Жизнь в наследство или Сеннинская Прохоровка. Глава 10. Ночной прорыв.


Жизнь в наследство или   Сеннинская Прохоровка. Глава 10. Ночной прорыв.
Оперативная сводка за 8 июля 1941 года.
Утреннее сообщение 8 июля.
Боевые действия, развернувшиеся днём 8 июля на ОСТРОВСКОМ, ПОЛОЦКОМ, ЛЕПЕЛЬСКОМ, БОБРУЙСКОМ, НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ И КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКОМ (Украина) направлении в ночь на 8 июля продолжались с неослабевающей силой.
На Островском направлении наши части, оказывая упорное сопротивление противнику, задерживали его продвижение.
На Полоцком направлении продолжается упорная и напряжённая борьба с противником в районе Борковичи.
Вечернее сообщение 8 июля.
В течение 8 июля продолжались упорные бои на Островском, Полоцком, Новоград-Волынском и Бельцком направлениях. Наши части при поддержке артиллерии, танков и авиации нанесли ряд сильных контрударов, задержав продвижение противника.
На Островском направлении с утра развернулись ожесточённые бои, в ходе которых наши войска неоднократно переходили в контратаки. Противник несёт большие потери от огня артиллерии, авиации и контрударов наших танковых частей.
На Полоцком направлении продолжаются упорные бои с вражескими войсками, пытающимися закрепиться на северном берегу р. Зап. Двина в районе Борковичи.
На Новоград-Волынском направлении наши войска с большим упорством отражают наступление крупных танковых частей.
В районе Бельцы продолжаются упорные бои наших войск с пехотой и танками противника.
В районе Фельчиу наши войска нанесли ряд мощных контрударов по наступающим румыно-немецким войскам. В результате контрударов противник был опрокинут и в беспорядке отошёл за р. Прут, бросив вооружение и снаряжение.
На Мурманском, Кандалакшском и Ухтинском направлениях наши войска вели бои с отдельными группами противника, вклинившимися на нашу территорию.
В течение дня наша авиация успешно атаковала авиацию противника на её аэродромах и нанесла ряд ударов по его танковым и моторизованным войскам. За день уничтожено 56 немецких самолётов. Наша авиация потеряла 4 самолёта.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!

Внезапный удар немецких танков застал врасплох полк Кушнеренко. Немцы действовали хладнокровно и напористо. В результате меткой стрельбы заполыхали яркими факелами пять БТ-7. Только решительные действия экипажей Т-34 и командирского КВ-1 заставили гитлеровцев повернуть вспять, оставив три своих подбитых машины.

