Рецензии на наши произведения 024. Удар Германика.


Рецензии на наши произведения 024. Удар Германика.

Сергей Садовский.
Рецензия на «Тихоокеанские каникулы» и «удар Германика».


Нечестно сравнивать между собой только части произведений. Не видно ни целостного сюжета (что необходимо при создании сценария), ни полного описания характеров. Тем не менее, уже по представленным фрагментам можно понять, как и зачем они писались. И еще одна общая деталь. Они оба могут служить только завязкой к повествованию.
Начну с эпоса Олега Фурсина. Я совершенно не знаком с другими произведениями автора, так что эта попытка будет своего рода читательской лакмусовой бумажкой.
Я назвал фрагмент эпосом с большой натяжкой. Это скорее попытка древнеримского сказа. Ведь ни в одном эпосе нет такого насыщенного психологизма, какой мы встречаем в «Калигуле». Повествование потрясающе многословное. Такое впечатление, что по поводу каждого написанного слова автор считает своим долгом создать целую историю и дописать ее «хвостиком». Рассказчик делится сразу всеми знаниями о быте и обычаях Древнего Рима, словно перед ним студент историк, которого за одну ночь нужно спешно подготовить в увлекательной форме к сдачи сложнейших экзаменов. Может студенту или зубрилке-старшекласн­ику­ этот стиль и покажется занимательным, но простому читателю сложно удержаться в канве повествования, сохраняя прежний интерес.
Подробные и обстоятельные описания, конечно, присущи произведениям русской литературы. Как тут не вспомнить и Гоголя, и Достоевского, и Салтыкова-Щедрина… Но помилуйте, обстоятельность Гоголя или Салтыкова-Щедрина органична, сама являясь полноценным произведением, а не довеском к сюжету. Описания Достоевского, при всей многословности, уместны и диалогичны, все время обращены к читателю, а не похожи на стариковское ворчание себе под нос, когда воспоминание одной детали тянет за собой целую историю. Динамики, живости, образности, ироничности описаниям явно не хватает.
Теперь я уже сам ворчу по-стариковски. Что делать, если хочется высказать свое главное впечатление, а оно не всегда положительное.
Теперь о лучших качествах. Конечно, налицо попытка создать панораму Рима, своего рода историческую реконструкцию. Именно потому взгляд читателя перепрыгивает с одного героя на другого, долго на них не задерживаясь. Нельзя сказать, что подобная техника развертывания повествования доступна художественному фильму. Но в качестве документального фильма-реконструкции­ событий вполне годится. Проблема в том, что герои мало могут сказать сами за себя и их постоянно должен сопровождать закадровый текст.
Конечно, распад Римской Империи – весьма плодотворная для разгула фантазии автора тема. Почему же она так равнодушно высветлена? Автор использовал убийство певца, для того, чтобы показать глубину падения Калигулы. Неплохо было бы дополнить, что Друзилла была его сестрой. Он упоминает Тиберия, но почему ни слова нет о его приверженности пасторальным ценностям, о том, что он последний настоящий римлянин? Все познается в сравнении.
Почему, если мы коснулись внутреннего мира выродка Калигулы, то нужно показать его чуть ли не эпическим героем? Что, автор не знает, что он был солдатским сапожком на третью ногу? Тут же клиника доктора Зигмунда Фрейда, а не каменное лицо Чингачгука.
В общем, не годится это произведение в сценарии к фильму, несмотря на панорамность, «фотографичность», детализацию и подробности.

«Тихоокеанские каникулы» понравились гораздо больше. Подкупает правдивостью, последовательностью,­ обстоятельностью. Как завязка для остросюжетного фильма вполне годится. После того, как прочитал фрагмент, захотелось прочесть, а что там будет дальше.
Автор многие детали и обстоятельства раскрывает через диалог, что, несомненно, привлекает. Повествование живо, динамично, не затянуто. Герои и злодеи, как и положено, на своих местах. Конечно, мелкие огрехи есть, но поправимые. В частности, читателя, да и зрителя наверное, раздражала бы внутренняя неуверенность героя. В лучших произведениях детской литературы эту неуверенность передают через мальчишеский или юношеский задор (произведения Гайдара, Каверина). Слишком уж неопределенный, аморфный наш герой, не знает, что ему нравится, а что нет. А в целом – неплохо.

Отдаю голос за «Тихоокеанские каникулы» Олега Федорова.

Фурсин Олег Павлович.

Здравствуйте, Сергей!

