Дракон и рыбалка


Дракон и рыбалка
(публикуется неотредактированная версия)
По субботам я занят рыболовным промыслом, хотя промысел – это громко или, что точнее, помпезно сказано. На самом деле я беру удочку, ведро и топаю на реку, где в окружении себе подобных «промысловиков» пытаюсь поймать рыбу. Покрываясь волдырями от солнечных ожогов или, наоборот, стуча зубами от холода в дождь, я упорно сижу на камне и молю богов, чтобы клюнула тупая и желательно большая рыба. Сказать, что мне везет – это несерьезно. Чаще всего я прихожу с пустым ведром и вижу ехидные взгляды домашнего дракона, но иногда бывает и улов – два-три мелких пескарика. Хотя и моим коллегам тоже не всегда светит удача. Возможно, в реке или мало рыбы, или все рыбы околдованы черными магами, которые желают свести людей мором, или рыбы имеют наказ от самого Нептуна не клевать на червяка.
Вот и сегодня уже солнце распекало как на сковородке, а моя удочка так и не вздрогнула. Другие рыбаки от досады распивали пиво и тихо произносили заговорные молитвы, надеясь, что это поможет.
И тут рядом со мной присел Зубастик. Махая крыльями как вентилятор, видимо, чтобы создать вокруг себя прохладу, он внимательно смотрел то на меня, то на других «промысловиков», то на реку, после чего как бы невзначай спросил:
- Э-э-э... какие успехи?
Я молча ткнул пальцем в пустое ведро: тупо спрашивать, если результат очевиден! Однако дракон не смутился, он зевнул, натянул панамку по самые уши и сказал:
- Ладно, вижу, хозяин, ты без настроения. Можно я тоже порыбачу с тобой?
- Валяй, - вяло кивнул я, понимая, что вторая удочка теоретически может составить конкуренцию на этом участке реки. Но учитывая, что за все эти часы ни одна рыба не проявила интерес к моей наживке, то и у Зубастика была бы такая же нерадостная участь.
Зубастик улыбнулся, что клыки аж наружу повылазили, взял удочку, насадил что-то на крючек и, широко взмахнув, забросил наживку аж за целый километр. Сидевшие недалеко рыбаки презрительно чихнули, но ничего не сказали – по-рыбакским поверьям, драконы были худшими рыбаками, даже собаки имели больше шансов наловить рыбы. Похоже, Зубастик был не в курсе таких легенд, ибо строил совсем иные планы. Я лишь проследил за полетом крючка, но куда она плюхнулась не заметил – далеко уж было. И лишь спустя минуту увидел, как засверкал поплавок на воде, уточняя местоположение. Домашнему питомцу ничего не сказал, где-то соглашаясь с рыбаками, что дракону здесь не место. Только говорить это не хотел. Ладно, он сам скоро убедится в этом, сам осознает бесполезность этого ремесла для его породы.
Каково же было мое изумление, когда спустя несколько минут он дернул удочку, и из воды, сверкая на солнце чушеей, вылетела рыба с хишными клыками и острыми шипами. Причем не маленькая, а довольно крупная — два метра в длину. Она шлепнулась на траву и завертелась как юла, видимо, изумленная, как это поменяла водную среду на земную, и что здесь делает, как ей дальше быть? Я присмотрелся — ой, это же Кистеперка! То есть рыба, жившая сотню миллионов лет назад на Земле, она считалась вымершей и ее отпечатки на глине были обнаружены палеонтологами, а я узнал по атласу древних земноводных. Как видно, преждевременно этот вид похоронили, так как дракон, зевая, отцепил ее от крючка и бросил в ведро, которое на мгновение увеличилось в семь раз, а потом опять сжалось до обычного размера и герметично захлопнулось крышкой. Почему-то показалось, что рыбу расплющило, но это было не так — магическое ведро меняло пространство в рамках своих кубометров, и внем можно уместить штук сто только кашалотов. Мне как-то Зубастик пояснял теорию пространства и гравитации и, хотя я ничего не понял из этой сложной физики, однако понял, что в эту емкость можно совать до фига вещей.
- Э-э-э, я не знал, что Кистеперка водится в нашей реке, - удивленно произнес я уже по другому поводу. - Обычно здесь только форели...
- Ну-у... и такое всплывает с глубин, если потревожить или заинтриговать наживку, - несколько туманно ответил дракон и вновь забросил удочку, предварительно насадив на крючок какой-то желтый шарик. Все время нервно смотревшие в нашу сторону рыбаки лишь пожали плечами, мол, просто повезло этому крылатому зверю, и вновь уставились на свои поплавки — у них до сих пор не клевали. Солнце уже покрыло наши тела корочкой бронзового загара, однако живые твари проплывали мимо, не замечая наших «угощений», словно знали. Что бесплатным сыр бывает только в мышеловке.
