Планета монстров. Часть 3.


Планета монстров. Часть 3.






















Часть 3.
Возвращение домой
Глава 1. Ферма Стендери, 1968 год.Джек проснулся от того что у него зачесалось в носу. Он громко чихнул и проснулся. Оказалось он лежал в каком-то сарае на соломе и сквозь дырку в стене пробивался свет и чесал ему нос. А Алекс лежала рядом и преспокойно спала. На ней была серое платье, а на Джеке зеленая футболка и серые спортивные штаны – все как в доме Элла.
Джек вспомнил, как Эл что-то говорил им про новую планету куда он их отправляет. Джеку подумалось, что наверное сейчас они на той самой планете, а Эл наверное подойдет попозже. Но в груди шевельнулось что-то недоброе. И оно сказало – нет, не придет Эл.
Джек разбудил Алекс.
- Где мы? - спросила она.
- Понятия не имею, - сказал он. – Какой-то сарай.
Алекс предложила обыскать сарай, а вдруг Эл им чего-нибудь в дорожку дал. Искали. Так оно и оказалось. Нашелся кейс- компьютер, волшебный амулет и летающая доска. Доску Джек засунул под футболку, амулет Алекс надела на шею, а кейс компьютер она взяла в руку.
Джек и Алекс вышли из сарая. В глаза им светло солнышко и они наблюдали его восход. Было ранее утро, часов наверное восемь. Они стояли на каком-то поле огражденным забором. Невдалеке дом соседей, поля с кукурузой, маленькое приусадебное хозяйство. «Погоди, погоди, мне это место кажется знакомым», - сказал Джек. Джек морщил лоб и думал. Алекс улыбнулась и терпеливо ждала.
Вдруг дверь домика открылась и вышел статный красивый мужчина. Джек наблюдал из-за изгороди и его не видели. Он просто не мог поверить. Это его папа Джеф Стендери.
- Джек, я немного поработаю в шахте, - кричал он в дом. – Просыпайся. Кушай. И подходи ко мне…мне бы очень пригодилась твоя помощь.
Сказав все это мужчина шел по своей ферме и уходил в шахту которая находится на самом краю его владений. Джек просто онемел от нахлынувших на него чувств. Он смотрел на Алекс и переводил дух: «А-А-Алеекс, это мой папа…мой папа понимаешь…Джеф Стендери!!!» Алекс тоже удивлена, но была гораздо спокойней чем Джек.
- А тот Джек в доме – это значит ты, да? Очень интересно. Выходит мы на Земле. В ее прошлом. Знать бы какой год?
Джек и Алекс сидели за изгородью и наблюдали. Решили наблюдать. Через 20 минут после того как Джеф ушел в свою рубиновую шахту, а Джек так и не вышел из дома, чтоб помочь папе, раздался душераздирающий крик: «ДЖЕЕЕК!!! ДЖЕЕЕЕК!!! ДЖЕЕЕЕК!!! БЫСТРЕЕЕ СЮДАААА!!!! БЫСТРЕЕЕ!!!».
- Он нашел рубины! – уверенно сказал Джек. – Он именно сейчас нашел эти проклятые рубины!
Из дома выскочил Джек в домашней одежде, сандалиях на босу ногу, взлохмаченный и летел к рубиновой шахте. Джек горько вздохнул. Он рвался встать(они с Алекс лежат на холме откуда прекрасный вид на ферму Стендери).
- Джек ты куда? - спросила Алекс заметив рвение мужа.
- Я не могу тут лежать и наблюдать…Алекс это выше моих сил! Я обязан вмешаться!
- Джек не надо, ничего не делай! - требовала Алекс.
- Алекс, как ты не понимаешь это те самые рубины….ТЕ ПРОКЛЯТЫЕ РУБИНЫ…ИЗ ЗА НИХ Я ОТЦА ПОТЕРЯЛ!!!
- А меня нашел, - сказала Алекс. – Ты благодаря этим рубином переехал в Лос-Анджелес, меня встретил, с Эллом познакомился, и много еще чего сделал. Джек ничего не делай! Ничего! Я исчезну сейчас же, если ты вмешаешься в эту историю, Я ПРОПАДУ ИЗ ТВОЕЙ ЖИЗНИ. Это наше будущее, как ты не понимаешь! Лежи на месте!
И она предложила ему бинокль, чтоб Джек посмотрел в него. Джек отпихнул бинокль.
- Не могу я, не могу, - говорит он чуть не плача. – Эти рубины…ПАПА…сейчас мы самые счастливые на свете, но что будет потом…Алекс – это так больно!
- Иди ко мне мой милый, - сказала она и отложила бинокль в сторону. – Сейчас я тебя утешу.
Они занимались любовью лежа в кукурузе. Отзанимавшись любовью спали.
Именно спящими их и нашел сын фермера Маркуса Джонсона, Олахом Джонсон, который пришел в сарай в 7 часу вечера взять кое какие инструменты. Сам он решил ничего не делать, а позвал отца. Маркус не отличался большим терпением, а сразу же ударил по голове Джека своим охотничьим ружьем и заорал: «Просыпайтесь, вы сукины дети! Воры проклятые! Так значит, это вы повадились на мое поле кукурузу тырить! Ох сейчас получите, засранцы!»
Джеку который еще толком не проснулся прямо в нос ткнулся ствол и ему надо было срочно что-то придумывать. Алекс которая проснулась и увидела двух разъяренных и вооруженных мужчин, пискнула и спряталась за Джека.
- Сэр, мы не воры, - сообщил Джек, через несколько секунд – это первое что пришло ему в голову.
- Не воры! – гаркнул Маркус. – Какого хера вы приперлись на мою ферму?! Чего вы тут забыли?! Чего вам надо от старого Джонсона и его сына?! Говорите, иначе наедитесь картечи тут же!
- Мы сбились с дороги, - соврал Джек и начал врать дальше. – Друзья, которые повезли нас на загородный пикник, бросили нас на половине дороги!
- Вот-вот, - фыркнула Алекс из-за плеча. – А еще друзья называются!
Она не представляла о чем сейчас будет врать Джек, но как хорошая жена была с ним заодно.
- Мы пошли в лес, - сказал Джек, глупо улыбнувшись.
- Зачем это интересно вы в лес пошли, вдвоем?! - недоверчиво спросил старый фермер.
Олахом захохотал и поддакнул отцу:
- И правда зачем вы это в лес пошли?! А?
- Сэр ну вы же понимаете, если захочется…ничего не подумайте, мы только по малой нужде!
- Вот, вот, - закивала Алекс. – Очень захотелось!
Несколько секунд фермер размышлял, а потом слегка опустил ружье.
- Ну и что же было дальше? - спросил он.
- Они нас бросили, прямо посреди лесов, полей и пустой дороги. Мы совершенно не знаем этой местности и не знаем куда идти. Мы шли весь вечер и еще ночь пока наткнулись хоть на какие-то жилые строения. Очень устали и очень проголодались. Извините нас за несколько початков кукурузы.
Фермер еще размышлял и опустил ружье еще ниже.
- «Золотая молодежь», - сказал он недовольно.
- Точно, точно, «золотая молодежь», - поддакнул его сын.
Но тут Джек совершил такое, что от него никто не ждал. И этот жест был правдоподобнее чем вся его на ходу выдуманная история. Он полез в карман, извлек из него коричневый кошелек и протянул фермеру 50 долларовую купюру.
- Это вам сэр, за беспокойство, - сказал Джек и вручил старому фермеру банкноту.
Маркус в одной руке которого было ружье, а в другой руке деньги, тут же опустил ружье, словно оно было в сто раз тяжелее чем бумажка. А Джек видя произведенный эффект тут же нырнул в бумажник и извлек вторую банкноту.
- А это вам сэр, если вы предоставите нам свой дом на ночь.
Фермер был еще в раздумье, но его жадная рука уже схватила вторые полсотни.
- Конечно, конечно, ребята, - расплылся он в щедрой улыбке в которой не хватало нескольких зубов. – Все что вам нужно. Ночлег, ванна, ужин. Пойдемте-пойдемте, чего в сарае стоять.
Все уже было забыто, никто не считал их за воров, и перспектива заночевать в этом же сарае была в далеком прошлом.
Джек и Алекс гостили у Джонсонов 3 день и больше они им нечего не платили. Алекс зачаровала с помощью амулетов фермеров и убедила их что они их родственники. Джек ждал момента, когда Джеф Стендери начал бы продавать свою ферму. Он хотел ее купить.

Наконец табличка: «Продается» появилась над изгородью поместья Стендери. И в тот же день Алекс и Джек пришли туда. Они были замаскированы. Джек – под полного пышноусого и бритоголового человека. Алекс надела рыжий, длинноволосый парик и нацепила солнцезащитные очки с широкими стеклами на нос.
- Ах как вы мне поможете, как поможете, - говорил Джеф, встречая пришельцев на пороге. – Как вовремя вы пришли, чтоб купить мою ферму. Мне ее продать и уехать скорее.
- Я понимаю, мистер Стендери, я бы на вашем месте тоже хотел поскорее уехать в большой город.
- А откуда вы знаете как меня зовут и что мне хочется уехать в большой город? - спросил Джеф насторожившись.
Джек растерялся, а Алекс сунула в руки Джефу газету.
- Мистер Стендери кто ж вас не знает? – спросила она. – После вашей то находки. Посмотрите, там на первой странице: «Старатель , который своей находкой прославил маленький городок».
- Ах, да, - сказал Джеф и смущенно улыбнулся. – Совсем забыл что я дал это маленькое интервью газете.
- Я поздравляю вас с этой находкой сэр, - сказал Джек и протянул руку.
Алекс его поняла (ему просто хотелось пожать руку своему отцу). А ей между тем захотелось похвалить самого Джека. Маленький Джек Стендери в этот момент выбежал из своей комнаты, и встал рядом с отцом, уставившись на странных пришельцев.
- Какой у вас красивый сын, мистер Стендери. Настоящий ангел. Очень на вас похож.
- Спасибо, - снова улыбнулся Джеф. – Очень приятно.
Джек глядя на себя самого в юности даже прослезился.
- У тебя маленький джентельмен, впереди такая большая жизнь и столько открытий, - сказал он наставительно и пожимая маленькому Джеку руку. – Смотри не упусти свой шанс.
- Спасибо, сэр, - не упущу! - с охотой сказал маленький Джек.

Поместье было продано за 15 тысяч долларов. Джеф хотел скинуть до 8 тысяч, но Джек настоял. Он вложил Джефу банкноты в карман и сказал:
- Мистер Стендери, я верю ваше поместье стоит таких денег. А вам с сыном сейчас надо развлечься. Берите деньги и потратьте на какие-нибудь аттракционы, скажем.
Он долго смотрел вслед уезжающему грузовику, который увозил от них счастливых отца и сына, на встречу как они думали счастливой судьбе.
- Вот и все, - сказал он, снимая табличку «Продается». – Это наш с Алекс дом и никому я тут жить не позволю.

В доме уже кипел чайник, на землю спускался мрак, и все готовилось ко сну. Думая сколько они тут проживут и на что жить будут когда амулет закончится, Джек пошел в дом.
Глава 2. Бывшие бессмертные герои.Джек и Алекс жили на ферме Стендери вот уже вторую неделю. Все было хорошо. Они заказали себе миллион долларов и жили припеваючи. Впрочем, и сельским хозяйством тоже занимались. Джек выращивал кукурузу, огурцы, помидоры, лук, чеснок, редис, пряности; содержал уток, гусей, кроликов, имелась в хозяйстве лошадь.
Раз в день Джек выезжал в город. Город маленький, провинциальный. Особых развлечений там не было. Есть несколько маленьких магазинчиков, церковь, местный бар, административное здание и маленький парк, кинотеатр да вокзал. Джек закупал все, что им нужно и на новеньком «форде» спешил домой. «Форд» он приобрел в автомобильном магазинчике здоровяка Джо в соседнем городе, куда добирался на поезде с Алекс вместе.
Дни на ферме проходят в заботах за своим хозяйством. Джек пахал землю для новых посевов, запрягая лошадь в плуг, или пропалывал сорняки – Алекс дает птице и кроликам корм и хлопотала по дому.
Жизнь на свежем воздухе была прекрасна и Алекс с Джеком довольны своей участью. Впрочем, вечерами им становится грустно. Грустно по своей старой жизни, особенно об Элле тосковали, но что было то было. Они надеялись, что у Элла где бы он не был все хорошо. Все хорошо и на Элда-Локешко.
Они облазали все книжные магазины что были в местном и в соседнем городках и накупили множество книг. Перед сном они читали друг другу. Телевизор почти не смотрели (хотя он тут есть). А раз в неделю, по всеобщей договоренности, они шли в кинотеатр местного городка. С упоением смотрели какой–нибудь старенький фильм и были счастливы.
Глава 3. Незнакомец с Чемоданчиком. В один из дней, когда Алекс почти закончила все свои дела в туалете, она заметила сквозь щель в стене, что Джек разговаривает с кем-то у ворот. Она помыла руки и поспешила к мужу. У ворот стоял незнакомец. Он был плотного телосложения, высокого роста, поверх черного в полоску костюма одет серый плащ, в больших голубых глазах играло дружелюбие, большие красные губы были растянуты в дружелюбной улыбке.
- Так это вы тот самый человек, купивший недавно эту ферму у старателя Джефа Стендери? - спросил незнакомец вновь.
- Я, - удивленно сказал Джек.
- А перед этим вы расстались со своим другом, - уверенно заявил незнакомец и добавил шепотом. – С Эллом Стендери на Элда- Локешко.
- Да, - ответил удивленный Джек. – А откуда вы все это…?!
- Не сейчас, - перебил его незнакомец. – А у этого Элла был при себе желтый чемоданчик.
- Был, а в чем…?
- О господи! – проскрипел зубами незнакомец. – А у меня в руке что?!
Только тут Джек с Алекс обращают свое внимание, что незнакомец держит в руках желтый чемоданчик. Из металла похожего на золото. Без каких либо застежек или петель, но закрыт, судя по всему, он плотно. Алекс догадалась первая и толкала в бок мужа. А Джек недоумевал:
- Нет подождите, как так, Эл это не можешь быть ты.
- А кто же по твоему, - улыбаясь сказал незнакомец. – Что то ты медленно соображаешь землянин.
- Погодите!!! - Джек хлопнул себя по бедрам. – Это точно Эл!!!
- Открывай же скорее калитку и обними своего лучшего друга и брата!!! – воскликнул Эл.
Джек отрыл калитку и бросился Эллу в объятья. Просто повис на нем. Эл добродушно сгреб его в охапку. К ним подключилась Алекс.
- Эл, как я рада!!!
Эл обнял и ее поставив ради этого свой чемоданчик на землю.
- Как вы тут поживаете?» - спросил он поставив обоих на землю.
- Да помаленьку, - отмахнулся Джек. – Тихо- мирно, живем вот.
- Эл без тебя это было совсем не то! - сказала Алекс и смахнула набежавшую слезу радости.
Некоторое время все стояли молча.
- А у тебя новое тело да? - спросил вдруг Джек.
- Какой ты наблюдательный! - воскликнул Эл и первый засмеялся. Его поддержали Джек и Алекс.
- Ну может, предложите уже войти, а, друзья, - сказал Эл и сделает ударение на последнем слове.
- Конечно, проходи Эл, - любезно пригласил Джек.

