
Действительно, образованному человеку надо бы читать совершенно другую литературу…
Беда еще и в другом. Наш человек привык доверять печатному слову. Мы еще толком не разобрались, что некоторые книги, «прежде чем как читать, лучше сжечь». Впрочем, не только наш: помните, герой Джерома Джерома, раскрыв рецептурный справочник, нашел у себя все болезни, кроме родовой горячки? Книги Климова написаны с этой же целью. Думаю, над ними изрядно потрудились психологи и специалисты по нейро-лингвистическому программированию. Если только не принимать всерьез версию Григория Климова, что книга написана напрямую под диктовку беса – что тоже, учитывая тематику и качество текста, очень похоже на правду.
Агрессивный, язвительный текст и постоянно повторяющиеся симптомы вызывают прогнозируемую реакцию: либо человек возмущается — «все это неправда!», либо встает в позу — да, я такой — ну и что?, либо у него, как сейчас говорят, «едет крыша». Причем возможны все варианты сразу — по очереди, ибо эта книга с такой вот целью и написана — чтобы у читателя «поехала крыша». Причем исполняет ее довольно успешно.
***
И это лишь одна из тех «бомб», которые взрывают сегодня общественное сознание. Мы же к такой войне оказались попросту не готовы. Ну и наши российские образованцы с их классическим «сами разберемся» оказались более чем благодатной почвой... Нас в очередной раз подвела наша всеядность – хотя давно пора бы уже усвоить, что существуют вещи, которые в рот брать в принципе не рекомендуется. Это я, как вы понимаете, и о пище духовной тоже – в первую очередь о ней.
****
Ну, а роль нравственного камертона эта книга все-таки исполняет, причем блестяще. Действительно – наблюдать за тем, как отреагирует знакомый, которому эту книгу подсунули, очень интересно. А потом сделать далеко идущие выводы. Особенно, если свои нравственные оценки при этом оставить при себе…
****
Да, ну а что все-таки делать людям, нашедшим у себя все перечисленные Климовым симптомы? Как спросила девушка на одном из православных Интернет-сайтов: меня тянет только к девушкам. Что мне делать, если я – такая? Мудрый священник ответил: милая девушка, это не вы – такая. Это Вам дьявол внушает, что Вы – такая… Это его обычная уловка, которую он использовал как против великих христианских подвижников, так и нас, грешных. А с вражескими уловками, как вы понимаете, надо бороться. Чувствуете разницу?
***
В который раз убеждаешься: все на свете встает на свои места, если вернуться к нормальным – христианским – ценностям. А если нет – тогда действительно «все дозволено» и остается лишь идти по пути обожествления своей страсти.
Именно поэтому наша тусовка всегда встает на защиту самого грязного, низменного и подлого. Именно поэтому.
******
…Ну а Фрейд, например? Это ведь тоже классика. Вы ведь не будете отрицать, что практически вся современная психиатрия опирается на теорию психоанализа.
Увы, вынужден согласиться: и Фрейд сегодня — тоже классика. Как, допустим, и Казимир Малевич с его «Черным квадратом». Фрейд — это, опять-таки, психиатрия авангарда. Пророк, призывающий человека: «Вперед, к апокалипсису!» Согласно теории Фрейда, сущность человека заключается в его «эго» и «либидо». Для интеллектуальной составляющей остается крайне мало места, а уж о нравственности вообще говорить не приходится.
Самое страшное во фрейдизме то, что он признает нравственность главным препятствием на пути к физическому и психическому здоровью. По учению Фрейда, для того чтобы решить душевные проблемы человека, необходимо все его скрытые желания («комплексы») выпустить наружу. Фрейдизм, таким образом, борется с проблемами человека путем снятия запретов. В то время как все развитие человечества — это путь наложения запретов. Причем чем более совершенное общество, тем больше в нем запретов. И снятие запретов приводит ни к чему иному, как развалу общества. Первое, что дал Бог человеку — это система запретов: «Слушай, Израиль, да не будет тебе иных Богов, кроме Меня...».
***
Следуя такой логике, надо признать, что естественный путь для решения проблем чикатило и им подобных- это сублимация своих внутренних желаний. Да они, собственно, именно этим постоянно и занимались.
Анна Ахматова — женщина хотя и довольно вздорная, но очень остроумная, дала весьма яркую и точную характеристику учению Фрейда: «У него всякий предмет, длина которого больше, чем ширина — это пенис...».
***
В самом начале моей журналистской карьеры, когда я работал в отделе информации одной областной газеты, моим первым начальником был довольно известный в газетном мире человек, который считался большим специалистом по информации. Все статьи больше ста строк он просто презирал («информация, старик, информация...») и начинал их править еще до того, как начинал читать. Мою заметку с одной научной конференции, например, он привычно стал править с первой фразы, в результате чего вместо предложения «Эсхатология — это наука о признаках конца света» у него получилось «эсхатология — это наука о признаках …конца».
Помню, он еще долго удивлялся, что это я так возмущаюсь — неужели он в чем-то погрешил против смысла?
Он и жил, как творил – суетливо, несобранно, тут же забывая о том, о чем писал еще вчера и был очень любим, по моему, именно за это нашей так не любящей все традиционное молодежью. Ни за что не поверю, что этот человек стал у руля информационной политики региона, который даже наши «политтехнологи» называют «испытательным полигоном», случайно…
****
В это же время другой - глубоко уважаемый мной - мэтр журналистики — ветеран последнего военного призыва Юрий Пятницкий ненавязчиво обронил в моем присутствии замечательную фразу: «Хороший журналист отличается тем, что умеет находить необычное в обыденной жизни, умеет удивляться самым обычным вещам. Разучился удивляться — кончился журналист».
***
«Смотря на Божий мир, нельзя не удивляться». А если на Божий мир не то что удивляться — смотреть тошно? Остается заниматься собой любимым. Падение Люцифера, как известно, началось с самообожения. С самолюбования. Но этим все не заканчивается - логика жизни требует дальнейшего развития. Противопоставивший себя естественному ходу вещей по задуманному Богом плану рано или поздно захочет навязать себя окружающему миру. Не удалось (или не захотелось) переделать себя, любимого — попробуем переделать окружающий мир, навязав ему свои идеи и привычки.
*****
Алексей Слаповский: «Постмодерн, как я его понимаю — это попытка соединения несоединимого. Попытка элитарного сознания людей, которые «много книжек прочитали», «много кина просмотрели», много знают «разных слов» (и не только на русском языке) соприкоснуться с массовым сознанием.»
Снобизм-то какой! Такое впечатление, что действительно живешь не в самой читающей стране в мире, а среди тупоголовых баранов, с трудом изъясняющихся по русски, и то с ошибками, которым только и остается открыть рот и ждать откровения от интеллектуалов типа Слаповского. Возникает искушение проанализировать творчество самого Алексея Слаповского, но приходится от этого отказаться в ущерб теме — дело не в нем, а в той системе ценностей, которую он исповедует.
***
«И связано это с тем, что художник, который вообще всегда одинок, в конце двадцатого века почувствовал тотальное одиночество. Когда автор неинтересен не только кучке своих поклонников (блеск! Это признание, столь высокомерно и небрежно брошенное, дорогого стоит И.Т.), но и вообще никому, а что еще хуже — самому себе ( курсив мой И.Т.). И тут он начинает понимать, что пусть в его голову и приходят чудесные озарения, но принадлежит он этому миру (неспособному, несчастному, эти самые озарения достойным образом оценить И.Т.), ходит по этой земле, в конце концов, вместе со всеми в магазины заходит (ну надо же, никогда бы не подумал И.Т.). Душа художника в таких размышлениях демократизируется ( ну что ни фраза — то перл И.Т.), и он задумывается: а почему бы мне с человеком, не прочитавшим столько же книжек, сколько я, не поговорить с помощью того, что понятно и знакомо ему...»
Ну-ну...
***
Доцент кафедры зарубежной литературы СГУ Вадим Михайлин — в той же статье: «...Самое главное, чего постмодернизм пытается добиться — это сквозь жесткую заданную структуру любого текста, любого сюжетного ряда (в кино) выйти в некий питательный раствор, где смыслы (?!И.Т.) «кишат» свободно».
И опять, выходит, нас пытаются убедить, что «поэзия выше слова». Все-то у нас, прости Господи, через задницу: пытаемся распахнуть окно в окружающий мир, а войти в дверь, как ходят все нормальные люди, нам кажется слишком «примитивным». Зачем же в окно-то лезть — можно ведь как все люди ходят — через дверь...
****
Александр Исаевич Солженицын в одном из телеинтервью сказал, что большинство писателей-постмодернистов, едва возникнув, сразу же превратились в нуль. Зачастую, по моему, даже не нуль, а безусловно величина отрицательная.
****
Алексей Слаповский: «Ведь даже в жизни сказать на полном серьезе: «Я тебя люблю» трудно и тяжело, для этого нужен определенный контекст. Легче шлепнуть по спине одноклассницу и крикнуть: «Я тебя люблю, в натуре»».
Что ж, автор безусловно прав. «В натуре» действительно легче.
****
Кто-то из классиков сказал, что развитие человека определяется тем, с какими людьми он общается, какую музыку слушает и какие книги читает. Сегодня необходимо добавить: и какие фильмы смотрит.
- А во что вы сегодня в садике играли? - спрашивает моя соседка свою трехлетнюю дочку.
-В «Розку» («Дикая роза» - один из первых сериалов.)
-Это как?
-Ну так... Девочка явно в недоумении, что, собственно, от нее хотят узнать. Вся страна в эту розку играет — чего тут непонятного...
***
Ребенок, воспитанный на американских мультяшках (очень точное словечко), «Санта-Барбаре» и прочей импортной дребедени — захочет ли он читать Достоевского? Да и сможет ли? Здесь ведь вникать нужно, сочувствовать, сопереживать, а это уже труд. Именно этим оно — так называемое искусство массовое — от настоящего и отличается — степенью сопереживания. Достоевского ради собственного удовольствия не почитаешь. Проще отбросить книгу и включить «Санта-Барбару».
***
Вспомните, с чего началась перестройка. Какая-то американская компания, возглавляемая русским мигрантом, купила права на показ продукции студии «Союзмультфильм». В результате целое поколение русских людей выросло без наших любимых мультиков. Ни за что не поверю, что это была не спланированная акция.
***
Но и это еще не все. Дебилизация нравственного сознания безнаказанно не проходит, выливаясь в той или иной степени в скрытую агрессивность. Давно подмечено: сентиментальность — обратная сторона жестокости. Чезаре Ломброзо, тот самый, создатель биологической теории происхождения преступности, отмечал, что никто так не любит мелодрамы и страдает синтиментальностью, как преступники и проститутки.
Так что молодые мамы, рыдающие над злоключениями рабыни Изауры и рявкающие на некстати запищавшего ребенка: «Заткнись, скотина!» - явление вполне обыденное. Уж можете мне поверить. Когда человек неспособен к искреннему сопереживанию и состраданию — он находит ему замену в виде более дешевых и доступных эрзацев. Этакий морально-эстетический онанизм.
***
Другой распространенный миф из этого ряда — любовь к животным. Якобы насколько человек добрый — можно определить по его отношению к братьям нашим меньшим. Утверждаю: нет более злых и жестоких людей, чем владельцы четвероногих, искренне убежденных, что намордник и поводок - это самое настоящее издевательство над братьями нашими меньшими. Даже если рядом находится изрядное количество абсолютно несогласных двуногих. В этом мог убедиться каждый, кто хоть раз пытался пробежаться в ближайшем сквере.
***
Более страшные люди — это только профессиональные защитники животных. Особенно журналистки, пишущие на эти темы. Как человек, довольно хорошо знакомый с этой категорией двуногих, могу кратко ее охарактеризовать. Все дамы лет за сорок, все — незамужние и в большинстве своем не имеющие детей и тихо ненавидящие если не род человеческий в целом, то мужскую его часть — безусловно. Проверено на собственном опыте. Я как-то поинтересовался у одной такой фурии, чем можно объяснить такой пыл в защиту братьев наших меньших, когда у нас бомжи с университетским образованием в помойках роются. Ей их не жалко?
Нет, не жалко. В помойках, по глубокому убеждению этой дамы, роются те, кто сам до этого себя довел. Люди сами о себе позаботиться могут, а вот о бедных собачках, кроме нас, порадеть некому.
Когда Елене Камбуровой и прочим защитникам четвероногих задали вопрос: почему бы им, вместо того, чтобы сжигать шубы, не отдать их бездомным, был получен ответ — мы, дескать, считаем неэтичным предлагать другим то, от чего отказываемся сами. Вот так.
Читал «Дневник писателя» Достоевского – об обществе защиты животных. Ах, Федор Михайлович, Федор Михайлович, Вам, наверное, такое и не снилось…
***
В годы моего обучения на историческом факультете СГУ мне попалась на глаза уникальная книжечка - «Психология индивидуальных различий. Тексты» 1980 года издания. Уникальность ее состояла в том, что каждая глава, посвященная какой-либо отрасли психологии, представляла собой выдержку из произведений какого-нибудь из великих психологов: психологию бессознательного представлял Фрейд, психологию юношеской сексуальности — тогдашний авторитет подростковой педагогики и академик Игорь Кон, историческую психологию — итальянский психиатр Чезаре Ломброзо.
И вот здесь меня, молодого студента, ожидало настоящее потрясение: глава представляла собой психологический портрет деятелей французской революции. Оказывается, по мнению великого итальянского психиатра, эти люди были безнадежно больны — все они страдали той или иной формой психических отклонений. Только тот, кто сам прошел школу твердокаменного марксизма-ленинизма, в какой-то мере может меня понять. Вероятно, жрецы древнеримских капищ, на глазах которых христианские исповедники разрушали языческих идолов, испытывали схожее потрясение.
****
К чему я это? Сегодня, вспоминая о тоталитарном режиме, многие говорят: «Мы не знали…». Да, многим простым людям удалось задурить голову. И все же – совсем ничего не знал тот, кто ничего не хотел знать. Истина открывается ищущим. Как вчера, так и сегодня.
***
Великий итальянский психолог и гуманист Чезаре Ломброзо — тот самый, основоположник научной криминалистики и теории физиогномистики, долгие годы проработавший тюремным врачами досконально изучивший несколько десятков тысяч преступных типов, пришел к любопытному, на тот период сенсационному выводу: преступные наклонности человека обусловлены чертами его характера, в той или иной степени передающимися по наследству. То есть человек рождается с готовой устремленностью к добру или злу — Каин либо Авель, а окружающая среда или воспитание могут лишь ослабить или усилить это влияние.
***
Таким образом при соответствующей подготовке из ребенка с антисоциальными наклонностями может получиться хороший каскадер или телохранитель, но уж никак школьный учитель или стоматолог, а из врожденной проститутки — актриса, фотомодель или журналистка, но уж никак не воспитатель детского сада. Дело в психологическом настрое личности.
Характерными психологическими чертами личности с антисоциальными наклонностями являются такие качества, как агрессивность, абсолютная убежденность в собственной правоте и исключительности, жестокость, эгоизм, стремление всех подавлять и доминировать — так называемый «уголовный» тип, тип бунтарей и революционеров.
То есть принципиальной разницы между римским императором Нероном и уголовным паханом нет — они принадлежат к одному психологическому типу.
***
Выдающийся русский философ-патриот Иван Ильин еще в начале двадцатого века в своей статье «О демонизме и сатанизме» приводит слова некоего безымянного профессионала: «Я — психиатр по профессиии... и давно работаю с дефективными обитателями тюрем... Среди этих людей есть множество несчастных, страдающих раздвоением душ, полушизофреников, которым иногда удается помочь.
Но есть и цельные натуры, без всякого раздвоения, которые просто наслаждаются злом, а если им мешают действовать, становятся «несчастными»и «страдают». Это, так сказать, тотальные преступники, которых мы беспомощно наблюдаем и с которыми решительно не знаем, что делать. Они-то и имеются в виду, когда речь идет о сатанинском начале в человеческой душе. В нашу историческую эпоху эти люди заболели политическим честолюбием и повсюду ломятся к власти.»
****
Сказано как будто сегодня, верно? Ученик Чезаре Ломброзо — доктор Макс Нордау (Зюдфельд) — дал следующее определение этому явлению:
«Что характеризует, главным образом, вырождающихся — это отсутствие о нравственности и правде. Для них не существует законов, сомнений и чувства стыда; они с величайшим спокойствием и самомнением совершают преступления и проступки... В высшей своей форме подобное явление называется «нравственным помешательством»; но бывают различные степени болезни, бывает и такая, между прочим, когда вырождающийся сами ничего не делают такого, что привело бы его в столкновение с законом, но теоретически доходит до оправдания преступления, в целых потоках слов доказывает, что «добро» и «зло», добродетель и порок — чисто произвольные деления, восхищается преступниками и их поступками, Открывает особую в них красоту и старается пробудить участие и симпатии к диким инстинктам. Корни такого нравственного помешательства можно отыскать в невероятном себялюбии...»
****
Вам это ничего не напоминает? Вспомните нашу «родную» «демпрессу» с ее дикими восторгами по поводу развала Союза, сочувственными репортажами о жизни чеченских боевиков, интервью с Валерией Новодворской, на весь мир кричащей, что русский народ — это быдло, настоящие же демократы — это Басаев, Хаттаб и прочие, им сочувствующие, несогласные же просто не имеют права считать себя цивилизованными людьми, истошные вопли о якобы имеющихся «нарушении прав» сексуальных меньшинств (это при нашем-то истеблишменте) и т. д. и т. п...
«Это — явление далеко не безразличное... Если они представляются безумными и враждебными общественному строю, они, несомненно, вносят смуту в умы и действуют гибельно на целые поколения...» (Там же).
*****
Насилие как способ компенсации за чувство собственной неполноценности и неудовлетворенные амбиции. Насилие как способ самоутверждения и самоудовлетворения. Насилие как образ жизни.
****
«Нравственное помешательство» - термин, до недавнего времени принятый в психиатрии (приблизительно до тех пор, пока официальная медицина- по крайней мере на Западе - не стала считать, что сексуальные отклонения, и прежде всего содомистство, следует считать нормой), когда человек, теряя грань между добром и злом, между тем, что такое хорошо и что такое плохо, теряет вместе с этим и нормальный образ жизни, а затем — и душевное равновесие, входит в конфликт сам с собой и окружающим миром. Радикалы, протестанты, перманентные революционеры и реформаторы, не желающие подчиняться никакой власти. Прожигатели жизни — своей и чужой. Одержимые. Бесы.
****
Такие люди обладают патологической жаждой власти и умением ее завоевывать, но адаптироваться к окружающей действительности и найти свою «нишу» в нормальной жизни для таких людей почти невозможно — если в стране нет войны или каких-либо иных социальных катаклизмов. Впрочем, если войны нет, ее всегда можно выдумать. А потом более или менее успешно бороться. Так эти люди выходят на первый план и начинают диктовать свою манеру взаимоотношений в обществе.
***
Лев Гумилев, вероятно, назвал бы все это всплеском пассионарности.
«Демократическое» поколение интеллигентов-неофитов, в жизни своей не открывавших Ключевского и «балдеющих» от Льва Гумилева, приучили нас, что так называемая пассионарность — качество безусловно положительное. Необходимое, так сказать, для переустройства общества. Тогда как сам Лев Николаевич рассматривал его как безусловно негативный.