Я зевнул и мой рот остался открытым, как и глаза, зрачки которых едва не выкатились наружу. Так как дракон опять дернул своей удочкой, и леска вытянула синего тунца. Того самого, что водится у берегов Мадагаскара! Огромный экземпляр — три метра в длину!
- Ой, тунец, - улыбнулся как ни в чем не бывало Зубастик, щелкнул пастью и, сняв рыбу с крючка, небрежно бросил в ведро, которое опять сжалось, приняв улов.
Я закатил зрачки обратно и выдохнул последний воздух из легких. Нет, это невозможно! Синий тунец точно не обитает в этой реке! Это уже не совпадение. Мой питомец не мог поймать то, что водится за тысячу километров от этих мест. Я тут с подозрением посмотрел Зубастика: а случаем не магия ли срабротала здесь? Вообще-то использовать чары в рыболовстве не только не прилично и антиморально, но и считается правонарушением — можно схлопотать большой штраф. Причем платить его должен хозяин, а не сам дракон. Поэтому я спросил:
- Дружище, что за заклинание применил?
Дракон, кажется, вполне серьезно недоумевал:
- О чем вы, хозяин? Я не прибег к сверхестественным силам! Драконам не полагается колдовать при ловле рыбы — это оскорбление всему роду! Драконы должны ловить и охотиться лишь за счет своих физических способностей, сноровки и ловкости, а также интеллекта!
- Но ты поймал кистеперку и тунца, не особо загружаясь физически, - мне показалось, что мой довод был сильным. Но Зубастик развел сначала крыльями, а потом передними лапами, чтобы пояснить кое-какие вещи из истории охоты своего вида:
- В древние времена драконы прыгали в воду и там, на глубине, ловили рыбу челюстью, хвостом или лапами, маневрируя среди кашалотов и акул. Потом бродили по берегу, протыкая копьями или трезубцами рыбу в озере или реке, чуть позже сплетали сеть из пальмовых листьев и ловили уже в массовом объеме. Но нынче такие способы запрещены, ведь рыбалка — это спорт и удовольствие. А теперь есть удочка, что стало более удобнее и спокойнее, — зачем особо утруждаться, хозяин? Кстати, человек повторил наш путь в методах рыбного промысла...
- Как повторил? Я тут с ранннего утра — и ни одной рыбки, даже маленькой. А ты пять минут — и уже две огромные рыбины! Тут без магии не могло обойтись! - сердито шипел я, зная, что криком привлечу внимание других рыбаков, а один из них неприменно настучит егерю, представляющего Комитет по охране природы, мол, дело тут нечисто, раз хозяин ругается с драконом, и тогда штраф будет выписан немедленно.
Но у Зубастика был свой контрдовод:
- Извини, хозяин, но я использую свою наживку, а не твою. Я не приманиваю рыбу червем, а специально пеку торт-шарик «Безумство», которое распространяет такие ароматы, что ни одна рыба не может устоять. Печь торты, кстати, не запрещено законом — я это знаю и поэтому использую. Так что никакой магии!
Я осекся: на самом деле, закон ничего не говорит о том, какая наживка может быть. Меня, например, легко заманить куда-либо хорошим пивом и шашлыком. Так что Зубастик не прост — он хорошо знает юриспруденцию и может заткнуть за пояс любого прокурора. Главное, убедить в этом других рыбаков, с неудовольствием лицезревших картину поимки моим питомцем синего тунца. Уверен, никому из них ничего подобного не попадалось на крючок.
- Вот смотри, хозяин, - дракон при мне насадил желтый шарик на крючок и забросил аж за километр, что я даже не узрел куда именно. Однако Зубастик даже не дожидаясь результата стал вращать катушку со скоростью хорошего мотора, наматывая леску, и через полминуты у наших ног бился... электрический скат — рыба для человека не съедобная, но зато деликатес для дракона. Плоская рыба с хвостом-кинжалом как испорченная розетка искрила электричеством, чтобы поразить любого, кто притронется к ней, но сила тока и напряжение были недостаточным, чтобы навредить Зубастику. Но мне-то было опасно к ней приближаться. Скат тоже полетел в чудо-ведро.
Улов заметили и другие рыбаки, которые на этот раз не стерпели и стали двигаться в нашу сторону, собираясь толпой. Они кричали и улюлюкали:
- Это обман!.. Твой дракон распугал нам всю рыбу!.. Это фокусы!.. Нет, это магия!.. Он нарушает закон!.. Долой их! - похоже, они собирались с нами поступить плохо, учитывая. Что их много, а нас всего двое. - Набъем парню морду, а его дракону рога отломаем!.. Да, и крылья порвем!
