Сергей Лесной. Дощечки Изенбека и русская общественность (подписано к печати 3-VI-1960)



В истории открытия дощечек Изенбека и их опубликования кроется столько загадочных, неясных и нелогичность подробностей, бросающих даже тень на автентичность дощечек, что настало, пожалуй, время, пока не поздно, выяснить их.
Бросаются в глаза следующие факты:
1. Полковник Изенбек, до гражданской войны и после нее художник, член археологических экспедиций Ак. Наук, нашел в 1919г. в разграбленном имении дощечки, покрытые неизвестными письменами; он их подобрал и сберег. Это его огромная заслуга. Непонятно, однако, как этот культурный человек, работавший для археологии, не только не дал дощечкам должного применения, но даже отказался от помощи Брюссельского университета в расшифровывании письмен и текста. С 1919г. по 1941 (год смерти Изенбека) дощечки буквально лежали под спудом. Можно-ли назвать подобное поведение нормальным? Вряд-ли. Впрочем, существовали в жизни Изенбека некоторые личные обстоятельства, которые до известной степени позволяют понять, почему он был так небрежен к интересам науки.
2. Приблизительно с 1924г. дощечками заинтересовался Ю.П. Миролюбов, взявший на себя огромный труд транлитерирования текста. Однако, не все сохранившиеся дощечки были им переписаны. Почему это так случилось, опять-таки неизвестно.
3. С 1924г. по 1939г. т.е. почти 15 лет, Ю.П. Миролюбов имел доступ к дощечкам, но не сделал того, что, казалось-бы, совершенно естественно нужно было сделать, - он не сфотографировал дощечки. Сфотографировать дощечки, числом около 40, было делом легким, простым и дешевым: две катушки фильма. Этого не было сделано. Почему? - неизвестно.
4. В 1941г. после смерти Изенбека дощечки пропали бесследно, осталась всего одна фотография (10 строк) и текст, переписанный Миролюбовым. Оригинал уникальной ценности погиб. Трудно понять, как два культурных человека, живших в таком городе, как Брюссель, так беспечно отнеслись к культурной ценности. Утрата невосстановима, утрата веков истории нашей родины.
5. Несмотря на то, что дощечки Изенбека были в пользовании Ю.П. Миролюбова не менее, и он в противность Изенбеку, вполне понимал ценность дощечек, он не довел до сведения ни русской науки, ни русской общественности за рубежом об этой замечательной находке и о работе своей над ней. Совершенно очевидно, и Ю.П. Миролюбов это неоднократно подчеркивал и в своих статьях, и в частных письмах, что он не историк и что не может справиться с задачей расшифровки текста. Казалось-бы был выход: передать материал записному историку, ведь жил, например, еще П.Н. Милюков. Этого не было сделано. Почему неизвестно.
6. В конце концов Ю.П. Миролюбов передал свои записи в Русский Музей в Сан-Франциско, шаг логичный, но не совсем понятный: зачем было не отдать русскому ученому, который работал бы с материалом, стоившим такой уймы труда Ю.П. Миролюбову. Почему это не было сделано? - неизвестно.
7. В 1954г. эти материалы попали в руки А.А. Кура, который начал их обрабатывать. Его публикации текста в литературном журнале Жар Птица, издававшемся тогда даже не типографским способом, ни технически, ни формально удовлетворить никого не могли: это были какие-то отрывки текста с комментариями, но документального значения не имели, ибо пестрели опечатками, пропусками и т.д.
В дальнейшем журнал стал печататься типографским способом. Но опять-таки с опечатками, пропусками, отсутствием иногда нумерации, с крайне запутанным обозначением дощечек и строк, понятным, может быть, только А.А. Куру и Ю.П. Миролюбову. Печатание это продолжалось 6 лет и до сих пор не напечатано даже половины текста. Ныне журнал Жар Птица прекратил существование и что будет с ненапечатанным текстом - неизвестно.