Дальше, Джек, Эл и Алекс сидели на кухоньке и разговаривали.
- Я вижу вы недурно устроились, - сказал Эл, попивая черный чай из синей чашки с цветочками. – Впрочем, я от вас другого и не ожидал.
- Эл мы все ждем от тебя твоей истории, - сказала Алекс. – Что было с тобой после того как ты вытурил нас с Элда-Локешко, как ты стал смертным, как ты нас нашел и в конце- концов почему ты нас оттуда удалил?
- Да, Эл и как там на Элда-Локешко, - добавил Джек. – Как там наши дети и сможем ли мы когда–нибудь их увидеть?
- Прежде всего, у детей наших все нормально, - сказал Эл ставя на стол кружку с чаем. – Они все известные исследователи и путешественники. Они все очень много там делают. Живут хорошо, в копии нашего особняка на том же месте, дружно и весело. А вот насчет нашей встречи сказать ничего утешительного не могу. Скорее всего ее вообще не будет. Дорога на Элда-Локешко нам заказана. Понимаете мы уже прошли тот путь и возвращения к старому не будет. Нельзя пройти дважды одну и ту же дорогу.
- Да но ее можно пройти по-новому, - оптимистично сказал Джек.
- Не теряешь надежды, это хорошо, - сказал Эл снова взяв кружку.
- Что касается, вашего удаления с планеты, то я тоже себя удалил. И наш особняк тоже, сделал его копию.
Эл сложил руки перед долгим рассказом.
- Когда я разорвал контракт с Каазатором, вроде бы все было благополучно, но был один пункт. Пункт 6. И он все портил. По условиям этого пункта я становился новым источником бессмертия для него. И отменить этот пункт никак было нельзя. Реанимированный контракт со всеми прописанными пунктами я прочел в гостях у Алекорсы.
- Оказалось бессмертный оборотень уже начал жизнь в моем теле и должен был воскреснуть на 400 день. У нас был замечательный год, потому что Алекорса от меня это скрывала. Но Каазатор начал доставать меня своими странными голосами.
Эл опустил кулак на подлокотник кресла(он уже пересел туда) и тяжело вздохнул.
- Я посидел на одном из плавучих островков Чемоданчика и он мне все рассказал. И кем он был в самом начале, и как репутацию вора и бандита зарабатывал, и как обзавелся бессмертием и источником, и то как он придумывал этот контракт для меня. Об этом было больше всего.
Эл снова вздохнул.
- Если бы он возродился в моем теле я бы стал одержимым бессмертным существом, очень и очень опасным. Выход был только один – убить себя. Для этого я и удалил вас с планеты. Для этого я и удалился сам. Однако я оставил после себя замену. Из дальних чертогов космоса нашел элда-локеанцам их первую королеву деву Колокинку. А сам вошел в чемоданчик. В комнату где парил куб Харридика. Убить меня должен был этот куб – только у него были на то силы. И это было очень мучительно. И все получилось: умер я и умер, так и не сумев родится, Каазатор. И Куб Харридика тоже умер. Был уничтожен его хозяин, а нового назначено не было.
Теперь Эл сложил руки и улыбнулся.
- Вот ответ на твой вопрос Джек: есть ли у солтов душа. Моя оболочка была разрушена и как оказалось – душа у солтов есть. Я был отозван на далекую планету Гуаордо-Скрипта вместе с чемоданчиком. Планета Гуаордо-Скрипта как оказалось его далекая родина. Хоть он и был создан Солтрексом но именно Гуаордо Скрипта создала эту планету и все остальные планеты, галактики, миры.
- На Гуардо Скрипте живут боги. Точнее их всего пять. Пять высших богов. Которые сотворили ВСЕ. Люди на Земле верят в Иисуса Христа, Аллаха, Будду. На других планетах верят в других богов. Но все это по сути лишь повторение одного и того же. Эти боги стоят за всем. Они сотворили твердь и небо, рай и ад, суши и моря.
- В общем, они встретили меня и встретили весьма радушно. - Добро пожаловать домой, - сказала мне Гуаордо- Гармония - старшая из богов. Сказала что я сделал великое дело – уничтожил опасного монстра. Ну и других тоже вспомнили – Ортрекс, Джо Монтана и другие.
- Вот так, - сказал Эл и с воодушевлением хлопнул себя по коленке. – Они сказали, что Райского блаженства мне пока не дадут. Они предлагали мне должность шестого бога. Чтобы я вместе с ними вершил судьбы существ во Вселенной и в параллельных Вселенных. Ответственность ужасная.
- Но ты отказался, - с улыбкой сказал Джек.
- Да, - улыбнулся Эл. – Я выбрал другое райское блаженство. Быть человеком. Я ведь никогда не был человеком, а только мечтал об этом. Я спросил у них, могут ли они вернуть меня назад на Землю, в тот же год, куда я отправил друзей – сделать меня смертным. Они сказали что могут. Я сказал что это самое мое большое желание. «Что ж, Эликсикон, - сказал мне один из богов. – Твое желание будет исполнено. Быть тому». «И ты не возьмешь ничего с собой?» - спросила одна из богинь. Я попросил Чемоданчик. «Умный парень», - услышал я напоследок. Следующее что помню, очнулся совершенно голый в пустыне Аризоны. А в руке у меня был чемоданчик. Я конечно приоделся. Я раздобыл карту и компас. Я ночевал в каком-то мотеле, я ел и пил тамошнее пиво. А потом позавтракал по нормальному в Чемоданчике. Алекорса все еще моя секретарша и она была очень рада, что я навестил ее.
- А найти вас было совсем легко. Нужно было только найти ферму Стендери. Я вас послал к этой ферме в тот день когда отец Джека нашел «короля рубинов». Конечно же, Джек захочет купить ферму своего отца и поселиться на ней. Найдешь ферму – найдешь Джека и Алекс.

Разговор закончился в третьем часу ночи. Джек стелил кровать другу.
- Сегодня будешь спать в нашей комнатке доля гостей, Эл, – сказал он. – Извини дружище, если кровать окажется несколько маловатой, мы не ждали такого высокого гостя.
- Да это ничего, - улыбнулся Эл. – Главное что я снова с друзьями.
- Эл, а это о многом позволяет задуматься, - сказала Алекс, которая тоже вошла в комнату для гостей. – То что ты РАДИ НАС отказался от должности шестого бога. Очень приятно узнать насколько высоко ты нас ценишь.
- Я просто не представляю счастливой жизни без вас ребята, - сказал Эл.
- Спокойной ночи, - прощались они.
- Спокойной ночи, - прощался он.

