Тарусский «СУМРАК» Владислава Лобаева.


Тарусский «СУМРАК» Владислава Лобаева.
Тарусский «СУМРАК» Владислава Лобаева.

В маленьком русском городке Таруса на берегу Оки, в двух часах езды от Москвы, в небольшом одноэтажном здании существует удивительная компания «Царь-пушка». Даже если бы она поставила на поток изготовление тех самых царь-пушек, более удивительной она бы не стала. «Царь-пушка» известна среди профессионалов высокоточной стрельбы своими винтовками. Самыми точными в Европе. Ни больше ни меньше. Сегодня я хочу рассказать вам про частное оружейное производство Владислава Лобаева и его снайперскую винтовку СВЛК-14С (SVLK-14 S) получившую название СУМРАК, ни много не мало, претендующую на рекорд по снайперской стрельбе на сверхдальних дистанциях. Создатель дальнобойной винтовки SVLK-14S обезпечил точную снайперскую стрельбу больше чем на 3000 метров. Группу рекордсменов возглавлял снайпер Андрей Рябинский, выстрел был совершен из винтовки СВЛК-14 «Сумрак»:
« !!! Мы поставили новый мировой рекорд по снайпингу по дальности точного выстрела! 4210 м!!! Размер мишени, в которую надо было попасть, 1х1 м. Умопомрачительная дистанция! Пуля летит на такое расстояние 13 секунд. До нас этот рекорд принадлежал американцам. Для такого выстрела необходимо учесть огромное кол-во факторов: ветер, атмосферное давление, деривацию, температуру и много чего ещё, включая даже вращение Земли.
Стрелял я, корректировщики Юрий Синичкин, Евгений Титов, Владимир Гребенюк. Без этих людей я бы не справился. Работа командная, требует высочайшего уровня компетентности от каждого. И все продемонстрировали именно такой уровень! До этого наша команда подбиралась к 4170, потом к 4200. И вот 4210 окончательная дистанция! В мире единицы стрелков, которые могли бы подобраться к таким результатам хотя бы близко. 8 лет я готовился с этому выстрелу.»
Компания Lobaev Arms — это бренд, принадлежащий КБ Интегрированных Систем (КБИС) — лидеру в области производства уникальных дальнобойных и высокоточных снайперских винтовок.
Можно сказать, что в России за последние 15 лет родились новые оружейники, которые достойны старой школы тульских мастеров, мастеров Ижевска и Коврова.
Частные оружейные мастерские для нашей страны в новинку, ибо во время СССР монополия на разработку и создание огнестрельного оружия полностью принадлежала государству, и лишь после 1991 негосударственные оружейники получили возможность работать на законных основаниях.
Основатель компании Владислав Лобаев сам является спортсменом стрелком, увлекается стрельбой на дальних и сверхдальних дистанциях, поэтому как никто другой знает какими качествами должно обладать снайперское оружие.
Получить частную лицензию в России вообще никому, кроме Владислава, не удалось, как, впрочем, и ввезти в страну в частном порядке оружейный завод, пускай и небольшой. Ну а на вопрос, где можно пообщаться с обладателями его винтовок, Лобаев сразу отправил в Службу безопасности Президента. И, что еще более невероятно, в Службе, услышав фамилию Лобаева, в комментариях не отказали:
«Как правило, снайпер при выполнении задачи имеет дело с фиксированными дальностями выстрела: у него есть возможность измерить дальность, ввести поправки в прицел и в нужный момент совершить выстрел. Мы же, по сути, охотники на снайперов, и ни времени на подготовку, ни фиксированных дальностей у нас нет: мы должны поражать цели мгновенно во всем диапазоне дальностей — от минимальной и до максимальной. А вот наш противник к выстрелу готов. Поэтому мы должны уравнивать шансы как за счет более высокого уровня нашей подготовки, так и за счет более совершенной экипировки — в частности, оружия.