8. Из опубликованных статей и частных писем известно, что текст дощечек Изенбека был пожертвован Ю.П. Миролюбовым Русскому Музею в Сан-Франциско, следовательно, не является частной собственностью ни А.А. Кура, ни Ю.П. Миролюбова. Судьбой его имеет право распоряжаться только русская общественность в лице Русского Музея. Если кто-то из русских ученых, хотя-бы А.А. Кур, пожелал работать над дощечками Изенбека, снять фотокопии с оригиналов Ю.П. Миролюбова ничего не стоило при современной технике. Между тем оригиналов нет ни в русском Музее, ни у Ю.П. Миролюбова.
9. Единственными лицами, в руках которых был и имеется материал по дощечкам Изенбека - это А.А. Кур и Ю.П. Миролюбов. Первому уже за 70, а второй только что встал с постели, в которой он провел 3 года, и также не может похвалится молодыми годами. Спрашивается, что-же будет с неопубликованным текстом и оригинальной записью? Дощечек не уберегли, текст дощечек весь не был списан, уцелевший текст полностью не опубликован и нет никакой гарантии, что с ним не случится того, что случилось с самими дощечками.
10. Оба указанные лица показали полную свою неспособность к публикации научного, документального материала, и является опасность потери даже оригинала записи для науки. Так как запись Ю.П. Миролюбова не считается уже его личной собственностью, является мысль, что пора уже общественности заявить свои права: оригинал записи Ю.П. Миролюбова должен храниться в Русском Музее в Сан-Франциско и, желательно, для безопасности снять с него копии и переслать на хранение в другие научные учреждения зарубежья, например, научный центр в Париже, Британский Музей, Национальную библиотеку в Вашингтоне и т.д.
11. Так как дощечки Изенбека имеют уникальную ценность, то вопрос этот не частный, а национальный. Прошло вот уже 6 лет со времени начала публикации, но документального издания нет и не предвидится. А ведь текст не велик, - уложится свободно в 40-50 страниц. Сколько-же еще лет будет продолжаться эта монополия научного материала? И какая гарантия, что он в конце концов вовсе не пропадет? Наконец, желательно знать, где оригинал записи и кому он фактически и юридически принадлежит?
12. Несмотря на то, что текст дощечек Изенбека находится в руках Ю.П. Миролюбова уже около 35 лет, текст до сих пор не издан. Ю.П. Миролюбов жил и живет в таких крупнейших культурных центрах, как Брюссель или Сан-Франциско, следовательно имел все возможности войти в контакт с авторитетными лицами на предмет опубликования текста.
Не могли служить препятствием и материальные соображения: после полк. Изенбека осталось весьма значительное наследство, которым распоряжается Ю.П. Миролюбов. Казалось-бы была полная возможность увековечить лицо, сохранившее дощечки, опубликованием текста. Это не сделано. Почему? Неизвестно.
Как редактор и издатель журнала Жар-Птица, Ю.П. Миролюбов имел все возможности за последние годы напечатать текст дощечек полностью. Для этого надо было вместо многоглаголивых комментарий дать лучше самый текст. Наконец, мог он поступиться и своими стихами. Отдав преимущество национальному уникуму перед своей личностью, читатели журнала от этого только выиграли бы. Были и другие возможности. Ничего этого не сделано, почему?
Это бесконечное растягивание печатания, эта монополизация дощечек, создала вокруг них атмосферу какой-то таинственности и притом весьма неприятной. Многие лица, ознакомившиеся с обстоятельствами открытия и публикации дощечек, прямо заявляли пишущему, что здесь дело нечисто и отказывались верить в неподдельность дощечек.
Эти сомнения многих были отлично известны Ю.П. Миролюбову, но он ничего не сделал, чтобы рассеять эти, вполне справедливые сомнения. Почему?