Рады с Вами познакомиться. И нисколько не обижены за разгромную рецензию.
Это означает, что Вы - читали. И довольно внимательно. То, что Вам не нравится, что же...У каждого свой выбор.
Но позвольте не согласиться с Вами .... да ни в чем!
Какой-такой распад Рима? Калигула - третий римский император! До пятого века как до коммунизма, наш герой живет в веке первом.
Хороша пастораль - Тиберий! На Капри итальянцы показывают место, называется "Прыжок Тиберия". Этот пасторальный умилительный старичок мог одним движением руки пихнуть вчерашнего любимца со скалы на корм рыбам...
Этот настоящий римлянин уехал из Рима навсегда молодым, а старым так боялся вернуться, что дважды разворачивался назад, во как Рима и его любви боялся!
Этот миленький старичок завел себе спинтриев, любителей чудовищных наслаждений, по Светонию, спал с мальчиками, изобретал казни и заставлял присутствовать при них...
Извините, Сергей, но я пишу о том, что знаю, а Вы о том, чего не знаете...
Потому для Вас Калигула - просто ублюдок, а для меня страдающий человек, больной к тому же психически...
Теперь о Достоевском. Я уже об этом упоминал как-то, правда, в другом разрезе.
После опубликования "Идиота" на великого писателя обрушился шквал критики. Как вы думаете, за что?
Да за длинноты, те самые длинноты, которые Вы называете теперь самодостаточными произведениями.
И Достоевский !!! оправдывался и отругивался, объясняя, что критики, может, и правы, но он-то знает, что ЕГО читатель помнит финальную сцену, и князя с Рогожиным у хладного трупа, и у этого самого читателя от этой сцены мороз по коже. И читатель понимает, что без предшествующих длиннот не было бы понимания этой сцены, и вот этого ужаса.
Нет, я не Достоевский, конечно, сам знаю, что не потяну, увы (эх, не скрою, было бы лихо, хотелось бы!)
Но понял - вот ВЫ критик!
И это та самая лакмусовая бумажка, о которой Вы упомянули...

Садовский Сергей Викторович.