Чтобы меня не обвинили в «притягивании за уши», сошлюсь на самого Гумилева: «Пассионарность — признак не расовый и вредный, если не сказать губительный как для самого носителя, так и его близких» (Этногенез и биосфера Земли стр. 321).
Как тут не вспомнить про евангельскую закваску, которая заквашивает все тесто. В годы перестройки, когда на 1 съезде народных депутатов образовалась так называемая «межрегиональная депутатская группа», энергичная деятельность которой положила начало развалу Советского Союза, кажется, в «Науке и жизни» была опубликована интересная заметочка «Вас больше – вы проиграли», в которой приводилось любопытное математическое доказательство того, как энергичное меньшинство неизбежно должно вытеснить из власти пассивное инертное меньшинство.
****
С математикой я не дружу – до сих пор ошибки в расчетах делаю, а вот как выпускник СГУ, имевший честь окончить один из лучших исторических факультетов Союза, могу подтвердить: с общим ходом человеческой истории это очень даже хорошо согласуется. Так немногочисленная группа модернистов на 2 Ватиканском соборе фактически спровоцировала раскол в католическом мире, так немногочисленные сторонники «западного пути развития» способствовали разрушению Византии, так в начале века двадцатого те же люди с теми же взглядами способствовали разрушению последней православной империи, так в конце того же века те же сторонники «общечеловеческих ценностей» вопреки воле собственного народа активно поспособствовали разрушению империи социализма…
Только вот если на обломках прошлых империй возникали новые, то в этот раз все может закончиться далеко не столь оптимистично. И не только для нас. Согласно довольно распространенной теории, Россия – именно тот «удерживающий» мир от окончательного торжества зла, после падения которого начнется эпоха всеобщего хаоса.
***
В самых что ни на есть «цивильных» средствах массовой информации типа «Независимой газеты» неоднократно звучала мысль о том, что Запад окончательно не обрушил Россию не от того, что сильно ее любит, а просто потому, что при всей своей жадности – побоялся, что ее не переварит. Прагматики и теоретики всеобщей глобализации, предрекающие, что «мир будет развиваться на месте России, за счет России и вместо России» ума не приложат, что делать с такой уймой народа, богатств и территории. Пусть уж лучше сама вымирает потихоньку – пока место не освободится… Не верите «православным мракобесам» - поверьте нашим заклятым врагам – они люди далеко не глупые…
Удивительно, что при всем этом история, как убеждаешься в очередной раз, никого ничему не учит. Всегда находятся люди, готовые «погубить свою душу в геенне, чтобы спасти Россию». Какая там геенна – вполне ГУЛАГа хватит. Не всех эшафот ждет – кого-то и помойная яма…
***
Психиатрия называет это комплексом разрушения и саморазрушения, Православие - бесноватостью. Интересно, что констатация этого факта — губительности пассионарности «как для самого носителя, так и его близких, нисколько не разубеждает Льва Николаевича в том, что при этом носители пассионарности могут быть источником социального прогресса. Так Карл Маркс был уверен, что «насилие — повивальная бабка революции» - необходимое условие замены устаревшей общественно-экономической формации другой — более прогрессивной.
****
Хотя — смотря что считать прогрессом. Если рассматривать подобные теории с точки зрения христианства, по словам известного богослова, «одного из немногих учений, уверенных в собственном поражении» - тогда все верно. И Казимир Малевич с его «Черным квадратом» - провозвестник грядущего небытия, как и самый «Черный квадрат» - икона Апокалипсиса.
***
Сегодня, когда, по словам Серафима Роуза, «апокалипсис уже совершается», и газетные заголовки пестрят фразами типа «Свинью скрестили со шпинатом» или «Американцы хотят клонировать Христа», бедный Малевич, ритуально заявлявший, что старое искусство умерло вместе со старым миром и дело художника — не отображать, а конструировать новый мир, где каждые полсотни лет необходимо будет разрушать старые и возводить новые города и предлагавший свой «Черный квадрат» в качестве иконы нового бытия от зависти, наверное, превратился в маленький вентилятор.
Подумать только: находятся люди, буквально с пеной у рта доказывающие, что генетически модифицированные продукты абсолютно безвредны. Так сто лет назад их предшественники утверждали, что социализм – безусловно более справедливая общественно-экономическая формация, при которой все противоречия между трудом и капиталом будут разрешены, а четверть века назад – что проклятая тоталитарная система никак не согласуется с рынком и частной инициативой… Да что там – до сих пор доказывают, что если бы не добрые олигархи – сидеть нам всем в нищете до сих пор, а так хоть зарплату платят... Поневоле поверишь Михаилу Сергеевичу, утверждавшему, что целью всей его жизни была борьба с коммунизмом.
Вы удивляетесь: когда эти люди говорили правду? Открою секрет: всегда.
Есть особи определенного типа, который психологи определяют как патологический лжец. Когда они лгут – сами искренне в это верят: «Изобретет любую ложь и тут же сам в нее поверит». Есть мнение, что к этому типу принадлежали Гитлер, Геббельс и многие другие великие ораторы и диктаторы. Как тот хлыщ, который в пылу страсти клянется: «Люблю…Женюсь…» Любишь? Женись!
Именно поэтому Церковь определяла церковную профессию как греховную: в ней профессиональная обязанность человека –«жить на сцене», то есть верить в изобретенную им самим или кем-то другим ложь. Согласно канонам Церкви, даже женившийся на актрисе немедленно извергается из служителей Церкви.
Любопытный факт: редкий артист выскажется отрицательно о своем герое, будь он хоть последний подлец (я, как вы понимаете, о герое). Единственное исключение на моей памяти – это Евгений Миронов, объяснявший в интервью, как он играл Хлестакова: «Да это же человек, который врет и сам себе верит. Вот спросите меня что-нибудь…А? (Крайне растерянное и удивленное лицо.) Видите, я уже забыл!»
Браво, маэстро! Брависсимо! Думаю, Гоголь вами гордился бы.
****
Не помню, кто первый выдвинул тезис о том, что философская мысль в своем развитии проходит определенные этапы: сначала, с подачи гениальных Пифагора и Архимеда, был век математики, когда человечество жило в счастливом убеждении, что мир можно объяснить с помощью цифр, а перевернуть землю — с помощью одной точки опоры, затем — физики и химии, затем — биологии, психологии...
Эта схема с точностью воспроизводит развитие материалистической философии: сначала «механистическое» объяснение мира, затем — физическое, затем — политико-экономическое с помощью политэкономии Адама Смита, фактически открывшей дорогу марксизму, заявившему, что пора не объяснять мир, а переделывать его... в начале века двадцатого — Фрейд с его теорией бессознательного, заявивший, что спасение человека - в освобождении своих страстей, затем — Лев Гумилев с его пассионарностью...
****
Все более усиливающееся бегство от сверхъестественного. Все более изощренный вызов Богу. Дорога в никуда. Прогресс в бездну.
В принципе в этом Льва Гумилева можно назвать продолжателем идей марксизма. Живи Маркс и Энгельс сегодня — они творили бы в том же духе.
Нам в годы моего обучения на историческом факультете постоянно твердили: «И пожалуйста, ну не читайте вы Льва Гумилева». Это возъимело свое действие: Лев Николаевич стал «модным» автором – сегодня его поклонники и последователи занимают не только университетские кафедры, но и более высокие руководящие посты…И это грустно.
***
Не буду анализировать творчество Гумилева – это тема как минимум отдельной работы, скажу лишь, что модную сегодня «теорию» о том, что «Золотая Орда» и Древняя Русь были на самом деле одним государством, подхваченную ныне так называемой «альтернативной историей» Марченко и Каспарова, выдвинул первым именно Лев Николаевич. То есть точка зрения, за которую любой школьник за все время существования Руси – живи он хоть в пятнадцатом, хоть в двадцать первом (надеюсь) веке, получил бы вполне заслуженную «двойку», ныне с самым серьезным видом проповедуют с университетских кафедр. Впрочем, как нас учит история, с университетских кафедр могут провозглашаться и куда более абсурдные вещи. Причем в самое что ни на есть новейшее время.
А «пассионарность» Льва Гумилева, на мой взгляд, по сути — всего лишь творческое развитие идей классовой борьбы. Недаром сам Лев Николаевич, несмотря ни на что, продолжал считать себя марксистом.
Как и «Черный квадрат» Малевича — всего лишь эстетизированное (похабно эстетизированное) изощренное изображение идола, которому приносятся человеческие жертвы. И это не преувеличение. Казимир Малевич не только твердил о том, что старый мир должен быть уничтожен, но и том, в частности, что строящиеся города должны разрушаться через каждые пятьдесят лет. И такие вот кумиры у нашей интеллигенции - при вселенских воплях о том, что невозможно лишать жизни «душу живу».
Позвольте пример из собственного опыта. Сколько, например, было написано и сказано о смертной казни, сколько копий и ручек сломано, а дискуссий не только не затихает, а вспыхивает с новой силой. Причем что интересно — как правило, все профессионалы — юристы и работники правоохранительных органов ратуют за ужесточение наказания, а «гуманистически» настроенная интеллигенция, в основном творческие и иногда научные работники верхнего эшелона, а также политик демократической ориентации против, мотивируя это абсолютно абсурдным и потому абсолютно непробиваемым доводом: «ужесточение наказания не приводит к уровню снижения преступности. Этот аргумент г-н Теселкин отметает. На самом деле это именно так, ибо нарождаются новые нехристи.. Как быть?» (Павел Гуревич «Рукоплескания казни» «Независимая газета» 23.01.98).
****
Вообще-то во всем мире с преступностью борются именно путем ужесточения наказания — более эффективного метода человечество не знает. Во всяком случае воспитательные беседы такого эффекта не имеют — об этом свидетельствует как собственный опыт автора, успевшего - совсем немного пообщаться с уголовным контенгентом, так и существование так называемых «тоталитарных» режимов, где уровень преступности на порядок ниже, чем в «демократических» странах, где ужесточение наказания «не проходит» только благодаря шумным выступлениям «гуманистов».
Молиться еще можно, но даже здесь есть своя мера: когда принявший Православие князь Владимир совсем отказался от репрессивных мер – греха, дескать, боюсь, против выступило именно духовенство: миловать – это наша прерогатива, а твое дело, княже – судить справедливо.
***
Тем не менее — позвольте продолжить цитату, чтобы проиллюстрировать общие теоретические рассуждения автора конкретным примером:
«Недавно пятнадцатилетний мальчишка сказал своей двенадцатилетней подруге, что очень ее любит, и потребовал половой близости. Приятельница отказала, и тогда он ее задушил. Здесь как-то причудливо смешались две шекспировские трагедии.» (Там же.)
Одну из этих трагедий профессор-гуманист Гуревич, видимо, видит в том, что девушка отказалась разделить с молодым отелло свои чувства. Следуя этой логике, можно сказать, что трагедия неразделенной любви стоит на первом месте: не будь ее — не было бы такого всплеска эмоций, верно?
***
С изумлением читаю в начале статьи: «полемика с Игорем Теселкиным». Почему с изумлением — наверное, станет ясно после небольшой цитаты: «В свое время, как говорится, по долгу службы, мне пришлось познакомиться с местным шестнадцатилетним чикатило... оскорбленный тем, что в ответ на насильственную попытку принуждения к вступлению в половую связь девочка двенадцати лет ударила его по лицу, он ножом для разделки мяса буквально располосовал ее, как рыбку. В темноте долго не могли найти ее грудь — оказалось, он засунул ее внутрь трупа.» (И. Теселкин «Кровожаден ли обыватель? НГ №222(1547) 25.11.97). Это было самое страшное дело в моей жизни – а я подвизался криминальным репортером довольно долго, к тому же чуть-чуть поработал на зоне. Настолько страшное, что я не спал почти месяц и не смог заставить себя пойти на суд.
****
Согласно материалам уголовного дела, этот мальчишка не говорил девчонке, которая, кстати, даже не была его подругой, что он ее любит. Говорил другое, что засвидетельствовано в материалах дела: «Если я ее трахну, мне больше ее веса не дадут». Очень неглупый, хорошо выдержанный, умеющий вести себя парень. Откуда тогда взялась душещипательная история о неразделенной любви? Спросите у профессора Гуревича, столь страстно защищающего эмбарго на смертную казнь.
Вы спрашиваете, откуда берутся действительно морально невменяемые люди и можно ли с этим злом бороться ужесточением наказания? Как может интеллигентный на первый взгляд человек дойти до теоретического оправдания зла и уравнять в виновности жертву и преступника, определяя их как равноценных участников трагедии? Кого имел в виду Ломброзо, говоря о вырожденцах и нравственном помешательстве, а Ваш покорный слуга — о шизоидном гуманизме? Сопоставьте все цитаты и попробуйте сделать выводы сами.
****
И все это - увы, далеко не отдельно взятые клинические случаи, а всего лишь частные проявления явления, которое очень трудно поддается определению и которое условно можно определить как «нравственное помешательство».
В Интернете мне попадались обрывки статей некоего Александра Нартова и других авторов, который, непотребно интертрепируя мои слова, приписывает мне и моим статьям совершенно несвойственные мне выводы, которые лично я — не озвучивал. Пользуясь случаем, хотелось бы обратиться к моим оппонентам с просьбой корректнее относиться к моим текстам и не вести полемику с фантомами. Будь у автора возможность постоянного выхода в Интернет, он бы ответил всем оппонентам, но у него такой возможности попросту нет. Статьи автора — в том числе двадцатилетней давности, отклики на них и комментарии в интернете есть, а вот самого интернета у автора нет.
***
Открою секрет: у автора даже компьютера до последнего времени не было. Все вышеприведенные цитаты — обрывки из статей разных лет, из которых я «выковыриваю» самые вкусные куски. Так создалось это произведение. По словам редактора — производящее впечатление вполне цельного. Выходит — я всю жизнь пишу одну книгу. Слава Богу. А вы-то думали — чего это у меня то стихи матерные, то буддизм с Православием? Именно поэтому.
***
В свое время мне пришлось познакомиться с одной юной дамой, защищавшей в юридическом институте кандидатскую диссертацию по теме, связанной с серийными преступлениями у лиц с психическими отклонениями. Что меня поразило — фамилия основоположника криминальной психиатрии – «дедушки Ломброзо» ей ни о чем не говорила. Потом, поднапрягшись, девушка вспомнила: «А, это кто-то из отсталых психиатров старой школы!» Большего, видимо, из старого энциклопедического словаря она не запомнила. С тех пор девушка повзрослела, защитила не только кандидатскую, но и, по моему, докторскую, но большим умом, на мой взгляд, она так до сих пор и не отличается.
***
Другая девушка — довольно известный ученый — преподаватель психиатрии, имеющая далеко не один десяток довольно приличных, на мой взгляд, публикаций, призналась мне, что такой термин, широко применявшийся в психиатрии прошлого, как нравственное помешательство, она впервые слышит. Может быть, я имею в виду такое явление, как шизофренизация (буквально - «расщепление сознания» - насаждение шизофрении, то есть насильственное сведение с ума путем искажения ценностей) общества — термин, широко принятый сегодня среди психиатров и просто неравнодушных к обществу людей? Видимо, это одно и тоже.
Нет. Не одно и тоже, хотя действительно близко. Просто чисто научное определение «шизофренизация» удаляет из термина его нравственную составляющую, а это очень важно. По мнению психиатров прошлого — того же Ломброзо — смещение нравственных ценностей, забвение истин «что такое хорошо и что такое плохо» рано или поздно приводит к конфликту личности с обществом и губительно как для отдельной, пусть даже великой личности, так и для целого общества. Что до недавнего времени мы все так подробно наблюдали и до известно степени до сих пор продолжаем наблюдать.
***
И слово этот процесс прекрасно отражает. Сегодня, например, стало очень модным словечко «стерва». Некоторым кандидаткам в артистки, не прошедшим так модные сегодня кастинги, так и говорят: «Тебе, детка, стервозности не хватает».
Так вот, «стерва» по старорусски значит - «падаль». Отсюда — орел-стервятник. Отсюда, кстати, и уголовное - «падла», или, по старорусски - «падва». Близко к этому понятие «сволочи» - свалить, стащить в кучу — мусор, люди дна. Бурлаки. А это кто такие? Да это с волочи. Ну, с волочи- они и есть сволочи. Отсюда, кстати, фамилии Волоков, Волокушин и т. п. Отсюда, кстати, и фамилия Распутин — стоящий (стерегущий) на распутии дорог — то есть конокрад и разбойник.
Девушки, милые, не стоит расстраиваться, что у вас этого самого не хватает.
***
По мнению многих психиатров, в том числе и такого известного, как Ирина Медведева, разрушение интимного стыда и есть насильственная шизофренизация общества.
- Одиннадцать лет назад мне пришлось принять участие в одном конгрессе психиатров в Европе, - рассказывает психолог. Новацией этого конгресса было то, что в нем наряду с врачами принимали участие и пациенты.
Они делали доклад вместе с врачами, сидели в президиуме - короче, принимали в работе конгресса полное и равноправное участие. Кульминационный момент - закрытие конгресса. Гости совсем раскрепостились. Одна из пациенток пыталась раздеть доктора, умоляла: «давай уединимся», другая своего лечащего врача стала душить.
«Я подумала - наверное, это модель нашего будущего мироустройства. На следующем конгрессе в президиуме, вероятно, будут сидеть лишь больные и решать, кого из нас пригласить, а кого нет», - делится Ирина Яковлевна.
Сама она называет сложившееся в обществе состояние умов «диктатурой безумия». И это уже давно заметно не только специалистам.
Этот колоритный случай Ирина Яковлевна рассказала на встрече-лекции, где присутствовали представители практически всех местных СМИ. Ни одно из них – даже самое распатриотично - православное – не решилось об этом напечатать – в том числе и у автора этих строк.
Наша творческая интеллигенция любит жаловаться на неуважительное к себе отношение как широких масс, так и власть предержащих, проявляющих преступное пренебрежение к вопросам духовным в пользу сугубо материальных интересов. Спешу развенчать и этот миф — в сфере обычной (в первую очередь так называемой «нетворческой») интеллигенции отношение к ее «лучшей» части вряд ли можно было назвать уважительным. На моей памяти, например, в журналисткой среде репортеров от культуры всегда втихомолку называли дармоедами. Зачастую не без основания.
***
В то время как большинство их коллег, высунув язык, бегает по городу в поисках информации (сегодня уже не бегает. В лучшем случае «зависает» на различного рода тусовках либо в Интернете. Бегали в лучшем случае в эпоху независимости - начале девяностых, когда большая часть этого текста и была написана), корреспонденты отдела культуры поражают читателя откровениями, публикующимися, как правило, под рубрикой «очень личное», начинающимися фразами типа «странно, я никогда не мечтала стать актрисой» (действительно, странно) и изобилующими перлами типа «лучезарность добра», «незагримированность души» и тому подобное.
****
Жены наших высокопоставленных административных, хозяйственных и прочих бонз, не нашедших в себе сил подвизаться на ниве образования, всегда обожали становиться во главе учреждений культуры: и спокойно — нет жесткой зависимости от происходящих в обществе потрясений, и достаточно престижно — причастный к сеянию разумного, доброго, вечного всегда пользовался в нашем обществе определенным престижем.
