Крила. Глава 61


01.08.2016. Новость про хор Аллы- мы ее близкие, пусть она лучше будет с нами, среди тех людей, которые ее действительно ценят. Понятно, что для человека радость творчества, но, если это такой фриковый и проблемный хор, где сталкиваются амбиции, честолюбие и понты, и если в кадровой политике относятся с таким хамством, пренебрежением и унижением людей, и невозможно преступить через гордыню и самолюбие. Кому нужен мазохизм этого хора? Бросить все, посвятить время своим близким и родным, своей семье, это наказание за то, что человек ищет себя и себе утешение вне семьи, «где-то там», в отпусках, в путешествиях, в хорах, тогда как должен уделять внимание своим близким, и это и есть, да, несомненно, радость творчества она присутствует, и человек чувствует полноценность, когда он творит, и его ценности разделяют другие люди. Но, в то же время, ему трудно отказаться от этого и сосредоточиться на плите и кухне, или на своих, потому что все время идет понимание восприятия, что близкие рядом, и они будут всегда, и никуда не денутся. Это самая досадная оплошность, когда будущее рисует нам радужные картины, и мы не ценим того, что есть рядом, и тех, кто тебя окружает. Именно они и недополучат той толики внимания, которая может их насытить и спасти. Поэтому и каждого человека Бог посылает другому человеку, чтобы его спасти. Спасти одного человека через другого человека это «касса взаимопомощи», это касса взаимоспасения, чтобы увидели силу и величие всемогущего Бога, чтобы мы поняли и приняли, что он посылает нам недвусмысленные сигналы, чтобы мы прониклись, испытали все и поняли никчемность нашей тщеты и существования, обращенного в себя, ради удовлетворения своих подпитываемых прихотей и тщетного утоления амбиций.

03.08.2016. Я понял, в чем Сын копирует мой путь, что у него со мной совпадает. Во-первых, он живет, также, как и я, на съемных хатах, лето проводит на даче, что, по сути, в селе, и в «доме матери», в котором отец –приймак. Потом, у него была прабабушка, когда он родился, также, как и у меня -Баба Сева, только у него это была Бабушка. Потом мама по специальности владеет иностранными языками. Сейчас живет, почти в том же районе, что и я в детстве. Во многом он меня копирует, по части занятий, и в поведении, что всем тоже занимается и увлекается. «Занятой малыш», во всех отношениях. Судя по вниманию ко мне старших, все во время моего детства мной все занимались тоже, все кому ни лень, но так чтобы всем перепоручали без разбора, такого не было, чтобы я рос «сыном полка». Также, как и я, рано стал путешествовать- совершил рано первый полет в самолете, активно перемещался в пространстве в детстве. Так, Сын почти в три месяца уже ехал на поезде, и возраста в один год с небольшим уже летал на самолете. Многие вещи у меня с ним схожи- потому что «яблоко от яблони…».

Сын, как и я, младший из двоюродных братьев. Также и я родился после Сестрицы и Брата Алика, и в моей семье наше общение строилось через них, поскольку Бабушка и Баба Варя общались теснее между собой, как родные сестры. Брата Алика я почти не видел, очень редко, но Сестрица постоянно про него говорила, не умолкая, и все время представляла как какое-то недоумение, как я про него мало знаю, ведь она общалась много интенсивнее моего. Общение с Сестрицей, также как и Мамы с Тетей Аллой сложилось исторически, поскольку Бабушка и баба Варя были более близки среди сестер. По этой причине Брат и Артур ближе общаются, как братья, несмотря на то, что Артур приходится ему племянником, как в свое время Сибиряк и мой отец- когда они сидели в школе за одной партой в классе.

Вчера до 1.15 ночи я печатал и исправлял текст. Потом Мама, по моей просьбе, рассказала еще историю для дополнения уже написанного. Все моя писанина -интер –гипертекст, где из всех собранных описаний формируется сплошное и непрерывное полотно текста, без начала, конца и края, которое кочует из одной записной книжки в другую, «оседает в цифре» во время перепечатки. После того, как я отошел от писанины на отдельных листках, творчество и созидательный труд не стало более- менее упорядоченным. Я престал нуждаться в том, что мне было нужно для письма. Но использую все подручные средства, что в пределах доступности- то комп, то записная книжка, то выпрошенные листы или клочки бумаги, чтобы не утерять мысль. Но стало ли мое творчество от этого хаоса и бессистемности в разрозненности менее продуктивным и ярким? Я рассматривал свои дневники, и видел, как заботливо и старательно отображал каждый увиденный сон, желая себе другой, притягивающей меня реальности, и как куцо, скучно и блекло при этом описана действительность. В резком диссонансе. Как будто сон мой куда более интересней, сочней и ярче самой жизни. Творчество давало мне уникальную возможность вести параллельную реальность, с увлекательными сюжетами и поворотными линиями. Но мне мало чего удавалось воссоздать по мере пробуждения – нити сна уходили. Мое творчество составляет компиляцию из написанного в разное время, потому что приходиться возвращаться к одним и тем же мыслям, развивая их и дополняя новым опытом, знаниями и ощущениями- все что паззл складывается – а начало ты берешь в своем прошлом и видишь его постоянное продолжение и отражение в своем настоящем. Иммерсивность трех времен в континиуме моей писанины.

