На улице Тянь-Шаньской


На улице Тянь-Шаньской
(Мемуары от Поныча)

Переманил всё-таки меня горд своими соблазнами. Оставил я большой бабушкин дом с садом на берегу Талгарки и перебрался окончательно в город к родителям - в коммуналку.
Старый дом, в верненском стиле, то есть цокольный кирпичный полуэтаж на котором стоял бревенчатый сруб, тщательно оштукатуренный. Территория дома была когда-то окружена глиняным забором остатки которого я ещё успел застать. До революции здесь жил какой-то бай. В полуподвале нашего дома располагались четыре семьи. На верхнем этаже тоже четыре.
У родителей была одна большая комната с печкой.Ещё три квартиры на верху были как бы полутора комнатные, каждая со своей печкой. На общей веранде - кухне стояли три газовые плиты, три кухонных стола и старый засаленный шкаф в углу, по которому все лазали на чердак по надобности. Туалет был на улице в конце двора, а вода в колонке возле магазина.
Рядом с комнатой родителей была квартирка другой моей бабушки, которая жила там со своей сестрой. Вот у этих бабушек в передней комнатке - кухоньке меня и поселили. Выделили старенький топчан и даже купили маленький столик, для занятий. У родителей на подходе был мой младший братик, поэтому мы не стали утрамбовываться все в одну комнату.
Рядом с нашей дверью была дверь в комнатки Дяди Гриши, бывшего директора магазина и его супруги Тёти Раи. Старший их сын жил отдельно с семьёй, а младший был в армии. Тётя Рая работала билетёршей в кинотеатре Родина в Парке и пускала иногда нас с пацанами бесплатно в кино.
У дяди Гриши была особенная печка на которой нельзя было готовить. Выглядела печь как круглая тумба обитая железом. Такие же я видел в некоторых старых учреждениях. Ещё у Дяди Гриши был телевизор чуть больше нашего и хорошо показывал. У нас же старенький "Рекорд" и смотреть его было одно расстройство. Поэтому, мы с мамой частенько просились к соседям посмотреть что-нибудь интересное.
Отец к телевизору был как-то равнодушен. По вечерам у него были свои дела - развлечения. Клубный день - в фото клубе"Медео", или дела в ДОСААФ, где он был судья и тренер по подводному плаванию, или тренировки в центральном бассейне, или просто возился в сарае со своим мотоциклом.
В нашем дворе был ещё один одноэтажный дом на четыре квартиры. В одной из этих квартир жила семья моего приятеля по прозвищу Када. В полуподвале нашего дома жил другой мой приятель по прозвищу Шеф. Так же в полуподвале занимала несколько комнат семья настоящих разбойников, верховодила которыми тётя Зоя. Старший её сын по прозвищу Твист недавно вернулся из "малолетки" и собирался пойти уже по-взрослому. Младший - Гуля по "малолетке" только готовился но всё ещё изредка участвовал в наших играх и похождениях.
Ещё у них была младшая сестра Вера, по кличке Кабан. Симпатичная девчонка, с маленьким шрамиком над губой. За этот шрамик видимо так её и прозвали. Верочка Кабан была старшей в нашей компании и являлась как бы нашим главарём, и почти всегда участвовала в основных наших приключениях.
Ещё в семье разбойников жил их отчим - Сакура. Вёл он себя тихо и внимание к себе не привлекал. Вообще жили все достаточно дружно. Разбойники там где жили вели себя вполне культурно.
В полуподвале находились ещё две пьющие семьи. Родственник дореволюционного бая(как говорили), по прозвищу Миша с очень старой мамашей и семья глухонемых, которые работали уборщиками в парке. Глухонемые жили прямо под нами и от них было больше всего шума. С перепоя они начинали выяснять отношения и вопили страшными голосами и даже дрались. В основном мужа лупила жена, которая была сильнее и крепче.
У каждой семьи нашего двора было по два сарая. Одиндля дров и угля, другой для всяких хозяйственных нужд. У многих в сараях были погреба, где хранились запасы на зиму. У семьи Шефа погреб был прямо во дворе возле нашего сакрального тополя. Конечно слово "сакральный" я узнал гораздо позже, но суть от этого не меняется.
