Глава VII. Новая семья


 Фейрана прекрасно выспалась и рано проснулась. Скоро к ней зашла Шеала и позвала завтракать в местное кафе. За дружеской беседой они решили не церемониться зазря и перейти на «ты».
- Вообще, тебе очень повезло прибыть на Зарад в такое время. Уже слышала про прогнозы по буранам на этот год? Сейчас как начнёт мести и завывать. Планета станет отрезана от всего остального мира: корабли не смогут сесть, а бури оборвут нам всю связь... Первые пару недель мы ещё будем плотно работать по тем данным, что нам успела прислать Кариона, а потом начнем скучать… Хотя, тебе, возможно будет легче в этом плане, ты же новенькая. Поизучаешь нашу библиотеку, кое-что о нашем Боге узнаешь от меня, так три месяца и пролетят.
Фейрана поперхнулась кофе.
- Что?! Три месяца?!
- Ну да. Сезон буранов длится обычно три месяца. Хотя, как видишь, явление это весьма нестабильное. В этом году оно вообще планирует сорвать нам все наши грандиозные планы. У Карионы, второй главы культа, было очень важное задание в мире снаружи, и она его выполнила, а вернуться теперь сможет только через пару месяцев, если только не успеет на последний рейс.
- Вообще, такая нестабильность не свойственна естественным природным явлениям, - заметила Фейрана, - Магия?
- Вполне вероятно. Есть теория, что все эти бураны и вообще нынешний климат планеты – результат магической катастрофы, случившейся много веков назад. Якобы, здесь раньше существовала своя цивилизация, которая допустила в процессе своего развития некую критическую ошибку. Возможно, какой-то крупномасштабный эксперимент пошел не так, или в своих войнах они стали использовать какое-то оружие массового поражения, губительное для природы. Эта теория подтверждается еще и тем, что на планете до сих пор сохранились остовы зданий аборигенов Зарада. К сожалению, бури уничтожили почти всё, что поддавалось изучению, так что детали мы вряд ли когда-нибудь узнаем.
Фейрана с интересом посмотрела на Шеалу.
- Ты же Темный Демон, да? Ты родилась на Аракте?
- Да. Но еще когда я была младенцем, меня увезли на Джемал. А что?
- Получается, мы с тобой земляки. Я ведь тоже родом с Аракта. И, волею судьбы, тоже Темный Демон.
- Да? – улыбнулась Шеала, - Это здорово… Хотя, здесь, в нашей разношерстной компании, часто забываешь и о расе, к которой принадлежишь, и о том, откуда ты родом. Ты поймешь меня, когда прилетит Кариона.
- А что, она представительница какой-то особой расы?
Шеала хитро улыбнулась.
- Не буду тебе ничего говорить, сама увидишь. И даю тебе слово: подобного ей ты не встретишь никогда. Она – удивительная личность.
- Ну, хорошо. Увижу всё сама… Так что, введешь меня в курс дела относительно моих обязанностей?
- Изволь.
Шеала подробно разъяснила Фейране всё относительно её положения в культе и кратко отметила, какие дела им предстоит решить сегодня.
- Так мало нужно сделать? – удивленно спросила чародейка, - Да, похоже, жизнь культа не слишком динамичная…
- Ну а чего ты хочешь? Нас тут всего несколько десятков членов. Но, помимо тех дел, про которые я тебе рассказала, ты можешь заняться исследованиями. Например, порасшифровывать записи с заклинаниями.
- Порасшифровывать?