Я сжался, понимая, что от толпы удочкой не отбиться. Тут даже меч не поможет. Однако дракон смотрел на них с удивлением, словно не понимал, как эта мелюзга пузатая намерена расправится с ним, существом, способным разрушать города и испепелять леса, тушить вулканы и подниматься до звезд. Он для порядку полыхнул огнем в воздух, как бы намекая про свое оружие, и мгновенно даже самые горячие головы остудились. До рыбаков дошло, что с Зубастиком лучше не шутить, а подраться с ним — самая плохая мысль, какая когда-либо взбредала им в головы. Поэтому они притормозили, а затем начали осторожно пятится назад, не сводя с нас опасливых и испуганных взглядов.
Спустя пять минут рыбаки сидели на своих местах и делали вид, что не видят меня и дракона.
Я перевел дух. Опасность миновала. Но нельзя сказать, что меня это успокоило.
- Твоя наживка — это все равно хитрость. Пускай все и по закону.
- Ловить рыбу тоже хитрость нужна, хозяин, - миролюбиво заметил Зубастик. - Вот давай, я дам тебе «Безумство» - и даже барракуда приплывет к тебе...
Но я был не согласен:
- Ты приманиваешь... э-э-э... не по-естеству... Пирог — это дело человеческих рук. А муха, червяк или кузнечик — это природное...
Зубастик вздохнул.
- Ладно, хозяин, будет по твоему. Естественное, так естественное... Только сегодня погода ясная, солнечная...
- И что?
- А то, хозяин, что рыба прекрасно видит тебя, и поэтому не подплывет. У нее хотя и не разум, а инстинкты, но и они определяют опасность, исходящую от тебя и удочки...
Дракон говорил разумно, и не согласится с ним было трудно. Конечно, это азы рыболовства, но я как-то упустил такой фактор из виду. Тут я оглянулся. Ну, если я такой заторможенный в мыслительных процессах, то почему другие рыбаки так тупят? Они же тоже сидят у берега...
- И что мне делать? - с грустью спросил я, смотря на небо.
Ярко сияло солнце. С песка поднимался пар. Если в горячем песке были бы крокодильи яйца, то новорожденные рептилии давно выползли бы наружу. Нет, в такую погоду рыба не подойдет близко... И я стал крутить катушку, намереваясь вернуться домой.
- Без магии не обойтись, - вздохнул дракон.
- Ты забыл, что это запрещено?
- Запрещено ловить, - мигнул мне глазом Зубастик и тихо произнес: - Но ведь погоду не запрещено менять...
- Ой, ты собираешься?.. э-э-э...
- Да, я сейчас нагоню туч, польется небольшой дождь, - и вода станет мутная, рыба попрет к берегу, не видя тебя. Лишь червяк, вкусный и сочный червяк на кроючке...
Устоять против этого было невозможно. Я хзлопнул себя по коленкам:
- А-а-а, была — не была! Давай! Твори погоду! Колдуй!
Улыбаясь, словно выиграл спор, дракон стал делать быстрые движения пальцами лап, пару раз взмахнул крыльями, и с его рогов сорвались две ярко-голубые молнии, которые ударили небосвод. Раздался гром. Перепуганные рыбаки побросали удочки и кинулись врасыпную: они решили, что Зубастик все-таки решил с ними раскиваться за угрозы. Уж лучше позорно бежать, чем быть нанизанным на драконьи шипы и рога, думал каждый из них.
В течение секунды налетел ветер, небо затянуло темными облаками, Солнце исчезло. Бах! Бах! - сверкнули уже молнии где-то там, наверху, и полил мелкий дождь. Река сразу забурлила, потемнела. Правда, я заметил, что погода испортилась не далее чем в радиусе одного километра, словно над нами был колпак. Дракон расправил надо мной крылья, чтобы защитить от дождя. Рыбаки вопили, что донесут до Святой Инквизиции о проделках Зубастика и его хозяина. Дракон усмехнулся, щелкнул когтями, и тот час ветер поднял двух рыбаков в воздух, покрутил на месте, перевернул головами вниз, потряс, от чего с людей посыпались снаряжение, ключи, монеты, а потом забросил на верхушку ели. Оттуда они долго еще вопили, но мы уже не обращали внимания.
- Хозяин, закидывай удочку, - сказал мой домашний питомец, щурясь. Он извлек очки и надел, хотя было непонятно, ведь солнце не слепило. Наверное, больше для того, чтобы не видеть орущих в панике людей.