Эл гостил на ферме Стендери уже 4 дня. За это время он внимательно изучил их быт, их хозяйство и даже сам попробовал работать. Эл собственноручно запряг лошадь и вспахал борозду, потом еще сорняки полол.
- И тебе доставляет удовольствие такая жизнь? - спросил он у Джека, когда они сделали перерыв.
- Да, почему бы нет, - сказал Джек. – Работа на свежем воздухе. Все свое – своя скотина, свои утки, гуси, свои овощи и кукуруза.
- А хотел бы вернуться назад, В НАШЕ ПОМЕСТЬЕ СТЕНДЕРИ?
- В поместье где все за тебя делают умные роботы и волшебство, да наверное хотел бы. Только согласится ли моя Алекс?
Алекс как раз чистила клетку с птичьим пометом.
- Я – вернутся – да с радостью! – воскликнула она. – Надоело горбатиться! Целый день эти клетки мою и хоть бы спасибо кто сказал! Так устала!
- Но ведь наше поместье осталось на Элда-Локешко, как же мы…? - пробовал возражать Джек.
- Друзья посвятите мне только один день, - просил Эл. – Вот увидите - это того стоит.
Они втроем на Форде ехали в пустыню Аризоны.
- Тут, будет наш маленький оазис, - приговаривал Эл. – Тут я его поставлю.
Он вытянул из Чемоданчика длинный серебристый шнур, разложил его в огромный овал и соединил клеммы. Тот час же перед ним выросло, как оазис, поместье Стендери.
Эл сиял.
- Готово! – сказал он. И предупреждая вопросы, объяснил. – На Элда- Локешко стоит копия нашего поместья. Настоящее поместье я спрятал в Чемоданчик. Ну же друзья вперед, наш дом нас уже ждет!
Троица Стендери зашли на территорию поместья и шли по тенистой алее.
- Эл, а охранник дома все еще там и работает?
- Эл, а я боюсь немного.
- Не бойтесь друзья, - по доброму успокаивал их Эл. – Да, Джек, охранник все еще там и отсчитывает свои последние деньки, наверное, а впрочем, сейчас на все сами посмотрим.
Когда они вошли в дом, они нашли что там все в порядке. Словно они только-только вышли из него. Алекс пошли в свою комнату на третьем этаже, Эл и Джек разошлись по своим комнатам.
Через час они встретились в баре и дружно кушали. И выпивали. Эл достал для них две бутылочки вина «Тотре».
- Ну и как тебе быть человеком, Эл? – спросила Алекс налегая на жаренную курицу и запивая ее уже третьим бокалом «Тотре». – Кушать, пить, спать?
- А потом еще ходить в туалет, - добавил Джек.
- Да нормально, - сказал Эл, отпивая из своего бокала. – Я наконец-то смог познать это великолепное вино. И надо сказать вкус у него превосходный. Выше всяких похвал.
Вечером сидели у камина, который снова грел их и обсуждали свои старые приключения.
- А вы помните как я нырнул в мантию Кулаксиса и потом возвратился с палицей Каазатора – вот то-то он удивился? - спросил Эл.
- А мне больше всего в этой истории понравилось, как ты стоял за нас с Алекс, - сказал Джек. – Сначала дурил Каазатора этим своим театром, а потом спрятал нас в самом безопасном месте(под мантией Кулаксиса). И ловко же ты его обыграл, а Эл!
- Достойный он был противник, а? – спросила Алекс. – Намучился ты с ним, но если бы не он все было бы не так интересно.
- Вот именно. Хитрый, коварный, изворотливый, но я его уважал, как врага.
- Давай за наших противников. Чтоб они не переводились, - предложила Алекс и протянула бокал к бокалу Элла.
Они чокнулись и с ними чокнулся Джек. Они снова пили «Тотре» и получали огромное удовольствие от этого.
- Слушай, Эл, а как там моя ферма? - спросил Джек. – Не пропадет. Мы ведь миль на сорок от нее уехали. И хозяйство все бросили.
- Не беспокойся о хозяйстве – ничего не пропадет. Завтра вернетесь. Но жить здесь будете. Можешь продать, можешь перенести ее в Чемоданчик. Незачем тебе горбатится на своей ферме, когда ты можешь жить здесь в изобилии и благе.
- Не знаю, я как то начал приноравливаться к тяжелому труду на свежем воздухе. Да и потом бездельничать тоже плохо.
- Кто сказал что ты должен бездельничать. А тренировки. А приключения в Чемоданчике. Да если хочешь пропалывай фруктовые деревья и грядки с овощами в ручную, вместо нашей магии.
Все дружно засмеялись.
- А что скажет Алекс. Ты довольна переездом в наш старый дом?
Алекс долго думала над ответом, потом вспомнила птичьи клетки которые она мыла и улыбнулась.
- Я довольна. Мне нравится наше поместье, и я хочу жить тут. А ферму мы поместим в Чемоданчик. Будет еще одним экземпляром музея Стендери.
- Вот и славно, - сказал Эл.
Глава 4. Глория Холистер.
Столица Аризоны город Феникс, железнодорожный вокзал, 10:00 утра.
На шумном, заполненном людьми вокзале трое крупных, крепких мужчин приставали к молодой женщине несущей чемодан. «Глория, а Глория, ну чего ты жмешься, пошли с нами», - говорил один. «Пошли, пошли», - поддакивал второй. Третий посмотрел по сторонам и найдя, что никто за ними не наблюдает приблизился к Глории и вырвал из ее рук чемодан. Уверенной походкой он зашагал в противоположную от ворот сторону. «Эй куда?! Куда?! – закричала Глория. – Это мое! Мое! Отдай чемодан подонок!» «А ты иди вместе с нами, - проворковал один из мужчин. – И все свое добро назад получишь». «Верно, верно! Получишь, получишь!» - пророкотал другой. И оба они подхватили Глорию под мышки и понесли вслед за своим товарищем. Глория сопротивлялась между желанием все бросить и бежать и желанием вернуть свой чемодан. Сопротивлялась, но не сильно. Этим и пользовались мужчины, увлекая молодую женщину вслед за собой.
Наконец они поднялись на второй этаж вокзала, там где были туалеты. Зашли в мужской и Глорию туда затащили. Самый высокий, крепкий, длинноволосый и усатый мужчина по имени Гарольд лично проверил все туалетные кабинки и найдя там одного хиленького мужичонка проговорил скороговоркой: «А ну пшел вон, деревещина тупая, хочешь чтоб я твои яйца этим вот ножичком отрезал!» Для убедительности своих слов Гарольд вытащил нож с черной рукояткой и узким 15сантиметровым лезвием. Мужчина увидев ножик тут же схватил опущенные штаны и рванул из туалета. «Вот вот, сри где-нибудь в другом месте!» - бросил ему на прощание Гарольд и весело рассмеялся. Вслед за ним загоготали и его дружки.
Его дружки – братья Уолш и Сэм Спайдеры по прежнему держали Глорию за локотки, а сама Глория чувствуя что дело идет не к добру снова подала голос:
- Мальчики, ну хватит, хватит, отдайте мой чемодан. И мне надо идти. Меня заждались уже между прочим…те, кто меня здесь встречает.
- Цыц, сучка! – прикрикнул на нее Уолш. – Никто тебя здесь не ждет! Ты одна сюда приехала! Одна для того чтоб начать все с нуля!
- Тебе некуда спешить, дорогая Глория, - сказал Сэм. – И никуда ты отсюда не пойдешь!
При этом Сэм нежно погладил по ее аккуратно уложенным волосам, вдохнул ее запах и, ехидно, высунув язык, лизнул шею Глории.
- Мои ребята хотят сказать следующее, - сказал Гарольд. – Это мы будем решать, идти тебе или нет, Глория. И ты останешься, потому что мы так решили.
- Но это глупо зачем я вам. Я вас даже не знаю, - запротестовала Глория.
- А вот наш Уолш тебя знает. И знает, похоже очень хорошо, - сказал Гарольд.
Глория посмотрела на Уолша вопросительно, а бритоголовый парень заросший буйной щетиной ухмыльнулся.
- Неужели не помнишь? – спросил он. «Грязный Уолш», «Грубиян Уолш» - как ты меня называла в средней школе. И еще говорила, что будь бы я последний человек на Земле, ты бы не стала связываться со мной.
Несколько секунд Глория размышляла, а потом спросила:
- И что теперь?
- Время платить по счетам теперь! - воскликнул Уолш, за секунды развязываясь.
- Господи, да какие счета! Когда это было?! – воскликнула Глория. – Что вам от меня надо?! Зачем затащили сюда? Ничего я вам не должна! Отдайте чемодан, и я пойду уже!
- Цыц, дуреха, успокойся, - прикрикнул на нее Сэм. – Ты пойдешь, когда мы решим.
- А мы решим нескоро, - поддакнул Уолш и оба друга радостно заржали.
- Не наааадо, - жалобно протянула Глория. – Отдайте чемодан.
- А что в этом чемодане такого особенного, - поинтересовался Гарольд. – Что ты там прячешь?
Он открыл его и бесцеремонно стал рыться в вещах девушки. Нашел ее денежную заначку и тут же отправил ее в карман.
- Отдайте деньги, - жалобно простонала Глория.
- А вот за деньги, дорогуша, тебе придется поработать.
Несколько минут Глория мялась не зная что сказать, а потом смущенно спросила:
- Ну и что я должна делать?
- Для начала Уолш. Выполни его желание.
Глория поворачивается к Уолшу. Тот задумался и произнес с самой гаденькой ухмылочкой на какую был способен:
- Поцелуй.
Глория смутилась еще больше. Потом робко потянулась к нему и поцеловала его в щеку.
- Все? Теперь отдайте чемодан и деньги.
- Это что по твоему был поцелуй. Уолш, ты как считаешь?
- По мне так совсем не поцелуй.
- А ну научи дамочку целоваться.
Уолш грубо припал ко рту Глории, целовал ее взасос, пропихивал язык, а она визжала и сопротивлялась.
- Я не хочу, не хочу! - вопила она. – Не надо, не надо!
- Да по фигу, чего ты там хочешь! – рычал Уолш.
Он стал лапать ее за спину и за задницу в порыве страсти. Глория еле отбилась.
- Отдайте мои вещи я ухожу! - выкрикнула она уже резко. – Мне не нравится здесь! Мне не нравится ваша компания и ваши похотливые намеренья!
Гарольд усмехнулся:
- Детка, это только самое начало. Сейчас ты сделаешь все, что мы тебе скажем. Сначала одному потом всем остальным. Давай начинай Уолш.
Уолш как обезумевший схватил сопротивляющуюся Глорию прижал к кафельной стене и грубо разведя ей ноги принялся стаскивать трусики.
- Помогите, помогите, на помощь, люди!!! - кричала как безумная Глория и рвалась из лап насильника. Ей уже было плевать на чемодан и на все ее наличные. Хотелось вырваться и убежать, а еще лучше чтоб ей помогли – нашелся хоть один человек который бы пришел к ней на помощь.
Но наверное эти мысли грешили излишним оптимизмом и трое насильников отлично это понимали.
- Успокойся и не визжи! - прикрикнул на нее Гарольд. – Никто тебе не поможет(он начинал терять терпение)! Ты будешь изнасилована каждым из нас, КАЖДЫМ и НИКТО…

Тираду оборвал Эл. Он вошел в туалет и нисколько этого не смущаясь вмешался в разговор.
- Эй ты, закрой свой рот, - сурово сказал он Гарольду. – Тут есть еще люди и им не плевать.
Уолша он схватил за шею и залепил ему такой силы пощечину, что он отлетел в угол туалетной комнаты. Глории сказал так:
- Не волнуйся, Глория, помощь уже пришла – никто тебя больше здесь не тронет!
От подобной наглости Гарольд пришел в ярость, и рука сама собой потянулась к ножику в ножнах.
- Слушай ты, мужик, че ты приперся? Че ты нам кайф ломаешь? – прошипел он зло. – Тебе здесь не обломится! Вали отсюда пока ходить можешь!
- Это тебе здесь не обломится! – крикнул Эл и добавил. – Ты вали отсюда и ребяток своих забирай.
Ребятки тем временем уже встали, и были готовы бросится на неожиданного спасителя Глории. Один снабдил свою руку кастетом, другой просто надеялся на свою силу и удачу.
- Да ты крутой дядя, - ухмыльнулся Гарольд. – Что ж сейчас мы прочистим тебе мозги.
По его невидимому жесту Уолш и Сэмми сорвались со своих мест. Один метил кулаком в солнечное сплетение, другой намеревался врезать кастетом по лицу, когда Эл согнется от боли. От удара в солнечное сплетение Эл увернулся, а стало быть от кастета тоже. Уолш и Сэмми встали в бойцовские позы и ядовито усмехались.
- Значит так ты! - крикнул Сэмми.
- Не хочешь по хорошему! - крикнул Уолш. - Значит, будет по-плохому!
Сэмми выкинул вперед руку и только Эл отстранился от удара его атаковал Уолш – хорошим апперкотом по ребрам. Эл перевел все свое внимание на руку поэтому мощный удар по ребрам не заметил. Его круто обожгло по правому боку, а поскольку на руке Уолша был кастет, то показалось, что несколько ребер хрустнуло. Вот он долгожданный миг. Эл ойкнул от боли и встал на одном месте как вкопанный. Изумление овладело им. Неужели это было правдой и это произошло с ним. А Сэмми пользуясь этой заминкой залепил пришельцу в глаз, а потом с подскока носком ноги в челюсть. Элла этот удар опрокинул как кеглю.
Все его можно было не бояться. Уолш выставил палец и мерзко рассмеявшись спросил:
- Ну что защитничек, защитил честь своей дамы?! Еще хочешь?!
И он радостно плюнул в побитое лицо Элла. Гордо перешагнул поверженного противника и направился к Глории, которая тем временем забилась в уголок и боязливо наблюдала оттуда за всем происходящим.
- Ну что Глория, - хохоча спросил он. – Никто теперь не придет тебе на помощь! Никто теперь не спасет твой милый девственный зад! Был у тебя защитник и сдулся! Сейчас мы тебя…
- Повторяю еще раз, - сказал Эл тяжело поднимаясь с пола туалета. – Ничего больше не будет. Лучше вы убирайтесь отсюда подобру-поздорову.
- Нет, ты посмотри на него, - сказал Уолш Сэму. – Мало ему. За добавкой тянется.
- Видать сильно ты ему по голове врезал, - сказал Сэм Уолшу. – Совсем крыша у бедолаги поехала.
Они замолчали и посмотрели на старшего. Гарольд покачал головой:
- Что ж ты, придурок, не хрена не видишь, что ситуация не в твою пользу. Не мог спокойно взять и уйти? Нет, драться лезешь. Плохо-плохо. Ребята «всыпьте ему еще ума» и выкиньте отсюда вон, чтоб вид не портил.
Во время этой словесной тирады Эл настраивал себя на бой: «Так соберись! Соберись! Ты ведь знаешь рукопашный бой – ты вспомнишь, ты все вспомнишь!» И вот когда Уолш стоял и готовился нанести удар, Эл с побитым лицом на секунду закрыл глаза, а потом снова открыл их. Молниеносно перехватил руку метящую ему в нос, крутнулся, и Уолш вслед за своей рукой полетел к запертой двери туалета. Чуть не пробил ее своей головой. Эл тем временем отправился к Сэму и не говоря ни слова подпрыгнул и врезал ему ногой в грудь. Сэм отлетел к стенке и разбил кафельную плитку своим телом. Он намеревался стать свидетелем классного зрелища, когда Уолш целился в нос незнакомца, но что-то очевидно пошло не по плану. Незнакомец ни с того ни с сего стал выдавать такие финты, что братья Спайдеры сами вынуждены были лежать на полу.
- Ну мразь сейчас получишь! - крикнул Уолш. Он уже поднялся, но еще раньше чем он бросился в атаку.
Эл схватил его обеими руками и перебросил через себя. В результате Уолш пролетел по воздуху прямо над сидящей на полу Глорией и рухнул на своего брата Сэма.
Глория сидела на полу и не знала, что и думать. Несколько минут назад эти грозные мужчины угрожали ей изнасилованием, а вот теперь они лежали «живой кучей» в углу.
- Даже не думайте вставать, - предупредил Эл «кучу». – Я знаю многие другие приемы и пущу их в ход если вы подниметесь!
Из под «кучи» на Элла смотрел повержено Сэм. Уолш на нем потерял сознание. Сэм не хотел вставать, да и под весом своего брата не мог.
- Сдаюсь», - прохрипел он.
- Хороший мальчик, - сказал Эл и обратился к Гарольду. – Теперь ты. Мне тебя бить, или ты сам отсюда уйдешь?
- А ты оказывается крутой дядя, - сказал Гарольд, улыбаясь в усы. – Не ожидал от тебя такого. Ты меня потряс, правда!
Все время короткой драки он смотрел на Элла и прикидывал, чем ему грозит встреча с подобным субъектом. Все таки решил, что на него у Элла кишка тонка – зря. Вытащил свой длинный нож и сказал: «Теперь прикинем наши силы» И тотчас чиркнул узким лезвием в нескольких сантиметрах от лица Элла. Эл тут же отстранился и сразу же принялся продумывать тактику против ножа. Прежде всего нужно было отвлечь соперника. Эл перенес его внимание на ноги, потом втянул Гарольда в новое нападение, ловко ушел от ножа и провел контрудар. Дрались они не долго. Скоро Эл зашел к нему за спину и нажал сонную артерию на шее.

Вот все противники лежали на полу, нож был отброшен в сторону и Эл забыл о неудачниках. Он подошел к Глории и протянул ей руку.
- Все кончилось! - радостно сказал он. – Теперь можно встать, Глория.
- Ой, а у вас рукав порезан, - сказала Глория вставая.
- Зацепил немного, - сказал Эл, обнаружив, что вместе с рукавом его новенького пиджака порезана так же рука. Шрам был небольшой, но он был. И кровь от него уже запачкала весь новенький костюм Элла.
- У тебя есть бинт? - спросил он Глорию.
- Бинт? Зачем? - спросила она.
- Сделать мне перевязку.
- Кажется, нет.
- Посмотри в чемодане, - сказал Эл и пододвинул к Глории ее чемодан(он лежал полуоткрытый у туалетной кабинки). – Авось, да найдется.
Глория поискала и нашла.
- Ой, нашелся бинт!
- Ну так давай, делай перевязку. Благодарный спаситель ждет тебя.
- Извини, если, она будет не совсем…качественной. Когда нам преподавали медицину, я несколько уроков пропустила.
Глория наматывала бинт на разрезанную руку Элла и сама себе смущалась, потому что выходило это весьма неуклюже. Но вот перевязка была, наконец, закончена.
- А вполне неплохо, - сказал Эл, потрогав перевязанную руку.
- Что теперь. Пойдем отсюда?
- Не так быстро. Сначала этот «тип»(Эл указал на лежащего Гарольда) отдаст тебе все деньги, которые он у тебя украл.
Нагнувшись и присев на корточки, Эл нисколько того не стесняясь залез поверженному мужчине в карман и выудил оттуда черный кожаный кошелек.
- Сколько у тебя было?
- 770 почти 800 долларов, - ответила Глория без запинки и заявила с чувством. – Все мои сбережения, за несколько тяжелых месяцев.
- Получи, - сказал ей Эл и добавил. – А это процент за грубые приставания и попытку изнасиловать.
В кошельке была еще 1000 сотенными купюрами, и она тотчас же переместилась в руки Глории. Но она, увидев это тут же, запротестовала:
- Куда?! Это не моё! Не мое! Забери, не нужны мне их деньги!
Тысяча опять оказалась на руках у Элла. Его это изумило:
- Бери! Почему ты отказываешься! Это компенсация за моральный ущерб! Бери, от денег никто не отказывается!
- А я вот откажусь! Не нужны мне их деньги – это раз; я не буду опускаться до их уровня, и воровать – это два; да и потом не нужна мне компенсация – все ведь хорошо кончилось.
«Ну да, если бы не я, все бы хорошо у нее кончилось», - мысленно сказал Эл. Несколько секунд размышлял, что делать с деньгами, и поскольку ему они тоже были не нужны, вернул их в кошелек. А кошелек бросил рядом с неподвижно лежащим Гарольдом. Затем он взял Глорию под руку, и та не забыв свой чемодан, и денежную заначку вышла, наконец, из туалета.