- Понимаешь, наш господин – неполноценный Бог, непрошедший посвящения. Он не может даровать нам таких сил, которые дарует своим прислужникам, например, Фанкорна. В первую очередь это отражается в том, что мы не можем создавать свои собственные заклинания. Как ты понимаешь, для религии это большой недостаток, так как свои оригинальные магические слова – это одна из тех вещей, что придает ей индивидуальности. Мы создавать такие вещи пока не можем. Зато может наш Бог. Ему в Клетке не слишком весело живется, так что он придумал своеобразную забаву: он создает новое заклинание, но зашифровывает записи о нем и отдает их нам. А потом смотрит из Клетки, как мы сходим с ума, пытаясь их расшифровать. Кариона в прошлый раз ругалась так, что все сапожники и сантехники мира, должно быть, нервно дрожали в сторонке. А ведь её нелегко так разозлить, можешь мне поверить… На самом деле, занятие увлекательное. Поначалу господин Драмар давал нам простые шифры, а вот сейчас приходится повозиться с разгадкой. Если хочешь, я дам тебе для тренировки пару уже разгаданных заданий. Если затянет, будешь помогать нам с Карионой. Хотя, честно сказать, у тебя не такой уж большой выбор. Когда приходят бураны, здесь делать становится особо нечего, так что приходится цепляться за каждую возможность чем-нибудь занять свой досуг.
Они закончили завтракать, и Шеала повела Фейрану в кабинет глав культа. Это было просторное круглое помещение с тремя чёрными письменными столами.
- Вот этот твой, - указала Шеала на стол, рядом с которым стоял серебряный с орнаментом цветочный горшок, в нем росло что-то вроде комнатной пальмы, только чёрного цвета с синими светящимися жилками.
В центре комнаты стояло, похоже, святилище Драмара, представленное небольшим высоким тонким постаментом из чёрного камня. Вершина постамента была плоской. На ней лежал искусственный вороний череп, и начерчена пентаграмма Драмара. Святилище издавало сильное магическое излучение, около него в воздухе плавала чёрная дымка Тёмной энергии.
- Здесь мы молимся. И здесь же и приходит к нам господин Драмар, если необходимо его участие.
- Участие Бога? - удивлённо спросила Фейрана.
- Ну да, мы же строим новую религию. Как мы, к примеру, могли разработать дизайн святилища без участия Господина? Скоро вот придётся писать нашу собственную Библию, только о господине Драмаре, - ответила Шеала, плюхнувшись на свой стул, - Но об этом ещё рано думать.
Тут в дверь постучали.
- Да? - деловито сказала в сторону двери Шеала.
Дверь открылась и в кабинет вбежала девочка лет девяти-десяти.
- Шеала!
- А, Самира! - рассмеялась Шеала, обнимая девочку, - Вот ты где! Вот, познакомься, это Фейрана. Она теперь будет работать с нами. Фейрана, это Самира, наша юная послушница. Мы с Карионой будем заниматься её обучением.
- Приятно познакомиться, - мило улыбнулась Самире Фейрана.
Девочка вежливо ответила.
- Как понимаешь, у нас тут небольшая община, а живётся на планете не слишком легко. Поэтому мы обычно вербуем уже взрослых и образованных магов и медиумов. Самира - единственное исключение и нам придется обучать её собственноручно. Она тут пока всего лишь пару месяцев, мы даже не приступали. Но, думаю, сейчас начнутся бураны, и начнём. Делать всё равно нечего. А, да, кроме неё есть ещё дочь одной нашей жрицы, Виолетта, но это тяжёлый случай. С ней я буду заниматься отдельно.
- Что, не справляется с материалом?
- Если бы. У неё нет даже элементарного понятия о том, что Бог - это существо высшего порядка и к нему нужно относиться соответствующе. Тем более, если желаешь стать жрицей.
Самира, тем временем, села за пустой стол Карионы и стала слушать их разговор.
- И что она? - спросила Фейрана, - Богохульничает?
- Ещё как! Ты бы слышала некоторые её ругательства. Я даже повторять не буду, всё-таки мантию ношу не просто так. Господин ей язык выжжет когда-нибудь. Если так дальше пойдёт, отлучу её от культа, как бы мать на коленях передо мной не ползала... Не знаю, может она на Кариону пытается равняться? Вторая глава культа не самая строгая в вопросах морали и нравственности жрица. Но Кариона, черт возьми, по меньшей мере понимает свой статус и чтит своего Бога. А эта соплячка... - Шеала злобно махнула рукой.
