Крила. Глава 52


08.03.2016. Завтра день рождения Отца. Брат встречался со старшим двоюродным братом- вчера даже ужинал с ним, а сегодня завтракал. И хотелось бы сказать Брату: «Напомни ему, что он наш брат. Напомни ему, что такое «братство» и нужно уже начинать наши отношения, как братьев, спустя столько лет, столько лет, проведенных отдельно, когда повзрослели, когда мы поумнели, когда бы нашли что-то общее, что было посеяно в нас, и мы разбросаны по свету, и это важный показатель, что сейчас только нашли точки соприкосновения. Это наши общие достижения, когда мы решили двигаться в унисон и решили извлечь из глубины себя это «fraternity». Мама сказала, что Мойва ведет себя отвратно, что устраивает Брату выходки каждый вечер. Пусть у Брата не вяжется с Мойвой, зато он чего-то добьется на других рубежах, на других поприщах, на «ниве братства», хотя бы со старшим двоюродным братом. Пусть у него что-то выйдет, как-то выстроит с ним диалог, просто узнает о нем больше, это уже будет прогрессом после небытия. Время идет, мы растем, в нас что-то оставшееся из далекого детства все равно как-то растет и развивается, растет не вширь и вкось –а растет в корень. Мы терпеливо ждали, может, именно сейчас пришла пора, когда мы повзрослели и прозрели и можем общаться без дистанции и барьеров. Мы теперь стали готовы к этому, потому что, наконец, созрели. Мы стали зрелыми- но уже к этому времени успели растерять азарт новичка и запал неофита, любопытство и интерес, погрузившись в свои жизни и дела, все суетное.

Сегодня 09.03.2016, и конечно, день рождения Отца преподнес мне такие сюрпризы, новый стресс и новый импульс решать его проблемы. Вечером я понял, что придется отпрашиваться и ехать самому на пятницу, чтобы хоть как-то попытаться разрешить. И я все время разруливаю чужие проблемы, разгребаю чье-то дерьмо, вместо того, чтобы заняться своими вопросами, реально свое не решаю, но упорно лезу в чужое дерьмо, потому что оно приоритетнее и важнее. Польза будет в том, что поеду, заберу и отсканирую анализы Тестя, и сделаю отцовские дела, потому что другого варианта нет, все как на подбор законченные эгоисты, что Буду!, что Брат, что Отец. Все мужики из моего поколения и поколения моего Брата думают о себе, никто об отцах не заботится, не думает, не печется, только мне подспорье вытаскивать людей из лиха. Вся жизнь сплошное борение. Думал, как Буду! помочь, как друга выручить из беды, как ему поспособствовать, как тут своих проблем навалилось. Можно сказать, что накопилось со временем. Так тут «нежданчик» от Отца- проверка ревизоров, которая оказалась некстати. Они постоянно трясут, проверяют, чтобы каждый рубль сэкономить и налево средства не пустить. Нам не привыкать к такому положению дел. Так и вышло, идя дорогой с обеда из ИФНС, я смеялся насчет темы- и «тут на тебе»- тут отца родного проверяют. Конечно, от прилива возбуждения и гнева праведного я разошелся, Отцу сказал «поздравляю», когда он позвонил и сказал, что к нему приехали Тетя Нина и Дядя Вова, я с наездом вместо поздравлений раздраженно сказал: «Почему ты все делаешь половинчато и недальновидно? Сейчас в отношении тебя начали проверку». Отец начал было что-то блеять, несуразное и когда Сын заплакал и заревел, я бросился к Сыну, взял его на руки, а Отец вырубился со скайпа. Я подумал, что он воспринял чересчур близко к сердцу мои слова, обиделся на меня за то, что я испортил ему вечер, чем в день праздника и юбилея стал предъявлять ему претензии, и ему неприятно. В кругу родных людей от старшего сына и первенца слышать эту речевую агрессию. Я мог бы поучастливей, тактичней и дипломатичней и деликатнее себя вести, чтобы не выносить сор из избы, высказать ему лично и после того, как они уедут, а потом сам подумал, что Отец ретировался, и не хочет слушать неприятное замечание, избегая острых углов и уходя от конфликта, что, по сути, обоснованно и справедливо. Думал, что я также мог бы высказать ему позже, после праздника, хотя бы из уважения к старшинству. Но мы не бережем своих родителей и не жалеем, когда считаем, что ими в чем-то обижены сами. Но в истории с Буду! я подумал, что если замалчивать и приукрашивать, то это ничему не научит. Жалость плохой советчик. Правда, обидная, сермяжная, резкая, все портит, но она режет глаза, воспитывает, внушает и учит. Одна она может только хоть как-то повлиять на ситуацию и отрезвить человека, который заигрался с инфантильностью. Пора взрослеть и набираться ума. Пора принимать обоснованные решения.

