Инженеры. Геннадий Порфирьев


Познакомились мы с ним случайно. Мой приятель из Администрации области попросил найти возможность запустить в работу блочную газовую электростанцию. Пообещал мне дать заказ на работу по этому объекту, если я смогу найти специалистов. Дело не простое, все-таки турбина работает на 12-ти тысячах оборотов. Привод от авиационных двигателей, отработавших свой ресурс в воздухе. На ура не возьмешь. Порылся в Интернете и нашел на Кубани фирму, которая специализировалась на пуско-наладочных работах именно по таким агрегатам. Краткое название ПАЭС-2500. Созвонился с ними и понял, что это именно то, что мне нужно.
Выехали втроем. Я, приятель и главный инженер Астраханского рыбокомбината. Так я познакомился с Геннадием Порфирьевым. Поехали на обычной Волге. Ехать нужно было до Славянска на Кубани. Жены нас капитально зарядили закуской, забыв приложить то, что полагается к закуси. Эту ошибку благоверных мы исправили после Элисты. Прасковейский коньяк оказался вполне приличным. На приложение к закуси мы особо не налегали, поэтому сидя с Геннадием сзади мы начали долгий разговор. Он не прекращался всю дорогу, туда и обратно.
Выяснилось, что наши инженерные судьбы оказались близки по темам. Правда, он инженер элетромеханик и автоматик по химико-технологическим производствам, а я чистый химик-технолог. Он учился в Астрахани, я Ленинграде. Он пускал и эксплуатировал мощные аммиачные холодильные установки производительностью по холоду свыше 5 млн. килокалорий в час. Моя холодилка на Салаватском аммиаке была ровно в десять раз мощнее. Я поболтать люблю, особенно по темам, которые мне близки, Геннадий тоже не молчун. Так в неторопливой беседе и проходила наша поездка.
В Славянске отдохнул душой. Я увидел на этой фирме блестящий инженерный коллектив, толковейших рабочих, которые великолепно справлялись с эксплуатацией ПАЭСок. Разработанная ими компьютерная диагностика позволяла прогнозировать необходимость остановки турбин и генераторов за недели до аварийных остановок. Готовый резерв оборудования позволял за два часа произвести любую замену. Кругом чистота, фирменная спецодежда, никакой авральщины. На фоне той деградации производств, которая повсеместно шла уже более полутора десятков лет от начала демократии, предприятие выглядело классической белой вороной. Но дальше речь пойдет о Геннадии, с которым я быстро сдружился.
По распределению из Астраханского РыбВТУЗа он должен был поехать в Жданов. Юг, солнышко, от Родины недалеко, чего еще желать. Но шило вставленное в одну из частей его тела не позволило нашему герою остаться на благодатном юге. Поэтому он пишет Министру письмо с просьбой исправить ошибку, направить его на другую часть света – север, романтики «пааанимаешь» ему захотелось. Министр внял и вот Мурманский рыбоконсервный комбинат принял в свои объятия молодого инженера Порфирьева.
Поруководив пять месяцев скороморозильными аппаратами фирмы Линда в должности сменного инженера – механика Геннадий назначается старшим инженером-механиком по монтажу, пуску и эксплуатации той холодилки, о которой я говорил выше. Оборудование Сумского компрессорного завода было новым и, естественно, не доработанным. Я в это время тоже участвовал в пуске мощной холодилки, оборудование которой выпустила Казань. Но мне было легче. Я мог только материть механиков, которые мне технологу ломали режим процесса из-за аварийных остановок. Но вся основная работа лежала на механиках, которые сутками и месяцами не вылезали из цехов и доводили до ума оборудование, которое имело, как конструктивные, так и производственные недоработки.
Отладив работу самих компрессоров по механической части, Геннадий не успокоился. Упомянутое шило продолжало свербить. Ему не нравилась рабочая схема. Проектом Ленинградского ГИПРОФлота управление компрессорами осуществлялось по месту. Намного удобнее пускать и останавливать оборудование из операторной. А это требовало применение дополнительной автоматики. Для удобства работы крайне нужно было разработать мнемосхему, скоммутировать ее, выставить сигнализацию, блокировки, дополнительные пульты. Вообще-то это работа проектного института, но когда это будет, а Гене хотелось побыстрее. Как говорится быстро, только кошки родятся, а на производстве быстрее может получиться, только если все сделаешь сам. Он и сделал. Правда, без благословения Генпроектировщика его работа ничего не стоила, но что мешает проехать в Питер, город трех революций. ГИП оказался толковым мужиком и, глянув на схемы мурманчанина, все подписал. А почему не подписать и не записать себе в актив отличную техническую разработку молодого инженера.
