Цветы оптом.


Цветы оптом.
Короткометражный рассказ в двух частях.

Часть 1.

Лето. Утро. Из кухни доносится скворчание омлета и аромат кофе, сваренного в итальянском гейзере. Флор в нежно-сиреневом мягком домашнем халате проходит в комнату, где спит её муж, целует его в щеку, лижет в нос и говорит: «Я сделала нам завтрак, вставай!» И гладит его нежно по лицу и волосам.

- Нну...,- недовольно отвечает спящий мужчина лет 40, но скорее 45, - не надо, завтракай сама, я буду спать, иди, иди…

И отворачивается от нее, отталкивая тонкую руку явно расстроенной этими словами симпатичной женщины с тонким профилем и светлыми волосами до плеч.

***

Флор печальная сидит на кухне. На столе перед ней чашка кофе. Она смотрит в её глубину, к омлету даже не притронулась, он на сковородке.

Вдруг появляется муж Флор.
- И где завтрак?
- Ты же сказал, что не будешь?
- Ну мал ли что я сказал, сделала завтрак, поставь, наладь, поешь, мне оставь.

Он направляется к плите, начинает двигать сковородкой.

Флор подскакивает, чтобы ему помочь, чашка опрокидывается, она ловит её, но немного кофе уже пролилось.

- Какая ты неуклюжая отойди, поела уже? Иди с кухни, вытри и иди, я сам поем тут нормально в чистоте, а не в свинарнике!

- Послушай, я понимаю, у тебя вчера были пациентки, долго, но нельзя же…

- Молчи о моих пациентках, они тебя не касаются, я зарабатываю, а ты дома сидишь. Есть компьютер, есть твой итальянский, могла бы и работу найти, попереводить.

- Ну как ты можешь! Ты же знаешь, что у меня диплома нет по этому языку, кто меня возьмет? Да еще и с моим ворохом проблем, и визитами к врачам!

Муж в это время кладет себе омлет, отодвигает подготовленную Флор чашку, наливает кофе в ту, в которой пил еще до их женитьбы, когда был холостяком, а Флор была на 20 лет моложе и здорова.

- Он совсем стал другим, пока я болела, - размышляет Флор, глядя на мужа, который садится за стол и включает телевизор. Опять эти новости, одни и те же.

- Что ты смотришь на телевизор с такой ненавистью?, - резко оборачивается на неё муж. - Не нравится – иди гуляй, тебе доктор прописал двигаться. Иди, иди, развей свою больную голову и дай мне позавтракать, сегодня у меня снова работа.

«Знаю я твою работу, - думает Флор, - придет женщина, расскажет про свои проблемы, а ты расскажешь ей веселые анекдоты, и истории из нашей общей жизни, и будешь это выдавать за своё, а потом, когда она выговорится, ты дашь ей парочку заданий, которые она снова не сделает, но все равно придет к тебе общаться. И принесет деньги. Молодой, красивый, умный, юморной. А может быть она вызовет тебя к себе, как психолога, а там дальше я и не знаю. Дальше нет сил думать. И так будет каждый новый день, и мы давно уже не завтракаем вместе, и совсем стали чужие»

***

Под эти размышления Флор собирается и выходит на улицу. Июль. Раннее солнце пробивается сквозь деревья рядом с домом, улица ведет к небольшой площади, вокруг которой выстроен многоэтажный кооператив, как будто городок, где они живут, а на площади небольшое кафе, всего четыре столика, и все внутри. Флор видит свободный и садится. Ей приносят чашечку кофе, она вспоминает утренний, пролитый, и разговор с мужем и слезы снова текут по ее щекам.

Так она сидит может быть пять минут, а может и больше, как вдруг слышит над собой приятный голос, принадлежащий явно не молодому уже мужчине:

- Простите, плачущая леди, можно к Вам присесть?