Далее они шли по вокзалу и просто разговаривали. Эл попросил и теперь он нес ее чемодан. Чемодан был бежевый с розочками и как отметил Эл очень легкий.
- Так куда ты сейчас Глория? - спросил ее Эл.
- К подруге, она меня уже заждалась.
- Глория, Глория, зачем врешь. Не ждет тебя тут никакая подруга. Скажи честно, куда ты сейчас с этим чемоданом?
- В гостиницу, - сникнув сказала Глория и тут же вскинулась. – Эй, а почему ты так много знаешь обо мне?! А я меж тем совсем о тебе ничего не знаю.
Последнюю фразу Эл не услышал. Он спешил оправдаться и между тем покраснел от кончиков ушей:
- Я подслушивал ваш разговор с теми верзилами.
- Ах ты подслушивал! – Глория жутко разозлилась и слала бить своего спасителя по всему до чего могла дотянуться(она была на голову ниже Элла). – Отдай мой чемодан.
И забрав чемодан, она следовала по вокзалу в гордом одиночестве.
- Эй, эй, эй, я тебе жизнь только что спас, помнишь? – сказал Эл, становясь у нее поперек дороги. – Где твоя благодарность?
Глория долго, испытующе на него смотрела, потом смягчилась:
- Ладно. Я хватила лишнего. Прости.
- А давай, позавтракаем, - неожиданно предложил Эл. – Давай, пока мы на вокзале. Тут, кажется, неплохой буфет есть.
И вот они стояли за высоким столиком в буфетной и уплетали за обе щеки. Ели два чизбургера и запивали диетической колой.
- Ну давай продолжим наше знакомство, - сказал Эл. – Чем займешься после того как ты закажешь себе номер в гостинице, заплатишь за неделю вперед и вымоешься под горячим душем?
- Не знаю, - сказала Глория беззаботно. – Наверное, попрошу у портье свежих газет, там где объявления найма есть – буду работу искать.
- Работа и собственный дом это все что нужно для молоденькой американки. Правда придется остановится в дешевом номере и во всем себя урезать, если ты хочешь прожить на 770 долларов. Думаю, хватит на пару месяцев при очень скромной жизни. А вообще то думаю это не сумма тем более для такого города как Феникс.
- Мне хотелось пожить немного самостоятельной жизнью, - сказала Глория. – Вдали от родной мамочки.
Она сделала ударение на последнем своем слове, так что Эл сразу же все понял.
- А вообще ты откуда? Из этого штата? - спросил он.
- Да из этого. Из семьи фермеров. Очень набожных и трудолюбивых фермеров. Из городка Гила. Я работала на ферме, я подрабатывала на полставки в местной школе и все…все чтоб накопить эти несчастные восемь сотен. О как же они мне тяжело достались!
Но разгорячившись она тут же и охладела. Вспомнила, что о незнакомце она то и не знала ничего. И замолчала, очень смущенная этим.
- Кстати как тебя зовут, - вымолвила она, наконец. – Я то про тебя ничего не знаю. Все про себя рассказываю. Это наверное очень глупо. - Да уж, - сказал Эл и рассмеялся. – Глупо немного. Я Эл Стендери. Будем знакомы.
Он протянул руку вперед для пожатия.
- Глория Холистер, - сказала она и пожала эту руку.
- Теперь расскажи что-нибудь про себя, Эл, - попросила она. – Ты тоже из этого штата? Кем работаешь? Кто твои родители? Какие дела привели тебя в Феникс?
- Ох, как много вопросов, - сказал Эл. – Прежде всего я тоже из этого штата. А остальное - конечно расскажу, только позже. Всему свое время. Я думаю на многие вопросы ты получишь ответы едва попадешь ко мне домой. Давай прямо сейчас. Поехали, ко мне домой. - Прямо сейчас, я не могу», - запротестовала Глория.
- Ой, да будет тебе, успеешь ты еще в свою гостиницу. Успеешь, все дела свои сделаешь. Потом. Сейчас я приглашаю тебя в гости. Ну же соглашайся.
- Ну ладно, - согласилась Глория. – А далеко твой дом?
- Порядочно. Если сейчас поедем то к вечеру будем. Это если на автомобиле, - сказав это Эл, хитро улыбнулся и подмигнул Глории.
Это он говорил ей, когда они выходили из вокзала и шли на автомобильную площадку. Вот пришли. 200 квадратных метров огражденных стальной решеткой.
- Это твоя машина?» - спросила Глория, когда Эл поставил ее чемодан(он опять нес его) в кабину хорошенького грузового красного «Форда».
- Слушай, я как то сомневаюсь, - сказала Глория усаживаясь на переднее сидение. – Если я приду в твой дом уже вечером, то мне придется в нем и ночевать. Не слишком ли это нагло.
- Нет, - коротко ответил Эл. – Ты там очень даже к месту придешься. Он завел мотор и выехал со стоянки. Поездил по улицам городка и выбрался на шоссе. «А куда мы едем, а Эл?» - спросила Глория. «В пустыню, - коротко ответил Эл. – У меня дом на пустошах стоит.
Глория не поверила:
- Смеешься надо мной! - заявила она уверенно.

Ехали уже второй час. Шоссе превратилось в двухстороннюю дорогу пролегающую через пустыню. На многие мили вперед распростерлась только дорога. Никакой растительности, никаких забегаловок – только дорога. Вот навстречу пронеслась дальнобойная фура и снова никого. При подобном однообразном пейзаже Глория начала скучать. Тупо смотреть в окно ей уже надоело. Эл был немногословен, и хорошего разговора не получалось. Да и поза в которой она сидела уже порядком надоела – тело начинало деревенеть, а зад отваливаться. Она привстала, поправила на себе юбку, которая уже сваливалась от скуки и попросила:
- Может послушаем радио Эл?
Радио было хорошей идеей, но по нему передавали «Битлз» «Возвращение в СССР».
Глорию передернуло:
- Выключи, Эл. Ненавижу всю эту «Битлз» и всю эту чушь!
Эл почему то очень оживился:
- Значит не любишь рок – н - ролл?
- Не не люблю, а ненавижу, - поправила Глория. – Абсолютное ничто. Как только у людей хватает сил слушать эту чушь.
- Я лично отношусь к тем людям у которых хватает сил, - сказал Эл и из уважения к Глории сделал приемник тише. – Мне они нравятся. Классный Рок – н - ролл!
- Уймись Битломан, - сказала Глория и выключила приемник. – Если не мне то никому. Поедем в тишине.
Эл слегка опешил от такой грубости и наглости. «А ты однако стерва!» - подумал он, а вслух ничего не сказал.
А Глория подумала: «Откуда во мне такое нахальство» и посчитала, что она обидела Элла.

Еще тридцать минут ехали в тишине, и Глория все думала, что она повела себя в крайней степени дурно.
- Что он обо мне только может подумать, - размышляла она сама с собой. – Лезу в его жизнь. Приемник выключаю на его любимой песне. Это меня плохо характеризует.
- И вовсе нет, - сказал Эл, словно подслушал ее мысли. – Это говорит о тебе только то что ты не любишь «Битлз». Ладно. Ради бога. Люби что хочешь.
И он вдруг свернул в саму пустыню. И поехал по песку, камням и неровностям. А потом и вовсе остановился.
- Я предлагаю следующую часть пути проделать иным способом, - сказал он и подмигнул своей спутнице.
Та посмотрела на Элла и было хотела спросить, что случилось, но в следующую секунду автомобиль растаял под ней и она оказалась стоящей в пустыне рядом со своим спутником.
- Что…что случилось…как это случилось?! - спросила она не веря в происходящее.
Эл только улыбнулся:
- Видишь ли я волшебник, - сообщил он, по-прежнему улыбаясь.
- Куда делась машина…это ты ее куда то дел…признавайся Эл, - настаивала на своем Глория. – Я ничего не могу понять. И если это шутка то она нехорошая. Возвращай все назад.
Она по прежнему ничего не понимала и начинала уже бояться этой неизвестности. Элла совсем не слышала.
- Машина была придумана мной, только для того чтоб мы выехали из города. В городе я не хотел прибегать к магии. Здесь в пустыне она нам не нужна.
- Я не знаю, что и думать. Я боюсь. Эл, где наша машина, где мои вещи, где…?
Глория по прежнему говорила и не обращала внимания на Элла. И Эллу это уже порядком надоело. Он щелкнул кнопочкой амулета и Глория просто замолчала. Оборвалась на полуслове. Словно забыла как дальше говорить. Она оборвалась на слове «где» и изумленно посмотрела на Элла. И дальше только округлялись ее глаза и она еще начала бешено жестикулировать. Впрочем, с этим Эл тут же разобрался. Он поймал ее руки и остановил их движение.
- Повторю еще раз, - сказал он вежливо. – Я волшебник. И я временно лишил тебя дара речи.
Он вытащил из под рубахи свой амулет и показал его Глории.
- Вот при помощи этой штучки я навел на тебя немоту.
Глория однако не выказала к амулету никакого интереса. Она смотрела на Элла умоляюще. Мол, верни мне речь, ну пожааалуйста. Эл не спешил.
- Будешь меня слушать? - спросил он, медленно отпустив ее руки. Глория кивнула.
- Не будешь перебивать?
Она вновь кивнула. Эл щелкнул на кнопочку амулета.
- …какое на фиг волшебство, я говорить не могу и никакое…
Глория высказала обрывок собственной мысли и была жутко удивлена этому.
- Постойте я могу говорить. Могу! Могу! Могу!
От радости она даже запрыгала на одном месте, потом успокоилась, потом вспомнив что из за Элла она замолчала она накинулась на него с кулаками:
- Вот тебе! Вот тебе! Колдун проклятый!
Эл еле утихомирил ее. Завернул одну руку за спину и показал амулет:
- Мне опять у тебя речь отнять?!
Глория стала податливой даже немного обиженной.
- Иди прочь, иди прочь от меня! Чего я тебе сделала?! Я всего лишь одинокая и совершенно обычная Глория!
Эл ждал пока и эта истерика стихнет. И вот Глорию уже можно было отпустить.
- Эл я не верю в магию, - спокойно сказала она. – Даже если ты волшебник не надо пытаться меня заколдовать. Я совершенно обычная.
- Я тебя и не пытаюсь заколдовать, - честно сказал Эл. – А доказательств моей магии сколько угодно. Не хватает тебе исчезающей машины и твоей немоты.
Эл стал расстегивать перед ней свой пиджак, а затем и свою рубашку. На теле было что то приклеено вроде большого серебристого пластыря. Эл хорошенько рванул, и вот у него на руках была обтекаемой формы металлическая доска. На Глорию это не произвело никакого впечатления.
- Ну и что дальше? - спросила Глория безо всякого интереса.
- Это самый настоящий волшебный предмет, - похвалился Эл.
- Скажешь тоже. Самая обычная дощечка и ничего в ней нет.
На какую то долю секунды Эл почувствовал себя ужасно глупо, словно и на самом деле держал в руках лишь бесполезный кусок металла.
- А я тебе докажу, - сказал он решительно. Бросил свою доску на землю, и та зависла в воздухе так, и не коснувшись ее.
Он поставил ногу на нее, а потом влез полностью. Доска самостоятельно понесла его по воздуху. Описала круг возле Глории. И еще один почти, что в метре над землей.
- Эта дощечка управляется моими мыслями, - сказал Эл сверху. – Все что я захочу. Любой каприз.
И вместе с доской растворился в воздухе. Это произвело впечатление на Глорию, но она решила никак не выказывать своего удивления.
- Ну как тебе эта маленькая демонстрация, - сказал Эл, становясь видимым и спрыгивая с доски. – Производит впечатление?
Глория слабо улыбнулась. Сказала так:
- Хорошо. Магия есть, и я признаю это. Ну и что с того. Я имею ввиду что мне с всех этих чудес?
- Мы можем не ехать ко мне домой на машине, а полетать по воздуху. Это же намного быстрее будет. И потом…потом…ты увидишь как это здорово жить среди…среди ВСЕГО ЭТОГО. Тебе понравится.
Эл подошел к Глории и взял ее за руку и прошептал: «Доверься мне». На какое то время они были очень близко друг от друга. Почти поцеловались.
- Ты знаешь, я вообще большой скептик, - сказала Глория откровенно. – И даже если увижу чудо мне надо несколько раз повторить.
Минуту они простояли неподвижно, а потом Глория вдруг встрепенулась и спросила серьезно:
- А куда ты дел мой чемодан?
- Он уже в нашем доме и ждет тебя. О нем не волнуйся. С ним все в порядке. Это я сделал, чтоб тебе не таскать его всюду с собой.
Еще минута прошла в молчанье на расстояние очень близком друг от друга. И они почти поцеловались на этот раз. Но вот Глория встряхнула головой и тут же отстранилась от Элла:
- Нееет, такая жизнь не для меня. Отдай мой чемодан.
- Глория…, - хотел было сказать Эл.
- Нет, нет и нет еще раз. Я тебе сказала – эта колдовская жизнь не для меня. Отдавай мой чемодан.
- Глория не бойся, я тебя не обижу.
- Ты слышишь плохо. Отдавай мой чемодан!
Она стала настолько серьезной, что нельзя было ей перечить. Эл щелкнул амулетом, и бежевый чемодан с цветочками появился на руках у его спутницы.
- Так и машину возвращай. Повезешь меня назад в Феникс. Я передумала – не хочу я быть гостьей в твоем доме.
Она стала очень требовательной. А Эл все еще пытался ее убедить:
- Но послушай. Зачем тебе сейчас в Феникс. Ты же туда всегда успеешь. Пошли со мной. Главное – ничего не бойся. Бояться поверь нечего.
- Так, не хочешь меня везти, - от негодования она аж топнула каблучком о землю. – Не хочешь и не надо. Сама дойду. Что–нибудь поймаю до Феникса. Или ногами дойду.
Развернулась и упрямо зашагала по раскаленной дневным зноем пустыне. Дорога была почти в миле, а она все равно шагала. Эл не знал что делать. Он был очень сконфужен подобным поворотом событий. Лишь потом заметил доску и вскочил на нее. Полетел за Глорией. Долго летел размышляя, что делать. Потом резко подхватил ее под мышки и поставил на доску спереди себя. Она аж взвизгнула и вся передернулась.
Эл меж тем быстро-быстро зашептал ей на ухо:
- Если добровольно ты со мной идти не хочешь, я тебя похищаю. И пусть ты со мной потом драться будешь, я от своего не отступлюсь. И мы едем ко мне домой. Потому что этот полет и этот визит тебе ОЧЕНЬ НУЖНЫ. Можешь не благодарить.
- Да что ты себе позволяешь, Эл Стендери, - только и могла выдохнуть она. А доска меж тем развернулась и очень стремительно понеслась над землей по направлению востока.
Глория не сопротивлялась. Стояла на доске с зажатым в одной руке чемоданчиком и преспокойно наслаждалась полетом. Она была в руках Элла, и это давало ей какую-то очень сильную успокоенность. Ветер обдувал ее лицо, глаза были закрыты и она думала о том что лучше ей никогда не было.
- Открой глаза, - посоветовал Эл.
И она открыла. И увидела, что под ногами быстро-быстро движется пустыня, а она сама летит под облаками.
- Так ведь намного лучше путешествовать. Верно? - сказал Эл.
И она не могла с ним не согласиться. Летела как птица. Была свободна. Не это ли была та свобода о которой Глории мечталось всегда. Хотелось кричать. Нет. Хотелось просто наслаждаться. Всем. Каждой минутой. Каждым мгновением. Превратится в одни лишь в чувства и чувствовать, чувствовать. Прав был Эл. Именно этого полета ей так и не хватало. Именно о нем она так и мечтала в своей Гиле.
- Поберегись, входим в зону грозы, - сказал Эл.
И действительно доска влетела в ту зону где шел дождь. Было темнее, было пасмурнее. Глорию и Элла тут же обдало дождевой водой, словно отрезвляя от волшебного полета.
- Не волнуйся, - сказал Эл ей на ухо.
Он по-прежнему обнимал ее за талию одной рукой, а второй потянулся к волшебному амулету. Раз – и над ними вырос зонт. Под зонтом Глории было приятно. Слушать как дождь барабанит по крыше и думать что ты в безопасности. Но вот стало еще лучше. Доска пошла на снижение. А впереди выросло поместье. Здесь было много растительности: кустов, травы, деревьев, множество асфальтированных дорожек и красный большой дом в центре. Доска плавно опустилась и Эл со своей подругой спрыгнули с нее. Эл отдал зонт Глории, а сам остался под дождем. Он схватил доску и снова прилепил ее к телу. Затем открыл ворота особняка.
- Проходи», - пригласил он.
- Это твой дом, да? – спросила Глория с улыбкой. – Шикарно!
Она вошла за ворота и ничего не почувствовала. Дело в том, что Эл давным-давно записал ее на охранник дома, с помощью амулета.
- Побежали к дому, - сказал Эл.
Он так сказал, потому что дождь не стих, а наоборот припустил с удвоенной силой. Он и Глория пробежали по аллее, обогнули дом и вошли во входную дверь.
- Уф, - сказала Глория. – Наконец-то.
Она поставила свой чемодан на пол и сложила зонт. Зонт был больше ей не нужен и поэтому Эл сделал так, чтоб он исчез.
- Ну вот он мой дом, - с гордостью сказал он.