Увы, сегодня периодическое участие в телепрезентациях и тусовках, в лучшем (лучшем?) случае - «кило лимонов», выкинутые на издание никому ненужной книги или никому, кроме их создателей, неинтересного фильма — вполне достаточное основание для того, чтобы чувствовать себя приобщенным к формированию современной культурной политики. Назвать жизнью этот вялотекущий шизофренический процесс язык не поворачивается. Тусовка — очень точное словечко. Одни и те же потертые, помятые лица тасуются, как карты в колоде. Появилось новое лицо? Значит их дети.
***
Талант перестает играть не только определяющую, но и вообще какую-либо важную роль: главным условием достижения успеха становится удачная «раскрутка» - в политике, искусстве, так называемом бизнесе... А мы удивляемся и ужасаемся обилию безграмотных книг. Продажных политиков и вороватых бизнесменов... Продолжить этот ряд каждый может для себя сам.
****
Глядя же на трогательное единение наших сегодняшних генералов от культуры (эстрады, театра, политики и литературы и т. д.) и «новых русских», я понимаю, что никакой такой глубокой, да и вообще какой-либо пропасти между ними нет — и те и другие соблюдают одни и те же правила игры и, что называется, в одной упряжке. Прежде всего потому, что сами себя выбрали и вынуждены при этом строить добропорядочную мину. Как олигархи, которых назначили, по хлесткому выражению одного публициста, «из американского обкома», любящих жаловаться – дескать, ну совершенно не умеет наш русский народ работать. Ну что с таким можно сделать…
***
Смотрел ток-шоу. Выключил после пары минут. Смотреть совершенно невозможно. Все орут, друг друга перебивают, так что говорят постоянно два-три человека, причем общеизвестных. Ничего нового. Какие выводы?
Во первых, люди там собрались, мягко говоря, эмоционально неустойчивые. Во вторых – просто невоспитанные. В третьих – неуверенные в себе и подменяющие аргументацию криком – «как на базаре». Хотя на базаре уже давно так не говорят – гораздо чаще по телевизору. Как поучали в одном таком шоу секунданты одного из «поединщиков»: «Ты дави на него, дави, не давай вздохнуть»…
Все – сплошь – назначенные сверху: безразлично – кто-то из руководителей Госдумы, очередной «политолог», «креативщик» или иной «властитель дум». Все ложь, манерность, театральность, подлость и суета. Причем все прекрасно это понимают, но продолжают делать хорошую мину – чтобы «не выпасть из обоймы». Бр-р…
Медведева абсолютно права – телевизор все-таки лучше не смотреть…
***
В одном из социологических опросов девяностых меня заинтересовал любопытный факт: дети современных богатых людей не испытывают почти никакого уважения к занятиям своих родителей — имеется в виду как бизнес, так и политика, а в качестве наиболее престижного, по их мнению, занятия, указывают гуманитарные профессии — языки, психологию, историю культуры... Из этого можно было сделать точный прогноз, чем должны будут заниматься дети новых русских. Они станут двигать вперед культуру.
***
Бедная культура. Лучше б они ее не трогали. (Дописано в начале 21 века).
***
Только не надо мне напоминать о шестой роте и о том, что, согласно опросам, большинство молодых людей ставят на первый план именно моральные ценности. Я не о народе, который у нас действительно — хороший (иначе что в этой стране делать?), а о той субстанции, которая наверху и, как оговорится, определяет политику. Наш общий дом. Или дом-два. С такими мыслями невольно хочется плюнуть в телевизор, взять книгу и задуматься о вечном. Тем более что думать все равно придется. Как ни банально — действительно все там будем.
***
...Нет такого человека, который бы ни скорбел об ушедших близких. И нет в истории человечества народа, который бы не верил в бессмертие души и существование загробной жизни. Разум человека, как и его нравственное чувство, не может примириться с тем, что бытие человека заканчивается вместе с его земным существованием — слишком противно это утверждение самой природе разумного существа.
***
Вы не заметили, что настоящие атеисты не просто не верят в Бога — они ненавидят саму идею Его существования. Достаточно поприсутствовать на каком-нибудь диспуте или передаче о введении в образовательный процесс предмета «изучение основ религии» и послушать аргументы противников: «не засоряйте головы наших детей религиозным дурманом»! Казалось бы, ну если действительно Бога нет — чего ж так кипятиться! Как в том анекдоте юмориста: «Дети, дружно скажем — Бога нет»! «Бога нет!» «А теперь все вместе покажем ему кукиш!» Если Бога нет — зачем, как тот заезжий лектор из города, в небо плевать?
***
Святые отцы говорят, что настоящий атеизм — это одна из форм бесноватости: «Рече безумец в сердце своем — несть Бог.» ( Псал 13-1). Человек не хочет никому давать в своей жизни отчет — и ему легче поверить, что Бога нет. Не без помощи дьявола, конечно. «Бога нет — значит все дозволено.»
***
Для современных «интеллектуалов», «просвещенных» светом новомодных учений, с восторгом принимающих любую, самую абсурдную идею, поданную в более-менее красивой упаковке — начиная от излияний какого-нибудь новоявленного «пророка» и заканчивая откровенно шизофреническим бредом Даниила Андреева и как черт ладана чурающихся изложенных нормальным русским языком разговоров о духовных предметах («скучно», «примитивно», «изложено языком для умственно отсталых»), такой подход покажется, конечно же, «примитивным».
****
Вопрос о жизни и смерти для таких людей — тоже в лучшем случае не более чем повод интеллектуальных упражнений и отвлеченных размышлений, Ну никак не верят эти люди, что им тоже придется встать перед Богом и дать ответ. И не только за каждый поступок — за каждую мысль.
***
После проката дешевого фильма «Иисус» (из тех, что крутят на бесплатных сеансах западные проповедники) один из наших культурологов писал в центральной газете, претендующей на звание «главной газеты интеллигенции»: «Я долго не мог понять, что меня в этом фильме так поразило. И фильм вроде слабенький. И актеры посредственные...Потом понял — дело в могучем воздействии Евангельского Слова, прорывающийся сквозь размытый рисунок примитивного фильма.»
****
За точность цитаты не ручаюсь, поскольку воспроизвожу по памяти, но смысл такой. Вот ведь как бывает — утонченный интеллектуальный гурман, оказывается, не читал Главную Книгу на свете. Глядя, как восторженно принимают иные наши «просвещенные» интеллектуалы откровения какого-либо «пророка» типа Рериха или Кастаньеды, я не удивляюсь: да они ведь даже Евангелия не читали!
****
Иной читатель, пожалуй, сочтет все это не более чем полемическим приемом, к тому же несколько натянутым. Увы, примеры реальны. К тому же из личного опыта. Заведующий отделом одного из солиднейших «толстых» провинциальных журналов, прочитав этот текст в его черновом варианте, вздохнул: «Я, конечно, со многим согласен. Но... примитивно. Почитайте, к примеру, Даниила Андреева...»
***
Заведующий русским отделом одного из крупнейших поволжских музеев, имеющим в своем собрании лучшую коллекцию русской живописи в провинции, в приватной беседе признался, что он «Евангелия не читал». Более того — любимец богемы, любящий при случае вставить, что «по убеждению он — марксист» и вообще «блеснуть» столь модной всегда в интеллигентской тусовке «оппозиционностью», а в более близком разговоре — своим происхождением «от рода Ааронова», не находил в этом ничего страшного. Ну, не читал, а что такое? При этом уважаемый мэтр любил при случае рассказать похабный анекдот о Деве Марии: «А мы с Иосифом всегда хотели девочку...»
****
Согласен: подобное свободомыслие — его право. Я о другом. Вправе ли мы ожидать, что человек с такими взглядами, таким воспитанием и таком вот отношением к русским святыням, будет исповедовать — ну, если не патриотическое, то, по крайней мере, уважительное отношение к отечественной ( я опять-таки имею в виду — русской) культуре?
****
Любопытный штрих. Александра Меня, например, уважаемый мэтр читал и — естественно - относится с большим уважением - «как популяризатору христианства». Точка зрения, увы, типичная для «демократического интеллигента». Типичный разговор с таким «популяризатором»:
-Вы уверены, что христианство нуждается в «популяризации» и такого рода пропаганде?
-А в чем же еще? Апостолы-то уже были. В догматических вопросах пусть богословы копаются — они на этом кормятся.
***
Вы действительно так уверены, что христианство нуждается в популяризации? Даже ценой опошления? Что «свидетели Иеговы» с пошлыми примитивными комиксами, как черт (хотя почему — как?) чурающиеся самого имени «христиане» и главного символа христианства — Креста, имеют такое же право говорить «от имени Иисуса», как сохранившаяся на протяжении двух тысяч лет Церковь? А может, сначала все-таки прочитать Евангелие? А это этак сразу и не разберешь, придя в музей, какую книгу держит в руках Николай-Угодник на иконе — может, это «Сын Человеческий» Александра Меня?
Банальная истина: полуграмотные старушки, воспринявшие Евангелие в простоте сердца, зачастую действительно куда как ближе к истине, чем возомнившая себя цветом нации интеллигенция, ибо эта простота уберегла ее от той болезни, в которую, увы, склонны впадать умы гораздо более изощренные: примитивизм нравственный…
***
И пока наши интеллигенты, предаваясь медитации, в кухонных разговорах за рюмкой чая до хрипоты спорили о том, как нам обустроить Россию, на плечах этих самых старушек Церковь Православная вместе со всей Россией и держалась. Духовный же «вождь» народа — интеллигенция — в очередной раз оказалась в духовной прострации, находя поверженными — в который раз! - тех идолов, которым она еще недавно с такой страстью служила. «Утаил сие от мудрых и открыл неразумным».
****
«По отношению к безусловной правде максимализм уместен: она действительно требует, чтобы человек отдавался ей всем сердцем, все своим существом... Но беда, что мы почитаем как безусловные те временные ценности политического (добавим — и культурного, «духовного» И.Т.) рынка, которым сегодня одна цена, а завтра другая. Мы отдаем себя в жертву изменчивым, преходящим требованиям, политическим и социальным, и этим подрываем свою творческую силу: мы не в состоянии создать ничего прочного, непреходящего.
По назначению своему наша интеллигенция — соль земли русской. Но догматизм и идолослужение сделало ее солью, потерявшей силу. Неудивительно, что жизнь прошла мимо нее и разбила ее идолов. И мы не должны этому печалиться — ибо, во первых, гибель богов — уже сама по себе - некоторая победа истины. А во вторых, гибель богов, крушение кумиров освобождает душу из плена, делает ум открытым для искания и подготовляет новый подъем — в сферу действительно Безусловного.»
Старушка бы сказала — Бога забыли.
****
Вышеприведенная цитата взята из статьи «Максимализм» одного из лучших представителей «серебряного века» - князя Евгения Трубецкого. Сегодня о гениальных строках талантливого публициста стараются не вспоминать. Что, впрочем, и неудивительно. Мы так привыкли говорить о моральной деградации общества, справедливо связывая его с утратой духовных ориентиров, что проглядели другого врага, на мой взгляд — куда более страшного. Рискну высказать крамольную по сегодняшним временам мысль: для нас сейчас гораздо опаснее не отсутствие веры, а полуверие.
***
Особенно это касается интеллигенции: как в силу степени ее воздействия на общество, так и преобладающих духовных качеств — она в основной своей массе не отвергает веры, но и не принимает ее полностью, предпочитая верить «по своему». «По своему» - это значит как мне удобнее, в результате чего воззрения обычного «среднего» интеллигента (под определение которого вполне может подходить и профессор философии) в большинстве своем представляют дикую эклектическую кашу из христианского вероучения, буддистской традиции и откровений какого - нибудь новоявленного пророка типа Блаватской, Рерихов или Кастаньеды. К чему приводит такая духовная всеядность — мы все хорошо знаем.
***
Особенно хорошо заметно это явление на примере буддизма. Ну какой современный образованный (точнее будет – начитанный) русский человек не считал себя буддистом! В этом есть даже некоторая духовная оппозиционность: дескать, мы не лыком шиты, не ваше лаптевое православие, мы более прогрессивные учения исповедуем... При этом с самим учением такие вот «исповедники» знакомы крайне поверхностно.
***
Буддизм - это достаточно веротерпимое и очень простое в своей основе учение. Причем простота — далеко не всегда так плохо, во всяком случае в данном контексте. У нас привыкли употреблять это слово исключительно в негативном ключе — «простоват», мол, в то время как все святые из собственного опыта Богообщения утверждали, что Бог — это простота. Так вот, эта простота буддизма позволяла ему прекрасно уживаться с другими, зачастую гораздо более «сложными», а особенно - языческими религиями.
***
«Переходя» в другую страну, он просто вбирал в свой пантеон местных богов, так что, например, буддизм тибетский — далеко не одно и то же, что буддизм вьентнамский и тем более — японский. Как заметил один востоковед, в японской традиции эта сторона видна особенно явно, когда обряд посвящения человек проходит в синтоистском храме, а «отпевают» его в буддистском. При этом патриотично настроенные закрытые японцы никак не смущаются как соответствуют синтоизм и бусидо с его культом предков с буддисткой традицией, исповедующей культ непричинения вреда всему живому, так что обряд «посвящении» человек проходит в синтоистском храме, а «отпевают» его в буддистском.
***
А учение о реинкарнации — переселении душ, согласно которому человеку предстоит в зависимости от прожитой им прошлой жизни пройти длинный путь перевоплощений — его душа в следующем рождении может вселиться в тело другого человека, бога, животного, дерево или даже мертвый предмет («а если туп как дерево - родишься баобабом»), так привлекающее наших интелектуалов, в буддизм, справедливости ради надо сказать, перешло из индуизма, который, в свою очередь, является порождением ведизма и брахманизма.
Эта сторона учения особенно близка человеку, удовлетворяя, таким образом, чувство справедливости идеей о посмертном воздаянии, но восточные религии внесли в это учение нечто новое — что конечная цель всех этих превращений — полное освобождение души от земной оболочки и вообще какой бы то не было материальной сущности и слияние ее с неким мировым Абсолютом — т. е. возвращение души в ее первоначальное состояния небытия. Что, по мнению буддистов, и есть нирвана, то есть настоящее блаженство для души. Для этого необходимо освободиться от страстей — своей эгоистичной сущности и не причинять вреда окружающему миру — а не только всему живому, как мы в большинстве своем привыкли думать, поскольку душа человеческая может воплотиться не только в живое существо, но и любой предмет.
Для этой цели служит система специальных упражнений — например, Йога, так популярная столь недавно среди части нашего населения, а также медитация, основы которой и положены в учении йоги. Цель йоги, таким образом, не овладение своим телом, как наивно думают некоторые, а полное и ненасильственное освобождение от своей бренной оболочки, целью чего и служит занятия йогой. Причем система физических упражнений — так называемая хатха-йога, служит лишь первой ступенью.
***
При этом конечная цель медитации — не только освобождение человека от страстей, но и желаний вообще, полный отказ от своей сущности — своего «я», что, собственно, и является конечной целью медитации. Достаточно сказать, что если на молитве человек должен освобождаться от дурных мыслей («злых помыслов», как называет их святоотеческая аскетика), то цель медитации — освобождение не только от злых помыслов, но и мыслей и желаний вообще. Сознание – как чистый лист. Я обращаюсь даже не к психологам и психиатрам, а к самым обычным, как говорится, «рядовым» читателям: как вы думаете - это нормально? И даже вернее – возможно?
Если конечная цель христианина — Богообщение, полнота которого наступает в Царствии Небесном («И око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не приходило, что уготовал Господь любящим Его»), то для буддиста конечная цель — полное уничтожение своего «я» и слияние его с неким мировым Абсолютом — абсолютно безликим, тогда как, по словам одного из церковных писателей, епископа Варнаввы Беляева, «речь должна идти не об уничтожении страстей, а о преображении их.»
***
Очень интересная мысль, кстати. И в самом деле, то такое похоть и злоба, как не неудавшаяся любовь? Душа не может пребывать в статичном бездействии и самосозерцании, поскольку призвана к Жизни и следовательно – к развитию, и если не может любить, начинает злобствовать и ненавидеть. Как там у Ницше: «Если не можешь быть моим другом, будь хотя бы моим врагом». Только не равнодушие – это для человеческой гордыни губительно.
Таким образом, главная цель буддизма, если разобраться, не что иное, как духовная смерть. Да что там — просто Смерть, слияние с неким безликим «Ничто». Разумеется, ни о какой свободе, тем более в ее христианском понимании, не может быть и речи.
***
Информация в тему. Не так давно в массовой печати прошел ряд любопытных публикаций. Ученые пытались «сфотографировать» мозг во время различных состояний: сна, бодрствования, напряженной умственной работы... В зависимости от состояния были задействованы различные участки мозга. Так вот, выяснилось, что состояние молящегося человека — совершенно особое состояние. Не похожее ни на что другое. Ученые так его и назвали: «состояние измененного сознания». Причем состояния молящихся людей различных вероисповеданий — мусульман, иудеев, православных, хотя и схожи, все же имеют различия. Состояние же человека во время медитации схоже на состояния мозга во время эпилептического припадка.
Как в старом добром эксперименте с коровками: вот это музыка Моцарта, и от нее у буренок вырастают удои; а вот «старый добрый рок» - от него не только рогатые, но и двуногие, наоборот, впадают в измененное состояние сознания и болеют. Очень доходчиво и наглядно.
***
Хорошо бы, чтобы подобные эксперименты провели с американскими боевиками или хотя бы с фильмами про Гарри Поттера — как они влияют на психику зрителя. По утверждению довольно авторитетных психологов, после просмотра таких фильмов к ним «пациенты валят косяками».
****
Приступая к такому опасному психическому упражнению, как медитация, и не имея чаще всего ни малейшего представления не то что о «тактике и практике», но даже ее целях и задачах, практиканты, особенно начинающие, рискуют нанести непоправимый вред своему духовному здоровью. В традиционных восточных культах, кстати, просто запрещается приступать к медитации без опытного наставника. Тем более что сегодня многие школы практикуют занятия медитацией вместе с приемами аутотренинга, который, по сути, является ни чем иным, как легкой формой самогипноза.
***
Очень часто, как пишет Серафим Роуз, это состояние характеризуется «чувством небывалой радости, приходящей неизвестно откуда», состоянием непрерывной эйфории, или полной самоудовлетворенности и самодостаточности. Ошибочно принимая это состояние за некое откровение, признак «очищения» и просветления», своего духовного мира, новичок тщится повторить его вновь и вновь, становясь, таким образом, рабом своей страсти. У человека развивается тяжелая форма психической зависимости — гипномания. Нет нужды объяснять, что это такое — достаточно вспомнить «фанатов» Кашпировского. В тибетской медицине целый раздел посвящен этим болезням, которые так и называются - «бешенство от медитаций».
Возможно, поклонникам медитации будет интересно знать и такой факт: как утверждают прошедшие в сталинских застенках специальную обработку исповедники, на молящегося человека гипноз не действует!
**
Кстати, алкоголики - идеальные объекты для вербовки не только потому, что «за рюмку мать родную продадут». Они обладают идеальными чертами характера для убеждения - повышенной внушаемостью и упрямством, которые, как это ни покажется удивительным, прекрасно сочетаются.