После скоротечного боя командиры собрались на совещание. Подполковник усталым голосом произнес:
- Товарищи, мы с вами находимся в тылу у немцев. Они сильно обеспокоены и примут все меры, чтобы ликвидировать полк. Наши, по всей вероятности, не сумели развить наступление и посему рассчитывать на поддержку не приходится. В результате непозволительной беспечности мы потеряли пять танков с экипажами. Из создавшийся ситуации становится понятно:
Первое: начальнику штаба полка необходимо организовать боевое охранение из числа средних танков. Охранение иметь в голове колонны и в конце.
Вторе. Только что произошедшее боестолкновение показало, немцы нас атаковали с тыла, а это означает в свою очередь, что прорыв закрыт и наверняка обратно нас не пустят, а предпримут все усилия, чтобы ликвидировать. В связи с чем возвращаться на исходные позиции нельзя, поскольку там ждет противник.
На основание выше изложенного, приказываю организовать движение на соединение с нашими войсками в районе Сенно.
Для проведения разведки и своевременного обнаружения противника выделить один лёгкий танк БТ-7. Его задача заключается в оповещении основных сил, определении сил и средств немцев. Этот экипаж должен принимать решение в соответствии с возникающими обстоятельствами, но его главная задача состоит, подчёркиваю, в своевременном оповещении основных сил.
Учитывая, что немцы ночью перемещения осуществляют с включенными фарами, воспользуемся этим. Замажьте глиной опознавательные знаки на бортах. Движение начнем в 23.00. Маршрут: правее Галыни, Ганковичи, Телепни, Подворица, Королевичи, Турово, Сенно. Вопросы есть? Нет вопросов? Тогда по местам. Старшина Шараев, останьтесь.
Командиры молча направились к своим экипажам, понимая, что именно старшине предстоит провести рекогносцировку маршрута.
Жизнь кипела в безымянной деревне. Механики готовили материальную часть. Остальные размешивали в мисках, тазиках глину, которой было вокруг в изобилии и обмазывали башни, крылья танков полосами, пятнами, изображая камуфляж. Никто особо не обратил внимания, на отправившийся в путь БТ-7. Вскоре и вся группа огласила окрестности грохотом работающих двигателей. Ровно в указанный срок четырнадцать танков двинулись в свой нелёгкий путь, освещая окрестности светом фар.
Колонна прошла благополучно почти до Турово, когда на встречу вышел человек. Весь чёрный от копоти. В рваном комбинезоне и танковом шлеме на голове. Он махал рукам, привлекая к себе внимание. Головная машина замедлила ход и остановилась. Вскоре последовал сигнал на сбор командиров. Прибывшие обступили танкиста, в котором с трудом признали механика-водителя БТ-7, ушедшего на разведку. Командир полка, тронул за плечо, стоявшего в центре, и тихо проговорил:
- Рассказывай.
- Дело обстояло так, - начал механик, - до Турово нам оставалось метров семьсот. Шараев приказал остановиться и заглушить двигатель. Стали наблюдать. В ярком лунном свете рассмотрели артиллерийские позиции. По силуэтам орудий поняли, что перед нами немецкие противотанковые орудия. Их стволы были направлены в нашу сторону. Окопы не отрыты. Маскировка сделана наспех из веток. Не надо было быть прозорливым, чтобы понять: немцы устроили противотанковую засаду и поджидали нашу колонну:
«Мужики, - обратился Шараев, - что делать станем? Связь с полком прервана. В принципе свою задачу передового дозора мы выполнили. Можем повернуть на встречу главных сил и упредить. Только вот какая мысль не даёт покоя, заняла позицию и готова к бою батарея. Вон, глядите, наблюдатели уставились в нашу сторону, а остальные ускоренно роют орудийные окопы. Готовят закрытые позиции. Зароются, их оттуда будет труднее выколупать.
«Тебе решать, командир. Мы понимаем, что к чему. Нас уговаривать не надо.»
«Коли так, - чуть помедлив произнёс старшина, - по местам. Атакуем.»
Заняли свои места, я завел двигатель и доложил не по-уставному:
«Всё в порядке командир. Можно трогаться?»
«Погади чуток. Движение по моему сигналу. Вот отправлю немчуре пару-тройку снарядов с места. Тогда и рванёшь на предельной скорости»
«Понял», - ответил я.
Ждал, сжимая правой рукой рычаг кулисы. Прозвучали два выстрела. Удачных. Одно орудие подпрыгнуло. Покатилось оторванное колесо. Лафет накренился. Прислугу разбросало. Послышался голос:
«Вперёд»
Рванул с места на второй передаче. Максимально быстро увеличил скорость, перейдя на третью, а за тем и на четвёртую. Танк стремительно нёсся на батарею. Отчётливо было видна суета расчётов, пытающихся взять нас в прицел. С огромным удовольствием подумал: «Кишка тонка. Не успеете!»
Танковый пулемёт выпустил длинную очередь. Резко ударила в башне пушка. Случилось невероятное. Машину бросало на ухабах, что не позволяло качественно прицеливаться, однако Шараев попал!!! Второе орудие клюнуло стволом вниз. Результативным оказался огонь из пулемёта. Несколько гитлеровцев осталось лежать неподвижно.
Я решил с ходу наехал на третье орудие. Четвертое таранил по стволу, вдавив гусеницами в землю.

