"Зверев в огне"


"Зверев в огне"
А. Зверев  "Автопортрет"

Дни уходят в тебя
На Тибет
И к тебе на обед
И на ужин остуженный
Дни уходят туда же
Куда и вы
Дни уходят в ночь
На утро дни уходят за
Днем
Изо-дня-в-день дни уходят в
Динь-
Динь
Колокольчика – и бом-бом
В звуки колокола дни уходят
Туда,
Где рассвет растворил весь туман
Утром: там день уходит
В себя день уходит в тебя день уходит
Туда,
Где нас нет день уходит в
Рассвет день уходит, где деткам
Малым дает
Свой совет

(Анатолий Зверев)


С 14 по 30 июня в Новом манеже проходила выставка гениального художника, представителя второй волны авангарда - Анатолия Зверева.

Цена билета – 80 рублей, пенсионерам и студентам – вход бесплатный.

На выставке почти не было случайных людей. Каталоги по цене 2000 рублей закончились за несколько дней до окончания экспозиции: редко кто покупал по одному, люди брали по 2, 3, 4...

Милая, седая (вида музейной смотрительницы) старушка пыталась продать каталоги с другой выставки. Заботливо были проложены – отмечены двумя листочками репродукции картин Анатолия Зверева. На вопросы посетителей о каталоге этой выставки она беспомощно отвечала: «Кончились...»

В основном, на выставке были представлены работы, пострадавшие во время пожара в 1976 году на даче Г. Костаки – известного коллекционера, подданного Греции, долгое время жившего в Советском Союзе.

Разбушевался пожар в Баковке неожиданно. Есть версия о причастности к поджогу КГБ. Сгорело всё. Но, упакованные для перевозки, супрематические этюды А. Зверева лежали в кладовке. Их огонь успел «полизать».

Дочь коллекционера – наследница этого богатства - приложила немало усилий для их восстановления. Изучив реставрационное дело, много сделала собственноручно. Этюды не приобрели первоначального вида. Но следы огня (все подмечают это!) придают сакральный смысл неопалимости...

Выставка располагалась в двух, оформленных как день и ночь, свет и тьма, противоположных залах. Контрастных, как характер талантливого человека, как его трагическая судьба...

Зал первый.

На абсолютно чёрных стенах, освещённые точечным светом, висят этюды... Как завораживают прогорающие головешки вспыхивающими огнями, от которых глаз не отвести, так и светятся словно собственным, "фосфорическим" светом, этюды.

Портреты и автопортреты, животные и пейзажи, церкви и картинки городской жизни...

Работы выполнены в разных техниках и самыми разными материалами. Художник использовал сподручные средства: землю, сигаретный пепел, гуашь...

Вот портрет дочери Г. Костаки.
Самое главное – чёрные, доверчивые, беззащитные глаза...

Автопортреты поражают своей схожестью с фотографиями художника. Хотя, какая там схожесть? Но она очевидна! И внутреннее вулканическое кипение таланта проступает так явно...

Церковные купола выполнены со свойственным художнику хулиганством – фаллоподобны они, эти купола. Но и удивительно поэтичны: прилегли на церковные маковки, будто на ночлег, голубые облака... Вытянутые, высокие башенки похожи и на пасхальные глазурованные куличи... Внизу два красных полотнища - символы революции(?), прикрывшие это наследие...

Всё время звучит классическая музыка, в которой всегда – вечность и нетленность...

Второй зал светло – серый, как тёплый, притушенный облаками, день. Здесь большие работы мастера. И не только полотна из коллекции Костаки, есть и предоставленные другими коллекционерами.

В конце зала маленький зрительный зал с лёгкими, прозрачными стульями. На экране беспрерывно, друг за другом, идут два документальных фильма: воспоминания людей, лично знавших Анатолия Зверева, бесценные кадры работы художника над портретами...


На выставке работали какие-то одержимые консультанты, влюблённые в творчество А. Зверева. Они были готовы рассказывать часами.

К нам вышла (я сразу окрестила: греческая богиня) высокая - высокая, наверно, метр восемьдесят, женщина в светло- сером брючном костюме, почему-то напомнившем хитон.

Красавица с густым каре чёрных волос, с прорисованными длинными дугами бровей, с чёрными, непроницаемыми глазами, удивительно интимно и доверительно рассказывала. Толпе так не говорят...

Мне довелось слышать рассказы людей, лично знавших Анатолия Зверева. Да и на выставке много рассказали.

На общественных, меценатских началах организуется музей. Пока творчество Анатолия Зверева не изучено, не систематизировано... Нет музея, где были бы полно представлены его работы. Третьяковская галерея хранит Зверева в запасниках. Последняя выставка была пять лет назад.

Следующий очерк – о нём. Я, насколько это возможно, постаралась обойти общеизвестные факты. Но совсем без них не получилось бы связанного повествования.

Прочитав этот опус, моя дорогая компания, сходившая со мной на выставку, во мнениях разделилась.

«Как точно всё написала!» – сказал Никита.

«Замечательно! – сказала Даша, - только как будто я не на той выставке была. Хочется вернуться, будто что-то упустила».

Я числюсь домашним Мюнхгаузеном.

«Если ты забыл, как это было, то надо спросить у мамы, - говорят дети. – И всё вспомнишь, даже то, чего не было».



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 11.06.2018 в 00:02
© Copyright: Марина Миртаева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1