***
Помимо повышенной внушаемости и упрямства, для людей, подверженных психологической зависимости, характерны эгоизм, чрезмерная любовь к удовольствиям, непомерное честолюбие и как следствие - чрезмерные амбиции и настойчивое желание реализовать себя. При этом нежелание считаться с реалиями окружающей жизни, трудиться для реализации своих запросов. Отсюда - страсть к игре, как наиболее легкому способу обогащения.
***
«...восточные религии, которым не обетовано Царствие Небесное, борются только за то, чтобы добиться психических состояний, которые станут началом конца в этой жизни.» (Серафим Роуз «Православие и религий будущего.»
Почему же, несмотря на это, наши интеллектуалы с таким азартом цепляются за восточные техники? Тяга к экзотике? Нет пророка в своем Отечестве? Да, и это тоже, но главное все же в другом — в восточных культах нет идеи Единого Бога. Не перед кем нести ответственность. По этой же причине многие интеллигенты боятся идти на исповедь. Придется перед кем-то открывать свою душу, а там такое... Помилуйте, да как это нам, совестливым и утонченным?
Отсюда, кстати, и тяга к медитативным видам творчества: джазу, «новой» прозе типа Пелевина, которая, по сути – та же словесная медитация без смысла – «тихо сам с собою я веду беседу», и к авангардной «живописи» – нагромождению фигур и цветовых пятен, и т.д., и т.п…. Психиатры давно уже определили и классифицировали это явление: на одной из выставок в саратовском музее, посвященную искусству авангарда, я видел книгу некоего немецкого психиатра начала двадцатого века, которую работники музея с гордостью демонстрировали. Бедный профессор возмущался: надо что-то делать с этими неуемными авангардистами, иначе они совершенно испортят вкусы нашей молодежи…
***
Надо думать, Владимир Ильич со товарищи попал в Россию в бронированном вагоне из Германии не случайно: просто у немцев тогда были очень хорошие психиатры и одна из лучших разведок в мире. Что, впрочем, не спасло их от собственных бесов…
В русской народной медицине (имеется в виду, конечно, традиционная медицина — без знахарства и ворожбы) существовало очень точное определение подобных явлений — самохотные (добровольные) болезни: пьянство, наркомания, блуд в различных его видах, когда человек, добровольно служа своей страсти, становится ее рабом.
Гипномания, как и все виды самообольщения, из их числа. Как и всякий наркоман, гипноман не осознает ни причин, ни последствий своей болезни, и необходима поистине милость Божия, а затем — значительный труд, чтобы человек осознал свое состояние и избавился от последствий своего заблуждения.
***
Беда человека в том, что он любые льстящие его падшему естеству душевные состояния склонен принимать за духовные откровения, идущие от Бога. В Православии это состояние характеризуется очень точным словом - «прелесть».
Вот какое объяснение дает прелести такой авторитет Церкви, как Игнатий Брянчанинов: «Прелесть есть усвоение человеком лжи (поданной человеку отцом лжи — дьяволом), принятой им за истину... Прелесть есть состояние всех человеков, без исключения, произведенное падением отцов наших. Все мы в той или иной степени в прелести. Величайшая прелесть — признавать себя свободным от прелести».
Если переложить эту мысль в приложении к творчеству - нельзя любое творческое проявление трактовать как откровение «свыше». Не всякое откровение – свыше, как и не все юроды – Христа ради…
****
«Сосредоточить ум в сердце» - вот главная задача
христианина. Это и есть то «Православие сердца», о котором говорит Святитель Игнатий. «Сердце смиренно и сокрушенно Бог не уничижит.» По учению святых отцов, сердечные скорби, сокрушение о своих грехах (которое, собственно. И называется в православной традиции «плачем») могут собой заменить скорби телесные и житейские, которые и служат только одной цели — привести к покаянию. Ибо «если мир стоит молитвой, то держится (утверждается) он покаянием», ибо «всякий грех к смерти, если не очищен он покаянием».
Покаяние же восстанавливает мир с Богом, примиряет с Ним что, собственно, и является целью христианина. Само слово «покаяние», «раскаяние» - «то, что после Каина» - означает перемену в духовном устроении человека. Не случайно греческий аналог слова покаяние - «метанойя» - означает перемену. («Паранойя» — измененное, больное сознание. Паранормальные явления — явления, выходящие за рамки нормы. «Больные» явления.) Покаяться — значить переменить, передумать свою жизнь.
***
Святой Силуан афонский учит, что, освобождаясь от зла в своей душе, человек наносит такой удар по мировому злу, с силой которого не могут сравниться никакие, даже усиленные подвиги нашего доброделания. Так велико достоинство человека — подобия Божия, что каждый из нас является своеобразным центром Вселенной, тем сосредоточением, через которые проходят все нити мировых страстей, вызывая цепную реакцию в видимом и невидимом мире и находя свой отзвук в вечности. «Подумай, может, сдержав гнев в своем сердце, ты предотвратишь войну или какое другое бедствие, грядущее в мир за его нечестие», - сказал один мудрый человек.
***
Подумайте, как высоко духовное предназначение каждого христианина — удерживать мир от окончательного падения и гибели и служить материалом и орудием его обновления: «Вы есть свет миру» (Матф,). Быть может, каждое наше «Господи, помилуй» отдаляет мгновение Страшного Суда на минуту... секунду и именно этой секунды довольно будет погибающей душе — нашей или чьей другой — чтобы раскаяться, сказать, в свою очередь «Господи, помилуй» и спастись? Богатство же человеческой души, ее ценность перед Богом неизмерима и, по слову Божию, дороже всех богатств мира. Каковы же будут награда и наказание за наши поступки? «И око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не всходило, что приготовил Господь любящим Его.»
Вот только без труда, как известно...
***
В Евангелии на суде Пилат задает Иисусу вопрос: «Что есть истина?» и не получает ответа. Почему? Да потому, что Истина стояла перед ним: «Я есть Путь, Истина и Жизнь... Я на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине: всякий, кто от истины, слушает гласа Моего...» ( Иоан 18-37).
***
Истина открывается ищущим, и в свободной воле человека принять или отвергнуть глас Истины. И хотя Пилат официально (очень точное словечко, особенно для данной ситуации) отказывается участвовать в распятии Христа: «не нахожу я вины в Человеке Сем» и подкрепляет отказ ритуальным действием умывания рук («не виновен я в Крови Праведника сего — смотрите вы» Матф 27-24), он тем не менее предает Его на распятие, «желая угодить народу». Не признал Христа Господом и личным Спасителем.
То есть Пилат не познал Истину, потому что не принял Ее и не захотел идти ради Нее на какие — либо лишения. Любопытно, что жена Понтия Пилата, которая «во сне много пострадала за Него», причислена Церковью к лику святых. В отличие от Понтия Пилата, который «искал отпустить Его», но так и не «нашел».
***
Так и хочется сказать: в этом не столько вина, как беда его. Пилат стал героем многих литературных произведений, которыми зачитывались поколения российской интеллигенции. Не потому ли так любят его, что чувствуют с ним некое духовное родство? Булгаковский роман «Мастер и Маргарита» - эта пародия на Священное Писание — стал настоящим евангелием для значительной части читающей российской — да и не только российской — публики, так что до сих пор значительная часть относительно грамотной российской публики судит о Христе «по Булгакову».
Это ли не показатель духовного банкротства и бесплодности тех, кто дерзает подходить к делу Веры со своими мерками и аршинами? А маленькая вера — она, как известно, хуже безверия. Вера — именно тот камень, положенный во главу угла, в отношении которого максимализм не просто уместен, а необходим, и который «требует, чтобы ему отдавались всем сердцем, всем своим существом».
***
«Никогда, о человек, вопросы веры не решаются путем компромиссов».(Святитель Марк Ефесский).
***
Христианство учит относиться с уважением ко всем людям: «Всякому человеку окажи уважение, как подобию Божию. В христианине окажи почтение Христу», но не их заблуждениям и ошибкам. Иоанн Златоуст говорит: «Всякий хвалящий чужую хулит свою веру. Ибо нельзя сказать: и та вера хороша, и эта — Один Господь, одна вера, одно Крещение». Серафим Саровский предупреждал, что любое искажение церковных догматов есть хула на Духа Святого, которая не простится ни в сем веке, ни в будущем. Здесь речь идет о спасении души, а такими вещами не шутят.
***
Казалось бы, так ли уж велика разница между католичеством и Православием: ну, некоторые богослужебные тонкости — опресночное служение, порядок совершения литургии; ну, некоторые расхождения в богослужебных вопросах: православные исповедуют, что Дух святой исходит от Отца, католики - от Отца и Сына, они же внесли в христианство догмат о непорочном зачатии Девы Марии, православные считают, что это искажение человеческой сущности Богородицы, и, следовательно — Христа и человеческого спасения; католики исповедуют догмат о непогрешимости Папы, православным, считающим, что «един господь без греха», само упоминание об этом представляется кощунством. Казалось бы, ну кому интересны эти богословские тонкости?
***
Между тем, это не только вопрос веры, в зависимости от которой решается вечная участь человека: «...вера та моя да довлеет вместо всех, та да отвещает, та да оправдит, та да покажет меня покажет меня причастника славы Твоея вечныя...», это еще и противостояние двух образов мысли, двух культур — Западной и Восточной.
Ибо само слово «культура» - от слова «культ», и в конечном счете стержень человека, главная его составляющая — это то, во что он верит и каким богам молится.
***
Можно ли, например, представить себе культуру арабских стран — вне мусульманской традиции? Или хотя бы традицию русского искусства вне Православия — и сразу образуется такая зияющая пустота, такой духовный вакуум, заполнить который ничем иным невозможно. Не будь Православной Церкви - и мы, как совершенно справедливо заметил епископ Саратовский и Вольский Лонгин, жили бы в совершенно другой стране.
***
Не случайно сегодняшний «расхристанный» «постхристианский» Запад – это Запад после 2 Ватиканского собора, фактически провозгласившим право каждого человека на «свободу совести». Чем обернулась эта «свобода совести» - сегодня видно даже атеистам.
Тогда Католическая Церковь решила вдруг повернуться «лицом к миру». Советские пропагандисты потешались: ну надо же – святые отцы идут на все, чтобы привлечь людей храмы – начиная от рок-концертов и дискотек и заканчивая уроками каратэ, а результаты явно плачевные. Ничего, кроме обвального падения авторитета католичества, это принести не могло.
***
Не случайно такой умный враг России, как Збигнев Бжезинский, обещающий, что «мир в 21 веке будет строиться на месте России, на обломках России и вместо России», утверждает, что главный враг «свободного мира» после развала Союза — это Православная Церковь. Этот далеко не глупый человек знал, что говорил. Церковь - единственное, что нас объединяет как нацию, а не продажные СМИ, не почти развалившееся «единое экономическое пространство», которое сегодня с таким трудом пытаются как-то воссоединить, и уж тем более не политики, стремящиеся на любом деле получить политические и иные дивиденды.
Сохраним Церковь - сохраним Россию. Назло всем реформаторам.
***
Любые же попытки создания новой мировой религии, о которой так грезят наши российские образованцы (как поет Борис Гребенщиков: «Будда бродит по Голгофе и кричит «Аллах акбар») ведут к банкротству не только в духовном, но и культурном плане и есть ни что иное, как попытка нивелировки человека, превращения его в «ивана, не помнящего родства», подготовки его к мировой религии Антихриста и его новоявленных «пророков», соблазняющих построением Царствия Божьего на Земле. Но самое главное — она лишает человека веры, без которой спастись невозможно, без которой удел человека — отчаянье, хаос и вечная гибель.
***
Вот почему нашим «интеллектуалам» так не нравится именно эта сторона православного учения и так привлекательны восточные религии: эволюция, постепенный переход от низшего к высшему, всеобщее очищение и обновление всего мира, так что даже дьявол, похоже, не лишен надежды на спасение. Все это очень комфортно для человеческого сознания и позволяет особо не тревожиться о загробной участи и посмертном воздаянии: ну подумаешь, промучаемся пару лишних миллионов лет — такая мелочь по сравнению с вечностью...
***
Увы, если мы принимаем христианское учение о посмертном воздаянии, придется принимать его во всей полноте или не принимать вовсе: либо вечная жизнь в блаженстве со Христом, либо вечная смерть — иного не дано. Христианство — это не булка с изюмом — изюм выковырял, а булку выбросил: для полуграмотных старушек — блеск лампадок, мерцание свечей посты в среду и пятницу и прочая мертвая атрибутика, а этическая и интеллектуальная сторона — для нас, просвещенных интеллектуалов — уж здесь-то мы разгуляемся...
***
Серафим Роуз — один из авторитетнейших православных писателей нашего времени на вопрос о том, насколько близок, по его мнению, грядущий конец мира, отвечал так: «Сейчас уже позже, чем вы думаете. Апокалипсис уже совершается.». И это не просто красивая фраза — сегодня даже светские ученые и абсолютно неверующие люди говорят об «апокалипсичности» нашего времени. Появилась даже новая наука — апокалипсисология, изучающая видимые признаки конца света.
***
Увы, в представлении наших «просвещенных» интеллектуалов если и рисуется картина Страшного Суда, то представляется более уютной и комфортной. Вот, например, какую сцену я услышал в радиопередаче по модному роману, популярному у нашей «демократической» интеллигенции. В ней священник говорит своей прихожанке, озабоченной посмертной участью своего брата: «Есть непреложная истина, о которой свидетельствует Еванглие: всякий человек, будь он мусульманин, буддист или язычник, если он в жизни следовал голосу своей совести, может спастись. Почему же для нашего Господа не будет радостью встреча с Его рабом-агностиком? Он увидит его, подмигнет и скажет: «Видишь, Я здесь, несмотря на то, что ты Меня отрицал. Войди в Царство Мое, которое ты честно отрицал».
***
Напоминает старый анекдот про адвоката времен народовольцев-террористов, когда суды присяжных под гром аплодисментов оправдывали бомбистов: «Да, мой подзащитный убивал и насиловал, но из лучших побуждений!». Какая изощренная спесь, дьявольский коктейль из похоти и гордыни. С одной стороны — стремление и убежденность в своем праве вести себя с Богом запанибрата («Давай, Господь, решим согласно, определив друг другу роль. Ты любишь грешников? Прекрасно. А грешниц мне любить позволь.»), с другой — убежденность не только в праве, но и необходимости толковать Слово Божие по собственному усмотрению только потому, что так кажется «правильнее», «справедливее» и «удобнее».
«Ты это делал, и Я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты. Изобличу тебя, и поставлю перед глаза твои грехи твои». (Пс 49-21).
****
Та же журналистка — поклонница Новодворской — восхищенно цитирует слова Валерии Ильиничны: «Я готова погубить свою душу в геенне, чтобы спасти Россию» и умиленно комментирует: «Будь я верующей, сказала бы: «Царство Божие узришь».
Слава Богу, что неверующая... Стань она верующей — страшно представить, что такая дамочка произведет на свет...
***
Еще определеннее этот мотив проскальзывает в наших демократических изданиях. Вот, например, какой перл мне удалось вычитать в одной молодежной газете в ее самом розовощеком «перестроечном» возрасте: «Я знаю, что Бог, в которого я не верю, этого не допустит».
Блеск! Фраза, говоря языком нашей журналисткой тусовки, настолько «вкусная», что остается только сказать бессмертными словами старого фильма: да, это она. Комсомолка, активистка, спортсменка, красавица. Сплетница и тусовщица. Сучка. Двадцать пять баранов и холодильник «ЗиЛ».
В Бога она не верит, но ничтоже сумняшеся считает себя вправе если не решать, то по крайней мере посоветовать, как Ему поступить в том или ином случае. Гордыня-то Люциферова! «И поставлю мой престол среди звезд, и буду подобен Всевышнему».
***
В плане религиозных исканий это приводит к попыткам создать «новую» мировую религию, как это делали, например, Блаватская, Рерихи (моя мама говорит - «Рёрихи») или Даниил Андреев, проповедовавшие, что все религии — не что иное, как путь человека к Богу, пророками Которого были и будут многие великие учителя — Будда, Моисей. Магомет, Зороастр, Иисус Христос и многие другие. Будущее же - за некой универсальной мировой религией, в которой должны быть стерты все национальные, конфессиональные и расовые противоречия, то есть как раз те положения, которые. Как считают многие церковные авторитеты, будут присущи учению грядущего Антихриста с его заявкой на всемирность и всеобъемлемость нового учения, способного разрешить все накопившиеся проблемы, оставленные нам в наследство предыдущими эпохами.
***
Как остроумно заметил один довольно язвительный публицист, эти люди нисколько не сомневаются, что они понимают Христа точнее, чем христиане, Магомета лучше мусульман, а Будду — точнее, чем буддисты.
****
Истоки этой болезни — самомнение и гордыня, основанные на поверхностном, крайне упрощенном восприятии Жизни. Вот какое определение дает этому явлению Серафим Роуз: «Что же в действительности представляет из себя этот «новый человек», этот «мутант»? Он человек без корней, оторванный от своего прошлого, которое разрушил нигилизм, сырье для всякого демагога, «свободный мыслитель» и скептик, закрытый для истины (что есть истина?), но открытый для любой новой интеллектуальной моды, потому что сам не имеет собственного интеллектуального основания, искатель «нового откровения», готовый поверить всему новому. Потому что истинная вера в нем уничтожена, любитель планирования и экспериментов, благоговеющий перед фактом, потому что от истины он отказался, а мир ему представляется обширной лабораторией, в которой он свободен решать, что «возможно», а что нет, этот автономный человек, под видом смирения просящий того, что принадлежит ему по праву; а на деле исполненный гордости и ожидающий получить все, что ни есть в мире, где ничто не запрещено внешней властью, он — человек минуты, без совести и ценностей, находящийся под властью сильнейшего «стимула», «бунтарь», ненавидящий любое ограничение и власть, потому что он сам себе единственный бог, человек массы, новый варвар, умаленный и упрощенный, способный только на самые элементарные идеи, однако презирающий любого, кто только упомянет о чем-либо высшем и заговорит о сложности жизни».
***
Все это — нравственный примитивизм, неумение и нежелание жить, и уж тем более — приложить усилия для переосмысления и перемены этой жизни — от неумения и нежелания любить. В основе всякой страсти, если внимательно ее рассмотреть, лежит не что иное, как неудавшаяся, неосуществленная, изуродованная любовь, вернее — попытка любить.
И в самом деле, что такое страсть и похоть, как не неудавшаяся любовь? «Не оделась ли ваша похоть в благопристойные одежды и называется теперь состраданием?» - спрашивает Ницше в своей книге «Так говорит Заратустра» (вспомним мексиканские сериалы). И что такое ненависть, как не неудавшаяся любовь? «Если не можешь быть моим другом, будь хотя бы моим врагом», - говорит Ницше в своем «Антихристе». Только не равнодушие — это для человеческой гордыни убийственно.
***
Вот как пишет о цели христианства один из известных церковных писателей — епископ Варнавва: «Мы стремимся достичь бесстрастия не стоического, а динамического, то есть не умерщвления страсти, а преображения ее. Вне бесстрастной страсти нельзя любить Бога и спастись. Но, поскольку эта любовь извращена и испорчена, наша цель — преображение. Мы боремся за очищение обезображенных состояний, которые создает дьявол».
Даже гнев, оказывается, иногда полезен – он «нужен нам, чтобы гневаться на дьявола».