Одна из проблем, с которой мы столкнулись, — отсутствие удовлетворяющих нас компьютерных программ по баллистике, баллистических калькуляторов. Мы начали искать специалистов, которые могли бы написать для нас такую программу, изучать рынок, и наткнулись на баллистический калькулятор Лобаева, который уже в то время помогал рассчитывать точные выстрелы на расстояния до 3 км. Мы связались с ним и начали сотрудничать. Когда мы начали пользоваться переработанным калькулятором, то столкнулись с некоторыми проблемами: программа рассчитывает поправки для выстрела на дальность до 3 км, а наше оружие (у нас тогда были финские и английские винтовки) на такую дальность не стреляет. Точность при расчетах — сотые и тысячные доли угловой минуты (MOA), а наши винтовки имеют техническое рассеивание от половины минуты.
Собственно, с вопросом про стволы, на которые рассчитан калькулятор, мы и обратились к Лобаеву. Он, как оказалось, уже делал такие стволы для спортивных целей. Наше сотрудничество перекинулось и на оружие.
Через некоторое время мы получили винтовки, сделанные именно под наши нужды. Поначалу мы, появляясь с ними на задачах и соревнованиях, вызывали улыбку у наших коллег, экипированных иностранным оружием. Потребовалось несколько лет и несколько серий убедительных побед в профессиональных соревнованиях, чтобы улыбки прошли.
Совершенствовались и сами винтовки. Поначалу это была по большей части гражданская бенчрестовая винтовка. Сейчас это винтовка специального назначения, адаптированная к применению в особых условиях и в то же время показывающая фантастическую точность. После лобаевской винтовки брать в руки финскую или британскую даже скучно. По итогам нашего сотрудничества мы получили винтовку, соответствующую стандартам Службы безопасности Президента. А выше стандартов просто нет».
В общем, биография Владислава вызывает больше вопросов, чем биография, скажем, Штирлица. О своем прошлом Владислав рассказывает скупо: мол, увлекся стрельбой на дальние расстояния — бенчрестом, и когда стал стрелять на чемпионатах мира, уперся в проблемы с матчастью. Поехал в Америку, прошел стажировку у Спиди Гонсалеса и Клэя Спенсера, вернулся в Россию, основал компанию «Царь-пушка», получил в Федеральном агентстве по промышленности лицензию на производство нарезного оружия, купил в Америке на несколько миллионов долларов высокоточного оборудования и вот делает лучшие в Европе винтовки. Все просто. Хочется только заметить, что не каждое хобби доводит до чемпионатов мира по высокоточной стрельбе.
Лобаев о своих винтовках говорит сдержанно и вместе с тем оптимистично: «Спокойно и мощно. Вот два слова, которым я характеризую винтовки нашего производства. Заниматься производством такого оружия, откровенно скажу, непросто, но я вижу в этом свое призвание, свою нишу — именно производство дальнобойного и высокоточного стрелкового оружия».
Винтовки от Лобаева — удовольствие недешевое, хотя и безальтернативное. «Если в соревновании стреляет наша винтовка, то все остальные борются за второе место, — категорично отрезает Владислав. — С тех пор как мы начали работать, ни одного крупного соревнования ни по снайпингу, ни по бенчресту в России не выиграно не нашей винтовкой». Действительно, если взять 2008 год, в чемпионате Европы по бенчресту две золотые медали в абсолютном зачете и в классе «тяжелый варминт» взял новосибирец Игорь Жуков как раз из лобаевской винтовки.
Сейчас модельный ряд снайперских винтовок Лобаева насчитывает 7 базовых моделей (которые могут быть выполнены на заказ под различные калибры), а также ведутся разработки новых образцов сверхдальнобойных винтовок.