Когда настала пора строить где-то что-то. Типа "штаб" или просто какие-то гнёзда, мы полезли на тополь во дворе. Почему-то там были давно вбиты два толстых штыря для удобства лазанья. Каково же было моё удивление, обнаружить отцовские инициалы на том месте, где мы намеревались оставить свои, вместе с именами девочек о которых мечтали. Старые инициалы отца расплылись и загрубели на гладкой, в основном, коре раскидистого тополя.
Тогда я впервые задумался о связи и преемственности поколений. Хотя и совершенно наивным образом.
Напротив нашего дома через улицу был тоже большой двор, в котором обитали мои приятели одногодки. Там тоже была семья разбойников. У старика отца уйгура трое детей. Старший -Копчёный, возраста нашего Твиста, с которым они и проводили время в бильярдной в парке, Средний Карп, уж не знаю почему приклеилось такое прозвище. Спокойный и самый разумный из братьев. Младший - Бэла (от Балапан (цыпленок), так его называл отец) Бэла был младше меня, помельче, но очень задиристый и беспокойный. Так он, говорят, и сгинул где-то по молодости.
Ещё в том дворе жила моя одна одноклассница и Жека - неизменный попутчик во всех наших приключениях. Жека был ингуш. Собственно национальность тогда не имела никакого значения, но он был такой один и поэтому выделялся и я запомнил. Жека был физически хорошо развитым и совершенно бесстрашным мальчиком. Любимым его приколом было повиснуть на одной руке где-нибудь на высоте второго этажа или ещё повыше и спрашивать всех:
- Похож я на повешенного?
Первый раз так он озадачил всехповиснув на балконе в детском садике, куда мы лазали в воскресенье не известно зачем.
На нашей же стороне улицы немного ниже жил ещё один мальчик - Алик. С ним мы самозабвенно резались в мослы. Пожалуй из всех нас, он так же как и я, больше всеголюбил эту игру. Надо отдать должное, что самым крутым в мослах был Када. Он и из рогатки метко стрелял и в круга играл мастерски.
В то время тротуар по Тянь-Шаньской был уже асфальтирован, в отличие от самой улицы. Что давало нам возможностьиграть на ровном месте и особо никому немешать. Изредка, уже на перекрёстке нашей улицы с примыкающей соседней, на асфальтном пятачке устраивались большие игрища. Это был своеобразный праздник для нас и забава для взрослых.
Поиграть выходили и наши Твист с Гулей и Верочкой Кабаном, которая по мастерству не уступала никому,и Копчёный с Карпом и Бэлой, и тут же болтались мы с Кадом, Шефом и Жекой. Несомненно были и другие, коих уже и не упомню.
На кон под мослы непременно ставились денежки. Копейки, но это придавало определённый азарт игре. На копейку тогда можно было купить коробку спичек, выпить стакан газировки без сиропа. Уже кое что. На две копейки позвонить, на три вода с сиропом и так далее. На десять стаканчик дешёвого мороженного или на детский сеанс в кино.
Для меня в таком действе конечно было главное просто поучаствовать. Мослы я обычно проигрывал, о денежках даже и не мечтал. Но сам процесс доставлял столько эмоций и впечатлений, что этим покрывались все мои затраты.
Туалет у нас был в виде двух кабинок над забетонированной выгребной ямой. В которую через решётку сливались заодно и накопленные бытовые помои.К моему переселению кабинки были новые, крючки на месте. По мере накопления отходов приезжала машина и высасывала лишнее.
Иногда зимой, когда фекалии быстро смерзались и вовремя высосать их было не возможно, говно в виде пирамидки начинало высовываться из отверстия. Я всегда опасался, что это может закончится очень неудобным образом. Но наши уборщики как-то умудрялись это дело исправлять и особых проблем не случалось.
Рядом с туалетом был небольшой забор, если его перепрыгнуть, пройти немного по узкому переулку, то можно было выйти на Малую Алматинку. Чуть ниже по течению был пешеходный мостик, но обычно, мы просто перескакивали по камням и перебирались на другой берег, где располагались теннисные корты и самый нижний вход в парк. Там же стояла старая парашютная вышка.