Флор оглядывается, чтобы направить незнакомца за какой-то другой столик, но они все плотно заняты. Она поднимает глаза и видит необычно красивого мужчину, которому на вид около 60ти, волосы коротко подстрижены и седые, лицо уставшее, а глаза горят, и он улыбается, и в руках тоже чашечка кофе.

- Я не знаю Вас, - говорит Флор.

- Ну, чтобы дать возможность попить кофеек хозяину этого чудовища (мужчина смотрит в стекло двери, Флор следит за его взглядом и замечает большого шоколадного лабрадора, который лежит привязанный рядом со входом, высунув язык), – нам быть знакомыми не обязательно, хотя мы с Жульеном были бы не против, - голос мужчины звучит низко, четко, и Флор понимает, что не против была бы и она сама, и слегка пододвигается, чтобы освободить побольше места для собеседника.

Мужчина усаживается, берет чашечку кофе и отпивает немного, пристально глядя на Флор.

- Почему Вы плакали? Скажете? Меня зовут Макс. Мы переехали сюда недавно. В дальние дома. Еще не знаю где с ним гулять (он смотрит на собаку), замотал меня с утра.

- Он молодой?

- Жюль? Да, три с половиной года ему, взяли, когда сын умер, да вот меня вроде бы отвлекает от мыслей, а жену никак. Сидит постоянно дома, не выходит сама никуда, даже в магазин соседний.

- Сын умер? – Флор вдруг представила, что причины её утреннего плача совершенно несерьезные, по сравнению с такой трагедией, которая могла случиться у такого приятного мужчины. Жил жил, был сын, и вдруг умер, сына нет, только новая собака, ну и жена, которой вообще, наверное, очень плохо.

- Боже мой, какое горе, простите, - она вскакивает, и интуитивно хочет погладить этого человека, потом понимает, что они практически не знакомы и отдергивает руку.

Лицо Макса застыло. Было ощущение, что он хотел, чтобы Флор до него дотронулась. Он снова посмотрел в сторону Жюльена. Тот уже спал, разморенный, солнце светило сквозь листву мягко. Флор заметила четкий профиль Макса, прямую линию рта, небольшой, волевой и очень мужской подбородок, и ей стало немного не по себе.

Она никогда не общалась одна, тет-а-тет, с мужчинами подобного плана. Муж был ей ровесником, милым обаяшкой, чуть полноватым, совсем другого типажа. А здесь перед ней был очень мужественный человек, и очевидно, много перенесший. И намного старше её.

Тем временем Макс уловил взгляд девушки, и снова спросил: «Спасибо, но слезы-то зачем были?»

Флор совсем не хочется рассказывать Максу об утренней сцене с мужем. У них нет детей и теперь вряд ли будут после её болезни и этого охлаждения друг к другу. На фоне горя мужчины её собственные проблемы сейчас кажутся совсем мелкими.

- Меня зовут Флор, - неожиданно для себя произносит она своим мелодичным голосом.

Её голос нравится многим, она знает. Он нравился и мужу, раньше, тогда, до… до того как она вдруг упала на кухне и потом много месяцев провела в разных больницах, почти без памяти, худая, страшная, пока не обнаружили опухоль, и не сделали ей операцию. А когда Флор вернулась обратно к жизни, и волосы восстановились, и голос вроде бы тоже, но муж стал другим и больше они не разу не поцеловались. Флор была очень благодарна помощи мужа и что ездил к ней. Но смотреть как отдаляется единственно близкий и очень сильно любимый человек, это было очень больно, очень. Как та боль в правой части головы, которую она почувствовала однажды страшной зимой, расколовшей жизнь молодой и красивой художницы-иллюстратора пополам, и вот сейчас эти две половины были разделены расщелиной с острыми краями, и никак не склеивались обратно.

- Флор? - удивленно произносит Макс. Красивое имя, красивый голос, красивая леди красиво плачет. Замечательно, Флор! Это же от слова Флоренс? Флоренция, город цветов? Вы итальянка, Флор?