Я забросил удочку. Жирная гусеница должна была приманить большую рыбу. Поплавок громко хлюпнулся на воду и закачался. Я осторожно стал крутить катушку и... вдруг почувствовал, как леска натянулась.
- Поймал! - радостно завопил я, прыгая от счастья. Дракон скалил клыки, то ли надсмехаясь, то ли разделяя со мной чувства.
- Тяни, хозяин, - сказал он.
Я закрутил катушку, и понял, что попалась сильная рыба, ибо удочка согнулась. Я пытался надавить на ручку, чтобы сильнее закрутить катушку, однако леска тонко зазвенела, давая понять, что сопротитвление сильнее и она может лопнуть.
- Не могу, - признался я. - Там что-то крупное. Леска может порваться. А вдруг рыба-молот?
Дракон ехидно процедил:
- Или осьминог?
Я дергал удочку, но мои усилия были напрасными.
- Наверное, зацепилось за корягу, - послышалось предположение Зубастика. Он сомкнул крылья, что я оказался под дождем. Однако я ничего не сказал, ибо мой питомец полез в воду, чтобы проверить, что же произошло.
Зубастик почти по шею погрузился в реку, лапами шарил по дну, пытаясь понять, за что зацепился крючок, потом вздохнул и погрузился под воду. Я затаил дыхание, надеясь, что все-таки это рыба.
Спустя некоторое время дракон всплыл и медленно побрел к берегу, неся в руках какой-то темный, запутанный в водрослях предмет. Леска зависла. Но я сразу понял, что это не рыба. Не черепаха даже. Это что-то рукотворное.
И точно, Зубастик положил у моих ног большой кувшин из керамики. С первого взгляда было ясно, что изготавливали посуду где-то на Востоке. Сквозь зеленый налет высвечивались арабская графика. Сосуд был закупорен большой красной пробкой.
- Далеко заплыла штучка, - задумчиво промурлыкал дракон, осматривая находку. - Седьмой век нашей эры... Хотя для более точной датировки нужна радиоуглеродная экспертиза.
- Может, выпал с торгового судна? - предположил я, удивляясь тоже тому, как эта штука могла оказаться в этой реке, за тысячи километров от Аравийского полуострова. - Или течения приволокли?
- Все может быть, хозяин, все может быть, - продолжал издавать кошачьи звуки Зубастик, пытаясь прочесть надпись. - Хм, магрибский диалект... западная группа арабского языка...
Я пытался поднять кувшин, и он оказался тяжелым, словно был чем-то заполнен.
- И что написано? - поинтересовался я, думая, мол, улов сегодня не так уж и плох. Пускай не рыба, а археологическая находка. Может, с ней я войду в историю как человек, нашедший вещь, которому место на севере Африки, а не здесь. А вдруг, были в древности торговые маршруты от Черного континента до северных земель — и это историками не описано? Или Великий кувшинный путь пролегал здесь? Чувство первооткрывателя охватывало меня.
Нет. Точно, сегодня удачная рыбалка.
- Надо вскрыть кувшин!
Зубастик пытался меня охладить:
- Может не стоит?
- Почему? - удивился я.
- Потому что здесь написано: «Три желания длиною в человеческую жизнь». Странная надпись...
- Что бы это значило? - озадачился я.
Дракон пожал плечами:
- Да все что угодно... Написавший не особо глагольствовал о смысле. Но явно предосторежение.
Я почесал подбородок, а потом махнул рукой:
- И чё, какая-то надпись меня остановит? - и решительно стал вытягивать пробку из горлышка кувшина.
- Я бы не торопи... - начал было останавливать меня Зубастик, но в этот момент пробка - Бах! -вылетела как из шампанского и упала в пяти метрах от нас. Из кувшина повалил голубой туман, который в итоге сформировался в некое аморфную фигуру.
- Что за черт? - ошарашенно произнес я. Дракон озадачился.
Тем временем туман стал уплотнятся, и вскорее пред нами предстал старик, у которого тело наполовину уходило дымом в кувшин, а выше от живота висело в воздухе. На старике была восточная одежда, особенно большой оказалась белая чалма с ярким изумрудом величиной с кулак. Сколько лет этому человеку сразу определить трудно, но, по-моему взгляду, больше чем восемьдесят лет. Хитрые и пронзительные глаза, густые брови и длинная борода, узкие губы, крючковатый нос и уши, выползающие из чалмы. Скажу сразу, этот тип мне не понравился, хотя причин к этому вроде бы и не было. Похоже, такое же чувство охватывало и моего домашнекго питомца. Что-то отталкивало нас от этого дымного старикашки.
