Крила. Глава 57


07.06.2016. Брат сказал: «хотел бы увидеть, как ты напьешься, постебать родственников». Важно, что он может побухать и с другими, с друзьями. Даже просто с друзьями, необязательно со мной, для того брат не нужен, и поговорить, посмеяться тоже можно и дистанционно. Вот где установить ворота- там действительно нужна насущная помощь, сила мускульная. Нужно мужику только по силе ставить хозяйственные задачи, к которым он не приспособлен. Я возился на шифере, падал, когда скидывал груши с крыши, а он белоручка, наблюдал, как я падаю, еле удерживаясь, барахтаясь на крыше, как олененок Бемби на первом льду. Брат стоял тогда в сторонке, глядя на меня, даже не дернулся, ни шелохнулся, держа руки в карманах, а потом курил, никакого толку от него нет. Если Брат и приедет в село, это будет погоня за впечатлениями, а не попытка что-то устроить и наладить, не потому, что рукастый или неприспособленный к труду. Эти вещи его не привлекают, и не интересуют, это давно уже понятно и очевидно.

По грядущей свадьбе Лоха: на всех красавицах не женишься, всех баб не перепробуешь, внутри все равно все одинаковые. Не тот молодец, кто всех баб победил, а тот, кто всю жизнь с одной бабой борется. Сопоставив себя с теми парнями подруг моей юности, которых встретил после августовской свадьбы в 2015, которых я в аккурат встретил всего за одну неделю. Я не сравнивал себя с ними, как их выбрали Марсианка и Нос, не угадали в тех парнях меня, они в чем-то похожи на меня, но они явно не моего типажа. Они выбирали совсем других, как и Русая, цепляясь сначала за такого же, как и я, которого я назвал щенком, а потом связав свою судьбу с моим однокурсником. А дальше больше: будет самая сложная, тяжелая для восприятия вещь и мысль, такая неудобная, с точки зрения эгоцентричного восприятия мира, что «иногда лучше будет для всех, что с ними будешь не ты». Просто прими это, как данность, фигурально выражаясь, и успокойся. Срабатывает по схеме самонаведения «свой-чужой», что ты заглядываешься на чужих баб, вовсе не потому, что в них видишь потенциальную будущую самку или «мать своих будущих детей», «даму сердца» или «жену тела и сестру души», или готов менять на них свою избранницу, потому что нашел ей замену или кого получше. Все предельно объяснимо и лаконично- это «бенч маркинг», все давно придумано за нас в мировой практике. Сопоставление, сравнение по всем показателям: по объёму попы или груди, когда замечаешь, что есть девушка достаточно видная, заметная, избалованная мужским вниманием, ухаживаниями. Я на самом деле с изрядной долей предубеждения отношусь к мультикультурным семьям, но мы все в эпоху глобализма живем. Мы все (безродные) космополиты, родились в одной среде, живем в другой, постоянно кочуем: «вигадуя, де краще». Я не помню, кто из гостей что дословно говорил 8 лет назад на нашей свадьбе. Помню, как это все было, как это все происходило на моих глазах, помню, только конкретных сказанных слов не помню. Помню сами пожелания, высказанные и озвученные идеи, картинами вижу ситуацию и образами -как кто стоял, как что говорил, в какой позе. Помню пожелание друга Жены: «быть друг другу хлебом и водой». «Сказ про испытания» слова, произнесенные Коганом. Коган сказал все правильно, что мы ждали, терпели, прошли самое тяжелое испытание, его преодолели, превозмогли. Все остальные что-то говорили, но они в эту жилу не попали- он увидел суть того, что нас связало испытание и терпение. Все встретились снова, хотя 8 лет и не такой большой и заметный срок, чтобы всем захотелось в том же составе собраться снова. Никто не знает, насколько прочны и долговечны наши союзы. Мы верим в вечную любовь, в бесконечность.

Наверное, история с Лохом была слишком личной, чтобы делать ее публичной, и выкладывать в чат. Это есть что-то твое и неотъемлемое, а когда делишься им, становишься просто простой товаркой, оно теряет свою ценность и значимость для себя, как бы тебя не подмывало этим поделиться с другими.

