Раскольников: форточка Родиона


                                                             
С недавних времён появился устойчивый стереотип: негодяй Раскольников убивает старушку-процентщицу, а доблестный Свидригайлов лихо раскручивает это дело. Вопрос: если всё обстоит именно так, что ж тогда этому простому, вроде бы, делу Ф. М. Достоевский посвятил такую большую и объёмную (у меня эти понятия различаются) книгу?
При чём, в советские времена существовал другой перекос: якобы Достоевский, отрекшийся от революционных идей после «отсидки», в образе Раскольникова попытался-де изобразить бесперспективность революционного движения в несколько гипертрофированном виде. Например, мол, под видом старушки-процентщицы он иронически изображает «загнивающий капитализм» и хочет, мол, показать всю бесперспективность революционного движения. Напомню, что в советские времена всерьёз рассматривали т.н. 3 этапа революционного движения в России:
1-ый этап – от восстания декабристов до шестидесятых годов XIX-ого века;
2-ой этап – от середины XIX-ого до 1905 года;
3-ий этап – всё остальное.
Согласно такой трактовке, Достоевский, мол, имел право ошибаться, верно изобразив брожение умов разночинцев.
Ни тот, ни иной взгляд меня не устраивает! Примитивно, обыденно и неправильно.

Начнём с начала. Родион Раскольников приезжает в Петербург учиться в вузе. Откуда он приезжает? – из глухой провинции. Об этом мы узнаём, когда к нему в гости приезжают его мать с сестрой, которые, вроде бы, провинциально боготворят Родю, поступившего-де, по их мнению, «в заоблачные дали». Судя по современной критике, их мог вызвать «гений Свидригайлов», но я в этом не уверен.
Приехав в столицу, разночинец Раскольников практически сразу же погружается в контрастный мир столицы. Ни для кого не секрет, что в столицах социальные контрасты до сих пор остаются социальными контрастами. Однако теперь мягко обходят тот факт, что в те времена существовало ещё узаконенное различие в социальных классах! Любые Мышкины всё-таки именовались князьями. Здесь мы тоже наблюдаем перекос: если в советские времена это различие всячески выпячивалось, то начиная с девяностых годов оно наоборот нивелируется, затушёвывается. Сейчас удобнее делать вид, что Раскольников – этакий полубредовый маньяк с топором подмышкой, чем смотреть правде в глаза.
Правда же состоит в том, что, приехав из провинции, Родион не просто попадает на самое дно социальной лестницы. Как думающий человек, он видит всё общество в разрезе. Раскольников много гуляет не потому, что любит гулять и думать, а потому, что ему фактически некуда возвращаться. По современным понятиям, он – бомж, живущий на чердаке доходного дома чуть ли не из милости. Вы были в Петербурге или Ленинграде? Знаете, что значит «старый петербургский доходный дом-колодец»? Мне посчастливилось однажды там побывать. Сначала долго-долго идёшь по улице, что само собой разумеется. Заходишь в подъезд, поднимаешься на нужный этаж. Входишь в квартиру и тут начинается! Идёшь, идёшь, идёшь, идёшь, идёшь, вот, казалось бы, дверь, открываешь и снова идёшь, идёшь, идёшь… В конце концов, забываешь, зачем и куда шёл, но продолжаешь идти! И только когда уже тебя распирает от хохота, тебе