1.Сверхдальнобойная винтовка СВЛК-14С «Сумрак»;
2.Дальнобойная снайперская винтовка DXL-2 «Скальпель»;
3.Дальнобойная снайперская винтовка DXL-3 «Возмездие»;
4.Сверхдальнобойная снайперская винтовка DXL-4 «Севастополь»;
5.Тактическая снайперская винтовка ТСВЛ-8 «Сталинград»;
6.Тактическая снайперская винтовка ДВЛ-10 М2 «Урбана»;
7.Тактическая винтовка ДВЛ-10 «Диверсант»;

Относительно того, на что ориентированы винтовки, Владислав Лобаев говорит однозначно: «На службу государству. Мой продукт — это прежде всего меч для защиты моей страны, моей Родины. И первое, где я хотел бы видеть лучшее оружие в мире — это в России. Когда моим оружием будут вооружены подразделения специального назначения в армии, и еще в какой-то другой структуре, тогда я и буду знать, что мои разработки применяются с успехом. Помимо СВЛК-14С, которую мы готовим для установления рекорда, у нас есть проекты, которые будут стрелять еще дальше. Всей информации пока дать не могу, но комплекс, который мы разрабатываем, будет стрелять на три и пять тысяч метров соответственно. Это дистанции не для спорта и не для рекордов, это для уверенной работы снайпера по конкретным габаритам. В условиях, когда нет возможности подойти ближе, такая дистанция и снайпера обезопасит и определит успешность работы».
Теоретически, существуют всего две модели винтовок «Царь-пушки» — ОВЛ (охотничья/опытная винтовка Лобаева) и СВЛ (снайперская/специальная винтовка Лобаева).
Практически — несчетное количество, так как Лобаев делает винтовки под заказ. Оговорить можно все: длину ствола, калибр, затворную группу, ложе, шаг нарезов, компенсатор, дульный тормоз и т. д. Можно просто принести пулю, и вам сделают винтовку именно под эту пулю. Сам Владислав аббревиатуры давно не расшифровывает. Просто если на стволе написано «ОВЛ», значит, заказчик частное лицо. Если «СВЛ» — спецструктуры.
«Царь-пушка» работает только с нержавеющими сталями, а точнее — с марками 416R и 416T.
«Мы работаем только с нержавеющими сталями, и не потому, что ни с какой другой не можем, — говорит Лобаев. — Просто нержавейка обладает нужной коррозионно- и износостойкостью. С точки зрения ресурса и сохранения рабочих характеристик — на сегодняшний день идеальный материал».
В чем трудности работы с нержавейкой? Это высоколегированная сталь, она тверже традиционных ствольных сталей и требует более износостойкого инструмента.
Характеристики специальной версии СВЛК-14С едва ли не в два-три раза перекрывают характеристики всех винтовок американского и европейского производства. Для сравнения, можно взять всеми любимую и широко разрекламированную американскую винтовку М200 Intervention. Кучность американского изделия такова, что винтовка показывает кучность гораздо более 1МОА (Одна угловая минута). Винтовка Лобаева, при таких же условиях покажет кучность 0,2-0,3МОА, которая для выстрела на сверхдальнюю дистанцию может оказаться критической.
Относительно того, из чего сделана российская винтовка-рекордсмен, сам Владислав Лобаев говорит просто: «Мы уже давно ничего не импортируем. Собирается винтовка из отечественного сырья. Импортные комплектующие на 100% мы заместили нашим, отечественным производством, так что это полностью российская винтовка, ничего «оттуда» в ней нет. Сейчас мы ведем работы по производству и собственного снайперского боеприпаса в калибре .408. Хорошую пулю мы уже освоили, дело за гильзой. Я думаю, в ближайшее время мы сделаем и это» — заявил Владислав.
Используется отечественная сталь — Златоуст варит такую. 12Х13 , это одна из наиболее распространённых марок спецсатлейсталей, особенно в химическом машиностроении. И наша, и американская - обе относятся к так называемым "мартенсито-ферритным" сталям и обе применяются, как рекомендует справочник "для деталей с повышенной пластичностью, подвергающихся ударным нагрузкам; деталей, работающих в слабоагрессивных средах".
Наша сталь чуть меньше легирована марганцем и кремнием, чем её американский собрат, но зато легирована никелем немного. Поэтому, наша хотя и не так прочна как американская, но зато более коррозионностойка.
Она, как и другие стали, кристаллообразна и состоит из крошечных зерен низкоуглеродистой фазы Fe-Cr и из обогащенного марганцем сульфида. Зерна очень плотно упакованы, и выглядят под микроскопом как будто бы они срослись вместе, и имеют практически нулевую пористость. Множество сферических атомов, составляющих каждое зерно, упакованы вместе в строгой геометрической структуре, которая выстраивается на протяжении всего зерна. Из-за такого регулярного построения атомов мы называем зерна имеющими кристаллическую структуру, хотя зерна не имеют кристаллических поверхностей.