Интересным было то, что мама вспомнила про город, где проездом была Баба Сева. Из этого я вывел, что, будучи в нем в 2001 году, всего через 4 года после смерти Бабы Севы, я невольно, сам не придавая этому никакого значения, отдал дань ее памяти этому городу- ее впечатлениям и памяти о нем, что он для нее значил. Или ей было здесь хорошо, она была любима, или она встретила удивительных людей, которые отнеслись к ней по-человечески, с теплотой и вниманием, что у нее остались незабываемые воспоминания о ней самой в пору молодости и ее поездке. Мы всегда ходим одними и теми же маршрутами. Была ли Бабушка в городе, где я был по распределению? Несомненно, Дед был в Ереване, открывая счет в Сбербанке во время военной службы. Как дань памяти тем местам, где нам было хорошо, или что-то особое приключилось и запомнилось. Там, где мы были юны, беспечны, молоды, красивы, полны сил и бодрости духа. Так и здесь, она помнила город, потому что там было для нее что-то важное и значимое, что отчётливо запечатлелось, чем она его выделяла особенно. Несомненно, именно так, у Бабы Севы был город, который отчетливо врезался в память. Эти удивительные мои открытия. Истории, рассказанные мамой, дополняют уже начатый мной труд. Мне кажется, что с приездом в Грузию (все мои описания «Крила» и «Zoom» сводятся в одну точку, к одному знаменателю, как обоюдоострый меч обретает свой конец. Оба самостоятельных, но взаимообусловленных произведения сливаются, как Арагва и Кура. «Zoom» и «Крила» сливаются в одну точку - в «Мариам» (самостоятельное произведение, публикацию которого начну после «Крила»). В «Крила» я раскрываю природу семьи, а в «Zoom» природу дружбы –как двулогии, пилотно начатой в «Явлении друга», писать о котором начинал про закадычных и старинных друзей детства, связь с которыми оборвалась. Я повествую о них в их диалектическом единстве в своих сочинениях, где полно «крупных планов». Дневнику нужно художественное оформление, с анализом ситуаций, выводами, закономерностями, чтобы подчеркивать кальки и оси повторений, из чего была бы ясна и понятна эволюция дневников в нечто более емкое и сложное- не летопись, не хронограф, а именно облечение в форму непрерывного диалога с самим собой. Той науки, в которой каждый день преподносит урок, за который идет переоценка и проверка «домашнего задания». Какое-то новшество уже имело место в рассказанном содержании предыдущих серий, где все было «понятно и раньше», где ты перескакиваешь, пытаясь рассмотреть ситуации под разными углами участника и сказителя. Ты растешь в оценках, углубляешься, проходишь неизбежные ступени роста, движения, вместе с этим эволюционирует и твое творчество, но тебе тоже нужно выбрать идеальный момент, выверенный и безупречный для его презентации. Ты все пишешь и пишешь, а оно не готовое, его ещё нужно поработать над ним, как следует. Произведение воспринимается, как некий шанс, некая новая и в чем-то даже призрачная надежда заявить о себе после долгого молчания. Состояться, как автору. Отдать этот долг памяти, местам и людям. Показать, что все 9 месяцев писанины, как и все предшествующее время, не было потрачено зря, отпустить эту ситуацию, сработать с этой писаниной, как со своим стартовым капиталом после прокрастинации. Тогда это были просто «упражнения в изящной словесности» и «литературные опыты». Тебе был нужен эфир, тебе нужно не просто озвучивать мысли, а делать это вдумчиво и серьёзно. Просто писать, бесцельно, без расчета на публикации, как хобби и само-терапия это просто заполнение пустот времени, это одно дело. А осознанное творчество, аккумулирование опыта многих поколений, сбор историй, как сказитель, совмещая в одно целое, формируя готовый коммерческий продукт для внешнего употребления, за пределами семьи- это другое. Разница целей, а «продукт» один- если речь идет о его конструкции, направленной на реализацию, а не для внутреннего пользования и употребления. Внешнее употребление, в том, что ты выносишь сор из избы, это ажиотаж, культурная провокация. Все, что будет замыливать твою естественность и первозданность. То, в чем ты уже не будешь себя узнавать, но максимум, кем бы ты хотел себя представить. Цель -постижение загадок, формулирование своих мыслей, где путем жизненного опыта и многократных обобщений ты ведешь рассказ от первого лица, рассказывая одновременно обо всех, рассчитывая, что произведение насытит тебя и освободит для других произведений, что оно позволит уже тебе состояться, как автору, после долгого молчания, ради чего и употребил весь этот твой труд, что ты славно поработал, эволюционировал, как автор, кардинально переработал собственное творчество и дневники, с чем раньше сталкивался еще в 2011, и по сравнению с тем, что писал в дневниках в 1997-1998 годах, заметен сильный прогресс. Я давно родился. Я родился еще раньше, чем физически появился на свет. Я жил в крови моих родителей и предков- я проживаю не свою жизнь- я продолжаю жить, проживать жизни тех, кто ушли. Они все рядом- отдают свою силу, переливая в меня свою веру, помощь, невысказанное. Я несу этот зажженный фитиль и факел, этот Вечный огонь, Прометеев огонь, эстафетную палочку и связывающую воедино непрерывную нить и цепь колен и родов.