Флор вздрагивает, как он догадался до такой же логики, какая была у её мамы?

- Нет, нет. Что Вы, посмотрите, какая из меня итальянка. Мама хотела в Италию, да так и не съездила. Назвала меня в честь Флоренции, а потом быстро умерла. Извините…

Флор снова погружает взгляд в свою чашечку кофе. Ей неудобно за такие подробности, но мужчина вдруг дотрагивается до ее плеча, и Флор чувствует много необычной энергии и тепла от этого прикосновения. Она замирает.

- То есть мама назвала Вас в честь Флоренции? Она Вам рассказывала о своей мечте?

- Папа рассказывал, - тихо отвечает Флор. Мама умерла, когда я была совсем маленькой. Папа рассказывал, что мама всегда мечтала об Италии, и хотела учить язык, и петь, но роды были слишком сложными, она умерла через три месяца, а папа умер 8 лет назад. Он был старше мамы. Обрадовался, что я замуж вышла, думал, будут внуки, но уже был совсем пожилой…

Флор чуть было не вымолвила «как Вы» и прикусила язык, и виновато посмотрела на Макса.

- О, вижу эмоцию, - сухо говорит Макс, как будто снова прочитав мысли Флор, - незачем винить себя за прошлое. Что было, то было, Вы не виноваты, что родились. Вы замужем, у Вас еще будут или уже есть дети, Вы передадите им всю любовь от бабушки и дедушки, которые сейчас на Небесах.

- Нет, наверное, не передам. Мне нельзя иметь детей. Врачи очень не рекомендуют, а пока я не знала о моей болезни, муж и не хотел.

Флор смотрит на Макса, Макс на Флор. Два человека, оба с большим горем, в маленьком кафе на небольшой площади в многоэтажном пригороде огромного мегаполиса. Молчание прерывает телефонный звонок. Это жена Макса. Она настойчиво что-то говорит в трубку. Голос приятный, но требовательный.

- Хорошо, хорошо, я зашел в кафе недалеко, сейчас вернемся.

Макс заканчивает разговор, поворачивается к Флор.
- Жена. Она баловала его так, что невозможно было что-то сделать. Всё разрешала.

Флор понимает, что он о сыне.

- Она купила ему эту машину сама, никого не спросив, и подарила на день рождения. Красная, скоростная, да действительно хороший был автомобиль, хоть и стоил всё почти, что накопили и держали как «эн-зэ».

Макс взглянул на Флор, будто хотел удостовериться, что она понимает «эн-зэ».

Флор понимала. Ещё как! Что в её случае «эн-зэ» давно нет, и все появляющиеся в семье деньги постоянно уходят на поддерживающее её лечение.

- И всё бы ничего, - продолжал мужчина, - да только выпить он тоже любил, и скростей, и не слушал никого - весь в мать, ну а в тот день… Кома, взятки докторам, ещё попытки спасти… это длилось не так и долго, но полностью подорвало, и жену, и всё.... 27 было парню, и вот уже три года, как мы без него. Мы жили в городе, в самом центре, но пришлось квартиру продать и сюда переехать, дочь с мужем и внуками там остались, а мы двое больных стариков и собака здесь.

Макс автоматически потянулся к области сердца.

- Вы… Чем Вы больны? - спрашивает Флор.
- Да, с сердцем что-то не очень, такая свистопляска. Я на пенсии, а денег все равно не хватает, раньше ездили на море в Италию...

Макс осекся. Он испугался, что затронул тему, неприятную для девушки.

- В Италию? - а Флор, наоборот, оживилась.

- Знаете, я могу говорить по-итальянски, - вдруг как бы очнувшись ото сна, оживленно отвечает девушка. - В институте итальянского не было, но папа пристроил меня учить рисованию детей в итальянскую семью, и там я быстро научилась, и потом по учебникам подправила грамматику. Правда, он мне не нужен был совсем, я рисовала иллюстрации, левой рукой рисовала, а опухоль, она была в правой части, и… вот не рисую совсем. Не получается как раньше.