***
Какая разница между молитвой и медитацией, между христианством и буддизмом! Там - «абсолютное бесстрастие», здесь — деятельное преображение, там — полное освобождение от своего «я» и слияние с неким «мировым Абсолютом», здесь — очищение от всего наносного, принесенного извне для полного раскрытия его способностей, которые могут быть раскрыты только в Боге, от Которого исходит «всяк дар совершен» и вне Которого эти дары превращаются в самопародию, работающую на саморазрушение.
***
«Атеизм, - пишет Серафим Роуз, - настоящий экзистенциальный атеизм, горящий ненавистью к якобы несправедливому и немилосердному Богу — это состояние духовное, реальная попытка бороться против Истинного Бога (вспомним Иакова, боровшегося с Богом и благословенного Им: «Отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт 32-28) вст авт И.Т.), чьи пути неисповедимы для самих верующих людей; и подобная борьба не раз приводила к тому ослепительному представлению о Богу, которого в действительности ищет настоящий атеист. Антихрист же обретается не только в душах тех великих отрицателей, но и в душах тех мелких поддакивателей, у которых только на устах имя Христа. Ницше, назвав себя Антихристом, тем самым доказал свою неутолимую жажду Христа.»
***
Мысль, конечно, насколько интересная, настолько и спорная. Если все же попытаться провести аналогию с творчеством, то в русской литературе, пожалуй, не найдется примера более близкого, чем Шаламов. Этот, как его остроумно назвал один из критиков, «бурлак, почти в одиночку тянувший барку под названием Колыма и в итоге надорвавшийся на этом», под конец жизни разочаровавшийся не только в русской литературе, но и в самой возможности изменить что-нибудь с помощью слова, воскликнул: «Бога на Колыме не было. Значит, его не было нигде». Не сродни ли этот трагический вывод воплю Оставленного на Кресте: «Боже Мой, Боже Мой, почто оставил Мене?». Иные из рассказов Варлаама Шаламова по силе, выразительности и убедительности близки по духу знаменитому 21 псалму Царя Давида: «Ибо скорбь близка, а помощника нет».
***
Хотя на Страшно Суде на обязательно встретятся люди, которые скажут, что именно на Колыме-то Бог и был, и свидетельство тому – их прославление в лике святых… Первое, чему учат на историческом факультете – что использовать литературные произведения в качестве исторических источников следует крайне и крайне осторожно. Тем более – когда дело касается духовной сферы.
***
Любопытно, что фильм «Завещание Ленина», поставленный по рассказам Шаламова, в отличие от большинства фильмов, поставленным по литературным произведениям, не ослабляет, а усиливает впечатление от творчества Шаламова. Редкая удача и редкий пример действительно уважительного отношения к автору.
***
В постановках современных режиссеров герои классиков чем только не занимаются: действия произведений переносятся в современность, они раздеваются догола, парятся в бане, разыгрывают действия в туалете, да что там – мочатся прямо на сцене! Околокультурная публика — творческие работники и критики, кормящиеся на этом, восхищаются: «ах, как свежо!» Вам свежо? Мне лично душно. Господа реформаторы! Не надо подделывать классику «под себя». Не надо запанибрата. На «Вы», пожалуйста! И к зрителю, кстати, тоже. Уверяю вас – далеко не всем приятно быть зрителем в туалете. Слава Богу – у нас таких людей не так много. Хотя господа демократы, конечно, здесь изрядно постарались.
***
Признаюсь - сам я досмотреть фильм «Завещание Ленина» так до конца и не смог. Много раз начинал, но долго не выдерживал - бросал. Уж очень честно и правдоподобно сделан фильм — смотреть тяжело. Мы за последнее время столько всего насмотрелись, наслушались и начитались, а главное –пережили, что наступило некое нравственное пресыщение. Я бы и пытался переварить — да больше уже не лезет. Правда — не лезет. Не помогает даже традиционное интеллигентское обращение к совести, что фильм хороший и посмотреть надо. Может, потому наша интеллигенция так любит чернуху, что реальные скорби нашей эпохи обходят ее стороной? Что при социализме, что при капитализме…
Можно, конечно, нажать кнопку «стоп» и затем отмотать ленту или включить аппарат заново, но я смотрел фильм по телевизору...
***
В этом, кроме всего остального, отличие телевидения от текста — книгу можно отложить, вернуться к тексту спустя некоторое время, перечитать заново... Здесь же действие идет сплошным потоком — волей-неволей приходится вживаться. Невольно ностальгически вздохнешь по старым фильмам, длительность которых не превышало полутора часов — насколько я убедился, максимально возможное время, на которое лично меня можно удержать у экрана телевизора.
Для кого снимаются современные «хиты», продолжительность которых составляет не менее четырех часов и показываются сериалы, идущие с утра до позднего вечера - для меня вообще является тайной. Вероятно, все же для рекламодателей. И работать удобно – судя по всему, единственному человеку в редакции не надо даже дискету менять…
…Я уж не говорю о том, что отсутствие картинки читатель должен дорисовывать в своем воображении, а значит – прилагать хоть какой-то труд…
***
По этому признаку можно безошибочно отличить тинэйджера от представителя более традиционной письменной культуры — они мыслят, выражают свои мысли и даже ведут себя совершенно по другому. Почитайте что-нибудь из современных интернет-сайтов и убедитесь сами. Будущие поколения, вероятно, вообще перестанут выражать свои мысли с помощью текста и станут напрямую общаться через микрофон. Так действительно проще.
Нет, что вы, я беру книгу вместо пульта не потому, что лично мне так проще. Наоборот. Не потому, что не так, просто «проще» - не то слово.
****
Все святые, имеющие опыт непосредственного общения с Богом, утверждали, что Бог — это простота. А вот большинство теорий объяснения мира — сложные, поскольку они «сложены» из различных обрывков различных мировоззрений. При этом во многих из них нет места Богу, поскольку авторы «не нуждались в этой гипотезе».
Так вот, Бог -это единственная Простота, к Которой стоит стремиться. Простота, которая дает цельность. Цельное мировоззрение. Поскольку ни на что, кроме Самое Себя, не делится.
***
Хотя и здесь нужно соблюдать умеренность. Серафим Роуз говорил, что смирение не по уму, как и ревность не по уму, до добра не доводит. Если бы об этом хоть иногда задумывались наши ура-патриоты, постоянно пытающиеся заменить недостаток ума избытком ревности.
***
И опять-таки истоки этой болезни — самомнение и гордыня, этакая «православная спесь», очень точно определенная одной журналистской фразой: «Мы самим богом уготованы к вечному спасению, а вы тут все твари ничтожные». Последнее искушение суетного разума, уготованное ему тщеславием и гордыней, наиболее тонкое и потому наиболее опасное, что имеет под собой реальную, а не вымышленную основу.
***
Христианам действительно есть чем гордиться: по Божьему обетованию, «вы есть свет миру», избранный народ, язык свят, призванный Самим Богом к общению с Ним в блаженной вечности. В этом, и именно в этом христиане видят смысл человеческой истории. Чья голова не закружится, «чей язык не прославит», а ум не оцепенеет от такой перспективы? Повод ли это для гордости? Нет, ибо спасение дается только заслугами Спасителя, и, как спрашивает Апостол, «где то, чем гордиться? Уничтожено.». Сам Творец сходит на землю, чтобы спасти свое падшее создание. Страшная жертва. Страшная цена Искупления, и никакой человек не в состоянии заплатить ее. «Что воздам Господеви, яже воздаде ми?» Поэтому и гордость христианина — нечто другое, чем гордость мирского человека: в христианстве пристало гордиться — унижением, уничижением, хвалиться- немощами, величаться — смирением, обогащаться — нищетой. Страшная, абсурдная на взгляд мирского человека логика. «Яко мудрость наша в глазах века сего есть буйство». Буйство — это сумасшествие.
***
Страшная цена Искупления, страшна и цена за него: тебе, человек, дан Божий дар, не разменяй его по мелочам, не расплескай благодать по пустякам, не разменяй свой талантверы на «похоть очес и гордость житейскую», а принеси свой дар веры Его Хозяину (в латинском языке слова: владыка, хозяин, господин обозначаются одним словом) – Богу с прибылью, «чтобы люди, видя ваши добрые дела, прославляли Отца вашего Небесного».
***
Не так, как это делают «свидетели Иеговы», разбрасывая книжки примитивного содержания и приставая с проповедью к незнакомым прохожим. «Вот, еще одного обратил, еще одно очко для Царствия Небесного заработал» - какое-то компьютерное мышление. Не случайно нарисованные персонажи литературы современных сектантов больше похожи на голливудских героев. Какова вера — таков и метод, каков метод — таковы и герои.
***
«Христос принес себя в жертву, и значит мы спасены. Подумайте только, легкость-то какая! А где же труд, покаяние?» - спрашивает митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Иоанн. А если и так спасены, зачем тогда трудиться? Остается ходить и благовествовать.
***
Каждый христианин призван к благовествованию, прежде всего своей жизнью: любить, благотворить всем, даже врагам — Спаситель умыл ноги даже предавшему Его и от нас требует такого же максимализма — везде сея семя живой, деятельной веры, ибо «вера без дел мертва»: «сей на доброй земле, сей при дороге, сей на камне, придет время - пожнешь, если не ослабеешь».
***
Да, но зачем тогда Церковь, если плоды веры — добрые дела?
Ну хотя бы как гарант сохранения целостного Евангельского учения, чтобы некий ретивый интеллигент, одержимый реформаторским зудом, не решился «переделать» христианство, сделав его «удобным» в меру своего, естественно, понимания, «скрестив» его с буддизмом и учениями рериховско-блаватского толка.
***
В христианстве мистический элемент не менее и даже более важен, чем его моральная сторона; точнее даже будет сказать так: одно с неизбежностью вытекает из другого — иначе из Богоданного учения оно просто превращается в проповедь очередного моралиста, пусть даже и гениального.
Вас это больше устраивает? Тогда отложите Евангелие и следуйте за Толстым, который, как известно, скептически относился не только к Православию, но и христианству вообще и грозился написать «новое евангелие — нового Христа — Христа-материалиста»; пытаясь вычленить из христианства его главную составляющую — элемент веры. Несостоятельность таких попыток показал еще Достоевский: «Нет Бога — значит все дозволено». Нет вечной жизни, нет воздаяния, нет и ответственности. «Станет есть и пить, ибо завтра умрем».
Да, но почему все-таки Православие? Есть ведь и другие церкви.
Потому, что оно в наибольшей чистоте сохранило полноту Евангельской истины со времен Апостольских, не дерзнув ничем, даже самым малым, исказить богом данное учение в угоду духу века сего и сохранив апостольское преемство. Потому. Что «созиджу Церковь и врата адовы не одолеют Ее». К Богу ближе, вот почему!
Все попытки «реформировать» Церковь, как мы видим, неизбежно приводят к попыткам «реформировать» Христа…
Архимандрит Киприан, пытавшийся дать общий обзор типов грешников и кающихся, в своем труде «Типы грешников» дает такое определение «характеру интеллигента»: «Это полная противоположность...образу простеца. И по своему прошлому образованию, и по культурному наследию, и по своему отношению к Церкви и подходу к греху, он несет что-то очень непростое, для себя тягостное и болезненное, а для исповедующего его духовника это испытание пастырского терпения и опытности.
Тип человека, отличающегося высокой интеллектуальностью, свойственен всякой культуре и всякому народу. Тип этот занимал и всегда будет занимать в Церкви положение, отличное от положения простеца, и к нему духовнику всегда придется подходить иначе, чем подходит к человеку, далекому от интеллектуальных запросов. Но тип интеллигента есть продукт только русской истории, неведомый западной культуре. На нем сказались влияние исторические, культурные, бытовые, европейской цивилизации несвойственные. Этот тип, в его классическом облике второй половины 19 и начала 20 века, вероятно, историческим процессом будет сметен с лица этой планеты(блестящее прозрение), но в своей основе он носит типично русские черты, которые останутся в жизни, как бы история не повернулась.
Вот эти существенные особенности интеллигента:
1)повышенная рассудочность, и, следовательно, привычка говорить от книжных авторитетов;
2)недисциплинированность мысли и отсутствие того, что так отличает людей латинской, романской культуры, а именно: уравновешенность и ясность мыслей и формулировок;
3)традиционная оппозиционность всякой власти и иерархичности, будь то государственная или церковная; страстная увлеченность политикой;
4)характерная безбытность и боязнь всякой устроенности: семьи, сословия, церковного сообщества;
5)склонность вообще к нигилизму, вовсе не ограничивающаяся классическим типом Базарова или Марка Волохова, легко сохраняющаяся в церковной жизни;
6)влияние всяких в свое время острых течений, вроде декадентства, модернизма, проявляющееся в изломанности и изуродованности душевной. Все это можно было бы при желании умножить, но достаточно и сказанного.
...Маловерие типично для этой категории кающихся...
….Вы что, не согласны с тем, что Церковь надо реформировать? - зав отделом публицистики -пожилой вежливый и доброжелательный человек, задавший мне этот вопрос, похоже, спросил меня об этом только из вежливости, так как в его глазах он выглядит не более чем риторическим. Мой собеседник искренне недоумевает: как это не надо менять - а что же тогда делать?Ну как может взрослый, образованный человек усомниться в целесообразности проведения реформ, тем более в таком важном государственном институте, как Церковь? Смысл жизни такие люди видят именно в том, чтобы, как выразилась героиня одного фильма, “постоянно что-то менять” - прическу, квартиру, машину, мужа, Родину, убеждения…
Лишь бы это не касалось привычного и удобного для них уклада жизни: тогда, как вы понимаете, дело получает несколько иную окраску. Попробуйте заикнуться о том, что не мешало бы реформировать «Литературку», «Новый мир», или, допустим, перманентно издыхающий и вновь возрождающийся, как Феникс, журнал «Волга»… Глотку перегрызут. «Создайте свое издание и реформируйте на здоровье». Почему-то реформаторский зуд считается нормальным, когда речь заходит о чем-либо, не затрагивающих основ привычного уклада.
***
Почему-то та же логика абсолютно не действует, когда речь заходит о Церкви — считается, что здесь каждый трактовать по своему волен каждый, кому не лень. «Как Вы собираетесь реформировать Церковь, если Вы ней не принадлежите?» «Как это не принадлежу? Разве того, что я считаю себя к ней принадлежащим - недостаточно? Нет? А что еще нужно? Что Вы говорите – каждое воскресенье в храм ходить? Глупость какая, кто меня может отлучить от Церкви, если я каких-то три недели не заходил в Храм. Ну хорошо, не три недели, а три месяца или около того… По вашему, меня может отлучить от Бога некто, носящий рясу, только на том основании, что он считается «посвященным» и живет на те деньги, которые я несу со своей зарплаты? Вы это серьезно? Да, ну и взгляды у вас.…Остается только посочувствовать. Чего там еще? Раз в год причащаться? Колбасу нельзя по средам и пятницам? Ну вот видите, какое мракобесие – средневековье какое-то… и вы говорите, что не надо реформировать? Да, я, конечно, понимаю – постановления Вселенских Соборов и все такое прочее – но надо же и свои мозги немножко иметь… ведь с такими условиями в Церковь ни один нормальный человек не пойдет – если воспринимать все это на полном серьезе…»
***
А кто вам сказал, что Богу нужны «нормальные»? И что Ваша жизнь дороже, чем жизнь какой-нибудь полуграмотной тети Маши – только потому, что вы умные, интеллигентные и считаетесь «порядочными» в кругу своих знакомых? Ах, Вы не это имели в виду. А что? Вам кажется, что тети – машина вера, несмотря на весть авторитет Вселенских соборов, изрядно отдает язычеством и Вам хочется ее подкорректировать? Вы уверены, что это нужно и что так будет лучше? Я не уверен. Я не пророк, но я почему-то уверен: будет обязательно хуже.
****
Апостол утверждает, что «учение наше в глазах мира сего есть буйство». «Буйство» - это сумасшествие. Что Вы говорите? Ах, Вы догадывались, ноне до такой же степени… Конечно, безумство безумству рознь. Конечно, Вы готовы петь «безумству храбрых» и вам больше по душе взгляды Валерии Ильиничны. Но тогда, возможно, стоит сделать выбор между Церковью и тусовкой?
***
Ох уж этот творческий зуд! В начале века 20 двадцатого наша – в основном творческая – интеллигенция на все лады проклинала «тюрьму народов» - Россию и во весь голос кричала о необходимости если не социальной революции, то по крайней мере крупных реформ для превращения ее из «тюрьмы народов» в государство демократическое. Чем это все закончилось, мы все хорошо знаем.
***
В шестидесятые годы еще один интеллигентнейший человек и пламенный реформатор, стремящийся «переделать мир на разумных началах», написал свою знаменитую «Конституцию Союза Независимых Государств», которую можно считать гениальнейшим пророчеством того, в чем мы живем сейчас – вплоть до названия.
В самом деле, назовите хоть одно из положений сахаровской конституции, которые бы не удалось воплотить в жизнь. Право наций на самоопределение, вплоть до полного отделения? Будьте любезны! Президентская власть, как гарант независимости, в каждом из вновь образованных государств? Сколько угодно! Любой упрек: посмотрите, к чему привели все ваши попытки реформирования – вызывает взрыв благородного негодования – да как вы смеете! Ведь идея-то была – прекрасная! Виноваты объективные условия: тяжкое наследие прошлого, проклятые патриархальные традиции, мешающие перестроить менталитет с духом времени… Ну и вообще народ попался какой-то не такой – это все наши реформаторы никогда не забывали отмечать. Господа, вы неплохо устроились.
***
«Не вдадимся в область умозрений и состязаний, в которой некие люди – более других доверяющие своей мудрости – работают над изобретением лучших, по их мнению, человеческих обществ… Но еще нигде и никогда не создали они такого тихого и безмолвного жития… Они умеют потрясать древние государства, но не умеют создать ничего прочного… Худой гражданин царства земного и для Царства Небесного не годен.» (Святитель Филарет, митрополит Московский).
Демократам, не жалующим «церковных мракобесов и консерваторов», будет, наверное, небезынтересно узнать, как оценивали реформаторскую деятельность наших диссидентов - интеллектуалов их западные коллеги и покровители.
Вот что писал известный советолог профессор Пайпс в 1981 г.: «Технари не ученые, хотя Сахаров уникален… Такие люди либо аполитичны, либо послушны в политическом отношении, и, несмотря на весь шум, поднятый нашими интеллектуалами в США, я не нахожу, чтобы они были даже мужественными… на мой взгляд, единственный результат перенесения научной методологии в дела человеческие - высокомерие. Большинство ученых, которых я знаю, а среди них были и нобелевские лауреаты… сумев строжайшим образом соотнести выводы с фактами, отступают от этого принципа, стоит им вторгнуться в иные сферы. Они вламываются в политику и экономику, пребывая в жалком невежестве о сути вещей, о которых они берутся рассуждать…Какова психология этого высокомерия? Случается следующее: ученые, разрешив проблему в какой-либо области науки, приходят к мысли, что они способны в мгновение ока разрешить, на их взгляд, куда более простые проблемы. «Душа человеческая, заявляют они, ничто по сравнению, скажем, с молекулярными и генетическими структурами, тут все просто.» Ученые считают, что мы шайка юристов, которая выдумывает проблемы там, где их нет. Вне всяких сомнений - я не знаю ни одного случая, когда бы ученый, экстраполировав научную методологию в философию дел человеческих, преуспел в создании таковой». (Цитата по книге Николай Яковлев «ЦРУ против СССР»)…
***
Не меньше, чем Сахаров, для развала России сделал другой кумир нашей интеллигенции – Александр Исаевич Солженицын. «Солж», как они его именуют.