Для всех понимающих, что конфликт в семье это незаживающая рана. Те, кто хоть сказал свое более менее внятное «му» по украинской проблематике должны четко понимать, что построение любого порядка возможно только ценой украинской крови и украинских жизней, как на топливе. Все призывы для материализации и претворения в жизнь любых идей и сценариев чреваты новыми жертвами и осложнениями- жертвовать собой, своими близкими, не готовы, а дольше смущать честной народ готовы политики, журналисты, грантоеды и псевдо-аналитики, отрабатывающие политическую «заказуху», которые готовы «идти на все». Все люди-марионетки, прикормленные с рук, насытят свою алчную утробу. Зачем нужен порядок, построенный на таком бешеном количестве лжи, горя, бед, лишений, пролитой крови. Все хотят с аристократической гримасой, с шейным платком на шее, в лайковых перчатках, цинично рассуждать о неизбежности и допустимых жертвах войны и возможных потерях. Это беспринципное занятие. Кто причисляет себя к акторам и действующим лицом событий современности. «Софт пауер» более вероломная и предательская политика, по своей сути, потому что это такой же инструмент умерщвления людей другими методами, не менее хищными и циничными, зверскими и ужасными. Тихое умерщвление без пуль, огнеметов и химического оружия. Программы, убивающие бесшумно. Люди ломаются от окон ПВХ, экологии, продуктов питания, от отрав в товарах массового потребления. Произвольное лишение гражданских прав абсолютно любого человека по усмотрению, лишение гражданских прав как раньше «прав состояния» в ходе «охоты на ведьм». Тотальный контроль -калька эфемерной свободы, где все построено на запретах, лишения и ограничениях. Слишком большой кровью дается вся эта наука. Пока собирал свидетельства и очерки, пошел новый накат, разобрался еще со сложной системой мотивации, где кто-то за деньги, щедрые посулы, кто-то за идеи, и никого не осталось. Идеи оказались дутыми фальшивками, моральные ориентиры и установки не выдержали первой спорной аргументации и проверки испытаниями. Пишут наделенные желанием что-то изменить и самому преобразиться. Ответственность на том, кто пишет, по любому что-то должен знать, или, по крайней мере, быть тем рупором, через который сливают инфу или легализуют утечку информации в их раскрученное издание, к которому есть доверие, как к ресурсу и источнику, которому доверяют, где могут выговориться анонимы, пожелавшие остаться неизвестными, или те, на ком печать молчания, которые дали свои обеты или по должности не положено распространяться и строго-настрого велено крепко язык держать за зубами. Как говорил Шевченко: «Свою Украину любить» вкладывая в то, что каждому интересна только его Украина, которую он видел и знал, которая не устраивала, но, в то же время была лучше, чем то, что творится сейчас. Искренне веря, что каждый найдет для себя решения. Целевая аудитория это те, кому я интересен, моя семья, наш круг общения, близкие люди и родственники, страна, все интересующиеся тематикой Украины, так, или иначе втянутые в конфликт. Есть желание избежать ненужных последствий. Многие ищут конструктив в ситуации, и в то же время легион многочисленных тех, кто считают, что сейчас вмешиваться пока не стоит, пока не уляжется конфликт. Не самое лучшее время для того, чтобы себя проявлять. Как им объяснить, что более удачного времени не будет, им, если действовать, то нужно именно сейчас, и эффект должен быть лавинообразным. Время безнадежно упущено- но лучше поздно, чем никогда. Много времени ушло на осмысление, на оценки, на анализ. Потеря времени очень ценна и ощутима.

09.08.2016 И я не держу на Отца зла, хоть он «плохой мальчик». Я это перерос, я стал старше и взрослей, победил свои комплексы, затоптал это внутри себя. Да, все бы были рады, в той или иной мере, что я одолел, победил самого себя 22:43 в том, что я позвонил Отцу при Жене со словами: «Татку мий ридный», и это было важно, что я вспомнил про него, когда он объявился в скайпе. Я посчитал обязательным ему написать, раз уж появился контакт, то надо пользоваться моментом, чтобы он все прочитал, переоценил, но если бы сказал, что все не так и захотел чем-то дополнить, предложить сделать это. Я загружаю персональной информацией и автобиографизмом свое творчество. Направил файл про свадьбу родителей Отцу, Брату, Жене, Тете Нине, Бабушке Лиде и дяде, всем, чтобы они вспомнили. Направил даже Тете Алле и Краву, видевших воочию крушение и других «кораблей» семей, прочувствовавших всю боль и разочарование в семейной жизни на себе, видевших скоропостижное умирание чувств, казавшихся такими невозможно яркими и настоящими, потому что хочу, чтобы все со мной разделили это внимание и радость, как что-то первозданное, как будто на их глазах свершается чудо и священный союз заключается не здесь, при них, а скрепляется на небесах. Должен быть такой человек в семье, как я, скрепа и цемент, чтобы всех скреплять, и всем делать такие открытия, подсвечивая путь и подсказывая направление. Я написал целый файл про свадьбу Отца с Мамой, направил ему и всем нашим родственникам, с той целью, чтобы их тоже «зацепило» и затронуло, «задело за живое» живая память и живучее свидетельство об этом архиважном и значимом событии, которое произошло 36 лет назад, и было важно, что я передал им мое личное восприятие, и в этом даже чуточку самого себя. И я хотел со всеми поделиться этим событием, чтобы все прочувствовали, поняли, как важно, чтобы из всех, кого затронуло это событие, они вспомнили каждый что-то, да свое, и теплота от внимания и впечатления, «сладкая патока ностальгии» вцепилась каждому в ногу, ужалила и стала саднить. Так и я не выдержал, и все же перезвонил отцу. Он сетовал и жаловался на здоровье, сказал, что обессилел, а еще его требуют в храме на все дни. Я сказал, что надо ехать на Курорт к Брату лечиться, и пусть договаривается о починке зубов, пусть на неделю отпрашивается, его подменят. Потом через скайп пробивается звонок отца Блонды и Брюн, и я с ходу ему говорю: «Я давно собирался спросить у вас разрешения прислать прочитать…», как будто «на ловца и зверь бежит», «когда ты чего-то искренне хочешь всей душой вся Вселенная тебе помогает в этом». И он мне рассказывает про службу Отца с ним в одном городе и свою судьбу. Потом я сразу звоню Отцу вдогонку и предлагаю ему ехать начинать новую жизнь, начинаю уговаривать: «Я всех подключу, только соглашайся! Предложение только сегодня и только здесь и сейчас!». И говорю: «Я даю тебе время подумать. Только если ты сам не хочешь себе помочь, то и я помочь не смогу.» на его слова: «Спасибо, что ты всегда обо мне заботишься. Все для меня делаешь, что печёшься обо мне…». «Лишь бы это имело свой толк и выхлоп» -говорю. «Я договорюсь, люди тебе помогут». Так и он обронил: «Раз уж так завязан на авиации, вся жизнь с ней связана». Я подумал, что тем самым он допускал возможность возвращения «в строй». Говорю: «Да. Все это время ты оставался невостребованным. Стране нужны такие спецы, как ты!». И тут как раз этот звонок дяди пришелся «в тему», я подумал, что есть формальный предлог с ними связаться. Я пишу Блонде, письмо отправляю дяде с файлом на вычитку, тем самым получаю карт-бланш на то, как заново восстановить те связи, которые не поддерживал после общения и встречи на море, тогда как дядя сказал, что не может дозвониться Маме. Я вижу, как ему важно это общение, что он пишет родным, с нами поддерживает связь, я вижу, как я много всего могу сделать всего за один день, чего-то починить и наладить в отношениях с родными и близкими. Я не то, что просто сижу за компом, печатаю и пишу, я по-своему формирую реальность. Тётя Нина занимается генеалогией и выступает цементом семьи- она ориентирована на прошлое, прожитое-тогда как я на настоящее и будущее. Неясыть сказала, что я проводник. Я говорю: «Я, нет, не проводник, я поводырь». И все меняется благодаря мне- меняется картина мира, даже на каком-то микроуровне. Стал писать дочери и сыну Сибиряка- так они забрали отца в Сибирь обратно. Благодаря моей писанине они обратили внимание на ситуацию. Тем самым, мое решение направить им файл, было верным, оправданным и взвешенным- несмотря на отсутствие обратной связи, они сделали, что надо. Иногда мне кажется, что постоянно действую наобум и рискованно, но вся определённость показывает, что это может многое изменить, могут поменяться условия, даже если что-то сейчас проблемно, никогда не поздно что-то исправить, важно дать людям эту информацию. Все то, что ты пронес с собой, как пламя свечи, все, что ты так трепетно и с чувством делал, все, что воссоздавал и реконструировал с таким пиететом, изяществом и чистотой, все обрело новый смысл и искомое содержание. Все, что ты вспомнил обо всех тех людях, которые тебе близки и дороги, и никого не обошел вниманием из своих друзей, с которыми был ментально близок, и именно на них должен был «потратить» этот день. День свадьбы моих родителей, как «бифуркационная точка».