Отсидеться на холодилке, где все было отлажено и работало, как часы, ему не дали, нечего бездельничать. Иди, милок, поработай главным энергетиком на рыбозавод. Там как раз новое оборудование по фасовке пельменей упорно не хочет работать, игнорирует Продовольственную программу нашей горячо любимой партии. Действительно, в проекте все хорошо, но в жизни – слипаются подлые пельмени, не дозируются, как положено. Пришлось заняться Гене. Порылся в литературе, покумекал, где-то заменил ленточные транспортеры на шнеки, где-то захолодил дополнительный контур. Приняла Госкомиссия объект. Маститый Главный конструктор из Киева в знак признательности завез прямо домой очень вкусный торт. Сам конструктор тоже не остался в накладе. Вместе с Генеральным директором Рыбкомбината получил Государственную премию. Гене, тоже было приятно - к торту ему еще добавка вышла – медаль ВДНХ.
Тут и страна не забыла своего инженера. Военной кафедры на его факультете не было, значит иди, послужи Родине солдатиком. Служил в Питере. К его вящему удовольствию часть, в которую он попал, как раз осваивала стабилизацию пушечных стволов. Капризные гироскопы требовали его самого активного участия. Требовалась масса деталюшек. А где их взять? Да хоть из под земли. Что он успешно и сделал. Многие компоненты нужных электронных схем имелись у метростроевцев. Вот он и доставал их из под земли, организовав бартер. Вы нам детали, а мы вам солдатиков на уборку строймусора. Были же времена, когда войска отправлялись не на генеральские дачи, а для дела на стройки отчизны. Конечно, его буйное рационализаторство приносило существенные материальные блага. Про медальку я уже сказал, за гироскопы целых 10 дней отпуска на родину, а уж сколько почетных грамот получил – не счесть.
После армии снова Мурманск. Главный инженер Консервного завода. Нужно было решать вопрос полной автоматизации консервного производства. Эта проблема, и то не полностью была решена западными немцами. На уровне Министерства рыбного хозяйства принимается решение отправить молодого умного инженера в Германию для осуществления совместных разработок комплекса непрерывной стерилизации на всех консервных производствах, как рыбных, так и овощных. Оставаясь главным инженером завода его по направлению Министерства, Техмашимпорта направляют по всем объектам, где монтировались новые консервные линии. Клайпеда, Рига, да и в родном Мурманске. Режим работы адский. Пришлось серьезно заняться немецким языком. Прорабатывать море научной и технической документации. В общем, шило не давало скучать. А он в свою очередь не скучал по спокойной и размеренной работе.
В 1986 вернулся в Астрахань. В Мурманске пришел новый Генеральный директор, с которым он не захотел работать. Старый хоть и пинал иногда принародно, но не забывал также принародно и извиниться. Министр подписал перевод в Каспрыбу на должность главного механика Рыбокомбината. Опять крутежка по отладке производств жестяно-баночного, перевод консервных линий с рыбы на овощи. Скучать не приходилось. Птенцы Чубайса – энергетики активно душили своими двумя паровыми трубами диаметром 400 мм всю рыбопереработку комбината. Оплачивание отопления окрестностей Астрахани при падении объемов рыбопереработки делало всю работу бессмысленной.
Продержался на Рыбокомбинате до 2003 года. К этому времени вся рыбопереработка Астрахани почила в бозе. Поработал на заводе Октябрь директором. Отвел его от банкротства, но, оказывается, отцам города была важна вкусная территория в центре города и завод загасили.
Блестящий специалист по механизации и автоматизации пищевых производств переходит на работу директором прудового хозяйства. Это новая тема для него. Он механик, а здесь ихтиология, рыборазведение. У талантливых людей все получается как-то спонтанно. Все знают, что так делать нельзя. А приходит мужик, который этого не знает и начинает делать. И у него получается. Наука говорит, что для разведения планктона в прудах нужны тысячи тонн навоза скинутые в эти водоемы. Дескать, тогда азот и фосфор из навоза поспособствуют развитию означенного планктона. Но тут возникают некоторые незадачи. Первая, а где сейчас найти такой объем навоза, разве что из Китая доставить, джонками через Суэцкий канал? Да если и собирать его по области кошелками и ведерками, то он может сравняться по цене с Биг-Маками или ножками Буша, тем более, что все три эти субстанции вполне идентичны. А что мешает привезти один вагон минеральных удобрений и высыпать их в пруды. Тот же азот, тот же фосфор. Наука говорит – нииииззззя. Гена не поверил, привез. Результат – привес у вислоноса до 3-4 кг за сезон. Традиционалистам такое и не снилось.