10.06.2016. Даже чисто внешне город Жены даёт ощущение преемственности, что все как сейчас, будет и через 100 лет, все на своих местах. И этот дом, и эта улица, даже этот двор с коряво закрашенными стенами, потому что он не на лицевой стороне. Это не как в своей среде, не то, что в Метрополии, вылезет новый небоскрёб, как гриб после дождя, как выгодно и сиюминутно. Метрополия ориентирует нас на насущные потребности, город строится, бурлит, развивается, подчиняясь темпу жизни, непрерывно ускоряясь. Город Жены если и строится, то статичен- город, в котором хочется верить, что традиции определяют поведение людей, и сами горожане однородны в своих поведенческих форматах. Разность между городами значительна. Город Жены –идеальное место для консерваторов, традиционников, которые составляют долговременные планы, куда намерены передавать детям традиции и ценности, растить семейное древо, складывать в кубышку, растить детей-поступательный и оправданный вековыми традициями рост. Метрополия ориентирована иначе -динамичное развитие личных качеств, достоинств, личностный рост, пользоваться моментом, искать возможности-чистый серф для прорыва. Метрополия город кочевников, искателей счастья, мечтателей, атомизированной культуры.

Долгое время себя отождествлял с Алёшей Поповичем. Если бы я знал свои корни и родословную, даже не ассоциируя себя с ним по имени, как по маркеру, и по любви с детства к былинным богатырям, то не стал бы этого делать. Я делал вывод по имени, и раз прототип этого героя богатырь как раз и есть тот реально живший человек, убивший Тугоркана или Шарукана, моего гипотетического предка. Вот так, не зная корней, я мог поддерживать морально убийцу своего дальнего предка. Все от незнания. Мы живем оторванными от корней. Украинцы «выдуманная нация», не более выдуманная, чем и все остальные. Смотришь, целые книги посвящены тематике, написаны антропологами и этнологами, тогда куда им всем идти со своими исследованиями? Они что теперь, псведонаучны?

Когда задумался, что государство не обеспечивает полную и всемерную защиту от террора, нужный уровень безопасности, особое звучание приобретает обсуждение права граждан на ношение оружия, право на самооборону. Если включать защитный механизм самоорганизации и саморегуляции, когда мы можем поддерживать уровень безопасности и самостоятельно? Клубы «по интересам», группировки, общинность - трайбализм современного мира, где они ориентируются, в основном, только на себе подобных и тех, с кем интересно, кто разделяет их ценности, идеи. Нет обязательной принадлежности и общности, что мы члены семьи или клана. Клановость не работает. Подумал и про «форум выживальщиков», как они поняли, что должны проявить свои навыки. Те, которые долго тренировались. Те, которые готовились. Вот они почуяли, что «время пришло». Был наработан определенный контингент людей, и люди «пошли в распыл». Их уже давно обработали идеями, морально приготовили, их готовили «до поры, до времени» не потому, что им было «нечем заняться». Их просто бросили, просто задействовали, как лучины в огонь, самое легковоспламеняющееся. Всех этих людей, идейно заряженные и пассионарные элементы, просто сплавили или слили в горниле конфликта.

Отец нас всех родил, но я сделал всех разрозненных и атомизированных, настоящей полноценной семьей. Должно было смениться 5 поколений, прежде чем все должны был объединиться под одним крылом, под одной крышей. Одна разобщенная и разделенная семья стала вновь общаться, собранная и крепко спаянная. Досадно, что Отец не видел в этом силы. Наверное, ему это и не требовалось. Это понимание приходит с опытом и годами, к этому я долго шел сам. Так я стал не просто отцом, я стал духовным отцом и наставником всей моей семьи. Я собрал их всех вместе. Это как строительство дома, где как не приставляй камень, который не ложится. Тебе нужно взять и отсечь от него все лишнее, что мешает стыковке. Приготовить его, а не подбирать к нему терпеливо ключи в полнейшей безнадеге. Придать ему нужную форму, он должен подойти в канву и рамки. Ему нужно найти место, куда он сгодится, и пригладить его.