Джек и Алекс сидели перед горящим камином и грелись. Увидев Элла и новую незнакомую девушку они обрадовались и заулыбались. - Это Глория Холистер, - представил он им гостью. – А Это Джек и Алекс. Джек – мой родной брат, а Алекс – его жена.
Глория была девушкой среднего роста, не худой и не полной, со стройными длинными ногами, грудью третьего размера и красивым слегка бледным лицом. Одета она была в черную юбку ниже колен, черные туфли, серую куртку-пиджак и белую блузку под ней.
– Здравствуйте, семья Стендери, - поздоровалась она, слегка робко. К ней уже шли Джек и Алекс. Алекс была первой.
- Здравствуй, Глория, - сказала она. – Я Алекс, я очень рада.
И протянула руку для пожатия. Глория пожала ее с улыбкой. Следующим был Джек.
- Здравствуй, Глория, - сказал он. – Я Джек и я очень рад.
После такого знакомства Эл, Джек и Алекс сопроводили Глорию к камину.
- Сядь у камину, просуши одежду, - ворковала Алекс.
- Поговорим. Выпьем нашего вина любимого, - поддакивал жене Джек.
- Видишь, какие они славные, мои друзья», - приговаривал Эл.
- Ну только если не надолго, - сказала Глория извиваясь в руках друзей.
Мокрую курточку она уже сняла, вернее с нее сняли и в данный момент она висела на стуле который стоял перед камином. Глория осталась в белой накрахмаленной блузке, которая тоже была слегка влажной. И через блузку просвечивался ее белый кружевной бюстгальтер. Эл просто залюбовался им.
А позже все четверо сидели перед камином и разговаривали. Эл и Глория рассказали, как они встретились, на что Джек и Алекс тут же стали заверять Глорию, что Эл очень хороший парень и лучшего ей никогда не встретить.
- Почему, у меня такое чувство, что меня сватают? - тихо шепнула Глория на ухо Эллу.
Эл таинственно улыбнулся по этому поводу. Затем Алекс предложила:
- Друзья, а давайте выпьем, по случаю нашего знакомства. Джек, дорогой, принеси «Тотре» и четыре бокала из бара.
Джек уже шел к бару. А потом вернулся с подносом в руках. На подносе стояло 4 бокала и бутылочка прекрасного темно-красного «Тотре».
- Что это? Алкоголь! Я не пью алкоголь! Я не буду пить! - тут же запротестовала Глория, увидев, что Джек наливает каждому по бокалу.
- Ты выпей, а потом отказывайся, - сказала Алекс, взяв в одну руку свой бокал, а другой протягивая Глории. Пришлось взять.
- За знакомство, - сказала Алекс.
Все чокнулись и выпили.
Глория нехотя приложилась к бокалу, но после первого глотка изменила свое мнение и допила до дна.
- Какое вкусное, - сказала она уже второй раз за день изменяя своему принципу ничему не удивляться. – Где берете? Из чего делаете? А можно мне еще?
- Можно, - сказал Эл, подливая в бокал Глории. – А где я его беру об этом расскажу немного позже.
- Какой ты таинственный, - сказала она делая новый глоток. – Даже для волшебника. Все потом да потом. К чему такая таинственность?
- Просто я хочу чтоб тебе было приятнее, - сказал Эл.
Глория прилегла на него и сказала, посмотрев Эллу в глаза:
- Мне итак уже достаточно приятно.

Часы показывали 5 вечера. Глория и Эл, Джек и Алекс сидели на диване. В руках у Алекс была «История семейства Стендери» и она с увлечением зачитывала оттуда фрагменты. Так Глория узнала про знакомство Элла с Джеком и с Алекс. Узнала про жизнь в Лос-Анджелесе. И про Элда-Локешко. Потом с воодушевлением Алекс поведала, что Эл ради них – смертных, отказался от должности 6 го бога и вернулся на Землю с Чемоданчиком в руках. Говорит что забрал их с фермы и вернул в свой старый фамильный особняк.
- Тут здорово! - сказала она и все ее тут же поддержали.
- Тут просто замечательно! Этот дом стал мне родным и лучшего места я не знаю! - сказал Джек.
- Тебе здесь понравится! Слово даю! - говорит Эл.

Беседа закончилась в 9:30 вечера, когда за окнами было уже темно.
- Я более фантастического в жизни ничего не слышала, - сказала Глория. – Фантастическая семья Стендери. Этот особняк, которому несколько тысяч лет. Мантия Кулаксиса. Волшебные амулеты. Чемоданчик, в конце- концов.
- Но ты уже веришь во все что происходит с тобой? - спросил Эл.
Глория со вздохом согласилась:
- Приходится верить! Ведь у меня столько доказательств перед глазами!
Подождав с минуту она задала очень важный вопрос.
- Эл, а почему? Почему ты меня тогда спас и почему ты мне раскрыл все эти тайны? Я что…что….действительно…так….нравлюсь тебе, что ты ради меня….решил открыть все карты?
Эл со вздохом согласился:
- Нравишься, Глория. И даже очень нравишься. За эти несколько часов что были у нас….я….я…влюбился…в тебя….и решил…открыться перед тобой.
- Здорово! - произнесла Алекс.
Часть Глории еще сопротивлялась говоря: «Нет, он тебе не пара! Беги от него! Спасайся! Он колдун! Он тебя околдовывает!», но она уже тянулась к нему губами. И Эл тоже тянулся к ней губами. И вот их губы соединились и свершился первый поцелуй и он свершился в гостиной дома Стендери.
Алекс и Джек аплодировали. Эл и Глория улыбались друг другу. И сидели молча пару минут, только в глаза друг другу смотрели.
- Нет! – решительно и вдруг сказала Глория и встала. – Это все не мое. Я должна уйти.
Она сделала несколько шагов к двери где оставлен ее чемодан, но ее остановил голос Элла: «Стой!»
- Куда ты сейчас? - спросил он ее.
- В Феникс, в мотель, - ответила Глория. – Кстати, давай, подбрось меня до Феникса. Ты ведь можешь. Тебе ведь это легко. Вытащи этот твой….как его…амулет…кнопочку щелкни и я уже на месте.
А в голове у нее происходил следующий монолог: «В мотель и забыть всю эту чепуху…забыть - прочь! Все это не для меня! И нечего К ЭТОМУ приноравливаться!»
- Во-первых, уже слишком поздно для мотеля. Сейчас 10 вечера – тебя просто не примут. Во-вторых…оставайся Глория, - сказал Эл, улыбаясь.
- Оставайся, - попросила ее Алекс.
- Оставайся», - вторил ей Джек.
- Нет, - сказала Глория, но уже не так твердо.
- И зачем тебе нас выбрасывать из своей головы? – спросил вполне серьезно Эл. – Только подумай – возможно, мы самое лучшее что было в твоей жизни. Пусть колдуны, так ты же сама мечтала когда то. Мечтала о чем то волшебном и удивительном. О чем то чего сама не могла выразить. И что теперь? КОГДА ЭТО С ТОБОЙ СЛУЧИЛОСЬ, ты несешься во весь дух прочь и пытаешься ЭТО забыть.
Он ударил сильнее, чем можно было ожидать. Глория аж всхлипнула. И тут же забыла о чемодане и о мотеле.
- Но как…как…КАК? – спросила она дрожащим голосом. – Как ты это все узнал? Я же тебе не говорила…неужели…это что все по мне видно, да?!!!
Эл взял ее за руку:
- Останься», - сказал он.
Несколько минут они молчали, потом Глория сказала:
- Навсегда не останусь, даже не проси. Мне все равно нужно в отель вселяться и работу искать. Максимум - останусь на ночь.
- Хорошо – останься на ночь, - сказал Эл и улыбнулся.
- Ну а где я буду спать?
Этот вопрос был встречен дружным смехом Элла, Джека и Алекс. - Уж поверь, найдем, где тебя устроить, - с улыбкой сказал Эл.
Он повел Глорию на третий этаж. Вместе с ними шли Джек и Алекс.
Комната Глории была напротив комнаты Алекс. Эл завел ее внутрь и она приятно изумилась милой обстановке комнаты. У противоположной от двери стенки стояла широченная кровать, а прямо над ней было прорезано широкое окно. Слева от кровати была тумбочка. Справа от двери был книжный шкаф. Слева стояла тумба с телевизором и видеомагнитофоном. У стенки справа стоял второй книжный шкаф и стул между ним и тумбочкой. У стенки слева стоял одежный шкаф и стол для письма с задвинутым в него стулом. На потолке висела красивая люстра из богемского стекла. На полу лежали красивые персидские ковры: один большой и зеленый перед дверью, два маленьких и красных перед шкафами.
- Ну как комната? Нравится? - спросил Эл.
- Да, нравится, - сказала Глория. – А где тут у вас можно помыться.
Она поставила свой чемодан у книжного шкафа и теперь хотела освежиться.
- Пошли за мной», - сказал Эл.
Он привел ее в общественную душевую, в раздевалку.
- Душ сразу за твой дверью. И не один. Выбирай любой по твоему вкусу. Одежду можешь положить в один из этих шкафчиков. Тоже выбирай по вкусу.
Глория оглядела большого размера комнату с длинными лавками стоящими вдоль стен и шкафчиками стоящих в углах, сосчитала количество этих шкафчиков и спросила
- Эл, тут места на пятнадцать человек. Скажи, зачем тут столько места притом, что в доме живете всего вы трое.
- Когда-то это был очень населенный дом, - сказал Эл коротко.
- Вот держи, шампунь, мочалку, полотенце и банный халат.
Сложив все это на лавку Эл, удалился, а Глория осталась в этой странной раздевалке совсем одна.
- Странный у него дом, - сказала она самой себе, вытаскивая из волос шпильки и распуская свои русые пряди. – Однако должна признаться, мне тут нравится.
Быстро избавившись от одежды, она нагая с шампунем и мочалкой поспешила в душ.
- И как же мне тут нравится! - думала она, с восхищением подставляя свое тело под теплые струи воды. – Пожалуй я тут останусь больше чем на одну ночь.
И в следующую минуту думала: «Да, прав Эл, чего тут говорить. Я мечтала об этом. МЕЧТАЛА». Вспомнился весь этот безумный день – все от неудачников-насильников до того момента как Эл убеждал ее остаться: «Надо же. Так лихо он начался и так потрясающе закончился». Это сделало удовольствие Глории еще больше. Но внезапно захотелось дополнить. Она положила руку себе на грудь. Эта круглая, теплая и мокрая грудь – ах как было приятно трогать ее. Она сама себе ущипнула сосок. Повела рукой вниз по животу и ощутила насколько плоский и красивый у нее живот. «Глория ты просто прелесть!» - прошептала она самой себе. Пальцы залезли в мокрые и жесткие волосы ее лобка, и один из них скользнул в ее любовную пещерку. Она играла сама с собой и все больше и больше раззадоривала пальцами(уже двумя) клитор. Было так приятно и так хорошо – не хотелось ни о чем думать. Через пару минут она уже мылась спокойно. Еще через две – вытиралась в раздевалке. А через пять минут лежала в банном халате в своей комнате на кровати и размышляла. «Да, малышка, сегодня явно твой день. То что ты позволила себе там в душе ни в какие рамки. Онанировала как сумасшедшая. Но сегодня можно. Сегодня праздник и сегодня ВСЕ можно».
Вообще-то Глория была не склонна к подобным вещам и занималась этим крайне мало(за все свои 22 года – раз 5 или 6), но раз расслабуха то расслабуха. Дав себе мысленную команду ждать нового праздника, Глория уже скатывалась в сон. И тут ее мысли были об Элле: «А он определенно в меня влюбился этот парень. Что ж, мне он тоже понравился. С самого первого взгляда. Уже когда вошел в туалет он стал моим героем. И какой же надо храбростью обладать чтоб в одиночку против троих вооруженных – нет он мне тоже очень приглянулся. Надо будет завтра снова с ним поцеловаться. Только не самой начинать – пусть все сделает он сам. Как говорила моя строгая мамочка «мужчина до последнего момента не должен знать, что он тебе нравится» - наверное, в этом она была права».