- О-о-о-о, мой спаситель, о чудо Вселенной, - произнес незнакомец, вздев руки ко мне. На его кривых пальцах были толстые золотые кольца с крупными алмазами и рубинами — этот человек явно не бедствовал в материальном смысле. - Ты спас меня из тысячелетнего заточнения, - при этом продемонстрировал ряд золотых зубов во рту. - Да благоденствует твой род!
- Я — спаситель? - удивился я. - Разве?
Старикашка закивал, и я узрел золотую цепь на шее — такой цепью можно было крейсер удержать на берегу:
- Да-да, ты дал мне свободу, о отрок, чье имя прославится во веки веков! Меня заточил в кувшин злой царь Хемпаркуса — да сгниют его кости в склепе презрения!
- А кто вы? - с подозрением спросил Зубастик, не веря в простые чудеса. Ему казалось, что за просто так никто не посадит человека в кувшин на тысячу лет. Если этот старикан не врет, то ему далеко за восемьдесят, значит, в расчетах его возраста я ошибся.
Висящий в воздухе с презрением посмотрел на дракона, хотел сказать что-то резкое, однако удержался и, продолжая улыбаться, ответил:
- О-о-о, мой спаситель! Да будет тебе известно, что я — джин Бабу Али Хорасан ибн Калькутий Мехр Олмони ибн Сууад Карабий Гассан ибн Ва...
- Стоп-стоп! - замахал я руками, понимая, что такое длинное имя мне не выучить и тем более не произнести. - А по короче можно?
- Покороче можно, - зло процедил сквозь зубы джин, недовольный тем, что прервали его самопредставление. - Зови меня Бабу Али, если память туга.
Грубость я пропустил мимо ушей, понимая, что тысячу лет заточения в кувшине не остается без последствий в характере. Дракон же поковырял пальцем за ухом:
- Где-то я слышал это имя...
- Меня знает весь волшебный мир! - с гордостью произнес Бабу Али, косясь на Зубастика. Видимо, джины недолюбливали драконий вид.
Тот иронично парировал:
- Да ну? Неужели?
- Знал тысячу лет назад, - скислив лицо, поправил себя старикан. - Я тот, кто разбудил вулкан Хасалия, что стер с лика Земли город Вассаронию...
Данная история мне не была известна, но дракон когда-то вычитал ее из одной энциклопедии, поэтому задумчиво сказал:
- Хм, это было три тысячи пять семьдесят лет назад... Весьма жестокое колдовство! Погибло двадцать тысяч человек!
- Людишки этого заслужили, - гневно выпалимл джин, и тут, вспохватившись, снова расплыл в улыбке. - Но не станем отвлекаться на мелочи и ненужные исторические справки. За мое спасение я готов выполнить твое желание. Любое!
Нельзя сказать, что это понравилось дракону.
- Эй, эй, вообще-то я тут исполняю желания своего хозяина! - в его голосе чувствовалась ревность. - Ты раз свободен, то можешь улетать!
Джин вспыльчиво ответил:
- Слушай, ящерица, я общаюсь со своим спасителем! Это ему решать, а не тебе!
Дракон повернулся ко мне:
- Хозяин, от джинов не жди хорошего! Лучше отказаться!
Зря я не послушал питомца — он-то знает больше о волшебном мире, чем я. Наверное, не хотелось расстраивать этого старика своим отказом, поэтому махнул рукой:
- Ладно... уговорил!
- Хозяин! - предостерегающе сказал Зубастик, но его перебил Бабу Али:
- Молчи, варан! Хозяин знает сам, не тебе, рабу, вмешиваться в его думы! - и тут снова с улыбкой повернулся ко мне: - Говори, мой спаситель!
Долго раздумывать мне не пришлось — сказал то, что первым всплыло на ум:
- Хм... Сделай так... чтобы всегда у меня был улов, - и я показал на удочку.
У старикана вспыхнули глаза от радости и он гордо произнес, склонив голову и показав бритый затылок дракону:
- Слушаюсь и повинуюсь, мой спаситель!
Он произнес что-то на арабском, сделал замысловатые, мне показалось, даже оскорбительные жесты, после чего в его пальцах что-то вспыхнуло, и моя удочка дернулась в моих руках.
- Мой спаситель, попробуйте, - улыбаясь, сказал Бабу Али. Его глаза горели холодным жестким огнем, словно он сотворил что-то подлое. Но я ничего не заподозрил. Дракон же с подозрением смотрел на джина, пытаясь что-то вспомнить.