Очень многие мальчишки моего поколения из нашего района прошли через эти теннисные корты. Я ещё немного застал знаменитого тренера Биценко, воспитавшего выдающихся спортсменов. Мой приятель Када, позже,через большой теннис так и ушёл в профессиональный спорт.
Очень скоро я узнал от соответствующих наставников, что город делится на зоны влияния. Наша зона это - Крепость. Не самый последний район по пацанской шкале межрайонных отношений. В своём районе мы с мальчишками чувствовали себя довольно свободно. Достаточно было двух - трёх имён старших разбойников, чтобы назревающий конфликт был исчерпан. Даже с "парковскими" и "компотом" расходились в основном мирным путём.
Бытовала такая байка, будто в случае каких либо межрайонныхразборок за нас поднимется гарнизон крепости. Я теперь думаю, что это очень древний миф, существующий с тех самых пор, когда Верненский крепостной гарнизон мог участвовать в каких либо локальных межэтнических разборках.
У Кады тётя заведовала в парке столами настольного тенниса, что частенько давало нам возможность подолгу бесплатно упражняться в этой замечательной игре. Наигравшись в теннис мы непременно заходили в рядом расположенную бильярдную, просто засвидетельствовать своё почтение нашей знакомой банде разбойников, которая обычно там тусовалась.
Твист или Гуля не упускали возможность рисануться перед нами, показывая удар вдоль борта со спины.
Периодически, под предводительством Гули мы отправлялись во всякие опасные и не законные предприятия.Как-то было решено, что пора бы нам нарвать цветов. То ли Гуля позже собираясь обчистить парковские клумбы, решил провести разведку, толи просто случайно, но мы отправились в парк за цветами.
Цветы решено было рвать выше главной аллеи. Там места более скрытные, хотя и цветы попроще. Темно, что именно рвать было не очень понятно, но у каждого образовался букетик роз и ещё какой-то зелени. В основном пугались сами себя и излишне петляя благополучно вернулись домой.
Мама моему букетику сначала обрадовалась, но выслушав мой честный рассказ немного расстроилась и стала объяснять мне что это цветы для общего пользования, чтобы в парке было красиво, и чтобы было приятно погулять и там посидеть, отдохнуть. А если все пойдут в парк за цветами, то там будет голое грязное место. Я с ней в конце концов согласился.
Второе подобное приключение началось с предложения Гули показать нам тайный подземный ход в кинотеатр Родина, чтобы проникать туда бесплатно когда только захотим. Предложение всем понравилось. Тут же собрались да и пошли.
За самим кинотеатром оказался открытый люк, в который мы и полезли. От люка шёл лаз, по которому пришлось пробираться на корачках. Вылезли прямо за экраном. Фильм уже шёл. Смотреть сбоку было не интересно и мы благополучно проскочили со сцены в зал. Всё прошло гладко и без проблем.
Правда, через несколько дней кассу кинотеатра ночью обворовали. Ещё через пару дней Гулю арестовали и он отправился на свой первый срок. Так они с Твистом с тех пор и ходили на отсидку по очереди. Один выходит, другой заходит. Люк в подземный ход заварили. По моему и сейчас он стоит заваренный.
А наша жизнь продолжалась своим чередом. Иногда в жару Верочка Кабан водила нашу команду в детский городок в верхней части парка. Там был детский бассейн в котором мы с удовольствием плескались. Несколько раз мы лазали на парашютную вышку и это для меня было настоящим испытанием. Первый раз лазали когда она ещё работала. Потом она покосилась и собиралась упасть, но мы продолжали на неё лазать.
Я боюсь высоты, а там первые пять - шесть метров нужно было карабкаться по альпинистски, цепляясь за малюсенькие выступы. Бесстрашный Жека просто взлетал по стенке, остальные забирались по мере сил. Мне было тяжело, но я не мог отставать от ребят. Там на верху Жека опять нас изумил и испугал своим смертельным трюком про повешенного. Перебрался за парапет площадки с которой прыгали с парашютом и повис внизу на одной руке. Я, честно говоря, даже подходить к оградке на верхней площадке спокойно не мог и даже смотреть на висящего Жеку не стал от страха. Но всё в тот раз обошлось благополучно. Жека ловко забрался обратно и мы как ни в чём не бывало отправились вниз. Слазить тем же путём с вышки для меня было не менее страшно.