На следующий день. Глория открыла глаза в 8 утра. Часы стоявшие на тумбочке показывали именно это время. Глория вспомнила свою старую привычку просыпаться с первыми петухами. Лет до 17 когда она ходила в школу она вставала окало 6 часов, потом когда школа закончилась она стала вставать регулярно в 7, чтоб помогать матери по хозяйству и так до 22 лет то есть до того дня когда она сбежала от отца с матерью и своей фермы в незнакомый Феникс. А теперь вот могла расслабится и лежать в теплой пастельке утопая в неге и комфорте. Перина под ней была пуховая, белье свежее, словно со вчерашнего дня только ее и ждало – лежи - не хочу. Глория и лежала. Лежала и думала, что если Стендери захотят, чтоб она провела еще один день с ними, то она с радостью пойдет к ним навстречу.
«Не стоит пренебрегать такой счастливой возможностью» - сказала она самой себе. Все вроде было нормально, но вот дверь ее комнаты приоткрылась в 8:30 и в комнату вошла одетая Алекс.
- Привет, - поздоровалась она. – Здорово, что уже не спишь. Я зашла тебя поднимать. Мы все уже встаем полдевятого.
- Я сейчас поднимусь, - сказала Глория. – Только дай еще минут пять полежать.
- Вообще то я хотела с тобой поговорить, - сказала Алекс. – Можно?
- Можно, - согласилась Глория.
Алекс пошла к пастели Глории. Села на стул.
- Насчет того, чтоб погостить немного подольше. Ты нам всем очень понравилась Глория. Особенно Эллу. Я вчера видела. И радовалась за него. Влюбился парень, наконец-то. Я очень хочу ему добра, поэтому задержись у нас на подольше, а Глория.
- Да я бы рада, да дела надо делать, никак не могу, - залепетала она. То о чем она думала еще пять минут назад, словно выдуло у нее из головы, и опять поднялся протест.
- Глория, ну сама подумай, что ты говоришь. Куда тебе надо лететь, какие дела делать. Да подождут все твои дела. То что происходит здесь намного важнее для тебя, чем регистрация в дешевом мотеле и поиск временной работы.
Глория молчала.
- Подумай, ведь ты уже нашла свое счастье. Ради чего ты бросила все и рванула в незнакомый тебе город – ради того чтоб найти свою любовь и место в жизни. Вот она твоя любовь и вот оно твое место. Быть Эллу женой…подругой сначала…и разделить наши приключения.
- Ты думаешь, у меня получится…так же как у вас? - спросила Глория со вздохом.
- А как же! А как же! – воскликнула Алекс. – Дай только время! Все у тебя получится!
Окрыленная этими мыслями Глория села на своей кровати и пару минут мечтала, но потом резко выгнулась, зажмурилась и потрясла головой:
- Нет! Нет! Нет! Не могу!
Зажмурилась и снова смотрела на Алекс, но уже вся в слезах. Представляла, как покинет эту магическую семью и никогда больше не будет сюда возвращаться. Представляла, как будет тяжело будет простится со всеми и особенно с Эллом (ведь он и вправду мог оказаться ее истиной любовью), но ничего не поделаешь. Глория практически провыла: «НЕ МОГУ Я ЖИТЬ ЗДЕСЬ!!! ВСЕ ЭТО НЕ МОЁ, НЕ МОЁ, НЕ МОЁ!!!»
Алекс хорошо разбиралась в психологии и поэтому тут же потребовала:
- Так милая, рассказывай мне все. Все от начала до конца. И ничего не утаивай.
И Глория рассказала. Что когда-то в детстве она действительно верила в волшебников и мечтала быть с ними, но потом строгая мамаша вдолбила в голову дочери, что чудес не бывает, что даже если бы и были волшебники – то все они неправильные и живут неправильно, потому что не работают, а все получают на блюдечке.
- А только тот достоин поощрения, - как она говорила. – Кто в поте лица добывает свой хлеб и ничем особым не выделяется(живет как все и умирает как все).
Богатых людей в доме Холистеров вообще презирали, и мамаша про них всех говорила «воры и лгуны. Обворовывают бедняков и простых людей и страшно гордятся этим». В довершение всему Глория сама уже не знала, что ей делать в этом новом доме – то ли остаться, то ли бежать отсюда со всех ног.
- Да уж, - понимающе сказала Алекс. – Воспитание, есть воспитание. Родители. Я вот вообще в приюте росла, но тебя я понимаю.
На минутку она задумалась. Потом сказала:
- Вот что Глория, забудь ты свою строгую мамашу. Она осталась там в Гиле, а у тебя началась совершенно другая, непохожая на прежнюю жизнь. Не думай о ней, а думай о себе и привыкай к хорошему. Я уверенна, ты быстро освоишься.
Сказав это она улыбнулась и хотела было идти, но Глория схватила ее за руку:
- Подожди. Давай еще поговорим. Мне так хорошо с тобой. Словно я тебя уже несколько лет знаю.
Алекс с улыбкой уселась назад на стул и сказала:
- Да, конечно, у меня всегда найдется для тебя время. О чем хочешь поговорить?
Глория замялась. А потом осторожно спросила:
- Как считаешь, что я должна делать чтоб быстрее освоится в этой новой семье и…чтоб…еще сильнее понравится Эллу?
- Прежде всего, будь собой, - тут же посоветовала Алекс. – Эл любит все естественное. Учти, его не проведешь искусственной красотой. Потом, как я тебе сказала, выбрось из головы весь мусор и просто наслаждайся. Эл подарил нам эту шикарную жизнь в расчете на то что мы будем ей наслаждаться, так давай Глория, если хочешь к нам присоединится.
Алекс поднялась со стула и пошла к выходу.
- Поднимайся, - сказала она. – Сходи в душ и опускайся завтракать. Мы тебя ждем.

Алекс, Глория, Эл и Джек завтракали. Сидели в баре за одним из круглых столиков и уплетали яичницу с беконом, салат из свежих овощей и ржаной хлеб с превосходным деревенским маслом. Запивали они чудесным квасом(каждый наливал себе из объемистого графина в личную кружку и пил сколько хотел).
Глория с хитринкой поглядывала на Элла и словно хотела его о чем то спросить, но не решалась.
- Спрашивай уже, - сказал Эл.
- А это правда, что тебе предлагали должность шестого бога на планете Гуа…Гуа…(не помню как ее), а ты отказался ради нас смертных?
- Абсолютная правда.
Глория смотрела на него с уважением.
- Это очень благородно, - сказала она. – Только подумать – мог бы стать Богом, а стал простым Смертным.
- Не простым, - поправил ее Эл. – Рядом со мной любимые друзья, волшебные артефакты, теперь вот девушка Глория появилась.
Он смотрел на нее влюбленными глазами и именно в этот момент Глория вспомнила слова Алекс: «Ты должна наслаждаться своей новой жизнью».
- Друзья, - сказала Глория. – Ребята. Я приняла решение. Я останусь здесь на пару деньков еще.
Все ей радостно хлопали, а Эл заключил в объятья и целовал в губы. Чему Глория была страшно рада, потому что сама хотела поцеловать Элла.
Глава 5. Свадьба лучшего друга.Глория гостила в особняке Стендери уже 2-ую неделю. Она вместе с Алекс лежала на шезлонге в одном купальнике и загорала. День замечательный: теплый, солнечный. Эл и Джек купались в бассейне, а их подруги лежат на шезлонгах с солнцезащитными очками на глазах и беседовали.
- Алекс, только пойми меня правильно, - сказала Глория. – Я деревенская девочка. Я родилась и жила на свежем воздухе. Я привыкла к труду. Тут же делать нечего. Убираются в доме специальные домашние роботы, пропалывают и поливают специальные садовые роботы – человеку совершенно нечем себя занять.
- А физкультура, а литература, а тренировки, в конце-то концов?
- Пока я была у вас доме – я делала отжимания, я делала пресс, я читала 5 приключенческих книг, 3 детектива и 2 романа про любовь. Я сыграла в теннис с Эллом(1 раз). Я дважды была в вашем спортзале и видела как Эл и Джек упражняются на этих световых штучках, но сама я в руку взять такую вещицу не осмелилась. ЗАЧЕМ это ОПАСНО! Я даже пробовала летать на этой дощечке, которую Эл принес из вашего Чемоданчика, но она меня сбросила. И все равно работы у меня здесь нет. И я скучаю по настоящему делу. Такому, знаешь, чтоб снова чувствовать себя полноценной. У вас тут все на блюдечке: еда, развлечения, услуги, а я так жить не привыкла – я привыкла всего добиваться своим личным трудом.
- Что я тебе могу сказать, привыкай по новому. Ты кстати была в Чемоданчике Элла?
- Еще нет. Да и не хочу я, если честно, меня он пугает.
- Нечего боятся. Побывай – вот увидишь, дело стоящее. И работа у тебя сразу появится. А вот, кстати, наши парни идут. Сейчас все устроим.
К отдыхающим на шезлонгах девушкам подошли Эл и Джек и тот час же заняли места на соседних шезлонгах. Спросили:
- Ну как тут не скучаете? - это спросил Эл.
Джек просто шлепнулся на деревянную раскладушку и внимательно стал смотреть на своих друзей.
- Эл, ты почему своей девушке еще не показал Чемоданчик? – спросила Алекс приподнявшись со своего ложа. – Это возмутительно! - Значит, покажу, - сказал Эл. – Сразу же после бассейна.
- Она не знает чем себя занять, - сказала Алекс. - Придумай ей какую-нибудь работу.
- Придумаю, обязательно придумаю, - обещал Эл и поглаживал руку Глории.

После обеда Эл достал свой Чемоданчик и предложил всем прыгнуть в красные ворота. Глория отказывалась наотрез. Она думала, что красные ворота сожгут ее. Лишь после долгих уговоров она согласилась прыгнуть. И прыгала держа Элла за руки.
После того как ей показали в Чемоданчике несколько островков с садами и фонтанами, угостили мороженным в местном летучем кафе, повели представлять к Алекорсе.
- Эл, а может лучше не надо, - протестовала Глория. – Мне кажется я тут не к месту.
Однако Эл очень хотел погордится перед Алекорсой. Алекорса же очень обрадовалась Джеку, Алекс, Эллу, ну а когда увидела Глорию, улыбка моментально слезла с ее губ. Она не стала жать ей руку и ее не волновало, что это говорило о ее плохих манерах.
- Привет, - коротко и весьма недружелюбно сказала она.
Она отнеслась к ней холодно, и это был единственный человек, к кому она отнеслась подобным образом. Эл даже устроил секретарше короткую разборку.
Отвел в сторону и спросил:
- Что с тобой, Алеко?
- Ох знал бы ты шеф, что я о ней знаю, - только и ответила Алекорса.
И больше ничего говорить не стала. Позже когда все вернулись из Чемоданчика, Глория прихватила из него несколько клубков шерсти и села вязать. Сказала так: «Ну хоть какая то польза от твоего Чемоданчика есть».
Эл был слегка обижен тем что его Чемоданчику уделили такую маленькую роль, но все простил Глории, потому что очень сильно в нее был влюблен.