Флор снова загрустила. Жизнь до болезни была какой-то другой и как будто и не с ней, а по-итальянски она с тех пор ни разу и не говорила.

- Знаете, Флор, - звучит голос Макса. - Флор… а Вы не поучите меня итальянскому? Я бы хоть отвлекся. Вспомнил бы поездки…

Он смотрит на телефон, и Флор понимает, что он думает о жене и умершем сыне.

- Я могу, конечно, но как я мужу объясню, что учу кого-то? Мне же надо тогда с Вас деньги брать, а Вам и так сложно.

- Ну что я не мужчина, девушке красивой на цветы заработать не могу? Флор, я буду платить за уроки.

- Нет, я не могу! У Вас такое горе, такие проблемы…

- Нет, можешь, Флор. Я буду платить. Захочешь, когда-нибудь потом вернешь.

Слова Макса, неожиданно перешедшего на «ты», как-то странно прозвучали для неё, и было ощущение, что он приоткрыл завесу будущего.

- Хорошо, я думаю, муж не против будет, он хочет, чтобы я чем-то занялась. Как мы с Вами договоримся?

- Ну, сначала обменяемся телефонами. Вот мой.

Макс диктует. Флор думает, как записать его в телефонную книжку, чтобы муж отнесся к этой записи понейтральнее, он проверяет всё теперь у Флор, после тех событий с её здоровьем, и на телефоне нет пароля.

- Можно я запишу Вас как «Ученик»?

Макс смеется: - Хорошо. Прекрасно! Ученику 63 года. Пишите, Флор. Кстати, а Вам сколько?

- Сорок с хвостом, - уклончиво отвечает Флор. Ей почти 44, и она боится этих цифр. Её молодость остановилась на цифре 40, и Флор чувствует себя без возраста и вне времени.

- Хм, а выглядите совсем как наша старшая дочь, ей 38 в этом году. Хорошо Флор, позвоните мне сейчас, я Вас занесу в телефонную книжку.

Флор звонит, Макс смотрит на нее задумчиво: - Ну, а Вас то как мне записать? Флор-Флоренс-город цветов? Я запишу Вас как «Флоренция»… Или нет - как «цветок». Хотя, жена может не понять, точнее, понять, но неправильно. Как «цветы»… М-да, какие цветы??

Макс секунду думает. И вдруг его лицо озаряется.

- Я запишу Вас как «цветы оптом», Флор. Как будто Вы - это бизнес. Хорошо?

Макс смеется, встает, снова дотрагивается до плеча Флор. Она поднимает глаза.

Сколько они знакомы с этим человеком? Полчаса? Меньше? Больше? Как будто он с другой планеты, такой приятный и обративший на нее внимание.

Давно с ней так долго не разговаривал никакой мужчина. И муж-то почти не разговаривает уже, только короткими фразами-установками.

- Конечно, - отвечает Флор.

- А по-итальянски?

- Ma certo, Signore Max!!, - смеется Флор, заговорив на любимом языке, и понимает, что впервые назвала собеседника по имени.

Флор замирает, а Макс смотрит на неё странным глубоким взглядом, проводит по её виску, прямым волосам вниз, медленно отводит руку, разворачивается и направляется заплатить.

«Ему не понравился мой итальянский? Или мои волосы? Или мой парфюм», - задрожала Флор и вспомнила, что даже не подушилась, выбегая из дому утром. Совсем себя как женщина запустила. Не накрасилась, оделась в первое попавшееся, наверное, муж и прав, стала совсем никчемной.