Летом огромное впечатление на многих горожан оказал приезд чешского "Лунапарка" Ярко, красочно, музыкально. Всё в одном месте. Крутые горки, изумительные сувениры в тире. Там же тайком можно было поживиться жевачкой. Даже играть в теннис стало веселее, когда рядом появился такой комплекс.
В один из таких тренировочных дней, занимаясь на кортах под музыку из "Лунапарка", мы услышали вопли со стороны парашютной вышки. Побежали посмотреть. Оказывается какой-то мужик, видимо по пьянке, не застегнулся как положено, а просто ухватился руками за стропы и прыгнул. Естественно сорвался и разбился. Мне тогда показалось, что у него кожа вся полопалась от удара.
С парком было связано ещё одно небольшое ЧП, случившееся с моим участием. Наступило время сбора металлолома и мы с одноклассниками, как остервенелые шныряли по округе в поисках всякого металла. Очень старались набрать больше класса "бэшек" Я даже выпросил у глухонемых соседей тележку с которой они в парке убирали мусор и листья.
Куча наша росла и в ней подозрительно выглядывали очень даже полезные вещи. Необходимо было набрать ещё немного. Сделав последний рывок в парк, мы оказались рядом с каким-то складом. Там в кустах мы обнаружили лаз внутрь, видимо сохраняемый местными жуликами для своих нужд. В общем, с этого склада мы упёрли два газовых баллона и бросили их в свою кучу. Как-то даже особо не заморачиваясь о правомерности такого действия. Мы же ради общего дела государственной важности старались...
Нам очень повезло, кладовщик и сторож, обнаружив свои баллоны уже на следующий день, просто забрали их обратно и шум поднимать не стали.
Шум поднял мой сосед и совсем по другому поводу. Единственный раз в жизни, я поддавшись на уговоры своего одноклассника покусился на чужую собственность. Мы с Кадом решили помочь моему однокласснику украсть у моего соседа овчарёнка.
У соседа в палисаднике было две собачки. Взрослый спаниель и этот злосчастный щенок. Выждав, когда соседа не было дома мы с Кадом забрались в палисадник и стали ловить овчарёнка, но он забился в будку и грозно рычал. Тогда мы забрали весёлого спаниеля, который всё это воспринял как игру. Посадили его в сумку и передали через забор моему однокласснику.
Воровство раскрыли на следующий день. Меня вызвали к директору школы, где уже находилась моя мама. Директор, завуч и ещё несколько учителей насели психологически на меня со всей мощностью. Мама вся покраснела и у неё катились слёзы. От меня требовали сдать подельников и всё рассказать. Я нёс всякую ахинею, изворачивался как мог и никого не сдал.
Каково же было моё удивление, когда выйдя после этой разборки и встретив Каду я узнал что он и мой одноклассник всё уже чистосердечно рассказали.
На душе было мерзко. Родители придумывали мне наказание посущественнее. От стыда и горя я сбежал в свой родной Талгар к любимой бабушке, которая беззаветно любила меня не зависимо от моих заскоков.
Через несколько дней всё же пришлось вернуться ради занятий. С тех пор моя репутация в школе была подпорчена и окончательно испортилась, когда на уроке литературы, которую вела у нас завуч, на диспуте о поэзии, я заявил, что после Пушкина вторым великим поэтом является Владимир Высоцкий. С учительницей случилась истерика. В общем, в комсомол меня в школе не приняли.
Не знаю почему, но зимы в детстве были более снежные. Ах сколько зимних удовольствий предоставлял нам парк Горького. На кортах заливали два катка. Один качественный на основных кортах, для фигуристов и на корте для "чайников" заливали соответствующий каток для нас. Там мы резались в хоккей до полного промокания одежды от пота. Коньки мне достались от кого-то по наследству. Прямые с мягкими ботинками, но у других ребят было ещё хуже. У кого были коньки для фигуристов, у кого для бега или вообще снегурки. Но мы не сдавались. Напихивали для жёсткости картонки, привязывали щитки, затягивали верёвки, в общем как-то выходили из положения. С клюшками тоже была проблема. Нормальные клюшки были в большом дефиците, как и вообще всё удобное и красивое. Хорошо, вот с шайбами проблем не было.