Fe-Cr фаза нержавеющей стали может формироваться в одну из трех возможных форм построения своих атомов, или кристаллических решеток. Это
1) объемно-центрированная кубическая структура (ОЦК), где основная сборная единица сферических атомов Fe и Cr представляет собой восемь атомов, лежащих в углах воображаемого куба, а девятый в его центре - такая решетка или кристаллический тип называется ′феррит′;
2) гранецентрированная кубическая структура (ГЦК), где восемь атомов лежат по углам воображаемого куба, и шесть дополнительных атомов лежат в центре каждой грани куба эта решетка названа ′аустенит′ в честь британского металлурга Робертса-Аустена; и
3) объемно-центрированная тетрагональная (ОЦТ), которая похожа на объемно-центрированный куб, за исключением того, что воображаемый куб сплюснут в прямоугольный параллелепипед - этот тип кристаллической структуры или решетки называется ′мартенситом′ в честь Прусского железнодорожного инженера и по совместительству исследователя металлов Адольфа Мартена.
Эти три кристаллических типа - феррит, аустенит и мартенсит - имеются во всех видах сталей (и не только сталей) и являются базовыми термическими и физическими свойствами стали.
F также используется для снятия напряжений после формовочных операций, таких как прогон дорна через ствол.°-1100°F (в общем, при повышении температуры отпуска мартенсита получается более мягкий, менее прочный и более упругий металл), что дает предел прочности порядка 120000-140000 psi (882-1029Мпа) при пределе упругости 100000-110000 psi (735-808,5 Мпа). Такой отпуск при 1050°-1100°F, обеспечивает предел прочности в 160000-220000 psi (1176-1617Мпа) и твердость по Роквеллу в 35-45 единиц. Ствольные стали, тем не менее, лучше делать с HRC 28-32, то есть отпускать их при температуре около 1050°-700°F) до мартенситовых зерен или фазы ОЦТ. Эта быстрая трансформация носит ′вытеснительный′ характер и происходит не из-за диффузии атомов, а из-за массивного перемещения или сдвига аустенитовой решетки ГЦК в ОЦТ.
Сталь поступает в виде шестиметровых прутков, которые нарезают на нужные куски. Изначально заготовки довольно неровные, поэтому их заказывают с припуском под проточку и на токарном станке обтачивают до идеального цилиндра нужного диаметра. Максимальная длина стволов, которую может сверлить «Царь-пушка» на своем оборудовании, — 95 см. Все оборудование для производства американское, что объясняется просто: в США несколько сотен (!) производителей высокоточных стволов и винтовок, и эта отрасль развита как нигде в мире. К тому же искусство изготовления таких винтовок Владислав постигал именно в Америке.
После того как заготовки обточены до нужного диаметра, они вставляются в двухшпиндельный сверлильный станок, на котором можно одновременно обрабатывать пару стволов. Используется специальный инструмент — сверла глубокого сверления. В «Царь-пушке» есть практически вся гамма калибров: .22, .25, .270, .234 (6 мм), 7 мм, 6,5 мм, .30 (7,62 мм), .338 (8,6 мм) и .408 (10,3 мм). 408-й калибр — гордость Лобаева. «В Европе его делаем мы единственные. Это не на слонов ходить, а для стрельбы на 2−3 км», — добавляет Владислав.
Основная проблема в данной операции — увод инструмента от оси сверления. Борются с ней выбором правильного режима обработки (скорость подачи и оборотов) и — самое главное — правильной заточкой сверла. Это вообще ключевая операция — если заточник заболеет, производство может остановиться.
Одно сверло без перезаточки, в зависимости от марки стали, выдерживает от 10 до 50 стволов. Комплект из пары сверл стоит $1500−2000, и при правильном уходе они живут практически вечно. С советских времен ходят байки, что самые лучшие стволы — первые из партии, высверленной одним сверлом. Это бред, поясняет Владислав Лобаев, так как сверление — хотя и важная, но предварительная, а не финишная обработка канала ствола.