- И куда она пойдёт, если ты отлучишь её?
- Это уже не мои проблемы. Пусть идёт хоть в шахтеры. Но в культе с таким отношением ей оставаться уж точно нельзя. Всё-таки Господин слышит и слушает всё, что происходит в стенах культа, и его терпение может кончится.
- Думаешь, он обращает внимание на ругань несчастной соплячки?
- Ну, знаешь, она всё-таки послушница его культа. Её долг - чтить Бога. Тем более, нас слишком мало, чтобы её поведение осталось незамеченным… Но, разговоры разговорами, а работа стоит. Давай приступать.
- Изволь.
Шеала достала откуда-то из глубин своего письменного стола средних размеров стопку офисных папок. Половину этой стопки она передала Фейране, вторую оставила у себя. Закипела работа. Красноволосая чародейка почувствовала прилив сил и чувства ответственности, а вот Шеала рассматривала бумаги, не торопясь, даже с ленцой. Она служила главой культа достаточно давно, чтобы понять, что пока их организация так маломастштабна, здесь не бывает таких уж срочных и неотложных дел. А если такие появляются, их отдают Карионе, из-за чего та постоянно пропадала в командировках и, вероятно, уже выучила наизусть каждую планету космической системы Белого клыка (кроме Ассария, конечно) и всю территорию мира Фадмир, дрейфующего где-то между измерениями.
Когда первая партия документов испарилась, в кабинет вошел молодой парень, держа в руках новую стопку. Самира села рисовать второй рисунок, используя скромный художественный инвентарь в виде простого карандаша, автоматической черной ручки, да четырех маркеров разных цветов, а высокопоставленные жрицы вновь погрузились в работу.
- Господи, как меня раздражает этот медиум Ваарден, - злобно произнесла Шеала, отложив в сторону какой-то лист бумаги, - Четыре раза ему отказывала, зачем писать в пятый?
- А что с ним? – проявила любопытство Фейрана.
- Он, видите ли, художник. И ему показалось странным, что в вестибюле нашего культа, как и равно во всех остальных комнатах, нет портрета господина Драмара. Ваарден посчитал это вопиющей несправедливостью по отношению к Богу и взялся нарисовать портрет. Тот факт, что он никогда не видел Господина вживую, а только на бедных иллюстрациях еретических трудов, его не смутил. И всё бы ничего, пусть себе малюет на здоровье, вот только деньги на такое богоугодное дело он решил взять не иначе как из средств культа. Мало того, обычные доступные всем и каждому инструменты художника его не удовлетворили, он хочет, чтобы ему привезли непременно кисти ручной работы из шерсти чуть ли не шиинарской пантеры, мольберт из черного дерева, покрытый лучшим во всей звездной системе лаком, и непременно масляные краски, тоже самые лучшие и качественные. В общем, я сказала ему, чтобы сам ехал на Шиинар, носился с ножницами за пантерой, рубил деревья высшего сорта и выжимал масло для красок, если ему всё это так нужно, а наши средства все-таки ограничены. Он обиделся, но очень скоро остыл и в следующий раз пришел с карандашным наброском нашего Господина, чтобы доказать, что портрет в его исполнении выйдет гениальным.
- И каков был вердикт?
- Я была занята, поэтому он состоял из двух слов: «не похож». Произошел очередной конфликт политики и творчества, в результате которого опального творца выставили из кабинета. Но, жизнь его ничему не учит, поэтому он опять пишет мне с просьбой предоставить дорогие материалы. Поубавил бы амбиции и попросил более скромный набор инструментов, я бы может и согласилась. Рисует он на самом деле неплохо, просто иногда начинает выкаблучиваться, непонятно зачем. А портрет Господина нам и вправду не помешает, только такой, чтобы наш Бог сам на себя был похож, а не как на тех набросках. Жаль, что ни я, ни Кариона рисовать не умеем. Мы-то видели его вживую. Может, ты умеешь рисовать, Фейрана?