Олегу Фурсину.
Раз пошла такая пьянка по поводу истории, то стоит напомнить, что Тиберия последним римлянином называли за то, что он старался везде и во всем подчеркивать "римскость", заменять все греческие слова римскими, позициировал себя, что называется, римским патриотом. Вот длиннющая цитата из того же Светония.
"Долгое время поведение его, хотя и было переменчивым, но чаще выражало доброжелательность и заботу о государственном благе.
Поначалу он вмешивался только для того, чтобы предотвратить злоупотребления. Так, он отменил некоторые постановления сената; магистратам он нередко давал советы в суде во время следствия, садясь для этого на помосте рядом с ними или напротив них; и если шел слух, что кто-то из ответчиков мог происками избежать наказания, он внезапно выступал и либо со своего места, либо с председательского возвышения напоминал судьям о законах, о присяге и о тяжести разбираемого преступления.
Нравы общества, пошатнувшиеся от нерадивости или от дурных обычаев, он попытался исправить.
34. На театральные представления и гладиаторские бои он сократил расходы, убавив жалованье актерам и сократив число гладиаторов. Горько жалуясь на то, что коринфские вазы продаются по неслыханной цене, а за трех краснобородок77 однажды было заплачено тридцать тысяч, он предложил ограничить расходы на утварь, а сенату поручил каждый год наводить порядок в рыночных ценах; за харчевнями и кабаками должны были строго следить эдилы, не позволяя в них даже печенья выставлять на продажу78. А чтобы и собственным примером побуждать народ к бережливости, он сам на званых обедах подавал к столу вчерашние и уже початые кушанья, например, половину кабана, уверяя, что на вкус половина кабана ничем не отличается от целого. (2) Он запретил приветственные поцелуи79, а обмен подарками разрешил лишь в новый год80. Сам он все подарки тотчас отдаривал вчетверо, но когда его целый месяц продолжали беспокоить те, кто не успел поднести свои подарки в праздник, он этого не мог уже терпеть.
35. Развратных матрон, на которых не находилось общественного обвинителя, он велел по обычаю предков судить близким родственникам. Римского всадника, который дал когда-то клятву никогда не разводиться с женой, а потом застал ее в прелюбодеянии с зятем, он освободил от клятвы. (2) Были бесстыдные женщины, которые отрекались от прав и достоинств матрон, сами объявляя себя проститутками, чтобы уйти от кары законов81; были распутные юноши высших сословий, которые добровольно подвергались позорному приговору, чтобы выступать на сцене и арене наперекор постановлению сената; и тех и других он всех осудил на изгнание, дабы никто не искал спасения в таких хитростях. Одного сенатора он лишил полосы на тоге, когда узнал, что перед июльскими календами82 он уехал к себе в сады, чтобы после календ дешевле нанять дом в Риме. Другого сенатора он лишил квестуры за то, что он взял жену накануне жеребьевки ведомств и развелся с нею на следующий день83.
36. Чужеземные священнодействия и в особенности египетские и иудейские обряды он запретил84; тех, кто был предан этим суевериям, он заставил сжечь свои священные одежды со всей утварью. Молодых иудеев он под видом военной службы разослал в провинции с тяжелым климатом85; остальных соплеменников их или единоверцев он выслал из Рима под страхом вечного рабства за ослушанье. Изгнал он и астрологов, но тем из них, кто просил помилования и обещал оставить свое ремесло, он даровал прощение.
37. Более всего заботился он о безопасности от разбоев, грабежей и беззаконных волнений. Военные посты он расположил по Италии чаще прежнего. В Риме он устроил лагерь для преторианских когорт86, которые до того не имели постоянных помещений и расписывались по постоям. (2) Народные волнения он старался предупреждать до столкновения, а возникшие сурово усмирял. Однажды в театре раздоры дошли до кровопролития — тогда он отправил в ссылку и зачинщиков, и актеров, из-за которых началась ссора, и никакими просьбами народ не мог добиться их возвращения. (3) В Полленции87 чернь не выпускала с площади процессию с прахом старшего центуриона88 до тех пор, пока силой не вынудила у наследников большие деньги на гладиаторские зрелища — тогда он, не выдавая своих намерений, подвел одну когорту из Рима, другую — из Коттиева царства, и они внезапно, с обнаженным оружием, при звуках труб, с двух сторон вступили в город и большую часть черни и декурионов бросили в вечное заточение. Право и обычай убежища он уничтожил везде, где оно еще существовало89. За то, что жители Кизика оскорбили насилием римских граждан, он лишил их город свободы, заслуженной еще в Митридатову войну.
(4) Против действий врагов он ни разу более не выступал в поход и усмирял их с помощью легатов, да и то лишь в крайнем случае и с осторожностью. Враждебных и подозреваемых царей он держал в покорности больше угрозами и укорами, чем силой; некоторых он заманил к себе лаской и обещаниями и не отпускал — например, германца Маробода, фракийца Раскупорида или каппадокийца Архелая90, царство которого он даже превратил в провинцию."
И если кого-то и можно было считать психически больным человеком, то Тиберия, который "съехал с катушек" после смерти своих сыновей, что он воспринял как крах своей патриархольности, как крах всех своих убеждений. Но поздно Тиберия брать героем произведения. Маркес уже описал подобный характер в романе "Осень патриарха". Очень рекомендую. По поводу Калигулы остаюсь при своем. Выродок, о и есть выродок.
Психическая болезнь - это процесс, который развивается после травмы. Но есть люди, для которых поведение психически больного человека является нормой. Они родились такими. У них личность такая - психопатическая. Вот таким был Калигула и только Фрейд мог описать, что в этом маньяке бушевало и как. Так что остаюсь при своем.

Фурсин Олег Павлович.

Доброго субботнего вечера, дамы и господа!
Спасибо за прочтение, спасибо за оценки, за похвалу и неодобрение,
за то, что интересуетесь нами и даете оценки...
Очень интересно слышать ваше мнение о том, чем мы занимаемся...
Но каждому - по ответу....

Фурсин Олег Павлович.

Сергей, Вы если по Светонию дальше вниз спуститесь, уйдя из молодости и придя к зрелости, то найдете много интересного о Тиберии....Кстати, те же античные авторы, впрочем, не очень добросовестные, утверждают, что именно Тиберий, по собственным его словам, в лице Калигулы взращивал "Фаэтона для всего земного круга", то есть погубителя...
А что касается Калигулы, он и четверти того не сделал, чего на него взвалили.
Просто не успел. В нашем романе - достаточно четко, на наш взгляд, все это рассказано. Никто не собирается черного кобеля отмывать добела, но если уж говорить о травмах душевных, то пожалуйста...
Отец Калигулы был отравлен человеком Тиберия - Пизоном, после того, как Германик был отозван с победоносного "фронта", где сражался за Тиберия, и, по сути, сослан правителем на Восток.
Мать была вначале отослана в ссылку на далекий остров, только центурион предварительно выбил ей глаз, когда она обнимала статую деда своего, Октавиана Августа, прося о помощи....это - по приказу замечательного Тиберия...
На острове она была уморена голодом - это по приказу Тиберия...
Старший брат был сослан также на далекий остров, но перед тем, как к нему прислали палача, успел покончить жизнь самоубийством...не по приказу Тиберия, но вследствие его приказов....
Средний брат был заморен голодом в подземельях Палатинского дворца - по приказу Тиберия....
Видимо, все они были плохими людьми, а Тиберий, не относящийся к роду Клавдиев-Юлиев, узурпатор по сути, - хорошим.... Калигула, откровенно болевший мозговой горячкой, по-видимому, взял на себя все грехи мира, а Тиберий, он святой....
Есть причины считать, что Калигулу оболгали...Более чем серьезные, и историки об этом уже не говорят, а кричат...