После сверления ствол маркируется. Например, 338 — калибр, далее 323 — диаметр сверла, 330 — диаметр развертки, 3415 — дорн, 12 — шаг и 75 — технологический номер партии, по которому компания может отследить судьбу конкретного ствола. Допустим, если какой-то ствол рекордно хорошо стреляет и минимально реагирует на ветер, по маркировке можно восстановить технологию и сделать «близнеца». Из одной партии (1,5−2 т) стали получают 240−320 стволов.
Развертка — следующая, одна из самых критических операций — формирует окончательный диаметр ствола по полям. Производится она на точном токарном станке инструментом, который так и называется — развертка. Можно сказать, что это прецизионное досверливание ствола. При развертке не так критично выставление ствола, так как инструмент идет по уже высверленному каналу. Кстати, в отличие от сверл, развертки на «Царь-пушке» делают сами, что дает широкий простор для маневра.
Но и это еще не все. Следующая операция — хонингование. Под каждый ствол делается абразивный хон, который протягивается через канал, выполняя грубую полировку.
Процесс нанесения нарезов называется дорнованием. Станок представляет собой горизонтальный пресс с копиром, который задает шаг нарезов. Если проще, станок, плавно вращая, протягивает через канал ствола твердосплавный дорн очень высокой твердости (70−80 единиц по шкале твердости Роквелла; сталь для ствола, например, имеет твердость 32−34 единицы) с выступающими нарезами. Это однократная операция, которая буквально за десять секунд образует нарезы методом давления. Перед протяжкой дорна на внутренний канал ствола для уменьшения трения наносится специальная смазывающая жидкость, состав которой является профессиональной тайной каждого ствольного производителя и держится в секрете.
Под каждый калибр и шаг (плюс-минус дюйм) требуется отдельный дорн. Например, под 30-й калибр есть дорн на шаг 12 дюймов. Это значит, что на станке можно делать нарезы с шагом от 11 до 13 дюймов.
Дорн — самая дорогая позиция из всего инструмента оружейника и в зависимости от калибра стоит от $1000 до 3000. Дорн — долгожитель. Если за ним правильно ухаживать (а после каждого прохода дорн заново полируют, чтобы убрать возможные микрозадиры), то его может хватить на несколько тысяч стволов.
Плюс такой технологии образования нарезов состоит в том, что она создает поверхностное упрочение канала ствола, что в свою очередь благотворно сказывается на ресурсе и стойкости к температурным воздействиям. Минус — неизбежность внутренних напряжений, которые приходится снимать. Если не умеешь снимать напряжения, то образование нарезов методом дорнования — путь в никуда, говорит Лобаев. Это ноу-хау.
На словах все очень просто — нагревание до определенной температуры, а затем охлаждение. Температурные режимы подбираются индивидуально под разные марки сталей. Если сильно отпустить — потеряем живучесть, ствол станет более пластичным. Если же держать большую твердость — можно не отпустить напряжение, и ствол будет изгибаться после нескольких выстрелов под воздействием температур, напоминая стволы, сделанные по технологии ротационной ковки.
Нарезка в «Царь-пушке» самый быстрый процесс — всего десять секунд. Сверление, например, занимает час — час двадцать, а развертывание — минут тридцать.
После нарезания почти готовые стволы устанавливаются вертикально и отправляются в вакуумную печь. Принцип отпуска прост — сначала стволы плавно нагреваются до определенной температуры, выдерживаются при ней, а потом плавно остывают, и все это происходит в вакууме. Если то же самое делать на воздухе — это уже будет не отпуск, а закалка металла.
Следующая операция — притирание ствола. Для нее выплавляется свинцовый притир, имеющий форму соответствующего дорна, на него наносится специальный абразивный состав, который мастера готовят сами, и каждый ствол полируется вручную. Это окончательная, финишная полировка. Операция крайне критичная для качества ствола, позволяющая получить разную геометрию — например, ствольные конусы либо раструбы.