- Да, конечно. В совершенстве освоила примитивизм. Могу нарисовать Господина с помощью палочек и кружочков, – усмехнулась чародейка.
Шеала рассмеялась.
- Вот-вот. В этом мы с Карионой тоже мастера… А Джареф, к сожалению, свой портрет за все сокровища мира не отдаст. Видела его? Тот портрет, который написал Сантир?
- Да. Гениальная работа, по-моему.
- Сантир вообще был гениальным художником. Даже то, что представитель любой другой расы назвал бы порнографией, он умудрялся обращать в искусство.
- Ну, у дракулов понятия «порнография» вообще не существует. Для них называть порнографией «яркую дружбу дракула и невесты», это как называть жесткой эротикой употребление пищи. Это для дракулов жизненная потребность, сопоставимая, скажем, с необходимостью каждый день пить кровь.
- А что такое «порнография»? – подала голос Самира, до этого с любопытством поглядывающая на них.
- Самира, ты нас не слушай. Когда тебе исполнится восемнадцать, скажу, - ответила Шеала.
- Ладно, спрошу у Карионы, когда она приедет…
- Не надо спрашивать у Карионы! – ужаснулась чародейка, - И вообще, это плохое слово! А ты еще маленькая… Успеешь еще узнать, когда вырастешь… Кстати, пора на обед. Ну что, Фейрана, пошли?
- Пойдем.

- А что, Кариона детей плохому учит? – спросила Фейрана, когда они с Шеалой пересекали очередной длинный коридор.
- Да не говори. Она такой секспросвет может ей устроить просто ради шутки. Она сама всё свое детство была беспризорной. Родители умерли рано, а сама Кариона прозябала в страшной нищете. Видимо, поэтому она не совсем осознает всю важность правильного воспитания. Помню, она как-то раз решила поучить Самиру уличному сквернословию. Научила её таким словарным оборотам, что меня чуть инфаркт не хватил. Но что хорошо, после того, как я с ней поговорила по этому поводу, она объяснила Самире, что тот факт, что эти слова и обороты существуют, не означает, что нужно их непременно вставлять после каждого слова и что, по возможности, лучше обходиться без них, тем более будущей жрице. После этого я от нашей послушницы никогда не слышала ни одного ругательства из словарного запаса дражайшей коллеги… Вообще, в теории такой метод может быть эффективен – не скрывать негативные проявления нашей жизни, а, наоборот, рассказывать от них и объяснять, почему это плохо. Хотя, не представляю себе, как я буду сидеть с Самирой и рассказывать ей про секс во всех его проявлениях, - усмехнулась Шеала.
- По крайней мере, пусть она хоть немного подрастет, повзрослеет… Вообще, с моим покойным братом это не прокатило бы. Помню, когда мне было шесть лет, я случайно услышала от его девушки слово «трахнуть» и спросила его смысл у брата… До сих пор фантомные боли от ремня, когда это вспоминаю.
Шеала хихикнула.
- Хотя, такое наказание не слишком справедливо, - сказала она, подумав, - Ты же не знала, что это плохое слово.
- А вот нечего было за взрослыми подслушивать.
- А, ну да. В таком случае, другое дело… А он что, тогда был уже взрослый? Сколько у вас разница в возрасте?
- Пятнадцать лет. Ему было 21.
- Пятнадцать лет?! – поразилась Шеала, - Ничего себе…
- Ну да. Он был мне как отец. Потому что мой настоящий отец оказался в итоге редкой сволочью… А Даре`эльмира я люблю до сих пор. И до сих пор называю братом, хотя оказалось, что генетически мы и не родственники вовсе. Надеюсь, что и там, в Керофаре, он вспоминает меня как сестру.
- Хорошо тебе. Я вот была в своей семье единственным ребенком и не переставала мечтать о братике или сестренке, пока были живы родители. Только повзрослев, я поняла их нежелание иметь второго ребенка.