Те же дела были и с лыжами. Между кортами и озером был прекрасный наш лог, в котором теперь заброшенный театр. Склоны лога предоставляли возможность кататься как новичкам и малышам, так и более умелым лыжникам. Мне не покорилась только одна горка, которую мы называли Медведица. Она начиналась со стороны озера и обладала горбом посредине.
Вообще с этой горки при мне скатывался только один не известный мне мальчишка. Без палок, на коротких лыжах он смело бросался вниз, подпрыгивал на горбе и лихо потом разворачивался уже на дне лога.
Большой каток заливали и на стадионе, и на площадке рядом со стадионом. Там играла музыка и вечерами каталось много народу.
Из озера на зиму выпускали воду и на покатых берегах заливали несколько горок. Длинную горку строили из досок прямо над шлюзом из верхнего озера. Веселее всего было кататься на широкой горке рядом со старым причалом для катера. Катались стоя - гурьбой. С пацанами выжидали когда скучкуются девчонки, затем хватались за них сзади и катились. Девочки визжали, отбивались, ругались, но не сильно. Между такими пощупываниями мы лихо скатывались стоя по одному.
Несколько раз за зиму мои родители, как заядлые туристы, водили наш класс на Чимбулак. Конечно был интересен и сам подъём от Медео, и катание на лыжах и всяческих подложках, у кого не было для этого санок.
В своём дворе на Тянь-Шаньской, я сам устраивал горку. Для своего братика и ещё нескольких маленьких девочек нашего двора.Иногда горка получалась достаточно высокая и длинная, что доставляло массу радости нашей ребятне.
Зима менялась на весну, а весна это опять асыки, лянга, казаки разбойники, козлы и погонщики, футбол и волейбол на школьном дворе, грибы и рыбалка в парке конечно.
Оба пара! Оба две! А вот тебе люра - двадцать очков, а вот и подколенник - вообще сразу сорок! Последний у меня никогда не получался. Да и вообще я видел его безукоризненное исполнение только пару раз, одним из пацанов нашего района. И ещё в одном из первых фильмов Джеки Чана, где шустрые китайцы играли лянгой в специфический футбол.
Есть у меня приятель - Василий, с которым мы дружим со второго класса. Наши родители ещё были знакомы по молодости. Он и сейчас где-то тут рядом на сайте. Множество детских приключений пережили мы вместе. Однажды тёплым весенним денёчком, на большой перемене выскочили мы на берег Алматинки, а там на кустах грелись под ласковым солнышком ужики. Насобирали мы их в портфели аж по три штуки каждый. Чтобы пугать девчонок конечно. Наверное пугали... Но скандала большого в школе я не припомню.
Ужей я притащил потом домой. Показал родителям. Впечатления на них никакого не произвело. Мама вообще бывала в противочумных экспедициях, где и гадюк за хвост приходилось таскать. Отец с детства облазил все горы и пустыни, и прекрасно разбирался в местной фауне и флоре. Потискали, потискали этих гадов, да и отпустили.
Были времена, когда из озера воду не сливали по нескольку лет и там успевала подрасти приличная рыбка. Частенько на озере рыбачил однорукий мужик с длинными закидами с бронзовыми колокольчиками. Пару раз я видел, как он вытаскивал сазанчиков сантиметров по тридцать пять - сорок.
Когда мы с Васей пристрастились к рыбалке, крупных рыб в озере уже практически не было. Последние я видел по весне засохших на дне затона. Тоненькие прутики удилища, самые маленькие крючочки заглотыши, малюськи поплавки. Место у нас было под деревом не далеко от мостика на остров. Улов обычно пролазил в горлышко обычной бутылки. Усачики, гальянчики и ещё какая-то мелочь не понятная.
Вот, кстати вспомнил: один раз на Приютском озере поймал я зеркального карпика. Красивейшая рыбёшка надо сказать. Позже, кода занимался аквариумистикой, всё мечтал как-то их к аквариуму приспособить.