Два основных компонента в высокоточной стрельбе — пуля и ствол. Все остальное в винтовке не должно ухудшать их качеств, говорит Лобаев. Например, затвор. «Вот мой затвор не ухудшает. Это моя гордость — наша новая разработка, собственная затворная группа. В частности, сейчас она стоит на винтовках, принятых на вооружение одной из отечественных силовых структур. Хотя мы делаем все — у нас полный цикл производства. Мы можем под заказ сделать любую затворную группу в мире, просто повторив ее». Новая затворная группа была разработана, чтобы принять в себя патроны калибров .408 и .338 и прочие «магнумы» калибром поменьше.
«Раньше мы делали ложа из трех материалов: стеклопластик, углепластик и кевлар-карбон, — Владислав показывает огромную коллекцию разноцветных лож на стене цеха, — но сейчас остановились только на углепластике и кевлар-карбоне. Ложа для бенчреста из углепластика в мире кроме нас делает еще только одна компания из США, а кевлар-карбон, который еще прочнее, — только мы, с ним никто не хочет связываться: плохо режется и фрезеруется». Лобаеву есть чем гордиться — на его ложах был выигран чемпионат Европы.
Стрельба на дальности выше трех тысяч метров — дело тонкое, и потому инструменты для такой работы следует подбирать с особой тщательностью. Помимо самой СВЛК-14С, которая по признаниям знатоков бенчреста (бенчрест — стрельба на кучность, задача которой уложить всю группу выстрелов в одну точку), является лучшим продуктом из тех, что можно купить за деньги, для точной стрельбы применяется и чудовищного вида снайперский боеприпас калибра .408 CheyTaс, который на больших и сверхбольших дистанциях превосходит все существующие ныне снайперские боеприпасы.
Тело ресивера винтовки СВЛК-14С выполнено с применением авиационного алюминия с резьбовой вставкой из высоколегированной коррозионно-стойкой стали. Затвор также выполнен из твердой коррозионно-стойкой стали. Разработчики винтовки намеренно оставили свой шедевр в однозарядном варианте, чтобы обеспечить нужную жесткость ресивера, которая так необходима при сверхдальней стрельбе.
Винтовка, которой предстоит затыкать за пояс все мировые аналоги, является развитием одной из самых первых винтовок, вышедших из цеха компании Владислава Лобаева — его СВЛ (Снайперская винтовка Лобаева) образца 2009 года уже на протяжении шести лет ставит рекорды стрельбы на дальностях до и свыше двух тысяч метров.
В случае же со специально собираемой для мирового рекорда СВЛК-14С дальность выстрела будет просто невероятная — 4000 метров или более. СВЛК-14С досталась довольно непростая роль — стать лучшей в мире по кучности и дальности стрельбы. Владислав Лобаев прямо заявляет о том, что его специально подготовленная СВЛК-14С будет стрелять с самой большой дальностью и самой лучшей кучностью среди всех мировых аналогов. Если в случае с американцами, «разогрев» для снайперской стрельбы начинается с 500 метров, то в случае с винтовкой Лобаева, «разогреваться» мы начинаем с дистанции в 2000 метров. Наблюдая за мишенью в визир дальномера, можно различить, как район грудной клетки резиновой ростовой мишени прошивается группой выстрелов. Весьма неплохой показатель для «разогрева».
Короне царя сверхдальней стрельбы нужно соответствовать, и с этим уникальная винтовка, аналогичных которых нет, пожалуй, во всем мире, по убеждениям самого Владислава Лобаева, справится.
СВЛК — своеобразный эталон надёжности, гарант выполнения поставленной перед винтовкой задачи. Рекорд стрельбы на дистанцию дальше трех километров, который коллектив Lobaev Arms установил с помощью этой винтовки, открывает для снайпинга и его применения в боевых действиях новые горизонты, которые без сомнения будут оценены и в высоких кабинетах Минобороны России. Восторг, радость, гордость, сила, уверенность — сильнейшие чувства, которые ощущаются, когда стрельба из СВЛК-14С закончена, а цель поражена.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 26.04.2018 в 00:21
© Copyright: АлексейНиколаевич Крылов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1