Ну вот, скажет иной читатель, гений умер – теперь можно пинать мертвого льва. Ну, во первых, автор писал о разрушительности идей Солженицына еще при жизни Александра Исаевича.
***
Знали бы вы, чего мне это стоило! Смотрите, например, «Обозреватель – Observer февраль 2002 №2(145). «Какая интеллигенция нужна стране?» Кстати, журнал сегодня можно найти лишь в библиотеках. Мои читатели, пытавшиеся найти эту статью в Интернете, натыкались на ссылку «у вас нет доступа к этой странице». Я понимаю, что издание, в котором публикуются заместители глав правительств – это серьезно, и все же – что это за СМИ такое, к которому, как в советские годы в спецхран, нужен специальный допуск? Самое комичное, что сайты с пособиями для террористов и детское порно при этом – совершенно свободно! Даже ссылки: для пользователей сотовых компаний (названия самых известных в России операторов связи) – детское порно - бесплатно!
***
А во вторых- идеи Солженицына для нашей и так находящейся сегодня не в самом цветущем периоде страны действительно разрушительны.
Журналистка одного православного издания, ставящая имя Солженицына рядом с именем Маяковского, совершенно справедливо пишет, что навряд ли серьезным государственным мужам придет в голову применять его идеи на практике, потому что это приведет к краху существующей системы. «Ведь он призывал всех (без исключения) к самоограничению и самоуглублению.»
Да нет, не поэтому. Все призывали «к самоограничению и самоуглублению» – Христос и Будда, Конфуций и Толстой, Маркс и Кастаньеда… А именно потому, что он призывал к краху существующей системы. Нужно покончить с имперским величием России! – как ритуальное заклинание. Это при льстиво-угодливом в адрес американцев: «Ход истории возложил на вас руководство миром!». И при лицемерной «молитовке» О «Расеюшке», о ее «долюшке»…
Православный говоришь, …? Патриот,…? Да лучше б демократом был – для России это было бы менее разрушительно!
***
Да и по поводу «применения идей на практике» я бы поспорил – глава вновь образованной Российской Федерации распоряжается размножить и раздать депутатам Верховного Совета главный философский труд Солженицына – «Как нам обустроить Россию». Если это не применение идей на практике, «способных привести к краху существующей системы» - то что это?
****
Сегодня можно сказать, что мечты Александра Исаевича удалось воплотить в жизнь – с имперским величием России покончено – мы скатились до положения региональной державы. Ну и как – проявив «широту души» в «самостеснении», «ужавшись» «ради других» - мы стали духовно богаче? Где великая русская литература? Где старое «душевное» кино? Где старые добрые мультики?
Раньше иностранцы восхищались – ну надо же, у нас в дороге любой случайный попутчик поделится захваченным из дома обедом. Сейчас, как на «цивилизованном» Западе – каждый жрет в одиночку. Я, как диабетик, часто в больнице лежу – знаю, о чем говорю.
Может, нашим соседям теперь легче? Третий мир безумно рад развалу империи? Может, хоть американцам, уже не скрывающим планов «за счет «самостесненной» России», лучше жить стало?
****
Как так получается – почему проповедники разрушительных для России идей становятся вдруг учителями патриотизма – тема отдельного большого исследования. Даст Бог – напишу. Дал бы только Бог силы. И время. С момента написания первых строк этого текста без малого полвека прошло. Считай – почти вся сознательная жизнь.
***
Федор Михайлович Достоевский устами Алеши Карамазова остроумно обозначил это явление как «самомнение просто чрезвычайное», свойственное людям крайне молодого возраста: «покажи любому русскому школьнику карту звездного неба, которую он видит в первый раз, и он вернет вам ее на следующий день исправленною». Анатолий Собчак назвал наших диссидентов «вечно юными бородатыми мальчиками» и добивал еще что-то менее лестное - по поводу их мозгов. Знал, наверное, о чем говорил. А Валерия Новодворская как-то в одном из интервью призналась: «Таким, как мы, нельзя давать власть… Мы способны развалить любое общество». Ведь надо же – все понимает, а…
***
Самый большой упрек Православной Церкви: «Да они же Толстого отлучили!» Как будто талант - это признак принадлежности Богу, вне зависимости от того, на чьи интересы он работает. Впору писать новое евангелие: «Блаженны талантливые, яркие и самобытные, ибо к ним благоволит тусовка». Толстой, как известно. Преуспел в написании именно своего евангелия – и был за это отлучен.
***
Лев Николаевич Толстой… Одна из самых великих и, пожалуй, самых трагических фигур русской литературы. Человек, не сумевший понести груза своего таланта. Льву Николаевичу так понравилась роль учителя (Сахарова начала 20 века), навязанного ему нашей «демократической» интеллигенцией, что под конец своей земной жизни он, как известно, почти вовсе отошел от литературного творчества и писал только публицистику – уча, как надо жить.
Кстати, и сама публицистика Льва Николаевича есть ни что иное, как переложение «Добротолюбия» (собрания сочинений Отцов Церкви). Но в христианстве никто не додумался до такой, как выразился Константин Леонтьев (окончивший, повторюсь, земную жизнь как монах Климент) «человеконенавистнической» идеи, как ограничение половой жизни только деторождением.
«Но, во избежания блуда, каждый имей свою жену и каждая имей своего мужа…не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будете вместе, чтобы не искусил вас сатана невоздержанием вашим»…(Корниф 72, 3-5).
***
А налагать на ближнего «бремена неудобоносимые» есть признак нелюбви к нему ,за что Спаситель и обличал фарисеев. Психологи утверждают, что чересчур большая требовательность к ребенку у родителей свидетельствует об отсутствии любви и уважения к нему. Родители не могут принять свое чадо таким, как оно есть и пытаются его переделать. От большой любви, как известно, на скрипке играть не заставишь…
****
После смерти Сахарова группа «демократически настроенной» интеллигенции пришла в храм с требованием отслужить «о нем» панихиду, и когда священник отказал, это послужило поводом к обвинению в печати служителей Церкви в консерватизме и мракобесии. И никому из демократов просто не пришло в голову задать элементарный вопрос: а был ли Андрей Дмитриевич не верующим, а хотя бы просто – крещеным человеком. «А не все ли равно?»
****
Архиепископ Никон (Николай Рождественский) пишет, как в начале двадцатого века на похоронах Комиссаржевской, гроб с телом которой ее почитатели забросали венками с надписями: «Радуйся, небо, принявшее твою душу» и «благословенна ты в женах» саратовские «демократы» требовали, чтобы панихида была отслужена непременно в соборе вместо литургии, а когда архиерей предложил служить в приходской церкви – оскорбились и разослали возмущенные телеграммы «с клеветой на служителя Божия, будто он не дозволяет служить панихиды». В Москве требовали, чтобы панихида была отслужена именно в театре, «а когда духовенство сочло это неприличным и предложило идти в Божий храм, то отказались и сами сочинили «гражданскую» панихиду с кощунственным пением «вечной памяти» и «со святыми упокой».»
***
-А что такое, по Вашему, Церковь?
-???!!?
- Ну, что Вы собрались реформировать?
Похоже, мой собеседник не в состоянии толково ответить на поставленный вопрос. По христианскому вероучению, Церковь – это Тело Христово. Всякий, считающий необходимым реформировать Церковь, должен неизбежным образом прийти к мысли о необходимости «реформирования» Христа, как это и сделал Лев Толстой. Всего лишь доведя свое учение до логического завершения.
****
…Нет. Мой собеседник имел в виду конечно же не это - не Церковь как организм, но – как организацию…
Хотя организация – неотъемлемая часть организма, мой собеседник несколько опоздал – реформа Церкви прошла без него. Вернее – до него. Сначала в римско – католической Церкви, первосвященники которой присвоили себе право «непогрешимости» в церковных вопросах, затем был Мартин Лютер, провозгласивший «я на том стою и не могу иначе», затем – прочие реформаторы, начиная с баптистов и заканчивая «свидетелями Иеговы»… Всякое отступление от догматов, заповеданных Соборным разумом Церкви, ведет к извращению христианского вероучения, раздиранию Живого Тела Церкви.
Церковь не нуждается в реформировании, как обладающая Истиной, имя Которой – Христос («Я есть Путь, Истина и Жизнь»), «Который ныне и во веки тот же».
Мозги надо реформировать, господа, а не Церковь!
***
-Да с чего вы взяли, что полнота истины должна быть непременно в этом учении? – слышу я голос своего оппонента. Сам Христос говорил своим ученикам: «Многое имею вам сказать, но не уразумеете!»
Сколько раз я слышал этот довод из уст наших религиозных демократов, и при этом в этой фразе всегда прочитывалось: ну, это они, полуграмотные рыбаки, не могли уразуметь, чему их учил Спаситель, но мы-то современные интеллигентные люди – уразумеем!
***
И вот цельное учение, заповеданное Самим Богом, начинают произвольно трактовать лишь потому, что так кажется «удобнее» и в результате появляются выражения типа «Православие сегодня – это Александр Мень», а героями газетных публикаций становятся «священники» Глеб Якунин, Георгий Чистяков, Иван Охлобыстин и прочие неообновленцы, щеголяющие «независимостью» и «демократичностью» своих высказываний – типа «святые безбожники» - люди, на мой взгляд, абсолютно враждебные христианству, но льстящие гордому духу интеллигентской тусовки. Ну кажется – так просто: не нравится тебе Православие – выбери другую конфессию или создай свою… «Нет, мы не отказываемся от Православия, но его необходимо реформировать…» Не надо нас реформировать, господа, мы вас об этом не просили. У нас и так уже немного своего осталось…
***
Попытка же «похавать культуры», не прилагая для этого особых усилий, более того – не желая даже размышлять, к чему же подобная всеядность может привести, всегда приводит к плачевным, более того – комичным результатам.
Достаточно посмотреть на нашу творческую (да и не только творческую) тусовку. Отсюда и стеб, и стремление возвыситься и посмеяться над всем, что хоть как-то не укладывается в собственное убогое разумение, как следствие собственной неполноценности и проистекающей оттуда неуверенности в себе, и спесь, переходящая в соглашательство и лакейство перед любым самым надуманным авторитетом, и увлечение всякими новомодными учениями – в результате отсутствие укорененности в чем-то действительно глубоком – короче, от пустоты душевной.
***
Я долго не мог понять, почему герои нашей масс-культуры несут на себе столь ярко выраженную печать ущербности, приправленную изрядной долей невежества и хамства?
Почему именно они столь милы нашей творческой братии, что не сходят с телеэкранов, в то время как умных, интеллигентных лиц практически не стало? Потом понял – это как реакция на чувство собственной неполноценности обывателя, человека из толпы, «среднего» во всех отношениях человека, на которого ориентируется и которым формируется наша масс-культура. Он инстинктивно чувствует свою ущербность и усредненность и потому зачастую красивый, умный, интеллигентный и воспитанный человек вызывает у него отторжение.
…То ли дело Леня Голубков – он ничем не лучше меня и значит – один из «наших». То же – с западной киноиндустрией, особенно с мультфильмами. Примитивизм, как и в «творчестве» многих наших юмористов, заложен из боязни, как бы умный человек не оказался слишком «сложным» и не оттолкнул потребителя.
***
Отсюда – и так называемое «элитарное» «высоколобое» искусство: «здесь вход только для избранных – тебе, быдло, тут делать нечего». Быдло разворачивается и идет смотреть то, что для него приготовили похавать.
****
Пример в тему. Запомнилась фраза из моего школьного учебника литературы: «Он (Лермонтов) показывает не только высокие моральные качества Максим Максимыча (слова-то какие! И этакая казенщина – о бескорыстнейшем человеке с золотым сердцем, который по замыслу автора должен представлять собой образец простого русского характера!), но ограниченность его кругозора…
- Чай, это французы ввели моду скучать?
- Нет, англичане.
- А – га, вот что! – ответил он, да ведь они всегда были отъявленные пьяницы.»
***
До чего типично для нашего интеллигентского сознания – этакий «простой добрый человек» с «золотым сердцем» - что-то вроде Пьера Безухова – симпатичный чудак, смешной, безобидный и недалекий, который не мешает раскрываться красивым страданиям «лишних людей» - скучающих, сытых, черствых, равнодушных и эгоистичных, способными добиваться цели любыми средствами (цель, как правило, одна – наслаждение. Любовь для таких людей – тоже не более чем наслаждение), но готовых отбросить ее сразу, как только она наскучит, даже если речь идет о судьбе человеческой.
***
Чем же так симпатичен публике этот, по определению критики, «лишний человек» - он трудится, созидает, с ним связаны надежды на обновление России? Нет, он лишь «протестует», поскольку совершенно не вписывается в окружающую действительность – ему в ней, видите ли, «душно», поскольку она не дает раскрыться прекрасным свойствам его натуры. Революции ему не хватает – уж там-то можно «пораскрываться» вволю, вдоволь покуражившись над столь ненавистным «темным царством». Хорош типчик, нечего сказать!
****
Причем что интересно: в жизни каждый из нас предпочел бы иметь дело с Максим Максимычем – если это именно дело, а не пустая болтовня – как более надежным и порядочным, а восторгаемся и любуемся почему-то Печориным. Если и готовы любоваться «простым русским характером», то непременно с элементом комической неуклюжести, как в старом телеролике: «Дима, помаши рукой маме!». Признать «простого» человека равным себе, образованным и утонченным? Да вы с ума сошли!
*****
Так чем же все – таки привлекает нашу интеллигенцию «лишний человек», воспетый русской классической литературой (точнее нашей окололитературной и околокультурной критикой, сделавшей своей профессией право объяснять, что хотел сказать художник – своей картиной, а автор – своим произведением)? Чацкий, Онегин, Печорин, Базаров и иже с ними? Неординарные личности? Да, безусловно – волей автора они на голову выше своего окружения (хотя –даже волей автора - всегда ли выше? Это тема для отдельного разговора) и именно поэтому обречены на то, чтобы вызывать сочувствие. По крайней мере – определенный интерес и симпатию. Но ведь Люцифер тоже поначалу был самым совершенным из Ангелов.
***
Как же они распоряжаются доставшимися им недюжинными дарованиями – они пытаются поставить их на службу людям? Может, кто-то из них прославился выдающимися открытиями, перевернувшими представлениями об окружающем мире? Созданием каких-то новых систем, которые могли бы изменить жизнь окружающих людей? Нет, они даже пытаются что-то изменить и вообще каким-либо образом вмешаться в окружающий мир – они его для этого слишком презирают. Хорош типчик, нечего сказать!
Исключение – да и то лишь в некоторой степени – составляет в этом ряду разве что Базаров, но и того автор вынужден убрать из жизни по той простой причине, что не знал, что с ним делать – он никак не вписывался в окружающую действительность. Нигилисты, бунтари, революционеры – что они могли принести в эту жизнь? Увы, сегодня мы слишком хорошо это знаем.
Учитывая эту уступку общественному мнению, ориентированному на усредненность, становится понятным, почему, как признался в интервью один известный артист, «всем провинциалам в столице, чтобы добиться своего, приходилось всегда придуриваться…И Шукшин придуривался, и другие…» далее – ряд известных фамилий.
Почему только в столице? Уверяю вас – у нас, в России, абсолютно та же ситуация.
В «Братьях Карамазовых», несмотря на горячее желание Алеши остаться в монастыре, старец «благословляет» его «в мир», и читатель (по крайней мере в большинстве своем) находит это естественным и справедливым, по крайней мере исходя из тех мифологизированных представлений о «хождении в народ», к которым приучила нас отечественная историография.
При этом совершенно упускается из виду, что в данном-то случае герой Достоевского – не интеллигент, по крайней мере в том виде, каким рисует интеллигента как русская классическая литература, так и все наше мифологизированное сознание – он поистине не от мира сего.
И учитывая это – вместо монастыря, где, возможно, этой чистой душе и место – в этот грязный, подлый, полный житейских искушений мир – какую страшную судьбу, какой крест готовит герою автор! В самом деле, что остается Алеше? Стать земским учителем? Жениться на Лизочке – этой вздорной, взбамолошной, высокомерной девчонке, неспособной не то что оценить – понять (а следовательно – и принять) эту жертву. Мы умиляемся этой сценой и воспринимаем ее как должное, а чему умиляться-то? Мы готовы вслед за героиней рассказа Тэффи воскликнуть: «Назвался праведником (будто они сами называются, такие души): будь добр – тяни воз. Господи, какие же мы сволочи! Прости нас, грешных!
***
Чтобы понять, почему Федор Михайлович поступил именно так, надо вспомнить то время, когда писались «Братья Карамазовы». Конец 19 века, начало разгула бесовщины и хождения интеллигенции «в народ». Благословляя Алешу Карамазова в мир, автор, возможно, хотел хотя бы таким вот образом оказать некоторое противодействие несущей разрушительные революционные идеи в народ интеллигенции.
Увы, Федор Михайлович недооценил силу своего слова. Если Лев Толстой погиб (а для вечной жизни, в отличие от русской литературы он именно – погиб) оттого, что не понес груза своего таланта, то Достоевский, на мой взгляд, допустил ошибку, недооценив его силу.
***
Задумаемся - не с Достоевского ли если не получило развитие, то по крайней мере стало особенно популярным в среде православной интеллигенции такое явление, как старчество: в мир так в мир, в монастырь так в монастырь – как старец благословит. Ему, дескать, виднее. Где уж тут речь вести о Богом дарованной человеку свободе! Достаточно сказать, что, по воспоминаниям современников, в Оптиной пустыни роман Федора Михайловича был воспринят достаточно неоднозначно.
И так укоренилось среди даже далеко не глупых и зачастую довольно прилично образованных людей это стремление «строить жизнь» под мудрым водительством старца, берущего на себя бремя ответственности за принятие жизненно важных решений, что священному Синоду более чем сто лет спустя – 29 декабря 1998 года – пришлось принимать постановление «Об участившихся в последнее время случаях злоупотреблений некоторыми пастырями вверенной им от Бога властью «вязать и решить» (Матф 18-18), «имея в виду участившиеся требования мирян на канонически неоправданные действия отдельных пастырей, указать священникам, несущим духовническое служение, на недопустимость принуждения или склонения пасомых, вопреки их воле, к следующим действиям или решениям: принятию монашества, несению какого – либо церковного послушания, …вступлению в брак, разводу или отказу к вступлению в брак…, отказу от супружеской жизни в браке…, отказу от участия в выборах или иных гражданских обязанностей, отказу от получения медицинской помощи, отказу от получения образования, трудоустройству или перемене месту работы, изменению местожительства.
2.Напомнить всем пастырям Русской Православной Церкви …о недопустимости для православных пастырей вводить в духовническую практику какие-либо нравственные или иные требования, выходящие за рамки предписанного…и, по слову Спасителя, «возлагать на людей бремена неудобоносимые» (Лк 11- 46).
3. Напомнить всем пастырям – духовникам о том, что они призваны помогать своим пасомым советом и любовью, не нарушая при этом Богоданную свободу каждого христианина. Подчеркнуть, что беспрекословное послушание, на котором основывается отношение послушника к старцу в монастырях, не может в полной мере применяться в приходской практике во взаимоотношениях между священником и его паствой».
Свобода подразумевает под собой ответственность. Где нет свободы – там нет и ответственности.
***
Человеку, далекому от Церкви, может показаться, что это проблема, так сказать, частная, к широкому кругу людей отношения не имеющая.









