Глава II Потерянный Бог


 Она проснулась рано – на закате. Слуга принесла ей завтрак, что приятно удивило чародейку. Прислужники Джарефа явно постарались ради того, чтобы угодить ей. Девушка оценила их старания. В конце концов, вкус домашней еды был значительно приятнее тех сухих пайков, что она привезла с собой.
Закончив с завтраком, девушка вернулась к словарю, который уже несколько раз за прошедшую ночь успела проклясть. Джареф, похоже, решил дать Фейране спокойно поработать, поэтому никто, кроме прислуги, к ней не заходил.
Через какое-то время текст надписи был переведен на дракулий. Но легче не стало. Некоторые слова в том огромном черном кирпиче, что назывался словарем, оказались то ли устаревшими, то ли по какой-то другой причине вышедшими из употребления в современном дракульем языке. В любом случае, чародейка их не узнавала. И карманный словарик с дракульего на Общий, подаренный ей некогда Тренмаром вместе с Печатью Совета, тоже не особо помог.
Фейране потребовалось еще немного покопаться, и, наконец, с помощью логики и некоторых познаний в области этимологии дракульего языка, она закончила перевод. Результатом стольких мучений она получила не очень длинную фразу: «Они оставили тебя, не так ли?».
Она успела только мельком просмотреть на перевод, как опять почувствовала могильный холод, новый приступ неописуемого страха. Кровь заледенела в её жилах. Она знала, что кто бы ни был тем мужчиной, оставившем надпись на стене её дома в Аракте, сейчас он прямо за её спиной. И его сила настолько огромна, что чародейке казалось, будто в её спину, прямо там, куда падал взгляд существа, вонзились два длинных кола из чистой Темной энергии и пронзили её насквозь. Фейрана была гениальной чародейкой, одной из лучших, но теперь она чувствовала себя меньше, чем блохой по сравнению с тем существом, что стояло сзади.
- «Господи, кто такой это может быть? Никогда в жизни ничего подобного я не встречала…», - думала она с ужасом, - «Нужно обернуться… Всего лишь обернуться… Он хочет этого, я знаю. Хочет, чтобы я увидела его…»
Собрав волю в кулак, титаническим усилием чародейка заставила себя оглянуться назад.
В первое мгновение она подумала, что видит перед собой дракула: вышитый серебром роскошный черный камзол, стильная одежда в черных тонах под ним, идеальная внешность, телосложение. Но глаза незнакомца сразу разубедили её в этом. Абсолютно черные, без радужки и зрачка, из-за чего казались поистине бездонными и лишний раз подчеркивали могущество этого существа. Они смотрели на неё явно изучающе, с интересом.
- Кто вы? – онемевшими губами спросила Фейрана.
Но незнакомец закрыл глаза и растворился в воздухе, оставив после себя лишь едва уловимую дымку Темной Энергии. Чародейка невольно вздохнула с облегчением.

Немного придя в себя, она направилась к Джарефу. Она не представляла, где его искать, но, к счастью, очень скоро наткнулась на Катарину. Та вежливо согласилась ей помочь.
Джареф оказался в своем кабинете, причем в обнимку с одной из невест. Катарина постучала в дверь, прежде чем войти, но всё равно было по дракулу и его избраннице было заметно, что их прервали на середине романтичных ухаживаний. Впрочем, парочка ничуть не возмутилась, когда в кабинет вошла Фейрана.
Но вот и без того сытая по горло сюрпризами чародейка вновь была удивлена. На этот раз, видом невесты, которую минутой ранее ласкал Джареф. Девушка была слепой. Её глаза скрывала шитая серебром черная лента.
- А, это вы, госпожа Фейрана. Познакомьтесь, это Зара. Моя вторая Высшая невеста, - представил девушку дракул.
Зара поклонилась Фейране. Причем, у чародейки возникло ощущение, что невеста, пусть и слепа, но понимает её местоположение. Голова Зары была повернута точно по направлению к ней. Возможно, эта невеста тоже была не чужда магии и чувствовала незнакомую ауру Фейраны. Это было вполне вероятно, так как, поторопившись выйти из кабинета, дабы дать господину и гостье замка поговорить наедине, девушка шла абсолютно уверенно, не прибегая к помощи какой-нибудь палки для слепых или других приспособлений.