Позвонил Брату: «А я с девочками сижу». «Ну да, девочки важнее брата, давай, пока!»- и положил трубку, в манере товарищ. Не то, что разыграл из себя обиженного, просто нужно показывать характер, а не быть мягкотелым малючком. Мама говорит, что у Брата взрывной и импульсивный характер. Он у нас у всех взрывной и импульсивный, просто я жду немедленной реакции, я требую к себе внимания.

Сын варил на плите компот из рябины, кидал мячик в цветы. Он играл с Тестем в метро, а Жена снимала тайком скрытой камерой с 3-го этажа дома. Я говорю: «Когда они играли в метрострой», я думал, что Тесть мысленно говорил слившему его директору: «Внук это мой реванш, я и тебя уроню, ты меня достал!». Потом вчера Сын был хулигасик, когда игрался, когда Жена сегодня ездила сдавать машину в ремонт. Сын сначала «тюкал» меня трактором, потом машинкой «тюкал» Маму, и мы ему говорили в один голос: «Не делай так!», а когда я был категоричен, и прозвучал металл в голосе, он захныкал, и я подумал, как не перегнуть палку в таком деликатном моменте для ребенка, где тоже главное иметь чувство меры, чтобы оно не утрачивалось, даже когда это интонация голоса, а не грубая мускульная сила.

Интересна такая линия общения, как бывает устроено во взаимоотношениях людей. Бабушка стучит спицами и вяжет, Тесть широко и звучно, как лев, зевает – и как в художественном полотне Чехова это многообразие звуков разных людей формирует причудливую удивительную и плотную звуковую ткань нашего времяпровождения на даче. Я вспоминаю, как зевает мой Отец, его трехтактное хрестоматийное: «ка-ка-ка».

У Артиста родилась внучка Анастасия, я сначала Жене написал, что у Артиста будет внук, а у Сына друг. Жена уточнила, что все-таки родилась внучка, когда Мама встретилась с женой Артиста, которая по четыре раза ходит купаться в озеро, несмотря на то, что мы с Женой купальный сезон закрыли прошлый раз, потому что резко ухудшилась погода. Она упала Маме на уши, сказала: «Как зовут твоего внука? Вот будет жених!». Я рад, что его сразу бабушка определила в женихи, и я думаю, что это хитрый план по расширению участков, и так должен быть реализован план слияния и поглощения одного за другим участков, включая тот заброшенный участок в лесу, где сжигают мусор.

Новости сыпят. Дочке Нос 20-го будет почти месяц, и она приглашал к себе. Я думаю, мне будет «рвать башню» от этих событий, что у друзей рождаются дети, и это также, как гиперссылки, что с Неясыть познакомился в поезде, и здесь внучка Артиста тоже Настя, в чем-то сразу уже после своего рождения назначенная Сыну, равно как и родившаяся дочь коллеги, которую я тоже ему прочил. И у меня в детстве были намеченные девушки - Блонда и Крестная сестра, с которыми у меня как-то «не срослось», может, просто потому что я не был к этому до конца готов, и может в чем-то недостаточно старался, как-то обозначить свою зону интереса. Они ведь могли быть моими, такие же, как и я, равные мне «под стать» и «в пору» по возрасту, и во всем остальном совпадающие со мной, кому были назначены родителями, насколько это имеет свой смысл и вес- когда общаются те, кто не принимает окончательного решения. Вот вы сами на себе и женитесь, если вам так неймется. Мы все решим за себя сами, без советчиков найдем себе попутчиков по жизни.