- Можно даже не насаживать наживку, - добавил старикан, видя, как я собираюсь достать червяка из консервной банки. - Твоя удочка заколдована.
Пожав в удивлении плечами, я забросил крючок, и не успел поплавок закачаться на волне, как леска натянулась.
- Тяни, мой спаситель, тяни! - с радостным стоном закричал висящий в воздухе джин и закрутился на месте как юла.
Я завертел катушкой, и спустя полминуты выволок на песок... розового гастера — самую вкусную рыбу, какую-либо пробовал за свою жизнь. Но на базаре цена этой рыбешки настолько высока, что позволить себе могут только очень состоятельные граждане. Меня к их числу относить не стоило.
- О-ба-на! - выдохнул я. - Вот это да!
- Так будет всегда, - хитро улыбнулся Бабу Али. - Мой спаситель позабудет, что такое голод!
Вообще-то я никогда не был голодным, еда всегда присутствовала на моем столе. А разнообразие блюд обеспечивалрось за счет кулинарного искусства Зубастика. Я заметил, что дракон с явным неодобрением смотрит на все происходящее. Может, ревновал? Или злился. Что рыбном промысле присутствует магия? И здесь я решил его немного подколоть.
- А ну-ка, джин, исполни еще мое желание! -повернулся я к джину.
Старикан же согнулся в поклоне и хитрым голосом ответил:
- Я исполнил твое желание, мой спаситель. На этом все!
Меня это несколько удивило:
- Здрасьте, я ваша тетя!
- Кто-кто? - опешил Бабу Али, видимо, не зная о таком фразеологическом обороте.
Я махнул рукой:
- Никто. Проехали... Насколько я помню, джины обязаны исполнять три желания. Да и здесь написано, - и я ткнул в кувшин пальцем. - Так что не отнекивайся!
Старикан посмотрел на сосуд, из которого продолжал вытягиваться дымом, и спросил:
- Мой спаситель точно хочет еще два желания?
- Конечно!
- Спаситель в этом уверен? - настойчиво требовал подтверждения джин.
Дракон почувствовал подвох:
- Нет, мой хозяин этого не хочет!
- Не тебя, рептилию, спрашиваю, - сердито отдернул его старикан, злобно сверкнув глазами. - Не мешай нашему общению! - и вновь спросил меня: - Так чего же желает мой спаситель?
Над нами до сих пор висели темные тучи, шел мелкий дождь.
- Хочу такое же ведро, как у моего друга, - и я показал на емкость, в котором прятал улов Зубастик. Да, это было сложное техническое устройство, где гравитация сжималась до нулевой константы... короче, объяснять не стану, ибо сам ничего в теории квантовой физики не понял.
Старикан озадачено посмотрел на творение дракона и спросил:
- Извини, мой спаситель, а что это?
- Пятимерный компакт-прессор шестого значения, основанный на гравитационной линзе и сингулярности, - по-научному пояснил Зубастик джину, который больше арифметики не понимал.
Бабу Али аж передернуло от злости, зубами заскрежетал так, что пойманная рыба от страха запрыгала на песке и едва не соскочила с крючка. Стало ясно, что данная наука не подвластна джинам, точнее, по их интеллекту. Однако он выкрутился.
- Мой спаситель, у меня есть волшебный хурджун, в который можно ложить любые вещи до бесконечности, - произнес он и извлек прямо из сосуда несколько потрепанный мешок, ушитый арабской вязью. Затем старикан щелкнул пальцами, и рыба плавно переместилась в этот хурджин, и завязочки самостоятельно скрутились в узелок.
- Это вещь не хуже этой, - и джин гордо посмотрел на дракона, типа, вот как я тебя уделал! Видимо, в вошебном мире джины и драконы были соперниками.
- Надеюсь, мой спаситель остался довольным? - заботливо спросил меня Бабу Али. Однако свозь сладкий голос мне показались какие-то торжествующие в ехидстве нотки.
Дракон тем временем с подозрением смотрел на хурджун, пытаясь разгадать принцип его функционирования.
Джин уставился на меня, сложив руки на груди:
- Жду третьего желания, мой спаситель.
- Сделай так, чтобы погода менялась в зависимости от моего желания, - приказал я. Этим самым мне хотелось показать Зубастику, что и мне теперь подвластны ветра, солнце, температура и влажность, и я могу менять климат вокруг себя. Конечно, это не назло ему, а просто желани е тоже чем-то покудесничать. Ведь по природе сволей я не был волшебником.
- Будет исполнено, мой спаситель, - глаза на этот раз так злобно сверкнули, что я подумал, а не зря ли загадал желание? Уж больно открыто демонстрировал свое какое-то коварство этот джин, уж не поймал ли меня он на удочку.