14.06.2016. Я столько написал за эту поездку и утро, сколько не написал за все время из 4 суток пребывания в городе Жены. Я оставлял поспешные следы своих заметок, но не был так вдумчив. Наверное, для писанины самое главное это настроиться, тогда фонтан пойдет, все одновременно тяжело и оттого, что контур не виден, не ясны и не очевидны горизонты делаемой работы, постоянно провожу правки и редактуры, желание внести коррективы вносит свою лепту в задуманное, потому что все кажется важным и значимым, тяжело, когда на все хочется отвлекаться, хочется посвятить себя творчеству, и, в то же время, славно поработать, использовать время рационально. Но, в тоже время, и пожить, как обычный человек, все же, выбираешь разные варианты развития, выбирая не только, что по вкусу, а что есть осознанная необходимость и целесообразность в творчестве.

Такое ощущение, как будто в дороге, в поезде, за одну дорожную поездку получаешь больше информации, чем за весь мини-отпуск, и такое ощущение, что иногда из подслушанного тобой разговора выносишь, почерпываешь и отмечаешь для себя больше жизненно важной информации, чем из доверительной часовой беседы. Вместо секрета полишинеля узнаешь стоящие и полезные вещи. Когда женщина в поезде говорила, что не надо работать переводчиком, это бесперспективно. Каждый должен знать иностранные языки, работать по специальности при этом необязательно. Нужно выбирать нормальные, перспективные профессии и так нужно знать иностранные языки, чтобы ориентироваться по жизни, чтобы работать с иностранцами. Тогда какие, по ее мнению, профессии «правильные», она так и не озвучила, не объяснила. И здесь и суть в том, что когда я уже ехал в вагоне метро, то обратил внимание, что в объявлении был указан размер зарплаты машиниста электропоезда, и я подумал, что это сопоставимо с зарплатой многих, из-за чего я подумал, что пытаюсь крутиться, но жизнь меня швыряет и крутит, как лоха, и чего я добиваюсь? Женщина права. Объявление в метро развеяло все возможные сомнения. Все это уже успели понять, и женщина, и кадровая служба метрополитена- один только я жил сплошными иллюзиями. Все предельно просто и понятно- что все ответы даются в действии – в дороге, в собственных размышлениях, без чего бы вряд ли стали возможными. Ответы и ключи даются только про концентрации- напряжении сил и внимания. Нужно быть предельно внимательным и наблюдательным.

Мой собственный отец до таких слов с собственными сыновьями не дозреет: «Каждый отец хотел бы, чтобы у него был такой сын, как ты». Но ему и трудно признавать, что ему так не повезло так наладить и устроить отношения с собственным сыном, и достичь такого уровня согласия и понимания, чтобы он им, по праву, гордился. Каждый человек меняет свои социальные роли и статусы в этом многообразии и поли-вариативности форм. Тут ты водитель машины, когда нарушаешь ПДД, сразу становишься нарушителем. Когда приезжаешь на работу с опозданием, автоматически становишься нарушителем трудовой дисциплины. Входишь в рабочий ритм, становишься клерком. Как только к тебе кто-то входит, ты уже столоначальник, отдаешь кому-то указания- начальник. Тебя отчитали- ты подчиненный. Позвонил тебе ребенок, спросить, как сделать домашнее задание- сразу ты любящий отец.
-Каждый бы хотел, чтобы у него был сын, как ты. Каждый бы хотел. Есть повод городиться.
-Но у меня нет фирмы, я не директор, и у меня нет водительских прав.
-У каждого чего-то не хватает, не факт, что, если бы у тебя это было, и ты бы потратил на это силы, ты был бы счастлив. Самый счастливый человек это пассажир, он отдается воле случая, надеется, что его пронесет, и его сохранит Бог, не оставит. Он не переживает за дорогу, и не так волнуется, как водители. Водитель хочет все контролировать, переключать передачи, обеспечивать полный контроль над развитием дорожной ситуации, но все равно не застрахован от случайностей и неожиданностей. Никто не застрахован, а самый беззаботный –пассажир, ему и дышится легче, и он может отвлечься, посматривать на дорогу, но это все совсем другие занятия, которые не требуют постоянной концентрации и внимания. Также и в ситуации с ребенком- в шумных и людных местах, когда отпускаешь его-также, как и водителю, тебе нужно вести его след, следить и неусыпно бдеть над развитием ситуации.