Погрузившись в само озеро, я отметил, что никогда прежде не было такой хорошей воды, или именно ее состояние было таким комфортным, или мои мышцы и сам организм был в тонусе. Это была самая «оптимальная тема», температура воды и ее тепло, разлитое вокруг, было редким, его нужно было ловить, как и магию тепла общения с Неясыть, которую я должен был уловить своими рецепторами.

10.08.2016 по поводу Брата я подумал, что если он позвонит, то тоже на него обрушусь и накинусь со словами: «Почему близкие люди могут быть так далеки? Ты совсем, как Отец. Свадьба родителей для тебя ничего не значит?» -указать ему, что он допускает такие же ошибки, как и я, только мне было 14, а не 24, когда я не общался с Дедом и Бабой Севой. Конечно же, с телками куда интересней. С теми, которые у тебя промелькнут только в жизни лучиком, а ты останешься один, и от тебя отвернутся самые близкие, потому что ты бегал «не за тем», обращал внимание не на тех, не общался с тем, с кем должен был, верный сыновьему и братскому долгу. Просто если я понял эти вещи поздно, несвоевременно, то ты никогда их вообще не поймешь. Тебе никогда даже этого никто не объяснит и не расскажет. Ты можешь почувствовать и понять это слишком поздно, потому что ты ослеплён желаниями и запахом звезды, который все тебе заволакивает вокруг.

Брат пообещал завтра пойти к Отцу, и с ним проговорить и обсудить варианты его переезда, с тем, чтобы убедить его, что предстоит не тяжелый физический труд на открытом воздухе, который ему будет позволителен в плане того, чтобы само реализоваться в тепле, комфорте и уюте. Город такой же по темпу жизни, все бытовые и финансовые жилищные вопросы будут решены, тем более его в Облцентре никто не держит, когда даже Сибиряк разуверился и уехал, тем более, твое время пришло- когда ты по специализации и образованию востребован, и раз семьи нет, тебе здесь будет легче приспособиться на новом месте. Новый старт, новый импульс, пусть он не плачет, что упадок сил и нет совсем. Вот Тестю 78 лет, и он держится, борется, не кажется, что такой на 18 лет младше и постоянно ноет, жалуется на жизнь, чуть что, начинает скулить, как собака, которая ищет, где вылить мочу, как поет «Чиж и компания».

Жена сказала, что Сын наелся яблок, 2 раза ходил на горшок, ездит на машинке по пустому гаражу. Дед уехал, а Жена отвезла машину в ремонт. Еще Мама говорит, Сын что-то готовил у забора. Я сказал Маме, что главное ее достижение сыновья и внук, и надо фиксироваться и видеть плюсы во всем, а не минусы. С Сыном поговорил, когда он сразу: «Дидя, папий», я сказал: «Сыночек, у тебя большой прогресс! Ты сидел на горшке, это хорошо. Ты растешь!». (Когда ты маленький тебя хвалят за все, что ты делаешь- за то, что поел, поспал, сходил на прогулку. Ты доставляешь радость и бесконечные минуты блаженства родителям одним фактом того, что у них есть такое богатство, как ты). И он мне увлечено стал говорить на своем детском языке, а Жена сказала, что у него лицо такое сразу во время разговора становится «эей», такой увлечённый ребёнок, оживляется.

Мама через Жену спросила: «Тёте Нине не звонил?». Я думаю, ведь именно так и есть, как Тесть преображается, когда с кем-то говорит по телефону, сидя на подиуме. Сразу выпрямляется в осанке, сутулость, как рукой сняло, становится деловым, бодряком, виден порох в пороховницах и выправка. Я наблюдал, как он Маме прикрикнул: «Громче, громче говори»- как начальствующее лицо, со своими директорскими привычками. Диктатура деда.

Когда я вчера позвонил Брату, он деловито и грубо сказал, как отрезал ломоть: «Пока не забыл, позвоню Краву, хоть водки с ним выпью.» Сказал, что бросил курить.

11.08.2016 Не важно, под каким флагом ходят «записные патриоты», если они любят Родину и защищают ее. Важны твои поступки и реальные дела, а не как ты себя позиционируешь, или что говоришь и какова сила твоих намерений. Верь не словам, а делам. Дела не всегда производны от слов, и в какой-то мере позиция может быть опосредована флагом или символом, как маркером, когда люди только продолжают обозначенное кем-то направление. Когда в выводах пляшут от того, «откуда растут ноги» и ищут конечного бенефициара, тоже грешат на правду. Люди искренне могут заблуждаться, быть использованы и обмануты.

Важно, что соображения по поводу взрослой жизни у моей попутчицы, взгляды и область внимания, были насколько приподняты наверх и «притянуты за уши» в суровой текущей реальности, столь злободневны и актуальны, что не ожидаешь такого внимания от ребенка, думая, чем он «живет и дышит». Если ее воспринимать, как большого ребёнка, то ее страхи и фобии понятны от неизвестности за будущее, беспокойства за себя. Будущая жена боится, как примут ее близкие мужа, что ее будут бить, раз даже у них в семье так заведено и принято. Она, как дух, молодой солдат или будущий призывник, опасается насилия и казарменного хулиганства, и это вполне естественное и объяснимое явление, это издержки роста, боязнь чего-то нового. А я все ей рассказал про Молдавию и молдаван, и что у меня с ними ассоциировано, все, что знал, тогда как ее беспокоили более практичные вещи, чем набор известных мне фактов.