- Что же привело вас сюда? Вы расшифровали ту надпись? Или к вам вновь явился «таинственный незнакомец»? – спросил Джареф, когда невесты вышли.
- Честно говоря, господин Джареф - и то, и другое.
- Да? Тогда, скажите мне перевод.
- Перевод гласил: «Они оставили тебя, не так ли?».
- И вы знаете, к чему это?
- Да… Мне тяжело об этом говорить, но… Месяц назад я похоронила последнего дорогого мне члена нашей семьи. Это была любимая моего некровного брата Даре`эльмира. Еще два года назад умерла моя племянница... То была воля моей богини, но меня всё равно мучает чувство вины… Даре`эльмир погиб еще раньше, так что… Да. Все они оставили меня… Я осталась одна из всей нашей семьи, - сказала Фейрана, стараясь не вдумываться в собственные слова, чтобы не потерять контроль над собой.
- Сочувствую… - вполне искренне сказал Джареф, - Как последний оставшийся в живых Первородный дракул, я могу сказать, что понимаю вас…
- Благодарю… Но, прошу, вернемся к теме нашего разговора.
- Конечно. Пожалуйста, опишите того, кто явился вам.
- Это был высокий мужчина… Он был очень красив… Он был одет в черный вышитый серебром камзол. У него были короткие черные волосы и… - Фейрана на мгновение замешкалась, вспомнив те чувства, что захватили её, когда незнакомец появился.
- И - что? – спокойным тоном спросил Джареф.
- И его глаза… Я таких в жизни не видела. Абсолютно черные...
- Надо же… Это действительно был он. Дальше можете не продолжать, - задумчиво произнес дракул, смотря в окно.
Фейрана не стала торопить Джарефа, ожидая, что он сам расскажет ей всё, что знает. Несколько секунд вампир еще смотрел через окно на освещаемые Катинмирдом горные хребты, но потом сказал чародейке:
- Как я уже говорил, я знаю, кто приходил к вам. Мне лишь требовалось окончательно убедится, что я не ошибся, и… Что вы не выведываете у меня информацию о нем, ради своих целей.
- Каких, например?
- Я скажу вам чуть позже. Сейчас, прошу вас, идемте за мной. Я всё расскажу вам.
Джареф повел её из кабинета куда-то вглубь замка.
- Скажите мне, госпожа Фейрана, вы когда-нибудь задавались вопросом, как появилось название нашей расы? – спросил по дороге дракул.
- Честно говоря, нет. Но, раз вы спрашиваете, должно быть, это не просто сочетание звуков, которое показалось вашему Богу подходящим.
- Верно.
Они вошли в библиотеку. Джареф поманил Фейрану к одному из стеллажей.
- Думаю, вы уже поняли, что тот, кто приходил к вам – не просто какой-нибудь чародей, дракул или жрец. От вас до сих пор исходит его энергия, а ведь он даже не говорил с вами, - говорил ей дракул, выдвигая в нужном порядке книги, оказавшиеся муляжами.
- Откуда вы знаете, что мы не разговаривали? – спросила Фейрана, наблюдая за действиями вампира.
- Потому что это не в его стиле. Он любит помучить неизвестностью. Хотя, с вами он играл достаточно недолго, сразу дав прямую наводку на мою скромную, по его масштабам, персону. Но, вот и всё, - сказал он, выдвинув последний муляж.
Как и ожидалось, между стеллажами появилась и открылась прежде скрытая иллюзиями дверь.
- Итак, вернемся к нашему разговору об этимологии слова «дракул»… - спокойно сказал вампир, входя в дверь и идя по короткому коридору к какой-то комнате.
Войдя в комнату, Джареф поспешил отойти от дверного проема, чтобы дать Фейране увидеть, что в помещении. Чародейка оцепенела в шоке, когда сделала это. Сразу напротив проема висел большой портрет черноглазого незнакомца в полный рост.
