Моя совесть



…И вот в промежутках между морскими волнами, среди раздолья вод застыл чернильной кляксой остров. На острове живет моя совесть.
Все участки, которые соседствуют с миниатюрностью острова – это потеря или смерть в стихии, блуждания в однородности, придавленной небом.
Море ищет корабль, готовый переплыть его ожидание и тоску по нему, но вместо этого лишь усердно поднимает гребни волн над собой и видит вблизи вдумчивость берегов.
Если я хочу навестить свою совесть, то просто переношусь к ней на остров. Тут всегда ночь. Я – скорость камня, брошенного в морскую бурю передо мной, везде и всюду только скорость моего полета сквозь себя. Но вот я на острове, совесть ждет меня в его глубине, туда я и направляюсь тяжелой поступью философа.
В припадке своего распада я представляю одну из своих предательских частей, тонкую и всегда недовольную своим положением прослойку между брызгами с гребней морских волн и тем, как они шрапнелью летят в мою покорность ситуации.
Что моя совесть наблюдает из глубины своего острова? Мои осколки и душу. Они – это горизонт и море, которое ищет его, ищет горизонт моей совести, ищет где-то в себе.
Совесть встречает меня с распростертыми объятиями.
Руки моей совести всегда заняты, временами она держит то в одной, то в другой руке стеклянный фонарь с горящей внутри свечой. Я никогда не задумывался, как совесть зажигает свечу. Возможно, не огонь это, а она сама возникает множественностью солнц на поверхности единственного предмета. Огонь перед огнем склоняется так, что кончиком носа ударяется о пальцы на его ногах. И я кланяюсь этому огненному воплощению совести так усердно, что лбом и его твердостью врезаюсь в разобщенность между песчинками.
Свет фонаря совести идет на меня – медленно и грузно, так что в обступающих со всех сторон колоссах мрака остаются глубокие следы. Свет фонаря совести подступает прямо к моему лицу, к груди, рукам и ногам.
Мы с совестью садимся друг напротив друга. Ночь ласково гладит свет фонаря своей тишиной и нашими беседами с совестью.
Голосу совести дано право всегда звучать – тут, в ночи – и при этом не ждать, когда я вдруг решусь отвернуться от губ совести и сделаю вид, будто начал прислушиваться к тому, как подо мной шуршит песок. У меня же есть только обязанность сидеть в позе лотоса напротив разговора совести со мной. Смотреть этому разговору прямо в глаза и внимать тому, как живо его губы мечут в мою сторону копья фраз.
И всё же мне незачем отворачиваться.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 30.05.2018 в 21:55
© Copyright: Алексей Брайдербик
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1