От Брата я настойчиво, как «у моря погоды» жду звонка с 26 февраля, чтобы узнать, о чем состоялся разговор по поводу Отца. 26.02.2016 написал мне «я перезвоню, на мероприятии», а с тех пор я посчитал, что уже 8 раз позвонил ему по вацапу, а он так ни разу и не ответил. Хотя была куча возможностей, и ничего не мешало. Жену не поздравил с 8 марта, равно как и Отец. Отец: «я на сутках, занимался цветами». «Конечно, чем еще заниматься, как не цветами, так собаками. А не своей собственной семьей!» сказал я ему «позвони на неделе», когда он плакался, вместо того, чтобы здоровьем своим заняться, они сходили в кафе. Вот как ощущается это праздничное настроение в дату юбилея в 60 лет. Приехали только сестра и брат, подчеркнув, что самой семьи нет. У Брата «неотложные и важные» дела, он не смог приехать, а сейчас в спортзале. Вот горький удел всех тех, кто уничтожает собственную семью. Благо я буду заниматься решением его социально-бытовых вопросов, чтобы хоть как-то спасти его, чтобы не пропал с голода. Вот так и думай, как Отец хорошо поступает, косячит, и все если принимает, то половинчатые решения, что действует в ущерб мне. Деньги из ниоткуда не возьмутся, я их не рисую.

Вот мы и дожили, что такая разруха и все запущено благодаря тому, что человек допустил все те же ошибки, что и другие отцы. Все отцы слабые звенья, потому что они допустили непоправимые ошибки намеренно, сознательно, не по легкомыслию или недомыслию, а намеренно, знав, на что шли. Нельзя стать «чемпионом на халяву». Нужно пройти сложный путь. Мой отец совершил грубейшую и серьезную ошибку тем, что ушел из семьи и теряет зубы. Он не сможет есть, потому что отказался, отрекся от сыновей и разрушил семью, чтобы есть, нужно что-то есть, а если так ставить вопрос, то не будет самих зубов, не будет и самого того, чем есть. А если сделать зубы, то будут зубы, но будет вообще есть нечего, вот в чем дилемма. У Дяди нет опоры в Буду!, нет духовной опоры в символичности переложения означающей, что на родного сына не может он положиться, то здесь допустил так, что он не сотворил саму семью, не сделал семью в полном смысле ее слова, не сделал ее крепкой, не сделал ячейкой, как кругом близких людей. Все они- случайные и чужие друг другу люди, неожиданно оказавшиеся под одной крышей, которых кроме фамилии больше ничего не объединяет. Не знают своей родни, не знают своих корней. Ничего не знают. И поэтому успеха не имеют. Они толком и не может мир установить в семье, оттого, что не знают, что к чему, откуда взялась и пошла семья, и к чему идет, к какой цели. Цель не потребительство и не накопление, аналог мшелоимства, цель не преуспевание и бизнес не есть самоцель. Все просирается, потому что нет стратегии семьи, а просто все живут, как живется. И в этом и кроится самая главная ошибка- не в ошибках в выбранном пути или средствах- а в том, что люди идут, куда глаза глядят, и не знают, куда их выведет кривая. Не расстраивайся. Если ничего не получается и ничего не достигаешь, становишься никем. Просто ты ничего не ставил за цель. Так и материализовалось «Великое Ничто». Дико и глупо от этого. С таким отношением к семье, будущности, настоящему, целеполаганию, потеряна сама системообразующая ось времени. Потеряно самое важное и значимое звено, утрачена и разорвана связь поколений. По причине того, что постоянно заняты, сыновьями не занимаются всерьез, пустили все на самотек, поэтому нет доверия и разлад в семье при внешнем и благообразном приличии, внутри кишмя кишит самое губительное недоверие, скрытность и подозрительность. Самое лютое в своей мелокодисперсности говно, и все это оттеняет ширма завеса декорации приличной и уважаемой семьи. Тогда как на поверку все оказывается