Но тут они вошли в кафе, сели за столик и сделали заказ.
- Расскажешь мне, если не секрет? – спросила Фейрана.
- Изволь, если тебе это интересно. А ты взамен расскажешь о себе. В конце концов, мы же должны повышать свой уровень доверия и становиться более сплоченными, - улыбнулась Шеала.
- По рукам, - ответила милой улыбкой красноволосая чародейка.
- Ну, начну с того, что участь быть еретичкой мне досталась «по наследству». Поклонниками господина Драмара были еще мои родители. Когда-то они веровали в Седьмого дракона, потом, когда Аракт перешел под власть Фанкорны, они переметнулись к ней, но вскоре разочаровались и в керофарской богине. Они решили уехать на Джемал и там, совершенно случайно, стали свидетелями нападения на одного из служителей нашего Бога. Еретик стал жертвой бандитов, его подстрелили в каком-то темном переулке. Нападавшие скрылись, а медиум лежал на асфальте, истекая кровью. Отец стал звонить в скорую, а мать бросилась оказывать раненому первую помощь. Теряя сознание, мужчина протянул ей некую книгу и сказал «спрячь». Скоро за ним приехала больничная машина, и его увезли. Узнав адрес больницы, родители вернулись домой. Из любопытства они начали читать ту книгу и заинтересовались ею. Раненый медиум же выжил и быстро выздоравливал. Персонал больницы и не заподозрил в нем еретика. Моя мать навещала его и однажды спросила о книге. Еретик с удовольствием рассказал ей о своей религии, а затем даже уговорил моих родителей принять веру в господина Драмара. Так, отец с матерью стали инакомыслящими. Они были весьма неглупыми людьми и поняли, что, чтобы выжить, им необходимо забыть про свойственную обиженным на весь мир богоотступникам браваду и стать терпимыми к другим религиям. Это решение оказалось верным. Благодаря ему, у меня было вполне спокойное, нормальное детство, а у отца всегда хорошая работа и неплохой заработок. Впрочем, разногласия с культом Деротара всё равно возникали, и из-за этого наша семья всё время была вынуждена куда-то переезжать. Где я только не побывала за детство… Джемал, Келайн, Фадмир… Всё мечтала поехать на Родину своих родителей, на Аракт, но не сложилось.
«Это заметно», - подумала Фейрана, - «Иначе сразу бы узнала во мне бывшую Главу культа Факнорны на Аракте…»
- Я видела столько разных культур, мировоззрений, полюбила искусство. Я стала уважать другие религии, другую культуру, другие расы. Когда мне было пятнадцать, Господин впервые пришел ко мне, затянул меня в Клетку. Тогда родные стали думать, что мне судьбой предназначено что-то великое, что это именно я должна основать культ. Помню, они постоянно твердили мне, что преследовать поклонников господина Драмара неправильно, что мы должны объединиться и заявить миру о своих правах… Как оказалось, отчасти они были правы – я стала основательницей секты господина Драмара. Но чтобы собрать воедино всех еретиков, мне пришлось обойти все самые грязные уголки планет Белого Клыка и мира Фадмир. Те уголки, которых я раньше не замечала. И я увидела, как живется тем, кто принял философию Господина. Первой, кого я приняла в культ, была Кариона, а вот остальных мы вытаскивали из самых темных и нищих трущоб. Ободранных, голодных, униженных издевательствами, да еще и преследуемых официальными культами. А ведь это были хорошие чародейки, хорошие медиумы. Но их следовало сначала убедить в успехе нашего предприятия, потом отмыть, накормить, вселить в них веру в будущее нашей религии и лишь затем отправить на Зарад. Если бы ни Кариона, которая умела находить с ними общий язык, ничего бы ни вышло. Да, сейчас и меня культисты тоже уважают, но тогда у нас не было ничего общего. Я была чистенькой, сытой и наивной чародейкой, а они сломленные жизнью маги и медиумы, которые, тем не менее, упорно не оставляли своей еретической веры.