Эл был очень влюблен в Глорию и очень красиво за ней ухаживал. Каждый день приносил к ней в комнату свежие цветы, кормил лучшими блюдами, поил «Тотре»(от которого она была в полном восторге), объяснял ей что такое видео и пару раз они смотрели хорошие киноленты о любви и приключениях. И вот когда в очередной из сцен герой встал перед героиней на одно колено и предложил ей выйти за него замуж, Эл достал маленькую розовую коробочку и протянул своей Глории. Глория открыла коробочку и обомлела. Перед ней лежало красивое золотое кольцо с бриллиантом. Глория не знала, что и говорить. Ей никогда никто не делал подобных подарков. К счастью, все сделал Эл. Он встал на одно колено и как герой фильма сказал:
- Глория, моя ты прекрасная, выходи за меня замуж.
Глория думала, что сейчас опять начнет сопротивляться, но этого не было. Она закрыла глаза и произнесла только одно слово:
- Да.
Она закрыла глаза и была так счастлива в тот момент, что никакие «это не для меня» или «я этого не стою» не лезли в ее голову. Казалось, сбылось все о чем только можно было мечтать. И ее простое женское счастье, на сто раз оправдало себя.

Подготовка к свадьбе была быстрой. Свадьба должна была пройти в Чемоданчике(чего Глория отчаянно не хотела, но только раз посмотрев в глаза жениха тут же сдалась), были приглашены Джек, Алекс, Алекорса, священник и публика должны были быть голографическими, в качестве группы-исполнителя должна была петь «АББА»(естественно тоже голографическая).
Глория ничего не знала про группу «АББА», но прослушав пару их песен дала добро.

И вот свадьба. Священник сказал свое слово, клятвы Элла и Глории произнесены и они уже танцевали первый супружеский танец. Алекорса наплакала много слез перед церемонией, во время церемонии и после церемонии она тоже плакала. На все вопросы Алекс и Джека она только отмахивалась и говорила: «Ах ребята, не могу я вам ничего сказать!» А когда ее спрашивали: «Ты плачешь от счастья?» она говорила: «Разумеется от счастья! От чего же еще?!» Потом, когда все сели за свадебный стол заказала себе Брун(очень крепкую выпивку) и за каких-нибудь полчаса так сильно напилась им, что ее и узнать потом было нельзя.
К ней подсела так же пьяная, но еще крепко стоящая на ногах Алекс:
- Алекорса что случилось. Расскажи мне дорогая. Быть может, я сумею помочь.
- Ах, Алекс, - говорила она поднимая свои пьяные глаза. – Что случилось, что случилось?! Будто сама не видишь?! Профукали мы Элла! И за кого его отдали! За какую-то….первую встречную…Глорию!!!
Алекс пробовала убедить подругу в том что Эл ее любит, что так хорошо для него, но Алекорса пришла от ее слов в ярость: «В том то и дело что любит!!! О господи, проклятая любовь!!! Я бы худшей участи…своему любимому…и пожелать бы не могла!!!!»
Она покинула красивый и большой летающий дом, который Эл арендовал под свадьбу.
Брачная ночь Элла и Глории. Они разделись, легли и хоть Эл горяч и страстен у Глории абсолютно никакого желания не было. Она не имитировала оргазм - она даже не старалась. И когда Эл кончил ей во влагалище, она одела трусы и заявила, что дальше ничего не будет. Честно рассказала супругу, что у нее отвратное настроение, и она просто не может.
«Хорошо, - сказал Эл. – Тогда давай спать».
Глава 6. Дети Стендери. Алекс и Джек лежали в пастели и разговаривают. После секса.
- Послушай, ведь теперь мы оба смертные, - сказал Джек.
- На детей намекаешь? - спросила Алекс. Она уже поняла, о чем с ней будет говорить Джек.
- А на что, по-твоему, я намекаю? - сказал Джек, даже слегка обидевшись.
- В конце концов, мы уже столько лет вместе, а наследников нет. Я уже давно детей хочу.
- Дети, да, - Алекс сладко потянулась. – Помнишь наших детей. Тех что остались на Элда-Локешко.
- Еще бы не помнить! – воскликнул Джек(внезапно он стал очень горяч). – Беляночка, Деж, Галя, Яиша – как вспомню так сердце слезами обливается. Неужели ж мы их никогда не увидим.
- Вот я тебя и прошу, Алекс, давай заведем своих собственных детей, так чтоб от тебя и от меня.
- Я не против дорогой.
И был новый секс.
Разговор произошел в 8:00 утра, в комнате Алекс. В эту ночь Джек ночевал в комнате Алекс.

Удивительно, но в это же время произошел разговор в комнате Элла. Глория провела эту ночь в его комнате. Говорили о детях. Эллу очень хочется, но у Глории нет настроения. Она пришла к нему в пастель, но они ни разу не занимались сексом.
Эл вытащил ее из пастели и потащил к роялю. Он усадил ее на скамью возле себя(скамья достаточно широка для двоих) и музицировал. Моцарт, ранний Бетховен и что-то придуманное от себя.
Он обнял и целовал Глорию. Положил на рояль. Стащил с нее пижаму. Она уже хотела мужа. Стаскивала с него пижаму. Они занимались сексом прямо на рояле.
«Дети, дети, - шептала Глория. – Хочу от тебя детей».

Через неделю обе супруги Стендери просили отвезти их в больницу. Там они проходят тесты на беременность. Они были положительными. Как у Глории, так и у Алекс. Эл и Джек счастливы безмерно. В тот же вечер устроили пирушку с двумя бутылочками «Тотре».
Поднялось четыре бокала с вином, и Эл произнес тост: «За детей Стендери».

Роды проходили в особняке. Роды принимал сам Эл. Первой рожала Алекс. У нее девочка. Здоровая, голубоглазая малышка ростом 52 см, весом 3 кг 100 грамм. Алекс тут же нарекла ее Сильвией, как давно мечтала. Джек был счастлив и позже вместе с Эллом открыл бутылочку шампанского.
Глория родила неделей позже. У нее тоже принимал роды Эл. И тоже родилась девочка крепкая, сильная 55 см, 4 кг 400 грамм. Ее нарекли Алисой, как мечтал Эл, а Глория ничего против не имела. В этот раз Эл накрывал Джеку стол и поил его допьяна.
Впрочем счастье обоих папаш не могло быть полным без мальчиков. Они родились через два года. Джек и Алекс назвали своего сына Гарри. Эл и Глория – Филиппом.

Прошло 4 года. Девочкам было по шесть, мальчикам – 4. И вот Эл открыл свою собственную школу, где намеревался учить деток всему подряд. На четвертом этаже где было раньше денежное хранилище. Дети приходили садились на специальные пуфики кругом вокруг Элла, а он с самым серьезным видом начинал учить их сложению и вычитанию, буквам из азбуки, произношению тех или иных слов, строению солнечной системы, или читал сказки, отрывки из серьезных произведений, статьи из различных научных журналов.
Школа открывалась каждый день в 9 утра, а заканчивала свою работу в 2 в 2: 30, когда самое время было идти обедать. Детишки мчались на школу Элла с величайшей радостью. Учится им было легко. Эл превращал каждое свое занятие в веселую и увлекательную игру. Игру, где веселились они и веселился он сам. Однако каждый из них осознавал, что учеба – это серьезно и полученные знания в головах оседали.
Джек, Алекс и Глория, видя неподдельную радость детишек, тоже пришли на школу и не пожалели о потраченном времени. Особенно это зацепило Джека. Он был еще на 7-8 занятиях школы и всегда в хорошем настроении, принимал горячее участие в обсуждениях, смело высказывался или даже заменял Элла, когда тот его просил.
Алекс и Глория – совсем другое дело. Они больше не приходили, но за всем живо следили и обсуждали. Попросту говоря, чесали языками. Крыша дома стала их любимым местом. Там за бутылочкой – другой и за пустыми женскими разговорами они могли провести почти весь день. Глории не нравилась школа Элла о чем она с удовольствием делилась с Алекс:
- Кого он собирается сделать из наших детей? Будущих героев? Космических бродяг? Чтоб они как сумасшедшие бороздили космос, нашли какую-нибудь планету и им памятники там воздвигнули потом? Алекс я не хочу такой жизни для моих детей! НЕ ХОЧУ! НИ для них ни для себя! Завтра же я поговорю с Эллом, а если не подействует, я поговорю с ним снова! Я добьюсь того, чтоб он закрыл свою школу!

Эл очень защищал свою школу. Предлагает спросить у самих детей. Глория говорила что детей в свой спор они втягивать не будут. Сама понимала, что дети будут горой стоять за школу. Понимает, что сможет добиться закрытия школы только в том случае, если будет периодически говорить с Эллом о ней. В конце - концов ему просто надоест и он сам сдастся.
Так и произошло. Через 3 года школа Элла закрылась.

Глава 7. Где разошлись их дороги.Алекс и Джек разговаривали.
Алекс:
- Дорогой мы долго жили под сенью этого замечательного дома. Но теперь настало время самим о себе позаботиться. Уйдем от Элла. Начнем самостоятельную жизнь.
Джек упирался:
- Почему нам надо уходить отсюда – мы же здесь счастливы. Дети наши счастливы. Я не хочу никуда уходить.
Алекс:
- Дорогой, я только хочу чтоб мы проявили себя в полной мере в жизни. Если потом мы поймем, что лучше вернутся – мы вернемся, даю слово. Просто мне хочется приключений. Тут же мы сидим на месте.
Джек все еще не хотел, но Алекс уговаривала его.
У них была ночь страстного секса.
И вот они (Эл, Джек, Глория и Алекс) стояли у развилки, а точнее перед воротами дома. За воротами Джека и Алекс ждет «ДиЛореан» с загруженными в него вещами и сидящими в нем детьми(почему то Гарри и Сильвии не дали возможности попрощаться с дядей).
Джек виновато смотрел на Элла и протягивал руку для последнего рукопожатия.
Он сказал:
- Ну видимо это все дружище. Раньше все как то было проще, но теперь у каждого семьи-дети. У каждого теперь свой путь!
Эл недоумевал:
- Ну почему нельзя продолжать путь вместе?! Почему?! И дети пусть здесь растут, что такого? Зачем нам расставаться?! ЗАЧЕМ?!!!
Его обнимала Алекс.
- Постарайся понять, - сказала она. – Я знаю будет больно первые дни. Но потом время сгладит все. Все пройдет – вот увидишь.
Она села к мужу в ДеЛореан и они отъехали.
- Нет, вернитесь! - кричал им вслед Эл.
- Я буду ждать вас, - говорил он глядя на закатное солнце.
К нему подошла Глория и сказала:
- Ждать бесполезно Эл. Правильно Джек сказал – у каждого из вас теперь свой путь. Пошли домой. Ты нужен своей семье.

Глава 8. Тоска, отчаянье и время, сгладившее все.Эл лежал у себя на диване. Тосковал. Пошла уже вторая неделя его разлуки с Джеком и Алекс. На 30 минут выходил, чтоб увидеться со своей семьей, запихнуть в себя какой-нибудь завтрак, обед или ужин и сказать что-нибудь типа: «Еще один бесцельный день семейства Стендери» или «Привет, привет, я еще жив, как ни странно» и снова лежал у себя в комнате.
Иногда садился за рояль. Но играл такие тоскливые мелодии, что повеситься от них хотелось.

Глория и дети были заняты своими делами. Глория не хотела даже поговорить с мужем – она думала, что Эл со всем справится сам. Дети придумывали какие-то игры сами себе, но вскоре Алиса нарушила строгий наказ мамы: «Дети не лезьте к папе. У него такой период в жизни. Но он со всем справится. Потоскует-потоскует и снова будет с нами».
Алиса пришла в комнату отца, когда тот лежал в депрессии и рассматривал потолок.
- Папочка, папа, пошли со мной, пошли, - говорила она и стаскивала Элла с дивана за руку.
Пришлось покориться. Она тянула отца через весь дом на улицу.
Вот они были на улице. День просто чудесный. Летний. Солнечный. Небо голубое. Только птицы не поют и ручьи не журчат.
- Посмотри какой день. Какое солнце. Посмотри на наше поместье, - говорила Алиса. – А ты опять тоскуешь.
- Вот-вот, - говорил Филипп, подходя к ним. – Приходи уже в чувство. Ты нужен нам папа!
- Ты нужен мне, - говорила Глория, подходя к ним. – Эл возвращайся. Я соскучилась!
- Ты это придумала? - спросил Эл.
- Твои дети это придумали, - ответила Глория. – Главной была Алиса. Уж очень ей хотелось папу из депрессии вытащить. А мы все подхватили.
- И получилось! Ведь получилось!» - воскликнул Филипп.
- Получилось, - с улыбкой согласился Эл.
Он прижал к себе обоих детей и гладил их головы.