А здесь ты прекрасен в образе именно сына, в роли любящего сына, заботливого сына по отношению к отцу, уважающего и почитающего отца, прислушивающегося к советам отца, видящим в нем мудрого учителя и наставника, не потому, что ты подхалим или ищешь слабые места и уязвимости, пытаешься сыграть на пробелах в общении с родным сыном, влезаешь в доверие, заручаешься поддержкой. Тебе не нужно притворяться, ты такой, какой ты есть. Смотришь, чтобы на тебя не обратилась вся «нерастраченная родительская любовь», удерживаясь на своей дистанции.

Диалог с сыном сложнее чем даже конструированный диалог с самим собой. До этого диалог с собой мне представлялся самым сложным. Хотя бы потому, что обращаясь к себе, ты знаешь себя изнутри, плюсы и минусы, а здесь справляешься с проекцией себя с автономной волей. Диалог с сыном – это диалог с тем, кем ты мог бы быть, но никогда уже не будешь в силу нереализованности, в силу того, что ты пришел в этот мир не в свое время. Ты мог бы быть таким, но Бог дал тебе шанс переродиться в собственном сыне, чтобы начать все снова.

Тесть: «Когда я спросил у своей мамы: «Как я появился на свет, куда еще меня, если я у вас был 4-й ребенок?» Мама сказала, что отец сказал «нехай буде». У нее и так было 3 сына: Николай, Иван и Дмитрий. И тесть еще появился в 1938 году, после репрессий и голода. И все время говорит «хата, хатынка», на 9 метров, хата небольшая, можно несколькими шагами промерять. Он говорит, что мама поехала работать в поле 14 августа, и родила его в телеге, на соломе, как по аналогии с библейским сюжетом, почти что в хлеву. Потому что не ожидала, работала беременной, и так тут пришлось «в полевых условиях». Но записали, как родившегося 14 сентября, тогда как на самом деле родился на праздник Маковея, Матвеем должны были назвать по святцам. Бабушка родилась 2 августа, на праздник Ильи пророка, на день десантника, а записана 14 июля. Здорово, что люди знают, на какую реально дату приходится их фактическое рождение, а не как указано в паспорте. Эти люди сохранили это важное знание, и пронести через всю жизнь, несмотря на все официальные бумажки.

22.06. Антоныч говорит Маме: «Я собираюсь, я уже на чемоданах». «А как ты едешь?». «Я еду в Метрополию. Скажи, чем можно доехать, и каким транспортом, сколько стоит билет на проезд?». «А где ты остановишься?». «Найду где». «А вы квартиру продаете?». «Я не знаю, там ей люди профессионально занимаются, никто не клюет на Украину». «А ты почему тогда в 2008 году клюнул?». «Я клюнул, потому что дурак. Вот поеду, за 2 недели оформлю пенсию в Метрополии, получу ее, еще работать устроюсь. Им нужны такие люди, как я, ждут как ценного специалиста, потому что я работал в «почтовом ящике». Здесь я себя не нашел. Сейчас я почитал, там такие специалисты, как я, нужны. Буду защищать диссертацию.»