- Знакомый? – с улыбкой спросил Джареф.
Фейрана не ответила. На стенах и на полу комнаты были изображены пентаграммы. Все они были несколько разными, но всё же схожими с той, что была изображена на амулете. Также в комнате находился рунный стол для создания разного рода магических амулетов, кулонов, колец и прочих украшений, а также стол для изготовления магических свитков. Всё это имело несколько специфичный вид, эти столы не были похожи на те, за которыми Фейрана имела честь работать в культах Седьмого дракона, а позже и Фанкорны. Но потом её глаза всё же вернулись к портрету.
- Тот, кто приходил к вам и тот, кто изображен на этом портрете – Темный Бог по имени Драмар. Именно в честь него Деротар назвал наш расу.
- Дракул и Драмар… Не очень созвучные названия, - придя в себя, заметила Фейрана.
- Всё не так просто. Как вы знаете, у каждого божественного рода свой язык. С языка того рода, к которому принадлежит Деротар, слово «кул» обозначает «наследник». «Дракул» - «Наследник Драмара».
- Но почему об этом Боге ничего не известно? Ведь Деротар – один из самых могущественных богов Керофара. При этом, имя «Драмар» я слышу впервые.
Джареф улыбнулся.
- Не торопитесь, госпожа Фейрана, я расскажу вам обо всем.
Он перевел свой взгляд на портрет Бога.
- Как вы заметили, особенной чертой этого Бога являются черные глаза… Это действительно большая редкость среди богов Керофара. До Драмара был всего лишь один Бог с такими глазами – Эссетор, невероятно могущественный даже для своих собратьев. Он не слишком известен среди смертных, но от этого его величие не становится меньше. Ведь во многом благодаря ему, наша Вселенная такая, какой мы её видим. И, к сожалению, появлением Совета богов Керофара наши небесные властители тоже обязаны этому Творцу. По иронии судьбы, именно Совет и погубил великого Бога, побоявшись его силы… Так или иначе, но Эссетор был величайшим Божеством. И когда родился Драмар с такими же черными глазами, другие боги стали думать, что он будет не менее могущественным, чем его предшественник. Фанкорна, его мать, и Деротар, его отец, даже предположили, что он сможет свергнуть мешающий их планам Совет богов. Сам Совет был весьма насторожен появлением еще одного черноглазого Творца… Поначалу, они не создавали сыну Деротара никаких проблем. Он спокойно рос под воспитанием отца и уже с детства проявлял поразительные способности. Но чем дальше, тем больше Советники боялись за себя. Они захотели пленить Драмара, лишить его возможности дальше развиваться в качестве Бога. Всё по той же причине, по которой они ранее убили Эссетора – боязнь. Боязнь чего-то более могущественного, чем они сами. Когда Драмару исполнилось двадцать лет, и он готов был принять посвящение и стать одним из богов, Советники похитили его и заключили в особый мир. Этот мир расположен где-то между Нулевой ступенью и самим Керофаром, но ближе к нашему миру. Там Темный Бог и томится по сей день.
Джареф замолчал, выжидая необходимую паузу.