***
«Даже сегодня, когда люди стали так слабы, что не могут смотреть правде в лицо, не следует смягчать реальность будущей жизни. Тем же, которые осмеливаются считать, что они знают волю Бога Живого и осудить Его за «жестокость» - будь они нигилисты или более сдержанные гуманисты – можно указать на то, во что они веруют – на достоинство человека. Бог призвал нас не к современным «небесам» покоя и сна, но к полной обожествляющей славе сынов Божиих, и если мы, которых Бог считает достойными этого, отвергаем Его призвание, тогда для нас лучше адское пламя, мука, служащая последним и ужасным признанием человека и Божественной негасимой любви ко всем человекам, чем ничто, на которое уповают нигилисты и маловеры нашей эпохи. Человек достоин только ада и никак не меньше, если он не достоин Небес». (Серафим Роуз «Человек против Бога» Заключительные слова.)
***
«Россия переживает то, что пережили другие христиане – бесноватость, и относиться к ней надо, как к больному человеку». (Архиепископ Феофан Полтавский).
Казалось бы, уже окончательно и уже довольно давно излечилась Россия от страшной болезни – коммунизма, а бесноватость, судя по всему, все продолжается. Не потому ли, что устранены лишь внешние причины без каких-либо попыток кардинального лечения, более того – постановки самого диагноза болезни?
*****
«Когда же нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит его (ибо покой – свойство мирной души – противно ему И.Т.) и не находя говорит: возвращусь в дом мой (человека, общество, государство – чтобы мучить (мутить) его и тем удовлетворять свою жажду разрушительной деятельности И.Т.), откуда вышел. И пришед находит его выметенным и убранным; Тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя, и вошедши живут там; и бывает для человека того последнее худшее первого». (Лк 11, 24-26).
****
«Какова же природа нигилистической веры? Она прямо противоположна вере христианской и потому ее нельзя по настоящему назвать верою. В то время как христианская вера радостна, уверена, искренна, любяща, смиренна, терпелива, покорна Воле Божией, ее нигилистическая противница полна сомнений, подозрений, отвращения, зависти, ревности, гордости, нетерпимости, бунтарства, хулы – в каждой конкретной личности преобладают одно или два из этих качеств. Для нее характерна неудовлетворенность собой, миром, обществом, Богом, она знает только одно: она не примет ничего, как оно есть, но все свои силы посвятит тому, чтобы все изменить или ото всего убежать. Бакунин весьма точно назвал это «чувством бунтарства, сатанинской гордыни, с презрением отвергающей подчинение любому господину, будь он Божественного или земного происхождения». (Серафими Роуз «Человек против Бога» 60-е гг 20 в)
***.
Как-то мне попался на глаза доклад, прочитанный на заседании одного научного общества знаменитым фантастом Станиславом Лемом: «Грядут сексуальные войны». Маститый писатель, лауреат многочисленных премий, член мыслимых и немыслимых научных и литературных обществ, почетный доктор многих академий и столь любимый критиками «демократической» ориентации крайне обеспокоен проблемой перенаселения нашей планеты. Обеспокоен настолько, что СПИД, по его мнению, несомненное благо, ибо «как только вирус удастся превозмочь, прирост населения увеличится». Этого, как вы понимаете, допустить никак нельзя. С этакой бедой необходимо бороться.
****
Видимо, наскучив игрой с созданным его воображением компьютерными мирами, автор решил спуститься на грешную землю и предлагает ей вполне конкретный рецепт спасения от нависшей над ней смертельной угрозы перенаселения: «Полагаю, чтобы затормозить эту естественную плодовитость Земли, потребуется биологическое вмешательство, которое я назвал «сексуальными войнами» (пусть читатель не обольщается наукообразной терминологией – речь в докладе идет именно о войнах, которые автор намерен вести ни с кем иным, как со всем человечеством, что видно из дальнейшего текста доклада), для чего в еду человека, продукты питания и даже культурные растения должны добавляться «псевдогормональные» препараты, влияющие на его плодовитость.»
***
Поражает бесстыдство, с которым автор развивает свои людоедские теории. «Самая прогрессивная и демократическая» страна в мире, протестующая против запрета ряда европейских стран на импорт генетически модифицированных продуктов конечно же – как факта «нарушения прав человека», тоже разрабатывает свои программы искусственного ограничения рождаемости, но стоит отметить, что первым идею бороться с избытком человеческого материала с помощью тотальной войны против всего человечества путем гормональной кастрации озвучил именно представитель так называемой творческой интеллигенции – классик научной фантастики.