29.06.2016. Такое жуткое и леденящее чувство было, наверное, у стариков, когда они понимают, что по возрасту, уже сил нету, и пора уходить, но не уходят, и ждут. Ждут своего часа. Уже устали ждать, а ничего не меняется. Живут, когда устали жить, и совсем нервно истощены и морально измотаны. А Бог их оставляет на земле, «как в наказание». И здесь такое же чувство от бессонницы, что она тебя не отпускает, накрывает, что уже давно бы заснул, но ничего тебя не берет, не действует, перевозбужденный, не можешь спать, все вертишься, ходишь с места на место, не хочешь вставить, и ничем не заниматься другим, в надежде, что вот-вот и отпустит, и все удастся, получится выспаться и отдохнуть, но нет. Изматывает тебя, ворочаешься. Сбились ритмы, такое чувство тревожности, что тебе кажется, что твоё бодрствование обосновано какой-то тревогой и предчувствием, раз так просто не уходишь в сон, значит, это с чем-то сопряжено. Мучишь, изматываешь себя, но сил в тебе полно, и ты думаешь, что если ты так не выспался, и как-то на этом топливе устоишь и продержишься следующий день, то это, считай, чудо. Если ты не спал толком, то, как ты выдержишь целый световой день на работе, где ты и так «пашешь на износ»? Если ты так выжат, как лимон, то, как ты выдержишь это ужасное переутомление? Как тебе целый день скакать на ногах, насколько долго хватит твоих встроенных батареек? Более того, ты уже знаешь, что ты не такой уж и молодой, чтобы, как козлик, скакать и прыгать без передышки, устали и остановки. Завтра полноценный рабочий день, не укороченный и покемарить, и где-то заханыжиться, чтобы отдохнуть, хотя бы на время, и отключиться, не удастся. А тебя все равно не рубит, не вырубает тебя, то мысли все всякие напрягают. Пребываешь в молитве, лежишь в темноте, ты реагируешь на каждый шорох, на каждый звук, он тебя отвлекает, и фиксирует твое внимание, не дает тебе погрузиться в сон. Сам сон находит волнами, видишь какие-то геометрические фигуры перед глазами, но они тебя не берут, не продолжаясь надолго, и они тебя не заволакивают, не заболачивают твое внимание, они просто играют с тобой, и твой сон удерживает тебя на плаву. Ты думаешь, что же с тобой происходит, ведь ты уже не мальчик, чтобы быть таким впечатлительным, и думать о девочках, и, как раньше подростком, не спать от этого всю ночь. В чем секрет, в чем новизна твоего ощущения, от этой крайности, от этой бессонницы, сбитых и спутанных ритмов, когда день и ночь поменялись местами. Ты ведь обычный человек, с легальным устоявшимся графиком, не какой-то там фрилансер со свободным подходом к работе, который работает под настроение, когда есть заказ, и не приучен к офисному планктонному рабству, где ты сидишь от звонка до звонка, не поднимаясь из-за компа, прикручен намертво к офисному креслу. И ты понимаешь, что если у тебя сбиваются настройки, если идет такая бурда, что ты не спишь каких-то пару часов, то ты не восстановишься, будешь хреновым, квелым. вяленым на работе, потеряешь концентрацию, наделаешь ошибок, ляпнешь не то, испортишь коммуникации с клиентом, будешь невнимателен и не собран, будешь выглядеть разбитым, все эти факторы повиляют на твой имидж и репутацию. Всего-навсего дисфункция, расстройство сна, бессонница, а какие-то последствия и есть главная причина, что не то, что ребёнок тебя отвлекал, когда режутся зубы, или плакал во сне, что тебя беспокоило и заставляло просыпаться, а то, что ты в полной мере не контролируешь свое собственное тело. Выходит так, что это необычное состояние организма, которого бы желал для творчества, ровным счетом не дает тебе никаких преимуществ, а только обкрадывает тебя, забирая у тебя силы для восстановления. Наполеон вообще 4 часа спал. Сна достаточно 4 часа, хоть после вахты и можно на следующий день после смены лечь спать пораньше. Релакс, разговение, ничего не дает тебе, кажется что ты, пользуясь случаем, сразу провалишься в самый глубокий сон, испытаешь чувство полета. И, все равно, ничего не происходит. Самое чудовищное, что ты лежишь и явственно, со всей доскональностью, на себе ощущаешь, как ничего не происходит, так же как и старики чего-то ждут, просыпаются и ждут, но не могут, а ты не можешь заснуть, и заставить не можешь, и перебираешь все возможные средства, дергаешь, как перед сном, искусственно, не то, что непроизвольно, а намеренно руки и ноги, укладываешься в любимую удобную привычную позицию для сна, формируешь под себя подушку, подолгу считаешь и молишься, но ни одно из этих средств больше не работает. Слова молитвы в голове иногда путаются оттого, что ты хочешь расслабиться. Молиться толком не получается, но это отвлекает от назойливых и грешных мыслей. И все примеряешь и прикидываешь, на сколько же времени тебя хватит. Лежишь, и уже светает на глазах. Ночь тает. Тебе кажется, что ночь иссякла, и потеряла свои права, темень и цвета. Можно уже ничего не доступно и не достаточно. Все равно, разрядка и расслабление не приходят. Напрягаешься от того, что уже засветло. От множества разлитого света от этого светила. Только за шторами и какими-то наваленными на себя постельными принадлежностями от звуков и света утра и рассвета, которое уже наступило, безоговорочно захватило все пространство, вступило в свои права, и уже от него не отгородиться, и никуда ни деться, ни спрятаться. Еще когда Жена написала мне ночью про теракт в Стамбуле. Я сразу подумал про ее Брата и про его детей, один из которых мой крестник. Я задумался над тем, как когда я перешел в соседнюю комнату в 4 часа утра, тогда у соседей снизу началась нездоровая суета и возня, кто-то слишком часто и настойчиво, много раз звонил в дверной звонок, потом началась беготня и трескотня, какие-то сборы, звуки, которые характеризовали панические настроения. Я подумал, как я успею снять деньги с банкомата или приготовить вещи первой необходимости, раз у меня здесь только офисная одежда. Здесь для выживания у меня ничего нет. Я просто беспечен, и я загодя не подготовился. У меня нет резервных источников питания, и вообще, резервов, и я как-то легкомысленно к жизни относился, тогда как должен был подойти со всей серьёзностью и основательностью, как человек военный, «все должен понимать». Должен быть отмобилизован, готов, когда спишь, только расстегнув верхнюю пуговицу, сняв ремень.