Грибы мы собирали тоже в парке и какие-то всё мелковатые. Сейчас они и за съедобные-то наверное не считаются. Конечно иногда удавалось выезжать на настоящую рыбалку на Или, или в горы по грибы по ягоды. На Или по весне собирали огромные шампиньоны, выкапывая их прямо из под земли. А рыбалка там, сами знаете какая чудная была...
Периодически, с пацанами устраивали вылазки за грибами на прилавки, но как-то в основном безуспешно. За груздями надо было подниматься далеко к ельникам.
Там, где улица Октябрьская упиралась в Алматинку был возле забора хороший пень с грибами трутовиками. И баня там же наша ближайшая была. Старенькая, но с хорошей парной.
Однажды, Када, прямо с разворота, по ковбойски, из рогатки сбил голубя. Возможно, экологи скажут, что это не есть хорошо, но тогда случилось вот что:
Из старших с нами был Гуля. Он спокойно добил птицу, свернув голубю шею, потом стал ощипывать тушку. Потом своим ножичком вычистил внутренности и велел нам развести костерок. Дело не хитрое и через пару минут в сухом арыке возле дороги горел огонёк. Гуля нанизал птицу на палочку и стал обжаривать. На углях это дело было бы конечно аппетитнее, но и так сошло. У меня от вида окровавленных перьев и кишок аппетита что-то совсем не было. Да и у остальных тоже. Всё же мы были городские детишки и к таким делам не привычные. Гуля сам в основном голубя и съел. Но это был настоящий урок выживания и своеобразной этики на всю жизнь. Если уж убил, то должен и съесть. Нельзя убивать просто ради удовольствия. Не собираешься есть, то и убивать ни к чему. Поэтому я бы не стал торопиться с осуждением...
Вот лампочки на фонарях мы зря перебили во всей округе. Каюсь и осуждение оспаривать не буду.
Лето, жара. Наверное воскресенье. Много народу ковыряется в своих сарайчиках. У жильцов нашего полуподвала газовых плит не было и летом они готовили на примусах и керогазах. В квартире это было очень вонюче и кухни выносили в сарай.
Мама Шефа - Тётя Полина, готовит в сарае пельмени. Мы с приятелем где-то в углу двора мечтаем о будущем. О Коммунизме, о полётах в космос... Ещё я мечтал о своей собаке и своей мастерской. У нас уже были уроки труда, где мы учились управляться с основными инструментами. У меня это дело получалось хорошо и я мечтал делать что-нибудь красивое и не обыкновенное.
Невдалеке от сарая Шефа был сарай алкаша Миши. Сосед, как обычно пьяный, лёжа в сарае на любимом своём топчане, уловил каким-то образом тонкий аромат пельменей и завопил:
- Полина! Дай пельмень!
Тётя Полина не собиралась ни с кем делиться и только тихо послала соседа куда подальше. Миша же так и продолжал жалобным тоном повторять эту фразу раз за разом. Всех соседей эта ситуация очень развеселила. Так родилась наша локальная байка, которую очень любил рассказывать мой отец.
В нашем сарае я обнаружил остатки маленькой голубятни. Оказывается мой отец тоже не избежал этого повального увлечения. Последним в нашем дворе держал голубей Твист, но и ему это дело в конце концов надоело. Рядом больше голубятников не было. Зато были наркоманы и Твист был один из них.
Наверное, каждый уважающий себя пацан моего поколения знает запах анаши. Сам я в это дело не втягивался, хотя курить простой табак уже потихоньку начинал. Наша дворовая стая, естественным образом влилась в районную шоблу, шалман, банду, группировку и пр. Сам выбирай какое слово больше нравится. Вечерами мы курсировали по району без особой надобности. Видимо, просто помечали территорию. Частенько в компании появлялось вино. Девчонки в основном липли к самым отъявленным хулиганам, видимо первичный инстинкт у них так проявлялся. Бесцельно бродить вечерами по окрестностям, мне было достаточно скучно.
Верховодил тогда нашим коллективом Солнух старший. Возможно, я бы влип с этой бандой в какую-нибудь не приятную историю, но провидение спасло меня. Родители наконец, мне купили собаку. Настоящая породистая немецкая овчарка. Чепрак с родословной. Одновременно и у Василия появился такой же пёс, но ещё круче по сословию. Вася и сам был по сословию покруче меня.