Сверкнула молния, и ничего не произошло. Темное небо, мелкий дождь, холодный ветер.
- Так где мое желание? - сердито спросил я.
- Так ты пожелай — все изменится, - хитро прищурился Бабу Али.
- Хочу солнечную и ясную погоду, - приказал я, которому уже надоел холод, созданный, кстати, мои питомцем для удачной рыбалки.
Бац! - и ярко засило солнце, исчезли тучи, и теплые лучи согрели меня. Я вскинул в радости руки и... замер.
- О боже! - выдохнул я, смотря на свои кисти рук — они были дряблыми, сморщенные покрытые старческими пятнами. Потом стал щупать себя, и вдруг не нащупал во рту своих зубов — их не было!
- Што шо мной? - прошмакал я, в недоумении вертя головой.
И тут дракон в отчаянии вскрикнул:
- Я вспомнил! Я вспомнил!
И, повернувшись к джину, заорал:
- Я знаю, кто ты, о подлое создание! Ты тот джин, которого спас Алладин!
- Ну, спас он меня — и что? - как-то уклончиво промормотал Бабу Али, пряча глаза.
- Ты его как отблагодарил? Точно также, как и моего хозяина, ах ты мерзкая порода джинов! - продолжал негодовать Зубастик, и огонь повалил из его пасти. - Сожгу, тварь негодная!
- Что со мной? - перебил я его, подбегая к воде и смотря на свое отражение. Там был старик, седой и весь согнувшийся под тяжестью непрожитых мною лет. Я не мог поверить своим глазам.
- Это хитрость джинов! - застонал Зубастик. - Помнишь предостережение, что я прочитал? «Три желания длинною в человеческую жизнь»
- Одно желание я исполняю за спасение меня — бесплатно, - прищурился Бабу Али. - А два других — за человеческую жизнь того, кто загадает еще два желания. То есть по три с три десятою за каждое.
- Но ты не предупредил меня! - вскричал я.
- А ты и не спрашивал цену желания, - резонно ответил старикан. - Я полагал, что ты и сам знаешь. Так что вины моей нет.
- Алладина он тоже обманул, - горько произнес Зубастик. - Парень третьим желанием дал свободу этому старику, освободил от рабства лампы! А тот его состарил настолько, что через пару дней Алладин умер от старости.
Джин делал вид, что не слышит рассказа дракона.
- Но перед смертью парень схитрил, и заставил этого пройдуху, - и дракон с ненавистью указал на Бабу Али, - залезть в кувшин и быстро закупорил. А потом сбросил емкость в воды Ефрата...
- Он обманул меня! - заорал джин, который, как оказалось, все равно краем уха слушал, что ведал мне дракон. - Это было не по правилам!
- ...и воды принесли это проклятие сюда, и ты его словил, - продолжал мой питомец. - После чего повернулся к старику. То есть не ко мне, а к джину.
- А ну-ка, расколдуй моего хозяина! - приказал он.
Джин демостративно положил руки на пузо и заколыхался на дымной струе, вытекавшей из кувшина. Похоже, он наслаждался этой стремной ситуацией.
- И не подумаю!
- Верни мне молодость! - проревел я, не узнавая свой голос, и зашелся в старческом кашле.
Джин с ехидной улыбкой смотрел на меня:
- Еще чего!
- Ах так! - дракон не выдержал и полыхнул на него огнем.
Пламя в сотни три градусов не нанесли джину никакого вреда, он хохотал, словно его щекотили. Тогда Зубастик извлек свой меч и стал махать им, пытаясь перерубить Бабу Али, да только меч легко проходил сквозь дымоватого старика.
Видя, что и это не помогает, дракон стал колдовать: в старика пять раз ударила шаровая молния, два раза скручивала гравитация «черной дыры», один раз излучила радиация в пять миллионов рентген, однако волшебная защита легко отбрасывала все старания Зубастика. Наконец-то дракон выдохся и признался:
- Я ничего не могу поделать, мой хозяин.
- Тогда расколдуй меня! - потребовал я. - Не трать энергию на этого мерзавца!
При слове «мерзавец» джин аж засиял от счастья.
Но меня ждал еще один удар:
- О-о, мой хозяин, наша магия не совместима! Я не могу исправить то, что наделал джин, - застонал Зубастик. - Единственное. Что я гарантирую, что ты будешь жить столько, сколько тебе Творцом отведено. Но ты навсегда останешься в старческом обличии, беспомощным и слабым!..