02.07.2016. Еще в поезде, как раз в тубзике, меня одолела мысль, что Бабушка «научила меня грамоте»- писать и читать, что прозорливо было с ее стороны. Благодаря этому я и пишу о ней книгу. Она дала когда-то мне то, без чего эта книга не состоялась. Именно этот дар владения словом производный от грамоты, умения конструировать и выражать свои мысли, объясняться доступным языком. Благодаря грамоте мы узнаем мир. Благодаря книжной грамоте становимся грамотными, умными, чего-то достигаем, реализуемся, перерастая свои оболочки, и именно отчасти этим и обусловлено произведение, что дает возможности разбираться в материале и анализировать все происходящее с тобой. Я сказал попутчице марафонше, что за 5 лет назад я не придал бы этому значения, а теперь из-за перфекционизма, «не могу сделать эту работу плохо, я обязан это сделать. Это дань памяти ей, она научила меня грамоте, и я хочу сделать это хорошо, классно. Она бы порадовалась». Еще я сказал, что человек все время писал каракулями, уродским почерком, но научила, при этом, как ни парадоксально звучит, каллиграфии и грамоте и жизни. Понимаю с каждым днем, ко мне приходит попутно это постижение смыслов. Бабушка мудрая, как старуха тайга, терпеливая, выдержанная, все понимающая, сморщенная и согнутая, как клюка, как цифра 2, лебедь, а прежде статная и осанистая. Ее ладони тёплые, горячие, как бумага, вылезшая из принтера, как не остуженные пироги, вытащенные из печи век скоростей, как сковородки-на которых можно печь яичницу, тогда как у меня холодные, как лягушки. Смартфоны сменили телефоны, пейджеры и платёжные терминалы, платёжные киоски. Мир изменился. Мир скоростей. Век скоростей все сверстники давно ушли. Семья, в смысле свекровь и муж, тоже оставили. Мир изменился, насытившись людьми и новшествами, но, в тоже время сильно обеднел на этих недостающих людей, он просел, к слову сказать, появились прорывные технологии, продвинулись к светлому будущему, но в нем, увы, не стало этих людей, упорных, усердных, работящих, стойких и несгибаемых тяжелым упорным трудом, устойчивых к изменчивому миру, непостоянным, беспокойным, требующим к себе внимания, отвлекающим силы и средства. Они знали в себе силы и могли отправиться от ударов судьбы, и справиться с тяготами и заботами на земле, бытовом низовом уровне. Они держались за свою землю, любили ее, окропили своим горячим потом и солеными слезами, именно своим окропом слез, они сделали ее плодородной. Слезы и горечь труда, как обязательный элемент и компонент подсечно- огневого земледелия. Они разбивали эти «грудки», те рассыпались в пух, становились легче утиного пуха и искусственной ваты, невесомее женского или конского волоса.