Так и работал Геннадий, постоянно и успешно нарушая все каноны по выращиванию вкусной рыбки пока не грянул 2008 год. Его вины в лопании пузыря американской ипотеки не было, но отдуваться пришлось ему. Государство, выложив триллионы рублей на поддержку несчастных банков, не забыло и про производственников. Естественно, объем их поддержки был на несколько порядков ниже, банкиры ведь роднее. Но, тем не менее, и их предприятию немного перепало. Целых 250 тыс. рублей. Чтобы не увольнять персонал и увеличивать количество безработных Фонду занятости разрешили выделять небольшие деньги на общественные работы. К таким работам отнесли работу по выращиванию рыбы, приравняв ее к сельскохозяйственной продукции. Вот здесь-то и проявились в полной мере его преступные наклонности, которые он тщательно скрывал всю свою жизнь. Он совершил самое настоящее государственное преступление – получил казенную денежку и не ОТКАТИЛ, кому положено и сколько нужно, а цинично, нарушив все нормы чиновной этики, раздал ВСЕ рабочим. Даже себе ничего не взял.
Таким вещам нет прощения. А если все так начнут делать? Быстренько было состряпано дело. Ведь он не довел до каждого рабочего, что вчера ему платили заработную плату, а эти деньги они получили за общественные работы. Вызванные к следователю они не сомневаясь, отвечали, что ничего не слышали об общественных работах, а просто получали обычную зарплату. А для Гены это стало основанием назначить его государственным преступником. Надо же так додуматься, ПОЛУЧИЛ и не ОТКАТИЛ. Да это же подрыв всей основы государственного строя сегодняшней демократическо-либеральной России. Хуже только измена Родине и не любовь к Единой России.
Судейская власть не могла признать, что это дело шитое белыми нитками, и записало нашего героя в преступники. Правда, условно. А вот ближайшие колонии не получили классного специалиста, который бы и на нарах что-нибудь начал придумывать и совершенствовать. Суд ведь не изъял у него шило, вставленное в одно место. Был же забавный случай, кажется в Тамбовской колонии, где осужденный Христом Богом просил не отправлять его на волю по истечению срока. Он с таким же шилом, чего-то там не доделал. Не успел закончить свою разработку, и на полном серьезе просил гражданина-начальника продлить срок казенного пребывания хотя бы еще на пару лет.
Хозяин предприятия был вынужден снять Геннадия с должности директора, но и отпускать такого специалиста было себе в убыток. Поэтому он продолжает работать, нарушать каноны рыборазведения и получать результаты.
На этом злоключения моего друга не закончились. Его дом, в котором он живет с женой, сестрой, семьей сына попал в пятно новой застройки. Ему предложили издевательскую компенсацию, сфабриковав липовый акт оценки имущества. Он, естественно, отказался. К сожалению, он не учел одного факта, что Астрахань при сегодняшнем правлении очень огнеопасный район. Странную закономерность отмечают все астраханцы. По непонятным причинам начинаются пожары и, как правило, там, где намечается новое строительство. Просто какая-то аномалия нехорошая.
Не хочу, чтобы меня обвинили в клевете на власти, которые особенно перед выборами, начинают со страшной силой радеть о благополучии подведомственного им народонаселения. Вот материал, обнародованный в Интернете. «…Вторая история про поджоги дома Порфирьевых. 6 мая 2013 года в 4 утра двое злоумышленников подожгли дом Порфирьевых на улице Амурская. У семьи был в тот момент конфликт с директором строительной компании «Инвест-Строй» Алексеем Пустоваловым, которому мэрия, объяснив «муниципальными нуждами» отвела землю под долевое строительство многоэтажек, в том числе и землю Порфирьевых, издевательски предложив собственникам чуть больше 2-х миллионов. Незадолго до 6-го мая дом уже поджигали, но жильцы успели потушить. Так что к следующему ЧП Порфирьевы были готовы: бочки с водой на ночь оставляли во дворе и закупили видео регистраторы (9 штук). Не спасло. Пожар занялся глубокой ночью. К счастью, мимо проезжала машина ГИБДД, сотрудники вызвали пожарных. В итоге сгорела одна из комнат.