- Деротар поначалу не знал о судьбе своего потомка, но через какое-то время стал догадываться. Он понял, что его сын заточен между мирами и, раз не удавалось связаться с ним в Керофаре, ему захотелось попытаться связать темницу сына с нашим миром. Тогда появились дракулы. Мы названы в честь Драмара, у нас в чем-то похожие характеры … Деротар всегда утверждал, что видит в Драмаре любимого сына. Поэтому, он и вложил в нас так много усилий и времени. Наша раса должна была занять Шиинар, привлечь внимание заточенного Бога и невольно «подтянуть» к планете мир-темницу, сделать планету некой «точкой связи» между нашими мирами. И это получилось. К счастью или к сожалению, Драмар не может таким образом встретится с отцом, но многим из нас он являлся. Из числа Первородных дракулов сразу трем: Нортегору, Сантиру и мне. Сложно описать, какие эмоции нас связывали с этим Богом… В каком-то смысле он был «идеальным дракулом», к образу которого хотелось стремиться, но дело не в этом… Честно, я не представляю, как описать наши отношения. Я не могу назвать его «отцом», назвать его «другом» - изрядное богохульство, «братом» - тем более… Он тогда еще не привык к своей темнице, из которой теперь наблюдает за жизнью разумных существ нашего мира. Мы не были первыми из смертных, кого он увидел, но первыми, с кем он захотел говорить. Это очень яркое воспоминание – наша первая встреча, когда он перенес нас троих в свой мир. Мы говорили с ним, с огромным интересом изучая его. Он с не меньшим интересом наблюдал за нами. Впоследствии, у нас было много тем для разговора. Мы были близки с этим Богом и он с нами. Например, этот портрет написал Сантир, будучи восхищен Драмаром. Сам же Бог был очень расстроен его смертью и смертью Нортегора. Редкий Бог так горюет над смертными… Иногда он приходит и ко мне... Но вот то, что он пришел к вам, меня очень удивляет. Ведь вы – поклонница Фанкорны, которую он не выносит. И, к тому же, приехали издалека. Скажите, до этой поездки вы часто бывали на Шиинаре?
- Периодически я езжу сюда. Общаюсь с культистами Деротара и дракулами Совета. Последний раз я была здесь несколько дней назад, если вас это интересует.
- Хм… Тогда понятно, как тот амулет оказался на Аракте. Должно быть, вам его подкинула тайная поклонница Драмара, какие иногда встречаются в культе Деротара… Попав на материк, амулет создал зону, в пределах которой мог появился Драмар... Так он и явился вам. Чего он от вас хочет – другой вопрос. Но это, думаю, он сам вам расскажет.
Фейрана немного помолчала, пытаясь уложить всё в голове.
- Но почему вы говорили, что я могу использовать эту информацию в своих целях?
- А, это… - махнул рукой Джареф, - Понимаете, Драмар – неполноценный Бог, так как не прошел посвящение, а мы - создания Деротара и должны быть верны только ему. Эти два факта заставляют культ Деротара – и все прочие культы керофарских божеств – считать поклонников Драмара еретиками. Культ Деротара на Шиинаре досаждает мне этим уже несколько веков. Они подозревают, что я связан с неким «еретическим» божеством, но доказать это не могут. Если когда-нибудь у них это получится, они пойдут с этим в Совет Вестников Крови в попытке дискредитировать меня. Скорее всего, у них ничего не выйдет, ведь тому же Тренмару глубоко безразлично с какими богами я беседую во время сна. Наша раса – врожденные атеисты, мы не делаем разницы между еретиком, поклонником Деротара и таким же неверующим, как многие из нас. Тем более, что я, симпатизируя Драмару, никогда не стал бы преклоняться перед ним и отдавать ему на служение свою душу… Но всё-таки, мне не хотелось бы, чтобы культ Деротара или иная религиозная организация узнала о моей связи с заточенным Богом и стала использовать этот факт против меня. Я слишком дорожу этими воспоминаниями, чтобы свора фанатиков извратила их и использовала, как знамя… Я показываю вам эту комнату только потому, что сам Драмар заинтересовался вами и решил, что вам можно доверять… Возможно, у него на вас свои виды. А потому, прошу вас – оставайтесь в моём замке, сколько вам будет угодно. Так вам и Темному Богу будет удобнее всего контактировать.
- Но, что, если я не захочу с ним общаться? – спросила Фейрана.
Джареф улыбнулся.
- Вы ведь лучше меня знаете, что наше с вами мнение ничего не значит для Бога? Даже если вы вернетесь на Аракт и выкинете его амулет в глубокое море, он найдет способ добраться до вас, если захочет. Хотя, в таком случае его намерения вряд ли будут дружелюбными… Но, полагаю, сейчас вам лучше побыть наедине с собой, обдумать полученную информацию. Я провожу вас до вашей комнаты. И, прошу, если Драмар явится к вам за день – обязательно расскажите мне об этом.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: мистика, боги, тьма, вампиры,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 07.06.2018 в 17:11
© Copyright: Ухова Ольга
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1