Когда налетел на предпоследнее, танк ощутил сильный удар. Двигатель заглох. Запахло едким дымом.
Мелькнула страшная мысль:
«Попали! Не уж то кранты?»
Жму кнопку стартера. Двигатель натужено фыркнул в ответ и затих. Понял, что перебило топливо провод. Лихорадочно стал соображать, что делать. На всякий случай переключился на передний бак. Прокачал топливную систему ручным насосом. С чувством безысходности отчаянно надавил на кнопку стартера. К моему неописуемому восторгу мотор заработал!!! С облегчением вытер пот, застилающий глаза. Включил первую. Потянул правый рычаг на себя. Через смотровую щель высматривал последнее пятое орудие, всадившие в нас свой снаряд. Ага, вот оно в метрах тридцати. Прислуга готовилась сделать второй выстрел. Не успели. Покончив с ними, задыхаясь в плотном, едком дыму позвал:
«Командир!!!», а в ответ тишина. Старшина и башнер не отзывались. У меня просто не было времени выяснять причину. В моторном отсеке полыхал огонь. Спину припекало. Понимал, покидать танк нельзя. Уцелевшие фашисты, озлобленные полным разгромом, шансов на жизнь не дадут. Выход напрашивался сам собою: нужно увести горящую машину как можно дальше, назад, в сторону своих. И я рванул. Двигатель с перебоями, но работал. Давил на газ до исступления. Остановился только достигнув спасительного леса. Выбрался наружу. Осмотрелся. Немецкий снаряд прошёл вначале наружный бак и за тем проломил броню башни. Решил проверить, что с товарищами. Когда взбирался, поручни обжигали ладони.
Он виновато показал покрытые волдырями ладони. Подбежавший санинструктор обработал раны и перевязал. Командиры молча стояли, дожидаясь продолжения рассказа. Многие закурили с молчаливого согласия Кушнеренко:
- Разрешите продолжать, - горестно вздохнул танкист. Подполковник молча кивнул головой:
- Забрался я на танк. Люк башни был приоткрыт. Открыл его и заглянул вовнутрь. Там бушевало пламя охватив неподвижные тела товарищей. Вытащить их было просто невозможно.
Лицо танкиста скривила гримаса боли. По лицу покатились слёзы от пережитого. Он попытался вытереть их, но только размазал грязь от копоти. Всхлипнув, скрипнул зубами, собрал волю в кулак и продолжил:
- Братцы, честное слово, если бы можно было их спасти, я бы бросился к ним не задумываясь. Но было видно, что они мертвы, а пламя было настолько сильным, что на мне стал дымиться комбинезон. Промасленная одежда могла вспыхнуть в любой момент, и я сгорел бы за живо. Кто бы вас упредил? – он виновато обвел взглядом окружающих. Снял шлем с головы и сжал руками:
- Я, соскочил на землю и побежал к вам и, оказывается вовремя. Взорвался боекомплект. Из люка вскинулся столб огня и повалил густой чёрный дым. Оглянулся. Постоял. В беснующемся пламени трещали пулемётные патроны. Повернулся и пошёл к вам, упредить.
- Ты герой, - обнял Кушнеренко подчинённого, - если бы все так воевали, - хрен бы немцы были бы здесь. Вспомните, обратился он к окружающим, в бой мы вышли всем полком, где остальные? Понимаю. Часть подбиты. А уцелевшие?? Наверняка повернули на исходные. Правильно. Там окопы. Обжитые позиции. Там надёжнее. Только немцам на всё это плевать. Достанут. Нет, друзья мои. Нужно не шкуру свою спасать, а бить фашистов, как экипаж старшины Шараева. Вечная им слава, - подполковник снял шлем и склонил седую голову. Все молча последовали его примеру. Выждав минуту, Кушнеренко продолжил:
- Задача у нас стоит прежняя. Двигаемся на Сенно. Дубровин! -–окликнул он.
- Я, - отозвался лейтенант.
- У тебя место радиста свободно, возьми к себе героя.
- Есть, взять героя в экипаж, - подчеркнуто громко произнёс Дубровин, приложив руку к шлему. Подошёл к механику, положил руку на плече и тихо добавил, - следуй за мной, - повернулся и направился к своей тридцать четвёрке:
- Как зовут? - обернулся он к новому подчиненному.
- Сержант Бутримов, - отозвался сопровождаемый и, сделав паузу, добавил, - Михаил. Призван в 39-м. В этом году должен был демобилизоваться.
- Да-а-а, - протянул Дубровин, - не до гражданки сейчас. А знаешь, Михаил, в экипаже у тебя тезка, и коллега твой. Вот такой парень, - и показал кулак с поднятым большим пальцем, - а заряжающий у нас Леонид. Познакомитесь. Ты уж извини, механика я менять не стану, он меня устраивает. А тебе дело найдётся. За пулемётом посидишь.
Вскоре пришли к экипажу. Командир танка представил новичка. Тот коротко рассказал о переделке, в которую попал.
Общение прервала команда:
- По машинам!!!
Заняли свои места. Запустили двигатели. Вытянулись в колонну и помчались на встречу неизвестности. Вскоре увидели догоравший БТ-7. Колонна снизила скорость. Молча смотрели танкисты на машину, стиснув зубы клялись отомстить за погибших товарищей.