***
Станислав Лем: «Цивилизацию создают идиоты, а остальные расхлебывают кашу» А ведь в принципе прав, верно?

***
Хотя в принципе и эта идея не нова – нечто подобное в свое время предлагали Мальтус, Геббельс и иже с ними. Казалось, во всех школьных теориях прокляли их людоедские теории, со всех кафедр заклеймили, ан нет… Вопиюще показательный факт – в среде научной общественности, не говоря уже о «демократических» средствах массовой информации, не раздалось ни одного сколько – нибудь внятного голоса, осуждающего наукообразные людоедские теории знаменитого фантаста. Им уже – все дозволено? Поистине, если человечество погибнет, то от собственного умопомрачения, водимое «буйными и слепыми вождями».
Боже, милостив буди нам, грешным! Спаси и помилуй нас!
ИГОРЬ ТЕСЁЛКИН
Саратов 1991 – 2003гг
Окончательная редакция – 2010, для журнала «Волга».

см подробнее https://new.vk.com/public125806213

Отклики на «Идеократию»
- Когда читал слово "Идеократия" - власть идеи, почудилось "Идиократия" - власть идиотов))
Всю статью не осилил, Вы уж извините, Игорь.
Спасибо!
- Ну, каждому по силам! Автор её писал четверть века: вырезал самые лучшие куски из неопубликованного - получилась книга. Ну, может и читать её стоит не в один присест. Тем более что автор и готовил эту вещь к интернет - ФОРМАТУ - МАКСИМАМЛЬНО ПРИБЛИЖЁННО К ИТНЕЙДЖЕРАМ - РАЗБИЛ НА КУСКИ СО ЗВЁЗДОЧКАМИ.
Сам ловлю себя на том, что не могу сосредоточниться на длинных вещах - давно не читал ничего длиннее главы Евангелия. Как говорит моя хорошая подруга саратовская поэтесса Таня Лисина - я своё не успеваю писать, куда мне чужое читать? Дай Бог до смерти всё свое увидеть опубликованным, тем боле что здоровье так и шепчет...

Отклики на «Идеократию»
- Когда читал слово "Идеократия" - власть идеи, почудилось "Идиократия" - власть идиотов))
Всю статью не осилил, Вы уж извините, Игорь.
Спасибо!
- Ну, каждому по силам! Автор её писал четверть века: вырезал самые лучшие куски из неопубликованного - получилась книга. Ну, может и читать её стоит не в один присест. Тем более что автор и готовил эту вещь к интернет - ФОРМАТУ - МАКСИМАМЛЬНО ПРИБЛИЖЁННО К ТИНЕЙДЖЕРАМ - РАЗБИЛ НА КУСКИ СО ЗВЁЗДОЧКАМИ.
Сам ловлю себя на том, что не могу сосредоточниться на длинных вещах - давно не читал ничего длиннее главы Евангелия. Как говорит моя хорошая подруга саратовская поэтесса Таня Лисина - я своё не успеваю писать, куда мне чужое читать? Дай Бог до смерти всё свое увидеть опубликованным, тем боле что здоровье так и шепчет...


Здравствуйте,

С сожалением вынуждены сообщить, что анонсирование произведения "Идеократия. Опыт анализа современной бесовщины" не соответствует редакционной политике сервера Проза.ру, в связи с чем он был снят из ленты анонсов.

Продолжение темы см

О войне – с любовью
http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/obsh/1931137.html?author






Молитва царя Давида о прошениях

Господи Иисусе Христе Сыне Божий, исполни во благих прошения моя!

Молитва о чтущих молитву
Игоря Храмова Тесёлкина

Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помяни всех, со страхом Твоим и добрым расположением чтущих молитвы сия ( составленныя тексты ) и исполни во благих прошения (желания и чаяния) их, и их молитвами помилуй и спаси нас грешных. Аминь!

Молитвы о всяком прошении

https://www.chitalnya.ru/work/2306516

https://www.litprichal.ru/work/303420

https://ruizdat.ru/show-stihi.php?ID=18433

http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/relig/1930968.html?author


Прошу молитв о вразумлении р. Б Игоря и Валентины (ж)
https://ruizdat.ru/show.php?ID=2215

https://www.litprichal.ru/work/30340

https://lit-salon.ru/proza/o-torguyuschih-tainami-serdca-8666.html

https://www.chitalnya.ru/work/2309081

https://www.litprichal.ru/work/303916

https://www.litprichal.ru/work/304036

https://www.chitalnya.ru/work/2310291/
О дураках, старчестве и воле Божией

https://lit-salon.ru/proza/o-durakah-starchestve-i-vole-bozhiei-8724.html

https://www.litprichal.ru/work/304203

https://www.chitalnya.ru/work/2311663

Главная Тайна Святой Руси

http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/proza/1927251.html?author
Как молиться о нынешней антинародной власти?

Найти просто, забив в поисковик

ИГОРЬ ХРАМОВ ТЕСЁЛКИН
https://vk.com/id264832481 страничка в Контакте

https://www.facebook.com/profile.php?id=100011989815480 –страничка в фейсбуке


Гугл - https://e.mail.ru/message/1461174983000000065


https://ruizdat.ru/alist.php?aid=1376

https://www.litprichal.ru/users/hramov-teselkin


https://www.chitalnya.ru/users/hramov-teselkin


Помолитесь, чтобы Господь открыл Истину и Святую волю Свою!

Нуждаюсь в Вашей молитвенной и материальной помощи. Мы с мамой больны тяжёлой формой сахарного диабета. Нуждаемся в дорогостоящем лечении и диете - питании, которое также – часть лечения. Наше здоровье стремительно ухудшается, особенно зрение, а денег нет. Помогите, кто чем может, в первую очередь – молитвой!

Автор просит молитвенной помощи в издании детской книги

Детская книга
Смешинки для Кристинки

https://www.litprichal.ru/work/303559

https://www.chitalnya.ru/work/2307048

https://lit-salon.ru/stihi/detskaja-kniga-smeshinki-dlja-kristinki-52237.html


http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/stihi/1928269.html?author


Меня заблокировали на сайтах ПРОЗА. РУ и СТИХИ. РУ одновременно. Около полутора тысяч текстов на стихи.ру и около двухсот текстов на проза. Ру недоступны для моего читателя. Прошу неравнодушных помолиться, чтобы мой труд не пропал даром. Помолитесь, чтобы Господь сделал мои труды вновь доступными для читателя.
Кроме того, у меня в черновиках находятся как минимум несколько сотен молитвенных и несколько десятков иных текстов. Помолитесь, чтобы мой труд не пропал даром: чтобы Господь дал мне силы, материальные ресурсы и всё потребное для того, чтобы донести дарованное мне Богом до моего читателя.
Найти просто, забив в поисковик

ИГОРЬ ХРАМОВ ТЕСЁЛКИН
Банковские реквизиты:
Получатель
Тесёлкин Игорь Михайлович

Банковские реквизиты:

Тел 8-917-323-20-35

Карта Сбербанка

4276 5600 2490 4684
Спаси Христос!




Многие интересуются, почему не заведу себе киви – кошелёк или яндекс – деньги. Не могу: телефон старый, кнопочный…






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Ключевые слова: Идеократия Опыт анализа современной бесовщины,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 77
Опубликовано: 25.06.2018 в 21:22
© Copyright: Игорь Храмов Тесёлкин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1