Садовский Сергей Викторович.

Олег, ну зачем Вы снова, я же все написал ясно и понятно, по тому Транквилу, и все объяснил. Тиберий потерпел крах своих убеждений в связи со смертью сыновей, вот он и зверствовал. Калигула же никаких убеждений не имел, кроме бури желаний, для удовлетворения которой он шел на все.
А теперь по поводу "серьезных" и "более чем" историков. Я знаю, снова вы меня будете обзывать невеждой. Но не могу не задать несколько вопросов. Почему честное поведение, какое мы наблюдаем у молодого Тиберия ранее приводило к славе и успеху, а сам Тиберий из-за своих убеждений потерял сыновей. Это при том, что он прилагал ежедневные усилия для отстаивания своей позиции настоящего римлянина! Тогда как Калигула особенно и не напрягался, особых талантов не имел, и в то же время ни в чем себе не отказывал?..
Ответ в том, что было тогда такое историческое время, время, которому нужны были развратники, маньяки и убийцы.
Время хлеба и зрелищ, а не гражданского сознания! Как можно оболгать Калигулу, если он плыл по течению и отдавался своим влечениям, и именно таким, пошлым и жестоким он нужен был народу, чтобы народ не смог увидеть, во что сам превратился. Калигула был как оправдание, как индульгенция народа, и он это понял и "старался соответствовать". Может быть, Тиберий так долго продержался у власти тоже потому, что понял, что народу не нужен справедливый император, а нужен старый козлище... Почему "серьезные историки" об этом не кричат?
Будем дальше фантазировать на тему римской истории, или хватит?

Фурсин Олег Павлович.

Какие такие убеждения заставили Тиберия потерять сыновей?
От Юлии, дочери Августа, умер во младенчестве, вот и все убеждение.
Друз, от Випсании Агриппины, умер в зрелом возрасте, болел непонятной болезнью, кстати, которую подхватил и его сын. Потом, через много лет, было сказано, что Друза отравила жена по наущению Луция Элия Сеяна, но это когда уже Тиберию надо было объяснять, почему он друга-соперника своего, далеко выдвинувшегося, убил...
Действительно, Сергей, Вы отлично фантазируете на тему римской истории, мои аргументы о том, что Тиберий уничтожил близких Калигулы Вы отметаете, а потерю близких Тиберием, - по естественным причинам -возводите в ранг смертей "по убеждению"....Кстати­,­ Тиберий не очень ладил с сыном, тот слишком долго рос без отца, который вначале был в ссылке, а потом, по приказу Августа бросил любимую женщину и женился на ненавидимой...зато дочери Августа!
Но спорить больше не буду, не хочу, действительно - считаю бессмысленным. Мы, наверно, разную историю знаем, и Рим у нас в разные времена распадается, и обвинения Калигуле Вы произносите самые общие, у Тинто Брасса позаимствованные...Б­ог­ с Вами, Сергей, думайте, как хотите. Но Вы для меня не авторитет в истории Рима. И прислушиваться не стану, а комментировать, если Вы будете комментировать меня, придется, куда же деваться на общем пространстве Гостиной...Вы уж не обессудьте. Я на историю древнего Рима потратил десять последних лет своей жизни...

Садовский Сергей Викторович.

Слава Богу, что вы хоть признали, что я хоть что-то знаю :). Это я считаю прогрессом в нашей дискуссии. Но меня, на самом деле, интересует не столько конфронтация на тему римской истории, сколько раскрытие исторических характеров. У меня ведь не столько исторический, сколько психологический подход. Так что, надеюсь, моя критика даст новое освещение всем известными фактам. Тем более, что слишком много параллелей с древней римской историей я вижу в современности. Пускай, это недостойно профессионального
историка, но я ведь не профессиональный историк и имею право на такое переосмысление :).
Р. S. Но, все-таки, Калигула был выродком. А для того, чтобы его "оправдать", нужно провести воистину титанический труд. И в нем нужно совсем иную, чем общепринятая, историю Древнего Рима изложить.

Фурсин Олег Павлович.

Да, кстати, Калигула болел мозговой горячкой...Почти в начале царствования...А Тиберий здоровеньким умер....




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Критика
Ключевые слова: Критика. рецензии.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 50
Опубликовано: 12.05.2018 в 10:51
© Copyright: Олег Фурсин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1