Советы: Трампу


                                                                                      ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                                                                             СОВЕТЫ: ТРАМПУ

           Поэт Кондратьев, может быть, не самый человечный человек, но тоже – очень человечный. И добрый, и отзывчивый, и… Словом, положительные качества поэта Кондратьева перечислять можно (и нужно) очень и очень долго, но всё равно не исчерпать их до конца. Да что там – и до половины не исчерпать. И Трамп сразу это понял. То, что Ким слегка суховат, Трамп прямо не говорит, но видно, что с человечным поэтом Кондратьевым ему легче общаться. Проще. Интереснее. Полезнее…

            Вот он и стал этим беззастенчиво пользоваться. Как-то звонит и без предисловий спрашивает:

            – Ну, уже знаешь?

            – Конечно знаю. Как бы я – Я! – мог бы это не знать? А что – это?

           Трамп помялся, помолчал в трубку, а потом заявил:

           – Да проблемы у меня с Меланьей.

           Хотел было поэт Кондратьев сказать Трампу прямо: “А не женился бы ты, старый чёрт, на молоденькой”, – но не сказал, потому что поэт Кондратьев, как хорошо известно, – очень, очень деликатный. И корректный. И выдержанный. И…

            Вот он и сказал:

           – А ты чего ждал? При молодой-то жене… А ты, уж ты меня извини, давно – уже не мальчик.

           – Да я не о том. Я…

           Тут уж поэт Кондратьев проявил твёрдость. И непреклонность. И…

           Он Трампа перебил:

           – Нет! Я ничего не хочу знать. Ишь, чего удумал. Возникли проблемы – сходи в спортзал – подкачайся. Сходи в кафешку: съешь сметанки, орешков… А подробности мне знать не нужно. В конце концов – есть сексологи. Сексопатологи. Сексшопы всякие… А там – чего только нет. Наверное…

           А Трамп отвечает:

           – Вот за это – спасибо. Мне именно это и нужно было – добрый совет. Но не один. Я ей, понимаешь, в день рождения ничего не подарил. Ну, как ничего? Открытку я ей подарил. Ведь у вас, в России, говорят же, что дорог не подарок, ну, в смысле – его цена, а дорого – внимание. Правильно я говорю?

           – В целом – да. Но ведь это – в России. А у тебя, в твоей УСА[1], чёрт его знает… Так, что зря ты так с Меланьей обошёлся. И сам – не юноша, и подарок – дешёвый.

            – Так как быть? – упавшим голосом спрашивает Трамп.

           – Как быть, как быть? Вот ты – недотёпа. Проштрафился в день рождения – исправься.

           Трамп замолчал. Видимо. В ступор впал. Потом говорит:

           – Вот я думал правду люди говорят, что ты – умный, разумный и… Мудрый… А ты… А ты предлагаешь мне целый год ждать следующего дня рождения.

           – Да-а-а, – говорит поэт Кондратьев, – ты – тяжёлый случай. И не просто тяжёлый случай. Ты – особотяжёлый. Кто тебе предлагает ждать год? Не нужно ждать.

           Трамп обрадовался, что целый год ждать не нужно. Но и огорчился. Спрашивает:

           – Так ведь повод нужен, чтобы подарки делать. А без повода никто ничего не дарит.

           – Так вот тебе и повод – Восьмое марта.

           – Вот здорово! – снова обрадовался Трамп. – А что это за повод такой – Восьмое марта?

           Поэт Кондратьев вздохнул тяжело, но ответил:

           – Да, совсем вы, усайцы, с ума посходили с вашим суфражистским движением. Восьмое марта – это Международный женский день. Праздник такой.

           Трамп, как услыхал, что скоро праздник, когда он может перед Меланьей извиниться, так сразу трубку и бросил. Но сразу же перезвонил. сообщил:

           – Вот послушай. Решил я Меланье, как ты и присоветовал, на Восьмое марта что-нибудь подарить. Ты как думаешь, что лучше: духи, помаду или скороварку. Там в магазине как раз скидки. А если взять ещё и пылесос со стиралкой, то набор кастрюль – в подарок. Ну, как?

           – А ты точно хочешь знать моё мнение?

           Даже через океан было слышно, как Трамп от возмущения чуть не задохнулся, вскричав:

           – Хочу ли, чёрт возьми, я знать твоё мнение?! Да ты, если хочешь знать, тот человек, мнение которого я только и хочу знать! Чёрт возьми!

           По форме, конечно, грубовато, но по сути – всё верно. Вот поэт Кондратьев и говорит:

           – Ну, уж если сам попросил высказать моё мнение, то слушай: не зря говорят, что усайцы – ну, тупые! А ты – главный усаец. Ну, тупой.

            – Да это я и сам знаю, – перебил Трамп, – что есть – то есть, а ты скажи лучше, что с подарком делать? На чём остановиться?

           – А на чём хочешь. Только не забудь и для себя подарочек: верёвку покрепче и мыло душистое. Именно это тебе и понадобится, коли подаришь Меланье то, что мне перечислил.

           – Так что же подарить?! – вскричал Трамп и в этот момент, первый и последний раз, его вера в бесконечную мудрость поэта Кондратьева подверглась самому большому искушению вероотступничества.