Тут Макс, снова, как прочитав мысли, поворачивается и произносит, подмигивая:

- Грацие, кара?? Ох, вспомнил же! Спасибо, дорогая Флор! Я Вам напишу, когда смогу выкроить время на первое занятие, а Вы мне напишите, что ученику брать с собой, ручку, тетрадку…

Макс улыбается, платит за кофе, и выходит, красивой походкой мужчины, который скорее всего в молодости был очень спортивным. Он отвязывает Жюльена и направляется к дороге, ведущей к дальним новым застройкам.

Флор подходит к стойке бара тоже, чтобы оплатить и свой кофе, но у нее не берут денег - Макс уже оплатил за неё. Флор удивлена, её муж считает все её копейки, муж! А тут чужой мужчина. Ну что ж, может быть она сможет отработать, заодно и вспомнит, как это прекрасно говорить на том языке, что звучит во Флоренции, о которой так мечтала её мама.

Часть 2.

Флор возвращается домой, муж уже ушел, зачем – даже записки не оставил. Она смотрит на часы, прошло меньше часа. А ощущение, что несколько недель. Она подходит к зеркалу, смотрит на себя, проводит рукой по волосам, так, как это делал незнакомый ей ещё вчера мужчина, и вдруг Флор передергивает, и она чувствует что-то, давно забытое? Или еще никогда не испытанное ещё? Флор обхватывает себя руками и понимает, что она хотела бы, чтобы Макс её обнял, и что она хочет совсем не уроков с ним, а отношений, встреч, кафе, шампанского, совместных поездок и настоящего романа. Флор понимает, что влюбилась, но не имеет на это никакого права. Макс, муж неутешной женщины, он годится ей в отцы. И её задача сдерживать себя, и помочь этому замечательному человеку, который скрасил ей сегодняшнее утро, а может быть и много месяцев вперед.

***

Вечером возвращается муж. Флор предлагает ему ужин. Он отказывается. «Значит, кто-то его покормил, из пациенток», - грустно усмехается она. После её болезни мужу не нравится, как она готовит, впрочем, как и всё, что она делает.

- Как день прошел?
- Как всегда, - отвечает муж, тянется к пульту от телевизора, тут раздается короткий звонок телефона Флор. Пришло смс-сообщение.

- Это что? - удивлённо спрашивает он, - кто тебе что шлёт?

Флор уже успела настолько убедить себя, что просто думать о Максе ей ни в коем случае нельзя, хотя и чрезвычайно приятно, что совсем не ожидала увидеть от него сообщение.

«Смогу послезавтра в 9 в том же кафе. Подтвердите».

Муж требовательно берет телефон из рук Флор.
- Что за «Ученик»??? Ты чем занимаешься? Меня не было весь день, что ты делала? С кем общалась?

- Ученик? - отвечает Флор, пожимая плечами. – Ну да, ученик. Порекомендовали. Все же знают, что говорю по-итальянски. Это новые люди, они переехали недавно, и им зачем-то нужен итальянский.

- Там написано «смогу», а не «сможем». Флор??
- Пока может только муж, - говорит Флор, немного, конечно, привирая, но совсем же самую чуточку. – жена приболела, может быть попозже подключится.

- Слушай, - тут она вдруг немного осмелела и заговорила даже погромче, чего не было давно, в основном Флор молчала или говорила очень тихо.
- Слушай, - сказала она, как будто защищая эту её встречу и возможность снова увидеть утреннего мужчину.
– Ты просил меня найти учеников, чтобы преподавать. Я нашла. Мне нашли. Постепенно начну, ну что такое, ничего не нравится тебе!

Флор испугалась, что муж будет её ругать за этот выпад, и испуганно смотрит на него.

Однако муж наоборот, не расстроился, и произносит: «Если тебе заплатят, можешь идти, и смотри, не подведи честь семьи, дорогая Флоренс!»

Слово «честь» отзывается у Флор глубоко внизу живота. Она краснеет и боится, что муж обратит на это внимание. Но он уже откинулся в кресле и смотрит телевизор, перебирая пультом программы.