Хотя я и прочитал кучу книг по собаководству, но настоящего опыта у меня не было и с физиологией, и с экстерьером своего пса я немного не дотянул. Зато выдрессировал его по полной программе. Думал, что с ним же и в армию пойду.
С бандой нашей я перестал тусоваться, так как появились дела поважнее. Мы с Васей вместе записались в ДОСААФ, в клуб служебного собаководства и стали посещать тренировки. Наша тренировочная площадка находилась тогда в логу возле кортов. Бум, барьер, яма, всё было на месте. Обучение шло нормально. Псы были сообразительные и работать с ними было легко.
Иногда наши тренировки посещал инструктор из милицейского питомника со своим псом.Питомник был, а может и теперь - там ещё есть, где-то за парком. Удивляла выдержка собаки профессионала, которая спокойно ожидала хозяина в сторонке, пока он беседовал с нами и нашим инструктором.
Позже нашу площадку перенесли в верх парка. Туда, где была площадка для запусков авиамоделей. Наши с моим другом собаки постепенно выполнили все нормативы по общему и служебному курсам дрессировки.
Когда мы отрабатывали задержание и конвой, приходилось самим бегать в спец-халате от преследующих собак. Хорошая собака должна была, догоняя, прыгать на загривок, а потом перехватывать руку. Все собаки наших курсов вели себя совершенно по разному.
Когда убегаешь, капюшон мешает ориентироваться, а инструктор запрещал оглядываться, чтобы собака не вцепилась в лицо, и момент нападения сзади не возможно предугадать. Запомнилось, что здоровый дог, резко наваливаясь грудью, сбивал меня с ног и никак не хотел вцепляться в рукав.
Была ещё хитрая собака, которая не прыгала на спину, а старалась поднырнуть под халат и ухватиться за щиколотку. С её стороны это было конечно умное решение, но очень не хотелось быть покалеченным. Слава Богу обходилось без осложнений.
С начала периода тренировок мы с приятелем, практически каждый день вечерами, обходили парк, прогуливая своих собак. С наступлением темноты парк пустел. Не уверен, но мне кажется, что процент разбойников в каждом поколении одинаковый. Гулять в парке тогда, как и в любые другие времена поздним вечером спокойно могли либо сильно влюблённые парочки, либо подпившие и забывшие об опасности мужики, либо молодёжные группировки. Конечно, на ночь в парк заступали и дополнительные наряды милиции.
Мы с другом ни в одну категорию не попадали. Гуляли по парку сами по себе, никого не трогали и нас все обходили стороной. Иногда мы пересекались в парке с нашей местной группировкой, но особо не общались и просто поприветствовав друг друга шли по своим делам.
Иногда мы проходили возле танцплощадки и когда не играла музыка было забавным посвистеть обратным тайным свистом. В ответ обязательно кто-то из толпы отвечал таким же свистом. Кто, кому, зачем было не известно, да и без разницы. Главное ощущалась некая тайная общность.
Однажды, в нашем дворе утром появился наспех сколоченный ящик, а в нём огромный гриф. Мой пёс было сунулся к нему понюхаться, но тот гак грозно щёлкнул клювом и заёрзал огромными когтистыми лапами, что у собаки совершенно пропало настроение с ним знакомиться. Как выяснилось позже, гриф сбежал из зоопарка и его изловили уборщики - наши глухонемые соседи.
Огромная птица с удовольствием жрала сырое мясо, а от хлеба отказалась. Содержание такого проглота на себя брать никто не захотел и грифа упёрли обратно в зоопарк.
Вольер для своего пса я отгородил возле нашего сарая и там же пристроил навес, где образовалась моя первая мастерская. Там я использовал старый дедовский верстак и большой пень, который когда-то привезли на дрова. Даже свет туда сам провёл из нашей комнаты. Так начался мой долгий путь в прикладном искусстве. Но это уже совсем другая тема.

Сплит 2018 г.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 12.05.2018 в 00:16
© Copyright: Александр Ионов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1