Просто многие люди ведут себя, как пришельцы, само-идентифицируют себя, как мутантов. Те, которым не довелось родиться в приемлемом, желанном им теле определённого пола. Люди, считающие себя погруженными в матрицу, где с ними происходят какие-то непредвиденные случайности, некоторые настолько реликтовые, что выглядят на теле земли, как анахронизмы и атавизмы. Многие побирающиеся, готовые вгрызаться за рубль рвачи. Совершено разный и пёстрый искрящийся мир, в котором насыпано много таких людей, как проса и гороха. Все разные, составляют картину этого богатого лоскутного мозаичного корпускулярного мира, в котором ты сам есть звонкое звено этой цепи. И ты пытаешься с этим справиться, стараешься «держать строй» и цепь в атаке, чтобы не допустить прорыва. То, что я русский, никак не отнимает меня у украинства, потому что украинцем ты хочешь быть, когда хочешь быть исключительным, особенным русским, просто есть не точность перевода- переводишь как «кайнд оф рашн» «сорт русских» также как и «алиен» это и пришелец, чужой и чужак, странгер это и разные смыслы, смысловые оттенки. Это я такой неуступчивый, резкий импульсивный, темпераментный и жёсткий без удержу и компромисса, потому что юрист. Но в тоже время, когда переговорщик, то мягкий, гибкий и уступчивый, готовый к компромиссу, двигаться дальше, строить диалог, находить общие точки соприкосновения, стараясь без зазрения совести быть опытным и выдержанным. В тех переговорах я несколько раз терял терпение. Я успокаивал себя, говорил, что «не угаснет надежда», успокаивал себя, что медиаторы так себя не ведут, видя, как ведутся бесперспективные переговоры и как мы, медленно, но верно, упорствуя по заданной ими колее, дружно заходим в тупик. Много раз я по всем индикаторам вербальных сигналов чувствовал провальность и бесперспективность наших диалогов, на что уходит куча нашего времени, которое мы тратим попусту, на чепуху, маловажные вещи. Глядя на то, какие люди сложные, а красноречие и дар убеждения на них совсем не действуют, и не работают, успокаивая себя, я говорил себе: «Неужели и я сам себя слышу, и именно я потерял терпение? Я, который должен сохранять спокойствие и излучать самообладание, опущу руки и стану заниматься чем-то другим, тогда как я должен довести дело до конца!». Про меня Отец говорит, что я терпелив, даже долготерпелив, а значит, я выдержу, как бы не бесила, стрессовала и нервировала меня окружающая обстановка, и как бы я не был отрицательно заряжен, потому что скатываются в полемику, начиная «распушивать перья», пытаясь подавить собеседника и доминировать. И никакого прогресса и возможности с ними управиться и договориться не происходит, так ослепляет их желание достичь своих целей, что мешает им «продешевить», пойти на обоюдные уступки, компромисса и путей примирения.