Флор уходит в ванную и встает под душ, улыбается, перед этим ответив Максу «si».

***

Флор и Макс встречаются раз в неделю, Флор приносит свой учебник. Макс платит ей за занятие 30 евро. Это для нее огромная сумма. Муж знает об этом, но Флор уговорила его не трогать эти деньги и экономить ей на новое осеннее пальто.

Первый урок проходит прямо в том же кафе. Потом Макс предлагает ей уезжать подальше. У него симпатичный автомобиль, и он прекрасно водит. Он подрабатывает как такси иногда, и поэтому у него появляются денежки платить Флор незаметно от бюджета его собственной семьи.

Но Макс много, постоянно или на ногах, или в разъездах. Часто ему звонит жена. Просит что-то купить или отвезти ее в магазин. Он всегда вежлив с ней и добр. Флор не перестает удивляться выдержке этого человека, он становится ей всё ближе и ближе, по вечерам Флор мечтает о поцелуях с ним, но встречи заканчиваются одним и тем же жестом, Макс дотрагивается до её плеча и потом, глядя прямо в глаза, проводит по волосам. И всё. Флор не понимает, нравится она ему или нет, как женщина, и старается проводить занятия профессионально, и не думать о личном.

***

Неожиданно муж говорит, что одной из пациенток тоже нужен итальянский, а именно её дочери. У Флор появляется еще ученица, а потом ещё. Один раз она была вынуждена отказаться от урока с Максом именно по причине необходимости преподавать этим девушкам, и перенести урок на другой день. Чувствовалось, что ему неудобно, но он соглашается. На уроке Флор рассказывает ему ситуацию в подробностях, извиняется и замолкает.

- Как муж? Лучше у вас с ним? – спрашивает Макс. Они мало говорят о внутренних проблемах их семей. Макс рассказывает ей об Италии, а она ему – об итальянском языке.

Вопрос звучит для Флор неожиданно, она не знает, как ответить.
- Флор?
- Знаете. Дома действительно лучше, - отвечает Флор, и как будто чувствует за собой вину, - муж стал мягче, даже внимательней, что ли…

Ей кажется, что взгляд Макса стал отрешенным, за мгновение он смотрел на неё, а сейчас в никуда. У него-то дома лучше за это время не стало. Он всё чаще схватывается за сердце, а несколько уроков переносились в последний момент тоже, потому что жене что-то надо было, и очень срочно - отвезти к врачу или наоборот, привезти ей врача.

Флор понимает эту ситуацию и отворачивается к окну. Макс обходит её сзади и обнимает.
- Как же можно быть невнимательным к такой очаровательной леди, - шепчет он ей.

Этот урок проходит вне городка, на террасе одной мини-гостиницы, с которой у Макса договоренность о трансфере клиентов из ближнего аэропорта и обратно. Хозяин гостиницы старинный друг Макса, ещё по военной службе, впрочем, именно поэтому они и переехали с женой из города именно сюда.

Макс подходит к администратору, хочет взять ключ от номера для них с Флор, но тут снова прихватывает сердце. Он возвращается к Флор, извиняется, говорит, что позвонила жена, и он должен ехать обратно.

Они едут молча. Перед въездом в микрорайон Макс сворачивает в «карман», останавливается и поворачивается к Флор.
- Прости, Флор, - он делает тот же самый жест, что и всегда, дотрагивается до плеча и проводит по волосам, и Флор думает, что её высадят сейчас из машины.

Но вместо этого Макс целует её, долго, очень долго, это очень красивый поцелуй, грустный и чувственный одновременно, оба понимают, что перспективы никакой и будущее очень непонятно для обоих.

Затем Макс как обычно высаживает Флор у того самого кафе на площади, а сам едет дальше, к себе, в новый район.

***

Флор в этот раз не идёт домой сразу, а садится за столик, и заказывает кофе.