Регина Порфирьева и ее сын показывают видео с регистраторов: двое мужчин подходят к забору и забрасывают бутылки внутрь. А в полиции предположили: «Да они, может, просто пивко в руках держали», рассказывает Регина. И еще сказали: «это может быть и ваши родственники»…»
Правильно. В литературе тоже описан подобный случай, когда неразумная женщина сама себя высекла. Чтобы выйти на этот материал, достаточно в поисковике набрать запрос «В Астрахани продолжаются поджоги….». Астраханцы прекрасно знают инициатора поджогов и если опросить тысячу жителей, то все до единого назовут одну фамилию. Только полиция никак не может разобраться.
Так что некогда скучать на старости лет Геннадию Николаевичу Порфирьеву, блестящему инженеру, талантливому специалисту, которому цены нет. А заскучает, повеселим, еще разок подожжем. Инновации, модернизации, либеральные ценности, олимпиады, чемпионаты. Больше нечем заняться в нищающей стране. Полное нано…. и Сколково.
Ииииееехххх Рассеюшка Раша – очень демократическая и либеральная ты наша!!!! «Куды» «котимся?» Уйдут последние спецы-самородки. Придут на их место ЕГЭшники-никчемушники. Вот уж точно тогда повеселимся.

А теперь о грустном. На очередной приезд в Астрахань я наметил встречу с Геннадием, чтобы обсудить вопросы по организации производства кормов на основе амаранта и использование их для кормления рыбы в прудовых хозяйствах области. Предварительно мы обсуждали эту идею и пришли к выводу, что дело стоящее и целесообразно проверить ее в реальных условиях. Я ехал недели на три и на первых порах занялся своими мелкими текущими вопросами, отложив встречу с Геннадием на сладкое. И тут, как гром среди ясного неба – звонок, Геннадий умер. Похоже, сказались все передряги последних лет. Сердце не выдержало.
Все последние годы он продолжал трудиться на фирме занимающейся рыборазведением и ее переработкой. Он умудрился на коленке собрать из остатков разваленного цеха линию по выработке консервов и вывел ее производительность на миллион банок в месяц. Я знал, что у владельца компании не было лишних денег, и хорошо представляю, насколько это было сложно сделать. Параллельно он был и технологом, и конструктором, и монтажником оборудования новых холодильников. Так же при более чем скудном финансировании. Работа была делом всей его жизни. Работа на износ. Он и работал до последних дней.
Его последней разработкой было изменение идеологии выращивания рыбы в прудах. Обычное явление. Запускают малька на естественный корм в пруд на три года и в конце этой кампании начинают собирать урожай. А там и десяти процентов нет от того, на что рассчитывали. А куда же рыбка делась? Причина проста и банальна. Нужно помнить в какой стране живем. Ее просто тупо разворовали. Для рыбаков на берегу реки взять рыбки из улова на котел – святое дело. А таких котлов за три года набирается далеко за тысячу. А тут еще охранникам надо не забыть, что у них есть и брат, и сват, да и просто хорошие соседи. Значит эту тысячу нужно еще помножить на количество родственников и знакомых.
Так вот идеей Геннадия было задействовать не десять прудов, а два три. Использовать не местных охранников, а со стороны и при хорошей заработной плате. И главное обеспечить интенсивный откорм рыбы, чтобы она к осени дошла до товарных кондиций. Конечно, и здесь воровать будут, но за четыре месяца столько не своруешь, сколько за тридцать шесть. Дополнительно выставить охранные системы. И это все окупится за один сезон. Повторюсь, что главное обеспечить рыбку хорошими кормами. Эту идею дарю всем, кого она заинтересует. Не прогадаете. А если сработает, то помяните добрым словом Геннадия.
Мне сложно перечислить все производства, к становлению которых Геннадий приложил руки. Прибалтика, Мурманск, Астрахань. Но главным считаю, что он вырастил в семье свою замену. С его подачи сын Антон на великолепном профессиональном уровне тоже занялся рыбкой. Я просто восхищаюсь теми наработками, которые им уже сделаны и еще более интересны задумки, которые он собирается реализовать в ближайшее время. Классика – яблоко от яблони….. Для чего человек приходит в этот мир. Думаю, что самое главное это то, сколько доброго ты сделал людям. И уж не по количеству яхт судят о человеке. Вот здесь Геннадию будет мало равных.
СВЕТЛАЯ О НЕМ ПАМЯТЬ.









Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 39
Опубликовано: 14.06.2018 в 10:07
© Copyright: Василий Куприянов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1