13. За 35 лет Ю.П. Миролюбов настойчиво избегал дать текст дощечек Изенбека на экспертизу специалистов. Когда пишущий эти строки через своих друзей обратился к Академии Наук, Ю.П. Миролюбов усмотрел в этом связь пишущего эти строки с советской Академией Наук (политический ущерб совершенно очевиден). Вместе с тем Ю.П. Миролюбов отмечает, что он и сам мог-бы передать Академии Наук Дощьки. Значит недовольство Ю.П. Миролюбова обьясняется тем, что кто-то сделал то, что он же и должен был сделать, по крайней мере 5 лет тому назад.
Таким образом Ю.П. Миролюбов пресекает попытки рассеять туман, окружающий дощечки Изенбека. Спрашивается, когда-же кончится эта мистификация общественного мнения?
14. В своих статьях и заметках Ю.П. Миролюбов не раз упрекал ученых, что они игнорируют дощечки, и не высказывают мнения о них. Как-же можно высказать мнение, если опубликовано только около половины текста, опубликованное совершенно хаотично (нет ни начала, ни конца) и все попытки к выяснению подробностей пресекаются? Какие гарантии, что в одной из опубликованных дощечек не будет сказано, как в Краледворской рукописи (такой-то подделал)? Поистине способ мышления Ю.П. Миролюбова по меньшей мере странный.
15. Поведение Ю.П. Миролюбова, отстраняющего всех в сторону от возможности научной обработки дощечек, и рассматривающего текст дощечек, который был уже подарен русскому обществу, как свою собственность, является по меньшей мере странным.
Не менее приходится удивляться и тому, что Ю.П. Миролюбов заявляет претензии на авторское право в отношении дощечек: он был в крайней претензии за то, что пишущий эти строки предложил назвать содержание дощечек - Влесовой книгой без его, Ю.П. Миролюбова, спросу. Это показывает, что он не имеет ни малейшего представления о науке, научном исследовании и праве на него. Коль скоро какой-то факт опубликован, никому не возбраняется заниматься исследованием его, без какого-бы то ни было разрешения первого публикатора, - с опубликованием научного факта он делается достоянием всех.
16. В силу всего вышесказанного (более мелкие детали опускаем) мы считаем нужным заявит А.А. Куру и Ю.П. Миролюбову (оба живут в Сан-Франциско) следующее:
а) Оригинальный материал Ю.П. Миролюбова, пожертвованный им в свое время Русскому Музею, должен храниться в Музее.
b) фотокопии с оригинал должны быть, в целях безопасности, переданы и некоторым другим научным учреждениям.
c) моральной обязанностью обоих является окончание печатания текста дощечек, ибо вещь без конца не вещь.
Все остальные соображения должны быть подчинены этому. Надо уважать науку, надо ценить культурные ценности, надо, наконец, делом доказывать любовь к своему народу. Особенно это относится к Ю.П. Миролюбову, огромную заслугу, которого в деле транслитерирования текста дощечек и хранения его мы отнюдь не собираемся умалить.
17. В последнем номере журнала Жар Птица за 1959г. Ю.П, Миролюбов сделал против нас выпад, все пункты которого относятся к области мелких, бабьих сплетен. За 45 лет нашей научной деятельности мы этим не занимались и специализироваться в этой области намерения не имеем, поэтому от полемики такого рода мы уклоняемся.
С. Лесной. Дощечки Изенбека и русская общественность. Истории руссов в неизвращенном виде, вып.10, 1960, с.1162-1166
https://vk.com/doc399489626_467170484
С. Лесной. Иоакимовская летопись и ее значение. История руссов в неизвращенном виде. Вып.5. 1955
https://vk.com/doc399489626_465973233
С. Лесной. О первой странице истории руссов. История руссов в неизвращенном виде, вып.1-5, 1953-1955. Вып.1. сдано в печать 14.V-1953
https://vk.com/doc399489626_466017553



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 03.06.2018 в 06:28
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1