Дача. Я шел встречать автобус, и подумал, как в детстве, я когда-то ходил «завертать коров». Прошло 25 лет с тех пор, как мне было 10 лет, а в моей жизни ничего не меняется, не изменилось. Поменялась только обстановка и декорации, а калька осталась прежней, есть прогресс. Через тропинку устроен дом. Прогресс виден во всем: в засыпанной дороге грунтовой, чтобы не пылила. В моей жизни нет прогресса. Нет родившихся новых возможностей от новой работы. За 2 года никакого прогресса. Вторая работа, третья съемная квартира. Мои ожидания не оправдались. Все в гору идёт у других, у меня медленно. Карьерного роста и успеха, прорыва не последовало. Стартапа не случилось, революции не произошло. Сервис не заработал, ни к кому на курсе нет доверия. Доверия к другим тоже нет. Доверия нет вообще. В принципе миролюбивость и доброжелательность пока сохраняются, но они не есть проявление доверия. Доверие не безусловно, и не безапелляционно. Оно ситуативно. Алла идет, как королева, молчит, не отвлекается, и от своих мыслей, выдерживая паузу, не ожидая, что ты что-то скажешь, отзеркалившая молчанием тебе взамен, на сдачу. Слышишь только шаги, молчишь, смотришь по ноги под корни, проросшие сквозь землю, оставленный кем-то мусор, раскиданные артефакты и продукты жизнедеятельности людей.

03.07.2016. Когда был в книжном магазине, полистал книги, было понимание, что пишу больше и чаще, чем прежде, но не издаюсь. Полистал книги, и опять понял, что авторы, скорее, работают, как публицисты, потому что, сочувствуя и сопереживая, видят ситуацию с одной стороны, но не готов к целостному восприятию картинки, играя шахматами и за ту, и за другую сторону. Когда ты ведешь партию за себя и за другого, этой цельной картинки ему недостает из-за симпатизантов. Если бы остановить витки насилия, остудить горячие головы, остановить кровотечение и эти кровавые бани, «русскую Вандею», и кровопускания- влияя творчеством на умы. Нет слова, готового остановить. Мастер еще не вырос, еще не созрел, кто мог бы осмыслить этот клубок, нет слова, готового остановить, и по размаху, и по масштабу, сильного произведения, которое было бы принято каждой из действующих сторон, и все стало ясным и понятным, могло бы быть хоть и одиозным и неоднозначным, но понятым, чтобы оно могло обезоружить и ошеломить, обеззаразить раны, обезоружить и разоружить, быть таким зворушливым, чтобы остановить бойню, бессмысленную бойню моего народа. Вот моральный авторитет для многих Юрий Шевчук открыто признает, что ему недостаёт этой объективности, эта примитивность мышления (бракует и это довлеет над ним, потому что братоубийством одним ситуация не исчерпывается, и глупо это не замечать, но он не ведает, и не берется давать скоропалительных оценок-потому что еще не осмыслил.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 25.04.2018 в 23:57
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1