Прошло полтора года. Эл с женой и детьми ушел из особняка и купил ферму на подобие той, что была у Джека и Алекс (только его ферма меньше и без рудников). Эл и Глория вели хозяйство, дети ходили в школу, которая примерно в часе ходьбы от их фермы.
Однажды Эл остановил вспашку поля, на котором планировал посеять овес, для того чтоб попить молока из под только что доеной коровы. Выпил молока и задумался. Одна фраза Глории вогнала его в ступор. Она сказала: «Какой же ты у меня пахарь замечательный» и добавила «Элронд». Это она сделала зря, потому что парень задумался и на весь день задумался.
Он распряг лошадь, поставил ее в конюшню, а сам сел дома и просидел так до вечера. Когда вернулась Глория он был хмурым и злым.
- Я не Элронд, я – Эл! - выкрикнул он и так ударил по столу, что Глория подпрыгнула.
- Хорошо, хорошо, Эл, как тебе будет угодно.
Эл вспоминал свое прошлое и пришел к выводу, что ушел из особняка благодаря уговорам Глории и собственной глупости. Он хотел прямо сейчас встать и идти-искать свое поместье, но Глория убедила его что нужно подождать до утра.
Она была убеждена что это всего лишь пустые пьяные бредни, утром ее муж одумается и все будет как прежде. Однако утром она Элла не нашла и не нашла никакой записки. Эл просто исчез.

Прошел один год, а он весь этот год упорно искал их особняк. И вот в один из дней когда дети играли, Глория что-то шила они все вместе исчезли со своей фермы и появились в поместье Стендери.
- Добро пожаловать в наше фамильное поместье, - сказал Эл.
Дети с радостно визжа бежали в свои комнаты, а Глория сделала вид что рада.
На самом деле она берет короткий отпуск. Через 2 дня начала проситься назад. Ей не нравится жизнь в поместье и это факт. Она хитростью выкрала амулет и загадывает желание, чтоб она, Эл и дети оказались на ферме Стендери. А позже она закапывает амулет в одном только ей ведомом уголке фермы.
А вечером они с Эллом ругались. Опять.
- Просто оставь его! Оставь его и забудь! И всю свою старую жизнь, Эл Стендери! - кричала она.
- Не могу я забыть! Не могу! Это не по мне! Я не пахарь Элронд - я космический герой Эл! И это мое поместье и я от него не откажусь! - кричал он ей в ответ.
- Нет, не твое! Ты его не заслужил! И те деньги, которые ты берешь при помощи своего колдовства – тоже не твои! Ты обыкновенный жулик! Ты украл все при помощи своих амулетов! А только те люди которые работают в поте лица, добывая свой хлеб – настоящие герои! А ты никто!
Они круто разругались в тот вечер. Так поругались, что легли спать отдельно.
А на следующее утро(очень рано) Эл стоял перед своим поместьем и соединил зеленые клеммы серебристого провода которым обмотал особняк. Поместье провалилось под землю и Эл собрав серебристый провод в кучу презрительно кинул его в Чемоданчик.
- А и провались оно! – кричит он презрительно. – Хер с ним! Раз никому не нужно, то пусть убирается вон!
Чемоданчик он однако оставил у себя. Он решил, что начнет все с нуля с Чемоданчиком с Глорией и с детьми. Только с детьми. Или на худой конец в одиночестве.
Глава 9. Последние дни Эликсикона Стендери. Впрочем, Эл и не рассчитывает все начинать в одиночестве. Скорее всего, дети будут на его стороне. Хотелось бы и Глорию (ведь он любит ее), но чтоб убедить эту женщину потребуются стальные аргументы. А скорее всего аргументов просто не будет. Либо ты со мной, либо без меня.
Он просил Глорию сесть и спокойно выслушать его. Он в течении часа говорил какая замечательная жизнь у волшебников и сколько плюсов сулит им обладание волшебными артефактами. Он настоял на том чтоб дети были вместе с ними. Когда он закончил они втроем накинулись на Глорию:
- Глория, милая пошли с нами!
- Мам, мам, делай, что тебе папа говорит!
Поднялась Глория и она была холодна:
- Я много слушала, а теперь и твоя очередь мой дорогой супруг Эл, послушать.
Она устроила очень тяжелый разговори Эллу предварительно выпроводив детей вон и повелев им идти спать. В течении следующего часа она говорила что чудес на свете нет, а если они даже и есть они ей не нужны; что ни в какое поместье она не вернется и детей своих туда не отдаст; что все – Чемоданчик и волшебные предметы – это все от лукавого и она не желает иметь с этим ничего общего.
Их вечерняя ругань закончилась вздохом Элла и словами:
- Почему ты не можешь просто верить?!

Эл в комнате сына, у его кровати:
- Филипп, сын, я не знаю, что случится, но я предчувствую большую беду. Возьми Чемоданчик и пусть он будет пока у тебя. Я знаю, ты его сохранишь – я в тебе уверен!
- Ты ведь найдешь выход, а пап? – спрашивает Филипп. – Так чтоб мы все вместе перенеслись в твой волшебный мир. Только так чтоб вместе с мамой. Ты ведь любишь ее, да?
- Я люблю маму, - спокойно ответил Эл. – Но вот найду ли я способ, чтоб мы все вместе были счастливы – не знаю. Не знаю!
- Я пошел искать способ, - сказал Эл, выходя из комнаты. И в самых дверях. – Береги Чемоданчик Филипп. Надежно береги.
- Я сберегу, - сказал Филипп.

Некоторое время Эл просто гулял по улице. Размышлял. Думал, как поступить лучше: для себя, для Глории, для детей.

В 8 вечера у Элла и Глории состоялся такой разговор:
- Глория, это твой последний шанс – выбирай, либо со мной, либо без меня.
Глория ему на это сказала:
- Нет, я никогда не смогу жить в твоем мире, поэтому даже не проси! Я остаюсь в мире обычных людей!
- Ты все сказала этой своей речью, - говорит Эл. – Сегодня наш последний день. Завтра ты проснешься уже совсем другой. И да, кстати, я забираю с собой детей. Думаю, они меня поймут. Прости но такая жизнь не для них. Ты лишаешь их лучшей доли и все из-за твоей гордыни. Дети не виноваты. Так будет лучше. Лучше для всех нас. Прости но я устал. А сейчас я буду отдыхать.

Эл сел в кресло, включил телевизор и открыл баночку пива. А меж тем Глория в соседней комнате и она соображала. И соображала очень быстро. «Сейчас он досмотрит телевизор, допьет пиво, щелкнет своим амулетом, и ты все потеряешь – станешь снова Глорией Холистер, и 12 лет брака будут заменены какой угодно историей. Глория, бедная Глория, пропала ты. Завтра ты будешь устраиваться в дешевую гостиницу Феникса и читать объявления о найме, в то время как Эл будет парить с детьми на летающих досках над миром и пускаться в новые немыслимые приключения. Не-еет, Глория, ты должна этому помешать!»
В порыве безумного отчаянья она схватила трубку телефона и набрала номер полиции: «Мой муж выпивает. Избивает меня и детей. Пожалуйста, приезжайте и заберите его. Я сижу на кухне и боюсь выйти. Пожалуйста, скорее!» А потом вдохновленная этим она набирает номер психиатрической клиники: «Мой муж Элронд Стендери воображает себя инопланетянином! Он говорит, что и я, и он, и дети должны завтра улететь в другую галактику на другую планету! Пожалуйста, помогите мне! Я сижу на кухне и никуда улетать не хочу! Дети спят в своих комнатах, а он сидит в гостиной и пьет пиво! Даже страшно подумать что будет если он опять разбушуется! Приезжайте, и заберите моего мужа, прошу вас!»

В комнату где сидит Эл вошли две группы: полицейские и врачи. Полицейские приказали ему быть спокойным и заковали его в наручники. Однако они не видели никакой агрессии. Эл лишь устало смотрел на Глорию. Полицейские и врачи тоже смотрели на Глорию.
Сама Глория стояла жутко красная. Не помог даже липовый синяк (сама себя ударила деревянной скалкой). Нужно чтоб муж буйствовал, чтоб разносил все, а он был очень спокоен. Желая его спровоцировать, Глория его представила: «Это мой муж – пахарь Элронд Стендери».
И тут он взорвался: «НЕТ!!! НЕТ!!! НЕТ!!! Я ГОВОРИЛ ТЕБЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, НЕТ!!! Я НЕ ПАХАРЬ ЭЛРОНД, Я – ЭЛ, ЭЛ, ЭЛ!!! Я НЕ ПАХАРЬ, Я – КОСМИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ!!! Я – ПРАВИТЕЛЬ ПЛАНЕТЫ ЭЛДА-ЛОКЕШКО!!! ОТПУСТИТЕ МЕНЯ – Я ДОЛЖЕН ЛЕТЕТЬ НА ЭТУ ПЛАНЕТУ!!! А ЗДЕСЬ МНЕ ПРОТИВНО, ПРОТИВНО, ПРОТИВНО!!!»
Это все было настолько внезапно, что полицейские в страхе отшатнулись. Врачи же сделали укол Эллу снотворным и потребовали снять наручники. Они сказали: «Это наш клиент, стопроцентно».
Они принесли носилки и унесли Элла. Все это произошло на глазах у детей. Глория видела на щеках Филиппа и Алисы слезы. Она была в шоке.

Элла положили в клинику Стонвиль. Он лежал в отдельной палате и был уже обрит. На единственном свидании с Глорией, он сказал ей: «Ты добилась, чего хотела, жена? Я тебя поздравляю!»
И дальше он просил свиданий только со своими детьми. Глория рыдала, оттого что ее муж не хотел ее видеть.
Врачи поставили Эллу диагноз: маниакальная шизофрения + раздутая мания величия, предупредили, что излечение будет долгое и трудное и на все про все уйдет от 3 месяцев до 3 лет.
Эл не буйствовал в клинике, поэтому смирительную рубашку сняли с него в первый же день. Он без протестов принимал лекарства и ходил на процедуры. Но не с кем из пациентов особенно не сошелся. Кроме одного по имени Джо. Он охотно слушал истории Элла: и про Джека, и про Алекс, и про то как они были полицейскими, и как были агентами ФБР, как летали в космос и как освобождали Элда-Локешко. Джо слушая эти истории всякий раз восхищался Эллом. А Глорию невзлюбил с первого раза. И узнав что она положила его в Стонвиль аж кулаки сжал. «Ну она и сука! И чего ты в ней нашел?!» - сказал Джо и получил кулаком в глаз от Элла. Элла за драку посадили в одиночку в смирительной рубашке, а его дружба с Джо закончилась.

Эл был уже второй месяц в Стонвиле. С Глорией он всегда молчалив и безразличен, зато с детьми он смеялся, стремится их рассмешить, много общался (особенно с Филиппом).
Глория его не понимала и стремится хоть как- то наладить контакт с мужем. Она приносила ему пирожки собственной выпечки, она пробовала его приласкать, умоляла его в конце- концов.
«Пожалуйста, пожалуйста, ну поговори со мной, что трудно, в самом деле?» В итоге она сдалась.
- Я, наверное, зря тебя сюда упрятала. Сейчас, я уже сожалею об этом. Прости.
- Не в этом дело, - наконец сказал ей Эл. – Дело в том, что мы разные. Ты и я. Мы очень разные. Но я люблю тебя и поэтому мне больно. Но не так больно как было вначале. Скоро вообще мои боли кончатся, чему я рад если честно.
Глория так и не успела понять смысл его последних слов, а свидание между тем кончалось.
- Филипп, сын, я как Хранитель Чемоданчика, объявляю тебя своим преемником, - сказал Эл в следующее посещение сына и совершает несколько манипуляций с его ладонью. – Теперь помни, он откроется для тебя и откроется в тот момент когда ты будешь нуждаться в нем особенно остро.
- А ты папа? Что будет с тобой?
- Я скоро уйду, - с улыбкой сказал Эл. – Я должен уйти, так надо.

Он угасал за 5 дней. И даже дети не могут поднять его с пастели. На 4-тый день он только дышит, как насос. На 5-тый день Глория обняла холодный труп своего мужа и рыдала: «Почему?! О Господи, ПОЧЕМУ?!!!!!!»
Эпилог
Тело Элла Стендери исчезло из морга Стонвиля на 9-тый день. Глория за это не волновалась. Она что-то помнила о том что тела Хранителей испаряются после смерти – Эл говорил ей об этом. У нее другие проблемы. Надо перебираться в большой город, так как она не может тянуть на себе ферму. Ферма продана очень быстро и Глория вместе с детьми перебирается в Сан-Диего. Но и там ее жизнь тяжела и полна трудностей.
У Алекс с Джеком история ничуть не лучше. В скором времени им на хвост сел мафиозный клан и преследовал их по всей стране и все потому что Джек спьяну сболтнул о своем волшебном амулете. Вскоре Джек умер, а Алекс и Сильвия вынуждены были вести нищенскую жизнь в Нью-Йорке. Впрочем это уже совсем другая история.

На планете Элда-Локешко(бывшей планете монстров) в честь 4х героев Стендери воздвигли памятники. Их очень много по всей планете. Эл, Джек, Алекс и Макс. По одиночке, или все вместе – смотрят на четыре стороны света. Один из них стоит возле университета. Возле него часто собирается множество Элда-локеанцев. Возле него любят стоять Бархет с Наоллой и вспоминать как эта четверка изменила ВСЕ на их планете. Возле него любит стоять Агула. Обычно это происходит после занятий, когда она возвращается домой. Смотрит в каменные лица героев и вновь и вновь стремится постичь значение этих четырех личностей. Галя любит подолгу стоять у памятника. Особенно возле Макса. Смотрит на него и повторяет: «Возвращайся! Возвращайся! Я жду!»
На планете Элда-Локешко мир и порядок, красота и гармония, но если зло воскреснет, существует поверье, герои Стендери тоже воскреснут.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Ключевые слова: фантастика, Стендери, магия, приключения,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 07.05.2018 в 07:40






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1