Сходу ворвались в Турово. Ещё на подходе увидели мечущихся в свете фар фигуры в униформе мышиного цвета. Давили гусеницами и косили пулемётным огнём всех, кто попадался на пути. Протаранили несколько грузовиков и мотоциклов. На полной скорости прошли населённый пункт и направились в сторону Сенно.

На подходе к цели встретили наспех организованное огневое сопротивление немцев. Тяжёлый КВ взял на себя огонь противотанковой артиллерии, а Т-34 подавили выявленные огневые точки в обороне противника, и колонна преодолела боевые рубежи немцев без потерь. Наши части, находившиеся в городке, по характеру завязавшегося боя быстро поняли, что к ним прорываются из окружения свои. Организовали встречу. Полк Кушнеренко прорвался на этот раз без потерь.
Февраль 2018.
Справка: В период с 7 по 9 июля 1941 г. танки БТ-7 приняли участие в контрударе 5-го и 7-го МК под Сенно и Лепелем. Так, наряду с КВ и Т-34 танки БТ-7 имелись на вооружении 27-го и 28-го ТП 14-й ТД полковника И. Васильева, входившей в состав 7-го МК (вторая ТД этого корпуса была полностью укомплектована Т-26). Первые батальоны полков были укомплектованы танками новых типов, вторые и третьи - БТ. На период боевых действий 7-му МК были приданы 36-я МСД и два ОТБ ( в каждом по 40 БТ-5 и БТ-7). Танковые дивизии 7-го МК генерал-майора В. Виноградова были переброшены в район Витебска. Туда же были перенацелены и части 5-го МК генерал-майора И. Алексеенко, начавшего передислокацию в начале июня 1941 г. из ЗабВО. Корпус был укомплектован на 100% по штатам мирного времени и имел 924 танка, из них 33 КВ и Т-34, остальные БТ-7 и Т-26. В 7-м МК имелось 715 танков. В первом же бою у Черногостицы 28-й ТП 14-й ТД, имевший по прибытии только танки БТ-7 и доукомплектованный 5 танками КВ и 20 танками Т-34, уничтожил 56 противотанковых орудий и более полка пехоты противника. В бою 6 июля 1941 г. командир 27-го ТП майор С. Романовский бросил танки БТ-7 в обход деревень Тепляки и Панариво, а более защищенными танками Т-34 атаковал противника в лоб. Бой длился более часа и завершился полным разгромом немцев. Противник потерял 8 легких и 1 средний танк, несколько тяжелых орудий. Потери полка составили 5 танков БТ-7, сгоревших вместе с экипажами.
https://mihalchuk-1974.livejournal.com/46377.html

ИЗ ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 14 ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ
(ЦАМО РФ, фонд 14тд, оп.1,д.9,стр.3-27)
В бою 7.7.41г. участвовало танков:
- 27 ТП – 51,
- 28 ТП – 54,
- РБ – 7,
- управление и резерв командира дивизии – 14.
Всего 126 танков: из них КВ – 11, Т-34 – 24.
В бою было потеряно свыше 50% танков и более 200 человек убитыми и ранеными.
Благодаря исключительно трудной местности в полосе от исходного положения до реки Черногостница (торфянник) завязло 17 танков (из них: 2 КВ и 7 Т-34). Под огнём противника было эвакуировано 9 танков, из них 1 КВ. Оставшиеся танки разбиты артиллерией и авиацией противника.
В этом бою погибли: зам. начальника отдела политической пропаганды старший батальонный комиссар ФЕДОСЕЕВ, командир 27 ТП майор РОМАНОВСКИЙ, помощник начальника полит.отдела старший политрук РОМАНОВ. Из курсантского батальона Т-34: убито 4, ранено 13, без вести пропало 38 человек, командир батальона тяжёлых танков капитан СТАРЫХ, командир батальона танков Т-34 майор ГРИШИН, комиссар ШИНКАРЕНКО, 28 ТП – 7 человек среднего комсостава и 19 человек – экипажи танков. Командир дивизии полковник Васильев был ранен осколками в лицо и руку, но остался в строю.
Основная причина неудачной атаки – отсутствие авиации, в частности разведывательной, так как дивизия и полки не знали о мероприятиях противника в тактической глубине и не прикрывались с воздуха, недостаток артиллерии, непрочная связь внутри дивизии также отрицательно сказались на ходе боя. Местность крайне затрудняющая действия танков.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 11.06.2018 в 21:34
© Copyright: Михайлович
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1