пустой оболочкой, все это уничтожено, потому что Отцы не смогли стать полноценной главой семьи для всех людей, которые убегали из общей крыши. Избегать друг друга это горький опыт семьи. Дети не общаются между собой. И это все сотворил ты. Ты так все устроил. Ты дал каждому жизнь, в чем-то помог состояться и реализоваться-но самого главного ты не сделал. Ты не сделал их семьей. Вот в чем трагедия каждого из отцов- они мучатся, каждый снедаемый собственными болезнями, и все из-за того, что каждый из них ошибся, допустил непоправимую ошибку в построении диалога и отношений с собственной семьей. У моего отца- конфликт с сыновьями и женой. Тесть и Дядя в диалоге с собственным сыном Буду!. У Дяди сын Буду! был единственным, когда мог на нем сфокусироваться, не отвлекаясь, и дал бы ему полное неограниченное, даже безграничное внимание. Выше крыши. Просто мужчин так увлекает работа и самореализация, что мальчики сыновья растут как сорняки. И в попытке найти время для себя и пожить для себя они лишают себя всякого будущего, нарушая преемственность. Снимая с сыновей защиту, усугубляя раскол, когда ничего общего и связующего нет. Нет обратной связи. Не на что рассчитывать потом, если ты не инвестировал загодя в будущее. Каждый остается один на один со своей болью и бедой. Не демонстрируя избыточного внимания, теплой привязанности к детям- ты теряешь их- они не видят тебя в контакте с ними-они видят только тебя и самого по себе, такого прекрасного, как голливудский актер, реклама сырка или памятник Калинину-но они не видят тебя в связи с ними- в ваших ролях и отношениях. И вот так и думаешь, что жизнь проходит, люди не знают, и не понимают, и не принимают к себе особого отношения, потому что родители не выказывают своих родительских чувств. Поэтому, видя ошибки каждого из них, с собственным сыном хотелось бы этого всего избежать, мне бы хотелось не наступать на их грабли, хотелось бы в отношениях с сыном большего контакта, большей доверительности, большей эмпатии.

Жена ушла сегодня на занятия, я был с Сыном, сначала мы играли как-то вдвоем тупо, не складно, не получалось его завлечь и как-то сделать усидчивым. Потом он писял, снял памперс, и рвал книжку, где клеят наклейки по швам складок, а потом наклейки в моче обмачивал и лепил, потом слюнявил и лепил наклейки. Потом срывал памперс, едва намочив его, и наотрез и демонстративно открывался сидеть в горшке. Протестовал. Сидячая забастовка. Потом мы с ним пытались развязать шарик, но состригнув ногти, у меня не выходило. Потом я пробовал делать колесо к деревянной сувенирной машинке, для чего мы с ним ломали спички, и Назар также играл со спичками, бросал их в бак этой деревянной модели, как монеты в прорезь копилки. Потом Сын покакал, я его помыл, но как только одел ему памперс, он навалял снова, и полез в попу рукой. Я отмыл его рукой с мыслью «дерьмо детей-не дерьмо вовсе. Это же наши дети». Я ему еще почитал книжку Агнии Барто. Всяко лучше моего творчества. А потом стал кормить, и он много съел. После ужина еще стал читать «Курочку» и «Муху- Цокотуху», чтобы хоть как-то подготовиться к Чуковскому, и тут пришла Жена, он к ней помчался, а я сказал, что собираюсь прямо сейчас ехать на вокзал. Жена сказала «понятно, чтобы людей не поводить». Я сказал на Отца «старый мальчик» из чувства горечи, разочарования и едкой отравляющей меня досады. А Жена сказала «Ну и пусть, было бы так, может его это чему-то научит». С другой стороны, она поняла, что я людей не хочу подставить и подводить, и сказала с надеждой в голосе: «может, мы вместе поедем», на что я сказал: «только расходы лишние понесем». «Потом потратим не больше, чем потратили за выходные». «Это точно»- сказал я. Потом мы играли