Я до сих пор до конца не понимаю, как нам это удалось, но мы собрали несколько десятков человек и основали культ. Вот только, после этого моя вера в «борьбу за права еретиков» изрядно пошатнулась. Я видела собственными глазами агрессию официальных культов против вероотступников, и поняла, что, если мы заявим о своих правах, они просто придут и уничтожат нас. Полностью, без сомнений и колебаний. Мы с Карионой решили поступить иначе, но об этом я расскажу тебе позже, когда она вернется.
Пока же, мы занимаемся тем, что оформляем нашу веру в рамки полноценной религии. Как я уже тебе говорила, собираем заклинания, разрабатываем дизайн пентаграмм, святилищ и прочего в таком духе, начинаем писать первые сборники догм и правил, первые религиозные повести. Возможно, когда господин Драмар явит себя какому-нибудь художнику, начнем готовить иконы. Хотя, конечно, до превращения нашей скромной веры в организованную религию, пройдет еще немало времени. Надеюсь, что доживу до того момента, когда смогу встать в полный рост и крикнуть всему миру: «Я – служительница Темного Бога Драмара!»… Не боясь, что меня закидают тухлыми помидорами, забьют до полусмерти резиновыми дубинками и повесят где-нибудь в застенках Культа Деротара, - закончила свой рассказ Шеала.

Тут обеденное время кончилось, и девушки вернулись в кабинет. Очень скоро они закончили все свои дела, и тогда Фейрана решила рассказать свою историю, стараясь говорить как можно меньше о своей карьере при дворе Эрента`ара. Шеала выслушала её с огромным интересом.

Ночью Фейрана заметила, что уже почти привыкла к тому ощущению, когда Драмар затягивает её в Клетку. Она открыла глаза и, увидев перед собой знакомый пейзаж магической темницы, осмотрелась в поисках Господина.
Он появился из ниоткуда всего в паре метров от неё. Чародейка поклонилась
- Снова здравствуй, Фейрана, - спокойно сказал он, - Ну, как тебе Зарад?
- Несколько непривычно жить под землей, видя каждый раз одни и те же комнаты, - решила не лгать зря Фейрана, - Но другие члены культа дружелюбно относятся ко мне. Это весьма обнадеживает.
- Шеала поможет тебе адаптироваться к жизни в подземном комплексе. Она поймет твои сложности… Шеала – необычная девушка. Я всегда удивлялся её неизмеримой преданности. Ведь эта демонесса могла жить обычной жизнью, не принимая мою веру. Даже её родители не принуждали свою дочь верить в меня, они считали, что она должна сама принять решение, когда повзрослеет и сможет смотреть на вещи рационально. Шеала могла вырасти, найти себе хорошую работу, завести семью. У неё бы всё вышло. Она жила бы долго и счастливо, не зная забот и опасностей… Но, вместо этого, Шеала Расмир де Аракт приняла меня. Она бросила уютную и теплую квартиру родителей, чтобы увидеть самую зловонную грязь вашего смертного мира, чтобы стать презираемой обществом и войти в список самых опасных религиозных преступников под первым номером. У неё никогда не будет семьи и светлого будущего, и она первая, кто понимает это. Шеала убивала, и будет убивать для блага культа, она делает это осознанно, но продолжает хладнокровно погружаться в кровавый омут. Не ведись на её дружелюбие и милую улыбку – если я прикажу, чародейка без колебаний отдаст тебя под пытки. И пусть её нельзя назвать бесчеловечной, ради веры она пойдет на любую низость. Шеала оставила все свои мечты и надежды, свою невинность и статус в обществе, только для того, чтобы быть полезной мне. Даже оставшуюся в ней человечность она готова положить на алтарь, хотя вот уже много лет всеми силами пытается сберечь её… Я знаю, отчасти ты понимаешь свою будущую подругу, ведь ты тоже прекрасно знаешь, что такое «преданность богам».  




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 21.06.2018 в 12:55
© Copyright: Ухова Ольга
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1