- То есть всю оставшуюся жизнь я буду таким? - с ужасом повторил я, смотря на себя в воде, и сердце мое сжалось. - Кому я нужен? - и тут я вспомнил о Лале, девушке, которой собирался делать признание на этой неделе — уже было назначено свидание у парка Зеленой Луны. Как я появлюсь в таком виде? Она же убежит от отвращения и страха!
- О нет, - простонал я, жалея о той минуте, когда извлек этот кувшин из воды.
И вдруг...
- Послушай-ка, - обратился я к джину. - А ведь спас тебя я не один...
- Это что еще за новости? - подозрительно спросил меня Бабу Али.
- Да-да, - вспохватился дракон. - А ведь это я извлек из воды кувшин и приподнес хозяину. Так что ты обязан и мои три желания исполнить!
- Вы врете! - побагровев, заорал старикан.
- Драконы не врут — и ты, мерзкое существо, это знаешь! - процедил Зубастик. - И ты легко можешь это проверить.
- Я и проверю, - пообещал джин и вызвал чары. Пряд перед ним появилось золотое блюдо, которое, как телевизор, стало демонстрировать мою рыбалку. И когда он увидел, как дракон всплыл из-под воды держа кувшин, то Бабу Али задрожал от злости.
- Да, это правда, - признал он. - Так что ты хочешь?
По его роже я прочитал явное недовольство узревшего в блюде.
- Мое желание — верни моему хозяину его годы! - приказал дракон таким голосом, что, казалось, в ином случае раздавит старикана своими задними лапами.
Но тот не испугался голоса, просто понимал, что не исполнить желания он не может — законы исполняются даже в его волшебном мире. И Бабу Али прочитал заклинание...
О чудо — я мгновенно помолодел. Мое лицо стало свежим, тело легко разогнулось, ушла тяжесть в руках и ногах, а голос стал звонким.
Я не мог поверить в перемену и долго рассматривал себя в воде. А тем временем дракону не терпелось разделаться с хитрым и злобным джином.
- Второе мое желание! - провозгласил он.
- Ты не забыл — одно третье с третиной твоей жизни, - напомнил свои условия хитрец.
- Помню, помню, - махнул крыльями Зубастик.
- Стой, дружище, что ты делаешь? - заорал я, бросаясь к дракону и обнимая его. - Не нужно! Ты спас меня! Зачем терять часть своей жизни за какое-то желание? Ты же сам маг и чародей! Обойдемся!
- Мои чары бессильны перед джином, - вздохнул дракон. - А мы всегда враждовали с джинами с древнейших времен. Так что я использую его оружие против его самого.
- Это как?
- Что ты хочешь? - насторожился старикан, которого всего трясло от того, что он не получил выгоду от своей хитрости со мной. И еще больше бесило, что должен был подинится своему кровному и традиционному врагу.
- Чтобы ты залез обратно в этот кувшин и не высовывался оттуда! - и Зубастик ткнул на кувшин левой задней ногой, словно хотел пнуть.
- Но это не по правилам, - начал было возражать Бабу Али.
- Какие еще правила с джинами! Полезай — и весь разговор! - настаивал на своем дракон. - Исполняй мое желание!
- Слушаюсь и повинуюсь, - с трудом выдавил из себя джин и скрутился в кувшин. Дракон усмехнулся, поднял пробку и плотно прикрутил ее в горлышку сосуда. После чего быстро в уме рассчитал траекторию полета и запульнул ее на Марс.
- Чтобы никто больше не попался в ловушку этого мерзавца, - пояснил мне Зубастик. - Пускай валяется в пустыне этой красной планеты.
Я долго смотрел на воздушный след, оставленный раскаленным от трения кувшином, и после чего произнес:
- Спасибо, друг мой. Ты спас меня! Но мне грустно, что ради этого ты потерял одну треть своей жизни.
Но дракон рассмеялся и сказал:
- Хозяин, я же говорил, наша магия не совместима!
- То есть? - не понял я.
- Магия джинов не действует на драконов, так же как и наша — на джинов. Так что этот пройдоха не смог отнять у меня часть жизни, - пояснил он. Потом посмотрел на хурджун и испепелил своим огнем.
- Подарки джинов таят в себе опасность, лучше от них избавляться сразу...
- А-а-а, - протянул я, не сожалея о сгоревшем мешке Бабу Али. Мешок горел противным запахом, и я остатки ткани засыпал песком.
И дракон еще сказал:
- Ах, да, хозяин, не меняй погоду. Волшебство джинов также непредсказуемо и неустойчиво, может обернуться катастрофой.
Это я уже и сам понял.
(4 июня 2018 года, Элгг)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 43
Опубликовано: 04.06.2018 в 17:07






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1