О линиях


О линиях

Пустота – это ничто, ее нельзя представить, вообразить.
Он говорит: ничто – это быстро сменяющие друг друга состояния, цвета́, размеры и формы, потому что нет чего-то единого, общего, конкретного, лишь постоянная смена всего всем вновь и вновь. Если нарисовать на белом листе бумаги прямую линию – толщина и длина не важны – это будет предел ее возможностей и того, что можно сделать с ней. Мы не сможем заставить ее быть волнистой, ломаной или какой-нибудь еще, нам под силу либо стереть линию, либо добавить к ней еще одну, и еще, и еще множество. Теперь у нас появляется возможность создать из них что-нибудь новое, отлично от того, что было прежде, однако то, что в конце концов появится, также будет ограничено прямыми линиями.
Внешний вид моего дома образован линиями – длинными, короткими, вертикальными и горизонтальными – пересекающимися между собой в определенных местах. Мой дом – прямоугольное вместилище человеческих жизней, семейных союзов – поддерживает своей плоской крышей хрустальный навес неба. Его кости – стальной каркас; его квартиры, лестницы и коридоры – о́рганы, вены и сосуды; а штукатурка, побелка и облицовка – твердая кожа серого цвета, которой он покрыт сверху донизу.
Мне позвонил мой друг и пригласил в гости, я ответил, что скоро буду у него. Я мысленно представил друга. Он худой, жилистый, у него черные волосы, а в удивительных глазах – блеск голубого океана.
Была середина дня, и солнце заглядывало в окна моей квартиры, то в одно, то в другое, и хотело со мной поговорить, однако я не был расположен к беседе. Думаю, оно могло бы мне о многом поведать.
К сожалению, наш мегаполис, протянувший во все стороны улицы и проспекты и даже, кажется, готовый своими небоскребами покорить и высь, совсем не имеет парков или чего-то подобного. Я не знаю, куда стремится душа, чтобы очиститься от тяжелой ауры города – его проблем, исканий, переживаний, каких-то повседневных забот – и напитаться новыми, свежими силами.
Наверное, за пределы города.
Повсюду тянутся прямые линии, они чертят силуэты небоскребов, составляют каркасы строений. Вот она – простота, предтеча всего сложного, ведь всё, что сложно, – это союз простого с простым. Линии очерчивают вещи и их природу, линии везде и всюду.
Я шел по улице, вдоль прямых линий, мимо простых фигур, которые они образовывали. Я продолжил идти, мои черные лакированные ботинки так блестели на солнце. Я шел вперед, даже не пытаясь свернуть: мой путь намечен линиями, а значит, я не собьюсь с пути. Ах, если бы и вся моя судьба была обозначена линиями.
Я шел, не думая о том, быстро или медленно иду. Чтобы определить это хотя бы приблизительно, требовалось сосредоточиться на том, насколько ровным было асфальтовое покрытие, или как сильно я был воодушевлен, взволнован, возбужден. А как тут сосредоточишься, когда повсюду столько разных, отвлекающих предметов: ларьков, киосков, магазинчиков. Весь город в гирляндах звуков.
Какова история нашего города?
Вот одна из версий. Говорят, что множество лет или всего несколько часов назад здесь была пустота без цвета, звука и всяких привычных измерений. Потом кто-то начертил прямую линию, от нее провели в разные стороны еще десяток других… о Боже, как скучно и просто! Тогда дорисовали еще десяток линий, окружностей, трапеций и треугольников – в общем, разных геометрических фигур, но и они показались примитивными. Конечно, ведь это лишь геометрические фигуры, число которых ограничено. Или бесконечно? Чуть меньше ожидаемого и чуть больше ничего. Любой цвет и любая текстура хороши и придают привлекательность как геометрическим фигурам, так и простым линиям.
Наконец, к первым линиям и последующим фигурам добавили цвета́ и текстуры, подарили им всем названия – так появились прямоугольные небоскребы, жилые дома прямоугольной формы; ромбовидные, полусферические и трапециевидные пристройки и сооружения – на мой вкус, всё равно не производящие впечатления.
Версия вторая.
Убери мысленно поражающие высотой и блеском окон небоскребы, чьи недосягаемые, как божественная истина, вершины впиваются в неосязаемые исполины белых облаков. Сотри мысленно дороги, что серыми лентами вьются, ветвятся, сплетаются и, словно петли, завязываются вокруг подножий многоэтажных зданий. Щелкни пальцами, и явь настоящего сменится сном и видением прошлого. Когда люди действуют заодно, совместно, сообща, то их руки способны начертить нечто большее, чем обычные линии и геометрические фигуры. Плодами сил и стремлений людей – первых поселенцев – стали сложные жилища из простых линий и непримитивных геометрических фигур. Спустя дни, недели, месяцы и годы власть здешней природы истаяла. Появился именно тот город, в котором я теперь живу.
Мой город прекрасен!.
Загляни в окна первого попавшегося дома – в его окнах твое отражение и отражение линий и тех геометрических линий, которые они образуют, нет – твое отражение не столь отчетливо, как в зеркале, его постоянно искажают, туманят и разбавляют другие образы и отражения. Чего? Вещей, и не только тех, что по обе стороны от тебя – слева и справа, но и тех, которые частично спрятаны за твоей спиной, у ног и над головой. И не стоит забывать, что о себе дают знать всем своим видом и те предметы – вернее, целый мир, сконструированный из них – которые находятся по ту сторону стекла.
Улица заполнена людьми и транспортом, всегда до краев или только едва-едва? От случая к случаю, в определенные часы, и на определенных участках – постоянное ограничение, но до тех пор, пока рок или высшие силы не поменяют правила игры, а потом вновь расставят всё по своим местам. Пока не случится что-нибудь, что заставит искать окольные пути, но эта потребность – такая же проблема, как и то, что явилось ее предтечей, она создаст задержку всего: задержку в течении жизни, транспорта, людей и мыслей. Нет, путь в обход – не имеет смысла, если твой изначальный маршрут стеснен стенами зданий, транспортом и людьми, нет хода ни вправо, ни влево, впереди пропасть, позади тупик, земля не позволит вторгнуться в свое лоно, и только небо всегда просторное, пустое и голубое.
Если бы люди сплотились, то они сумели бы любого человека поднять на руки и донести туда, куда бы тот захотел; перенести от одного края улицы к другому, но вероятно, их совместных усилий хватило бы на нечто большее. Руки людей – безопасность и защита от опасностей того, что окружает тебя, их в целом и каждой по отдельности, того, что сосредоточено в мельчайшей частичке предмета или мира в целом.
Я добрался да конца улицы и свернул в маленький переулок, ведущий к пятиэтажке, в которой живет мой друг. Его квартира находится на втором этаже.
Спустя несколько минут.
Радушие моего друга прекрасно, его улыбка – без тени фальши и лицемерия – подобна свету. Он встретил меня. Когда спустя время я буду возвращаться от него домой, я вновь пойду тем же маршрутом, по той же самой улице и вновь ее тротуар, дома вокруг подкинут мне пищу для размышлений. Как и прежде, линии и геометрические фигуры окружающего мира пробудят во мне интерес к ним. Но мой друг не увидит меня, ни одно из четырех окон его квартиры – трех в комнате и одного в кухне – не позволят этого сделать. Однако я поберегу себя и, придя домой, позвоню ему, чтобы тот не беспокоился.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 30.05.2018 в 21:55
© Copyright: Алексей Брайдербик
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1