с Сыном в «атитяти», он резвился и скакал, скакал так, что плюхнулся, и упал на руки, но не заплакал. На упорах для отжимания кружился, как на вертелке, и я видел, как он здорово подражает, как он все схватывает на лету, когда подглядывает и что-то видит. Я видел, как он обучаем. Я постоянно подчеркиваю, что у нас Сын не намного меньше по комплекции, чем дочь Буду!, но развитее ее, и я подумал, что он скачет и носится и прыгает еще перед укладыванием на полных парах и скоростях, тогда как куплен «Быстрый старт, но еще не привезли, а как же он будет носится и скакать с этими всеми приборами, что трудно себе представить воочию его занятость ими. Потом Жена его стала укладывать, и я говорил ему: «Спокойной ночи, сынок!». Когда я укладывал спички на кухне, после того, как сделал ему сувенирную машинку, я сказал «поцелуй папу», и он меня чмокнул в затылок. Я понял, что он все понимает, еще когда я его кормил, и стал с ним разговаривать, он ест и ест эту вкусную кашу, и я все приговариваю «Вкусную еду мама тебе приготовила, правда? Да, говорю, что это каша у тебя, или не каша? Фрикадельки? Или мясо? Яблоко? Банан? Хлеб?» И тут Сын давай смеяться, и смеялся так, что я забоялся, что шутка так его развеселит, что он может поперхнуться или подавиться от того, что смеется с полным и набитым ртом, и я рад, что он врубается и понимает, какое у меня отменное чувство юмора, что он меня может поддержать, а не так, как Алла шарахается каждый раз: «Что ты ребенка путаешь, ты назвал лягушку зайчиком? Пусть у него мозги работают, а то будет зомби, который по зомобящику только ориентируется, и ничего из него путного не выйдет от того, что не может мыслить рационально и критически. Правда всегда –это то, что ты сам видишь, а не то, что тебе говорят. Пусть даже самые уважаемые люди.

10.03.2016. С полночи говорил с Братом с укором на то, что он не звонил мне на протяжении почти трех недель с 26.02.2016, когда я его попросил разобраться с вопросом. Он попросил прощения и сказал, что замотался на работе, а прежде, я у Жены перепросил «Тебя Брат поздравил с 8 марта? А мой папа поздравил?». «Ну, конечно же, нет»- сказала она, и я понял, что у меня есть болевые инструменты надавить на них, напомнить о семье, о важных ценностях. Все-таки подумал, что сочное и мощное политическое и одновременно в чем-то даже мистическое объяснение я нашел тем процессам, которые связаны со здоровьем членов моей семьи. В общих проблемах, я пробовал в качестве объяснения находить что-то общее. Всегда в семьях есть разлад и разобщенность, люди с сильными разными характерами не всегда проявляют уживчивость, тем более, звезды. Здесь симбиоз, подстраивание, бесконфликтность, адаптация имеют значение, готовность принять и простить, хранить и беречь, все, что связывает и делает ближе, располагает друг к другу и предопределяет общие чаяния, интересы, увлечения и устремления. Мне близко понимание, что этот удел раздора затронул многие семьи, у многих ситуация такая же патовая и критичная, потому что люди пытаются найти в себе объяснение, а объяснение рядом, оно лежит на поверхности- оно и в себе и в других- и в тех связях между ними. Зловонное дыхание у людей оттого, что постоянно ругается и скандалит. Все объяснимо- человек, который ходит по инстанциям, постоянно стрессует, постоянно волнуется, у него начинаются проблемы с желудочно-кишечным трактом, с болями в желудке, гастритом и язвенной болезнью. Все отражается на здоровье- от человека идет зловоние, даже когда он дышит. Все проблемы из-за нас и внутри нас, и я понял, что смысл и назначение человека именно в сохранении семьи, с воздержанием от искушений, которые одолевают по сторонам, везде, на каждом шагу. Весь смысл состоит