           – Ладно, пользуйся моей добротой. Ты Норму Джин Мортенсон знаешь[2]?

           – М-м-м…

           – Не мычи. Хорошо, спрошу иначе: Мэрилин Монро знаешь?

           Трамп от возмущения слюной чуть через океан не перемахнул:

           – Я ему про непонятки с женой, а он мне про посторонних баб, ну, то есть, я хотел сказать: леди, – талдычит! Не знаю я… Никого не знаю я. И не лапал я никого. И не приставал. И не склонял. И не болтал чепухи всякой сексистской. И…

           – Да успокойся ты. Выпей чаю с ромашкой. А Мэрилин Монро зря не знаешь. Иначе знал бы, что девушкам, а тем паче – женщинам, лучше всего дарить друзей.

           Трамп даже ответить ничего не смог. Промычал что-то. А потом ехидно говорит:

           – Вот ты зачем меня уму-разуму учишь: доброте, отзывчивости, бескорыстности, самопожертвованию? Зачем мне эмпэтришку[3], заметь – лицензионную, подарил с песнями про дружбу? Разве не так в песне поётся: “Не секрет, что друзья не растут в огороде, Не продашь и не купишь друзей…”[4] Не купишь. Не покупаются друзья.

           – Хорошо, что ты это, наконец-то, понял. Теперь осталось объяснить это остальным усайцам. Только ты, как всегда и все усайцы, всё перепутал. У девушек – особые друзья. Ну, напряги память. Вспомнил?

           – Нет.

           – Ну, хорошо, подсказываю: “Бриллианты – лучшие друзья девушек”[5].

           – Тю-ю-ю-ю, – облегчённо воскликнул Трамп, – ну, слава Богу… А то я уж было подумал…

           И не договорил, бросил трубку.

           А Восьмого марта перезвонил и начал что-то бубнить: слова благодарности, как потом проницательный поэт Кондратьев догадался… Но из трубки только и слышно было:

           – Ви-и-и-и-и-и-и-и-и!!!

           У поэта Кондратьева даже уши заложило.

           – Это ты что делаешь: ради праздника шашлык из живой свиньи жаришь? – спросил он.

           А Трамп перешёл, очевидно, в другую комнату и довольным голосом говорит:

           – Да нет. Это – Меланья.

           – Что – Меланья? Меланья жарит шашлык из живой свиньи?

           – Да нет. Не жарит. Просто – радуется.

           – Просто радуется, что ты будешь жарить шашлык из живой свиньи?

           – Да не буду я жарить шашлык из живой свиньи. И Меланья не будет. Не будет никакого шашлыка. И свиньи никакой нет. Вот шашлыка и не будет.

           – Как не будет? Я же явственно слышу, как отчаянно визжит свинья.

           – Это Меланья. Свинья – это Меланья. Меланья – свинья.

           – Трамп, ну, ты и свинья. Называть жену свиньёй – это уж, извини, свинство.

           Трамп и руки опустил. Сказал только:

           – Шашлыка не будет, так как свиньи нет. Свиньёй визжит Меланья. От радости.

           А поэт Кондратьев и так всё понял. Но решил Трампа немного подразнить:

           – Меланья радуется, что не будет шашлыка?

           Вот здесь-то Трамп и пояснил довольным голосом, что визжит, как свинья, его Меланья – так ей подарок понравился. Ещё бы не понравился такой подарок – колье с такими гигантскими бриллиантами, что для их взвешивания понадобились весы платформенные промышленные. Трамп так и сказал:

           – Ну, слыхал, как моя радуется? Так ты ещё не видишь, как она прыгает от восторга до потолка – так ей мой… твой… наш… ты посоветовал, а я купил… подарок понравился. Иду, Меланьюшка, иду. Да, на Первое Мая тоже подарю. И на День Благодарения. И на Октябрьские праздники. И на Ноябрьские… На все праздники будут тебе подарки… На День России? На День России я тебе та-а-акие бриллианты подарю!..

           Не стал поэт Кондратьев дослушивать. А Меланья продолжила радоваться так, что её и без телефона через Атлантику было слышно. Оно и понятно: классика – есть классика. Верная и неустаревающая.
_________________
[1] УСА – это от англ. USA. [2] Норма Джин Мортенсон (Norma Jeane Mortenson), в крещении Норма Джин Бейкер (Norma Jeane Baker), в кинематографе – Мэрилин Монро (Marilyn Monroe). [3] MP3 (MPEG-1/2/2.5 Layer 3) – кодек третьего уровня, формат файла для хранения аудиоинформации. [4] Юнна Мориц. Огромный секрет. [5] Diamonds Area Girl’s Best Friend (англ.) – песня, исполненная Кэрол Чэннинг (Carol Channing) в бродвейском мюзикле 1949 г. «Джентльмены предпочитают блондинок» (Gentlemen Prefer Blondes), ставшая известной в исполнении Мэрилин Монро в одноимённом с мюзиклом фильме 1953 г.

© 25.06.2018 Владислав Кондратьев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2304159
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №118062504093
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №218062500730



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Поэт Кондратьев, Трамп, Ким, Меланья, Мэрилин Монро, Восьмое марта, Бриллианты,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 25.06.2018 в 13:04
© Copyright: Владислав Кондратьев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1