НИНА (детство)


НИНА (детство)
«Сознательно» помнила она себя с момента, когда вместе с мамой, стоя на крутом берегу Иртыша, напротив дебаркадера, впервые в жизни увидела  подходивший к причалу пассажирский пароход. Ей он очень понравился: весь такой белый и с красными спасательными кругами. Из высокой трубы клубами валил чёрный густой дым…, а потом пароход как загудит - ууу-гу-гу!
Нина очень испугалась. Она спряталась за маму и прижалась к её ноге.
«Глупенькая, ласково сказала мама, чего испугалась – это он здоровается с тобой. Посмотри, никто не боится».
Нина выглянула одним глазком, и   , правда, никто не боялся. Все махали руками и ждали, когда пароход причалит к дебаркадеру и совсем остановится. Огромные красные колёса, огромные-преогромные, сначала стали медленно крутиться, а потом Нина услышала, как пароход, сказав напоследок «Чоп-Чоп, уф-ф-ф», остановился.
И все, кто был на берегу и на дебаркадере, бросились бежать к пароходу.
Особенно быстро бежали дяденьки с бидонами и вёдрами. Нина очень удивилась - неужели у них дома нет воды? Вот же речка, совсем рядом, и водопроводная колонка ,если надо, тоже близко, на "Стрелке". Странные какие-то эти дяденьки…. И, словно это ей ответили, услышала, как мама пробурчала: «Вот чёртовы алкаши, всех растолкали!», а соседка, тётя Люба, добавила: «Паразиты! Ты только глянь, Верка, как наши деревенские мужики за пивом попёрли! На работу бы так торопились»
Прошло немного лет и Нину повели в детский садик. Ничего особенного ей, из всей детсадовской жизни, не запомнилось. Они пели какие-то песни, скакали вокруг ёлки, но…вот один эпизод врезался в память на долго, навсегда…, до конца жизни...
Им дали на обед макароны с маленькими мясками (через год или два, она узнала название – «макароны по-флотски»), и вкусный-превкусный компот, её любимый, с сушёными грушами.
Ей очень понравились макароны. Она всё съела и попросила добавку. Рядом с ней сидел Ромка и ковырялся в тарелке, а из носа у него "текло". Воспитательница сказав: «Не хочешь есть?», отобрала у него тарелку и подсунула ей. Нина очень обиделась на воспитательницу, и, выскочив из-за стола, убежала из детсада.
Она бежала, спотыкалась и падала. Слёзы обиды заливали глаза, а за ней гнались и воспитательница, и нянечка, и даже сама заведующая.
Нина побежала домой не по главной улице, а более короткой дорогой, по тропинке, идущей вдоль берега Иртыша. Перебегая по хлипкому, из двух досок, пружинившему под ногами мостику, перекинутому через ручей, бегущий с гор и впадавший в реку, она не удержалась и плюхнулась в ледяную, даже в середине лета, воду.
Вытащил её из ручья, сосед – дядя Вова, случайно оказавшийся здесь.
Потом Нина почти месяц болела. У неё признали менингит. Вылечившись, она вернулась в детский сад, но обида на воспитательницу, подсунувшую, от жадности, чужие объедки, осталась. Нина никогда-никогда не смогла её простить. Ну не могла и всё!
Даже сейчас, находясь далеко-далеко от того злосчастного дня, она помнила всё до мельчайших подробностей, как-будто это произошло вот только сейчас, только что.
И ещё один небольшой эпизод из того времени, но не связанный с детским садом, запомнился ей.
Как-то мама решила пойти в районный клуб «посмотреть» художественный фильм, и Нина напросилась взять её с собой. Она первый раз в жизни шла смотреть взрослое кино, и очень гордилась этим. Нина до того загордилась, что даже не стала показывать язык повстречавшейся им на пути подруге, Наташке, а важно прошествовала мимо, держась за мамину руку.
Место досталось им в третьем ряду. Мама посадила её к себе на колени, и Нина стала ждать начала фильма. Пока фильм не начался, Нина с интересом стала осматриваться вокруг: столько людей в одном месте она ещё ни разу в жизни не видела.
Вокруг все разговаривали, а потом она увидела, как тётя-контролёр, держа за ухо знакомого ей мальчика, повела его к выходу. Он вырывался и что-то говорил тёте, но Нина, из-за стоящего вокруг шума, не расслышала, а мама, посмотрев туда же, равнодушно сказала: «Зайца поймали».
Нина огляделась вокруг в поисках зайца, но не увидела, и страшно удивилась - откуда в кино могут быть зайцы? А потом сообразила о  ком говорит мама .«Какой же это заяц?» - удивлённо спросила она, и решила исправить мамину ошибку, исправить несправедливость. «И вовсе это не заяц, сказала она, это Гриша Пирогов – братик Наташкин, моей подружки!»
Они ещё немного посидели. Она уже начала было скучать, как вдруг услышала, как соседка сказала маме: «Неудобные у нас с вами места, очень близко от экрана – глаза будет резать!».
Тут Нина, по-настоящему, испугалась. Ей было жалко своих глаз, и маминых тоже. От испуга она заплакала, и стала просить маму пойти домой, но тут свет погас, и началось кино…
На экране пошли какие-то закорючки, большие и маленькие - она даже не успевала их рассмотреть, и ей стало совсем скучно. Она ждала картинок, а их всё не было и не было. Так и не дождавшись картинок, она нечаянно уснула.
Разбудила её мама. В зале было светло. «Мама, а когда же будут показывать кино?» – спросила она.
«Кино ты, доча, тихо, мирно, проспала. Вставай, соня, пошли домой…»

* * *




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 45
Опубликовано: 12.06.2018 в 14:36
© Copyright: Лев Голубев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1