13.10.2016. Мое воображение сильно заняла переписка в чате, и все, что сопряжено с нашим внутрисемейным общением. И я подумал вчера, уже сводив «Крила», и продолжил думать над этим сегодня утром, когда собирался на работу и долго гладил рубашки, добавив в чат племянника, о том, что нужно всех сплотить, чтобы все были монолитом, единой командой, а чем будут заниматься, это уже дело другое, десятое. Сначала общение, потом уже принципиальная готовность идти на выручку и достигать поставленных целей. Общение это побочная цель, само по себе оно ценно, но не приоритетно, несет укрепляющую цель. Взаимное общение нас обогащает. Мы как-то развивались, каждый, как мог, все эти 35 лет или поменьше. Прошло много времени, но теперь мы должны показать себя уже не как дети, «дети уже давно выросли», а как зрелые и состоявшиеся люди, что мы можем дальше «расти вместе». Нас разъединяет политика, разные взгляды и видение ситуации, нам трудно экономически, просто тяжело жить. Большинство известных мне семей по разные стороны границы в Украине и России вообще не общаются друг с другом, не поддерживают отношения. Речь идет не о разрыве семейного теста или рассохшихся культурных связях из-за напряжённой ситуации, а в банальном недопонимании, с которым связан дефицит внимания у каждого из нас друг к другу. А отсутствие информации, этот информационный голод, который из-за пробелов в знаниях замещается фантазиями, какой-то неразберихой и шелухой. Чтобы знать друг друга лучше и быть информированными, что у кого случилось, нам нужно быть вместе, хотя бы виртуально. С этого и начинается общение, обмен новостями, шутками, приколами, фотками- а потом уже знаниями, советами и опытом. Общение это то, с чего все начинается. Как в Библии: «Сначала было слово». И сейчас также слова или чат это «цемент» или «клей» семьи- с которого начинается наше общение и дан старт нашим отношениям. То, что мы общаемся, это уже «в плюс». Раньше говорили «год брата не видел», «давно не видел». Теперь есть возможность постоянно находиться в доступе, в режиме онлайн, мгновенно узнавать реакции на новости, откликаться на события. Повысилась скорость принятия решений и личная мобильность. От этого мы становимся дружнее и ближе. Кто знает, почему родители не дали нам этого, и не научили нас базовым ценностям и элементарным вещам? Мы заново собрали большую семью. Троюродные братья и многие другие почувствуют ее ценность, именно почувствуют «дружное плечо», «чувство локтя», а может быть даже «дружественный пендаль», если это потребуется и пойдет нам во благо. Потому что дальше, как никак экономическая ситуация будет ухудшаться, кто тогда придет на помощь, когда будет беда? Государство не выполняет свои роли, ни охранительную, ни социальную. Спасет семья, выручит семья. Не чужие люди, не соседи, не хорошие знакомые, не те друзья детства или лучшие друзья, которых вы называете братьями, когда у вас куча своих братьев, которых вы не то, что «до конца», вы их вообще не знаете- чем живут, чем дышат, что у них на уме, какие вкусы, какие ценности, даже не знаете по именам, где живут, дни рождения или как зовут их жен и детей. Поэтому вначале дан старт нами самими, без родительских подсказок наших «старших». Мы, дети и внуки, взяли инициативу на себя, когда нас не приучили к общению с семьями сами родители. У них были другие интересы? Стоп! Потому взяли и стали общаться –потому что в этом был пробел и досадное упущение. Я только проявил инициативу. Я сделал первый шаг, потому что по электронке отвечают долго и медленно, а здесь имеет роль оперативность и скорость прохождения информации. Ценность инфы в ее актуальности- проще так связаться. Так дешевле, удобнее и быстрее- все же пользуются мессенджерами. Если ты общаешься со своими однополчанами, сокурсниками, одноклассниками или коллегами по работе, в сфере профессиональной деятельности, то почему ты не общаешься со своей собственной семьёй, и пренебрег ей, тогда как должен был думать о ней и обращаться к ней, в первую очередь? Каждый из нас, как планета, как неопознанная Вселенная. Кто-то с юмором, кому-то охота уже распределять роли, кому-то поучать и наставничать. Ценность в том, что мы собрались. Это здорово, что мы можем противодействовать раздору и распрям. Государство и политики разъединяют, а мы заново собираем и реинтегрируем. Мы на своем уровне противодействуем работе по разделению народа. Наша география присутствия ширится. Мы осознаем свою ассоциированность с семьей, и свою национальную принадлежность, как социокультурный маркер, мы идентифицируем, позиционируем и обозначаем себя как семья. Поэтому мы шире, чем государственные границы. И я хочу подчеркнуть, что мы не только одна семья, но мы и единомышленники. То, что раньше ограничивалось пределами одной крыши, двора, как общего хозяйства (однодворцы), или даже, может, хутора и улицы, или понятие семья заключалось в принадлежности к одной фамилии и ведении совместного общего хозяйства, то теперь оно стало еще шире -это реинтеграции и социализация заново. Это общее понимание, это консолидация, это взаимовыручка и взаимопомощь, это общие сферы интересов и приложения усилий. Куча частностей, которые можно развивать. Вначале была только идея, она стала воплощаться на наших глазах. Мы были деревья или листы, оторванные от веток и корней, а теперь стали колоситься, и раньше такого не было, жили, копошились, каждый сам по себе, волчком. И так ничего не знали друг о друге. Зато сейчас общаемся и это уже хорошо –начало положено. Такое ощущение, как будто отчасти с анонимным собеседником в чате, с каждым, и главное, что теперь, спустя много лет, когда ты не знал, и не видел в глаза своей родни, а многие познакомились и узнали друг друга именно здесь, приятным стало пожелание друг другу каждое утро, как ритуал, как добрая традиция, что все разделенные расстояниями, все объединились снова, чтобы желать друг другу «доброго утра». Это здорово. Это замечательно. Нет ощущения семьи, которая бесит, потому что воспринимаешь ее, как набор случайных людей, внесенных в телефонной книжке, не какая-то аномалия, генератор случайного выбора сработал, а именно люди близкие, не только по крови, но и по духу. Повысилась уверенность, что у тебя есть поддержка, укрепилась и самооценка- что ты не один, не брошен, о тебе знают. Я сделал только первый шаг, но этот путь пройдем мы все вместе.

14.10.2016. Вопрос в том, что странно за последнее время со всех сторон- в чате, в медиа, и на бытовом уровне идет искажение украинской действительности до карикатурного примитивного и пещерного образа- по которому можно испытывать только брезгливое и пренебрежительное отношение ко всему, что так или иначе связано с Украиной- это все новости и приколы, анекдоты. Типа «хохлы» все недалекие. Такая оценка передается на весь украинской народ, что, безусловно, нас разделяет. Ошибка в том, что тем самым разрываются не только культурные, а по сути, братские связи, и мы идем путем разобщения, когда должны быть сплоченнее и дружнее. Я не зря считаю себя членом компании тех, с которыми всегда интересно и приятно общаться, которую считал клубом интеллектуалов и культурных, интеллигентных людей, у которых можно много чему научиться- но тон высказываний, которые есть, даже что явно не озвучивается, кажется, если не враждебным, но настороженным и недружелюбным. Поэтому ошибку вижу в том, что среди своих мы всегда будем искать предателей, чужих и врагов-тогда как сами должны мобилизоваться и единиться.