Как будто история сделала круг и остановилась. Флор счастлива и расстроена одновременно. Она не знает, что у Макса был в гостинице приступ, и уверена, что он уехал именно из-за звонка жены. Она хочет продолжения, но она понимает, что это логически невозможно. И не представляет, как будут проходить их уроки после этого поцелуя - лучшего поцелуя в её сознательной жизни, если не считать влюбленности в мужа, с которым, конечно, не было такой глубокой и настоящей зрелой страсти.

Флор поправляет косметику. Она стала лучше выглядеть за эти два месяца. Часто занята, муж разрешил ей пользоваться заработанными деньгами, только не транжирить, чтобы не просить у него потом на обновки к зиме. Пару раз они были с мужем в обществе. Шел разговор, что Флор будет преподавать итальянский в школе пения, где этот предмет желателен, но для преподавания не обязательно иметь диплом, главное – поправлять произношение певцов во время исполнения арий из итальянских опер. Один из друзей мужа обещает научить Флор компьютерной графике, чтобы она могла рисовать «мышкой». Флор понимает, что импульс и заряд она получает именно от Макса, что именно мысли о нём и эти встречи-уроки окрыляют её и делают снова привлекательной для окружающих.

Флор принимает решение поговорить с Максом напрямую, попробовать объяснить свои чувства и спросить совета. Она доверяет ему как никому более сейчас. Флор идет домой и отмечает на календаре звездочкой * этот необычный для нее день.

***

Макс с трудом доезжает до дома. Он медленно поднимается наверх, Жюльен бросается на него, думая, что выведут на вечернюю прогулку, но Макс не может даже погладить его, он опускается в кресло, ищет таблетки, рука судорожно вздрагивает. Он умирает.

Жена в это время выходит из спальни. Интересная в прошлом женщина, со старомодной прической, она на два года старше мужа, их отношения длились со студенчества. Когда-то они были очень успешны, однако, случившееся с сыном вывернуло их жизнь наизнанку. Она потеряла интерес к жизни и практически всё время проводит дома. Конечно, она понимает, что муж все ещё привлекательный мужчина и пытается даже контролировать его, не завязал ли он с кем-нибудь помоложе роман. Когда он уезжает, часто позванивает через час с небольшим, иногда специально. Выходить на улицу в этом новом месте, куда они вынужденно переехали, ей совершенно не хочется. Годы и трагедия превратили яркую и красивую когда-то женщину в уставшую, очень пожилую даму, с расшатанной нервной системой.

Как-то раз она увидела, что муж улыбается, переписываясь с кем-то, и увидела в телефоне «цветы оптом».
- Что за цветы и каким ещё оптом? - спросила тогда она.
- Мой новый бизнес, дорогая, может быть получится продавать цветы оптом из нашей любимой с тобой Италии, - Макс сразу же подошел и обнял её. Он очень любил свою жену, с которой его связывала целая жизнь, и много радостей, и глубокое общее горе.

Но сейчас Макс полулежит в кресле. Он не дышит. Скорая констатирует смерть.

***

Флоренс ждет смс от Макса сразу. Весь вечер терзается, что ему не понравилось целоваться с ней. Но внутренне понимает, конечно, что понравилось обоим. Она ждет звонка утром. Самое сложное, это не выдать своего волнения перед мужем.

***

Проходит несколько дней, она несколько раз собирается написать смс своему «ученику», но каждый раз останавливает себя. Есть договоренность, что она пишет кратко, и не как бы об уроках. Наконец-то она находит вариант спросить: «Подтвердите, пожалуйста, про цветы оптом». Сообщение прочитано. Это было через день после похорон. Жена, теперь уже вдова, посмотрела телефон, не понимая, что и ответить.