говорят: «Ну, вот и пришли!». И действительно, открывается последняя дверь, проходишь ещё метров 50, поворот на 90 ͦ , ещё 50 метров и – зал! Я не утрирую, а приуменьшаю, на самом деле расстояние ещё больше! Так сложилось исторически: будучи культурным, купеческим и государственным центром, Санкт-Петербург стал застраиваться «доходными домами» для богатых людей с конца XVIII века! То есть в самом факте существования таких квартир ничего предосудительного давным-давно нет. Но только после революции возникла идея «уплотнения», с перегибами внедрённая по всей Стране. Во времена же Раскольникова каждая из таких бесконечных квартир принадлежала ОДНОМУ ИНДИВИДУАЛЬНОМУ СЕМЕЙСТВУ! Неужели вы думаете, что, живя на чердаке и каждый день проходя мимо этих квартир минимум 2 раза, Раскольников не знал, кто живёт под ним? Да я никогда не поверю, что в преддверии первой же зимы Родион не искал себе более подходящего жилища!
Зная всё это, уже можно задаться классическим вопросом русской литературы: «Тварь ли я дрожащая?». Учитывая маниакальную одержимость всех студентов-разночинцев фигурой Наполеона (в понимании Достоевского), Раскольников запросто мог задумать это дело. Без примеси сумасшествия! Однако, как уже отмечалось, бὁльшую часть времени он проводил вне дома.
А на улицах и бесконечных площадях Санкт-Петербурга другой, как теперь выражаются, прикол: нищета в обнимку с богатством! Сонечки Мармеладовы с золочёнными каретами. Острый шпиль Адмиралтейства с занюханными подворотнями. В советское время такого контраста там не было, но это не означает, что его не было и во времена Раскольникова – Достоевского! При чём, свой Петербург Ф. М. Достоевский описывает практически во всех своих книгах. Как этому не поверить?
При всём при том надо отметить, что Петербург – Петроград – Ленинград – Петербург во все времена вдохновлял людей думать, прежде всего думать. Да там и революционные матросы были, скорее всего, гораздо интеллектуальнее, чем это изображалось даже в советском искусстве! Только у людей, никогда там не бывших, могла зародиться идея сумасшедшего Раскольникова!
Теперь – о старушке. Мне, Родиону и автору кажется, что она тут совершенно ни при чём! Достоевский описал убийство старушки как дикость и мерзость – в наши дни эти убийства стали обыденным явлением. Следовательно, это – посыл нам, сегодняшним? Так, да не так!
Я уже писал на нашем сайте, что простой народ, мягко говоря, не всегда получал пенсии. Впервые пенсии для революционного пролетариата появились только после революции. При чём, у инвалидов и крестьян-единоличников только начиная с шестидесятых – семидесятых годов! Если даже это и не так, во времена Достоевского и не знали, что это такое – пенсия по старости. Вроде бы, тем чудовищней выглядит поступок Родиона? Давайте разберёмся: в воздухе витает по-русски понятый дух марксизма. Необеспеченные товаром деньги – абсолютное зло, признанное всеми экономистами мира. А процентщики на то и процентщики, что живут на проценты! Для Достоевского – готовый сюжет: значит, Родион думает, что старушка помрёт не сегодня – завтра, деньги не достанутся никому, значит, её можно кокнуть! Это он называет «пробой». Почему? Что он собирался «пробовать»?