Сегодня 16.10.2016. Странная и непостижимая логика судьбы была в том, что каждые 13 лет кого-то били. Так было с дедом в 1977 году, потом с отцом в 1990, со мной в 2003, теперь с троюродным братом, Поэтом, в 2016. 13 лет как какой-то замкнутый круг. Я ведь помню его маленького. Мы с Пампушками ходили к ним туда, на дальний хутор села, где они жили, за греблей. Он лежал в конверте из байковых складок, маленький и розовый. А теперь этого человека нет. Мама все говорила «Поэт», а я его так и в глаза больше не видел, даже фоток с ним не видел. Один раз видел, как родился в 1988 году. Родственник. Один раз за всю жизнь видел. И досадно не только от того, что допущена несправедливость, я бы также горевал, если бы с ним произошел несчастный случай, а от осознания того, что в первый раз в семье кого-то убили. Деда били, могу понять, там наказали- людей посадили. Отца били, даже не нашли тогда. Меня били, даже дело не завели. Какие-то объяснения давал. Потом дознаватель девчонка молодая, она была своей собственной тени боялась, какие-то дела расследовать вообще невмоготу. А здесь такая ситуация дикая, что до того дошло, что человека вообще жизни лишили. В нашей семье никого не убивали. Так было в семье Сергиенко из ветви в Белоруссии, когда избили ветерана Афгана в Минске хулиганы, и это был 1997 год. Типичный случай был и когда родственника Феодосия Погорского, митрополита Уфимского и Стерлитамакского избили за то, что противодействовал официальным властям своим духовным авторитетом, и напористо продвигал и защищал права верующих. Еще на войне наши погибали, но это не в счет, когда война, это еще с какой-то оправданной логики объяснимо. Но когда просто пропадают молодые парни, которые только успели выучиться, не успели жениться, дать миру детей и что-то сделать, состояться. Это вообще как? Жаль родителей, потому что реально утешения нет. Маме сразу сказал переключить внимание его матери, забрать ее к себе, или определить в санаторий, куда-то вывезти женщину, чтобы сменить обстановку, чтобы она пережила этот стресс. Потому что сразу тогда в обморок упала. Хреново еще от того, что как молодой парень, ничего толком не успел сделать, не видел жизни самой, не привел в этот мир детей. И на нем все закончились, даже не начавшись. Обидно в упущенных шансах, в упущенных возможностях. Что мы задумываемся о семье, кого-то теряя. В семье хорошо, что в этом году прибавление- 3 девчонки. Это плюс. Но кто вернет тех, кто ушел и кого по такой причине забрали. Чувство горечи, сожаления досады. Людям бы это выдержать, пережить. Его бабушка Тетя Поля в прошлом году тоже. Ее помню вечно молодой и улыбающейся, улыбающейся так, как будто сами скулы застывают на лыбе, как замерзшие щеки от мороза, бывают подняты вверх, как заклинило от смеха или юмора. Жаль, что нет этих жизнерадостных людей- которые тебя сами заряжали и заражали этой жизнью. Думаешь, что это все после ухода Бабушки в октябре прошлого года- не успел и год пройти, как после ухода Бабушки я потерял еще своего наставника и покровителя, и еще добавился к ним Поэт. Я сразу включился что-то сделать, просто никогда не оказывался в подобной ситуации, и я просто лежал на диване, и стал соображать, кому что писать, кому звонить, потому что никогда не сталкивался с бедой, и не соображал, что организовывать. Просто сказал себе «не встану с кровати, пока не разберусь, и не напишу всем или позвоню». И я лежал на кровати, собирал инфу, заходил на сайты, писал сообщения, потом обдумывал, кому позвонить из старших товарищей, знакомым, и что попрошу и такое было потухшее состояние, когда понимал, что должен действовать, а, по сути, такое ощущение, что все было «Привет. Приехали. Человека уже нет. Ничем не поможешь. Никого не спасти. Смысл потерян.» Потом сказал себе: «Нет. Смысл не потерян. Только его нет. Главное- не потерять его близких, которые просто не выдержат потери». Потом думал, как им помочь, как поддержать, и как наказать негодяев. Что сделать так, чтобы дело не замылили, оно не затерялось. Сразу в такие ситуации мозг работает на упреждение. И еще, конечно, подумал про семью. Про то, что мы теряем людей, про которых вот так практически ничего и не знаем. Вот был человек, а теперь его и нет. Он где-то отметился, с кем-то корефанился, а мы даже про него узнали толком, когда его уже не стало. Как интерес к группе появляется после трибьюта. Когда я только стал интересоваться «Нирваной» в 1994, в школе сказали новость, что Курта Кобейна уже нет в живых. Это мерзко от того, что люди не то, что были недооценены при жизни, а то, что у нас не нашлось времени, чтобы пообщаться. Еще дурацкое ощущение старика, когда все происходит на твоих глазах. Весь жизненный цикл человека. Вот он родился, и вот его нет. И это все в твоей памяти от начала до конца. И ты, как седой ветвистый дуб, который видел каждую звезду и облачко. И ты все видел, ты все помнишь. Помнишь каждое движение и мановение ветерка. Ты старый и мудрый, ты зрелый и рослый, и все, что имело место и случалось под солнцем, ты все сам видел на свои собственные глаза, и замечал. Тысячелетний Николай из произведения Загребельного. Вампир, бессмертный Горец, который никогда не умирает, а мучится, наблюдая уход каждого, вместе с ним прощаясь с целым миром, и оставаясь наедине с беспредельной тоской и зияющей пустотой от потери. Чувство идиотское в том плане, что знать все и осознавать конечность бытия, или просто жизненного цикла больно. Видеть не как уходят старики -только конец, без начала. Не так. Старики, они пожили, уже подготовлен к мысли что уйдут. А молодые, когда ты верил, что у них все еще только впереди, они только стартонули, будут еще долго и счастливо, а тут –пшик! Йок! И все! Вот в чем досада. Все, как в ускоренной перемотке. Все, как в фильме, где за 3 часа на экране перед твоими глазами, в убыстренном ритме пробегает вся жизнь человека. поэтому стремно. Поэтому тяжело. тяжело и невыносимо грустно. Грустно от мерзости на улицах, от несправедливости, от зла, как такового. И ты понимаешь, что это отчасти и дело случая, и от всех рисков не убережешься и все это имеет место, предохраниться тяжело. Призываешь всех к бдительности и осторожности, а сам, как произойдет, не знаешь. Мы все под одним Богом ходим. И все меняется. Все меняется. Нужно научиться принимать вещи, какими они есть. Поэт, буду молить Бога, чтобы он простил твои грехи и принял на небеса твою душу!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 05.05.2018 в 23:12
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1