***

Идут дни. Сентябрь. Флор убеждает себя в том, что это был последний поцелуй, что Макс был абсолютно прав, разорвав отношения, она часто плачет одна, но постепенно жизнь закручивается, да и муж однажды, выпив немного, стал намекать, что можно и снова в постель. Но Флор не может. Это чувство, которое всё еще есть по отношению к Максу, его нет по отношению к мужу. Как-то Флор уворачивается, и с тех пор старается контролировать себя. Она научилась рисовать мышкой и создает фантастические картины с летающими драконами и остроконечными замками в облаках. Любой психиатр сказал бы, что у неё серьезное сексуальное влечение. Но друзья мужа видят только необычную фантастику и делают искренние комплименты необычным сказочным рисункам Флор.

***

В начале октября, идет мелкий дождь, Флор и муж сидят на кухне, муж ужинает, она начал снова кушать то, что готовит ему жена. Флор пьёт травяной чай, работает телевизор.

Вдруг муж спрашивает: «Где ж твой ученик, Флор? Не стал жену приводить, как хотел? Эх ты, повелась на обещания.»

«Снова он о деньгах», - думает Флор. Ей горько и грустно. Она смотрит на огромный календарь, видит свою звездочку в конце августа и считает дни.
- 40, - насчитала Флор. Какое печальное число.

И поворачивается к мужу, желая как-то снова защитить этот свой драгоценный кусочек личной жизни.

- Знаешь, он умер, - вдруг произносит она и сама пугается этих своих слов.
- Как умер?? – муж явно удивлен.
- Не знаю, жена позвонила, сказала, - Флор продолжает как бы врать, не зная, что говорит правду.
- Ну ты хотя бы передала для него цветы в память?
- Нет, я не знаю где он точно живет, и потом, мы же не друзья. Просто деловые отношения. Да и цветы стоят денег, если хорошие.

- Зря не сказала, - говорит муж, - сделай хотя бы символический перевод по телефону. Напиши соболезнования. Кто-то да увидит. Пригодятся. Сколько дней прошло? Пошли на 40ой.
И снова утыкается в ужин и телевизор.

***

Флор идет в гостиную. Она снова считает дни. Сороковой это точно сегодня. Флор вспоминает фразу Макса: когда-нибудь отдашь. Что она значила?
Она включает компьютер, входит в свой банковский кабинет, смотрит, может ли сделать перевод. Система ей подтверждает.

Флор переводит все деньги, которые Макс платил ей летом, и пишет: «возврат аванса за цветы оптом».

И обессиленная тихо рыдает в клавиатуру компьютера.

***

Квартира Макса. Его вдова, в черном, говорит по телефону с дочерью:

- Ну и разве не осталось денег? - спрашивает женский голос в телефоне.
- Нет, дорогая, ты же знаешь, свободных почти не было, он где-то работал, да всё уходило на просто расходы, на моих врачей.
- Ну ты бы мне сказала, я бы именно сегодня тебе прислала цветы, а ты бы потом отвезла их на кладбище.

- Нет что ты, не траться, у тебя внуки, маленькие, папа бы понял, - отвечает вдова. Она грустно крутит портрет своего мужа. Рядом лежит его телефон. Пока что она ничего не делает с вещами. А вот с завтрашнего дня, наверное, что-то предпримет. Телефон можно и продать.

Вдруг раздается звук смс.

На счет мужа, который еще не закрыли, поступает сумма 210 евро от «цветы оптом». Цветы… Женщина хочет написать «спасибо», но получается, что отвечает покойный муж? Она пишет и стирает, пишет и стирает, затем понимает, что не сможет это сделать и откидывается в кресле.

Жюльен, с которым теперь гуляет понемногу она сама, входит в комнату и ложится, поскуливая, у её ног.©



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Сценарий
Ключевые слова: коварская, kowarskа, aelitakowarska, короткометражка, рассказ, сценарий, цветы_оптом, цветы, оптом,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 58
Опубликовано: 18.06.2018 в 16:48






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1