В русской литературе пресловутый вопрос о «твари дрожащей право» поднимался неоднократно. Видимо, это – реакция самодержавного государства на революционные события в Западной Европе. Это после Октябрьской революции у нас стали считать, что настоящая революция – Социалистическая революция, а буржуазная – так, промежуточное звено развития. В XIX веке так не считали! Самозванец Наполеон Бонапарт надолго вскружил горячие головы образованных слоёв общества. Почему у них так, а у нас не так? Вопрос Раскольникова не является его собственным вопросом. Ещё Л. Н. Толстой вкладывал подобный вопрос в голову Пьера Безухова. У Тургенева на этот же вопрос ответили по-своему Базаров и… Кирсанов-старший! У Пушкина – Емельян Пугачёв, у Лермонтова – Печорин… Все они так или иначе отвечают или ищут ответ на пресловутый вопрос: «Имеет ли право тварь дрожащая жить, как пожелают? Может ли человек корректировать божий замысел?».
Логично предположить, что как человек верующий, Фёдор Михайлович, вложив эту крамольную мысль в думы Родиона Раскольникова, просто смеётся над идеей революции! Ведь писал же он «Село Степанчиково и его обитатели» как весёлую, прежде всего, вещь (в понимании автора). Почему никто не говорит о чувстве юмора Достоевского? Не потому ли, что его нет как такового? Но его нет для нас сегодняшних. Чувство юмора имеет особенность устаревать со временем. Тем более, что сразу же после убийства сюжет предсказуемо пошёл в другом направлении. Хороший ход! Если автор хочет донести свою мысль, гениальнее этого хода не придумаешь.
Следующий вопрос: а понял ли Достоевский суть революции? Почему в качестве жертвы он выбирает самое беззащитное существо? Ну, начнём с того, что те, которые в наши дни убивают старух да инвалидов, о Достоевском и не слышали, скорее всего. А если и читали «Преступление и наказание», то скорее всего как комиксы. Следовательно, Достоевскому можно приписать роль прорицателя, который-де предвидел будущее. Что-то из серии: «Поэт в России больше, чем поэт». На самом деле, тут тоже не так всё просто и однозначно.
На мой взгляд, Ф. М. Достоевский не собирался ничего прорицать! Он хотел донести до людей очевидную для него мысль: революция до добра не доведёт и спасение России – в православном христианстве. Действительно, если оглянуться назад, история нашей страны в двадцатом веке сильно напоминает роман «Преступление и наказание»:
Россия, как Родион Раскольников, уже прошла стадию «убийства старушки» в начале двадцатого века в виде трёх революций, гражданской войны и сталинских репрессий.
Россия, как Родион Раскольников, уже ищет пути спасения души, при чём ищет значительно дольше этого т.н. «психа» (вопрос: кто больше псих?).
И, наконец, Россия, как Родион Раскольников, ищет и постепенно находит дорогу к храму, заново отстраивая всё разрушенное. Поможет? – не знаю. Сам я не из тех спекулянтов, которые бросаются в церковь очертя голову просто потому что это модно. На мой взгляд, к Богу не так надо приходить! Но, обратите внимание, как Раскольников стал на путь православия – тоже не понятно! Как на него могла повлиять Соня Мармеладова? Что я пропустил?

Теперь – об объёме. В моём понимании, объём художественного произведения это не толщина фолиантов, а количество мыслей. Точнее – количество мыслей на количество текста. С последними двумя словами можно поспорить, т. к. граф Л. Н. Толстой не ограничивался текстом. Видимо, это потому, что Л. Толстой – один из немногих, кто не подвергался цензуре. В отличии от него, Ф. М. Достоевский был вынужден считаться с цензурой, как многие писатели того времени, потому и изобрёл такой художественный приём. И вот уже очевидно, что Родион Раскольников не просто бродил по Петербургу да думал. Получается, что так, через него, сам Достоевский передавал свои собственные мысли о нас самих, о России, а не о том, как засадить очередного маньяка. Да и маньяк ли Раскольников? – большой вопрос!
С точки зрения нынешнего понимания гуманизма и норм морали XIX века, Раскольников, конечно, совершает подлость. Но, как я уже отмечал, Достоевский в образе старухи «закодировал» мир капитала, который так стремились и стремятся уничтожить марксисты всех мастей. Нынешние крупные экономисты признают, что К. Маркс во многом оказался прав, но, во-первых, он не ответил на вопрос, что же такое «социализм», а во-вторых, к капитализму он относился не отрицательно. Другими словами, уничтожив «мир чистогана», мир оказывается в «безвоздушном пространстве», практически между небом и землёй!
Я сильно сомневаюсь, что Достоевский догадывался об этом. Но среди прочих философских концепций эта концепция не просто имеет право на существование, но в сегодняшнем мире, увы, является основной. Гений Достоевского заключается в том, что когда придут другие времена, люди найдут там иные мысли! Но пока так.
В. Шентала



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 17.05.2018 в 15:44
© Copyright: Валентин Шентала
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1