в сохранении этой ячейки, потому что разрушение семьи неизбежно влечет распад личности. Мой Прадед Елисей уходил из нашей семьи в самом расцвете своих сил- ему было 37, и потом обречен был на бездетность. Трагедия от непонимания того, как человек навлекает беду из-за того, что действует в ущерб семьи. Мой Отец, мой Дед Коля, как мой прадед по линии отца- все они, втроем, пострадали на семейной почве- только один Прадед завел полноценную вторую семью, хотя и официально не регистрировал новый брак, но получил тяжелое отравление, что нельзя считать за успех. Другой остался в семье, но ушел через петлю (Дед Коля) из-за съедавшей его ревности, а третий (Отец) ушел в никуда. Совершенно три разных варианта- из них Дед Коля один, который не нашел какого-то выхода, просто имела место трагическая случайность, в то время как двое других испортили себе все своим поступком, выбором и решением. Внешне, конечно, может и неплохо жил Прадед, но ему не стоило возвращаться в этот дом. Все это трагично и очень печально, что так усложнило им жизнь. Но у них был выбор, им воспользовались, реализовали его. Соответственно, на них и вся тяжесть и полнота ответственности за принятые решения.

Брат сказал, что с Мойвой у них 7 марта как раз было 5 лет их знакомству и отношениям, и я подумал, что как раз еще 5 лет не было, как я знал Жену, как мы поженились, всего 4 года и 10 месяцев. Так что Брат уже и так больше знает Мойву, чем мы до того, как скрепили наши узы брачным союзом. Я понял, что то, к чему стремился отец, оно его и разрушает. Саморазвития он не нашел. Нет семьи, как таковой, он лишен внимания и заботы. Ничего не может заменить человеку семью- никакие занятия и дела, востребованность и задействованность, признание заслуг. Человек, отказавшийся от семьи, запутывается настолько, что не может привязаться к чужим и посторонним людям, найти в них отдушину, становится излишне доверчивым к случайным людям. Только я чувствую ответственность за него, впрягаюсь, чтобы как-то решить его проблемы и урегулировать его вопросы. Но мне тоже особо не с руки, поскольку я ставлю свои дела на паузу, и не решаю свои жизненно важные вопросы, его дела в ущерб моим делам. Брат сказал, что не знает, как проводят время и общаются двоюродные братья и племянник, не имея представления об их жизни. Говорит, что со старшим двоюродным братом общается, но рамочно, поздравляя только по праздникам. И только Брат из всех двоюродных «вытянул счастливый билет» тем, что встретились, потому что их встреча постоянно переносилась, хоть формально и поддерживают отношения. Брат сказал, что с Мойвой все нормально, она еще находится у него.

В дороге мне хотелось вступить в заочную полемику с попутчиком, патлатым парнем- архитектором, возразить ему, сказать, что он не прочувствовал это место до конца, ни город, где он родился, ни город, где остался, ни Метрополию, откуда уехал, если так он решительно, категорично и безапелляционно об этом заявляет, если он понял, не ощутил это место, не прочувствовал его целиком на своей шкуре, не такой чувствительный парень, как я, не такой сентиментальный, хоть и творческой профессии, а такой толстокожий, хотя, если он архитектор, то должен тонко чувствовать, он должен понимать механику городов, их сложное устройство, должен ощущать город, воспринимать его, как живую форму, он не может быть так бездушен к ним, даже будучи человеком по отношению к городу. Я был во всех этих городах, жил в них, и сам имел полное представление, что и как. Ноя скорее человек другого склада, чтобы воспринимать все иначе и не ругать, то, что было, сетуя на место, а не себя. Человек сам красит место, преображая его, а не ноет, что не складывается удачно. Каждый раз я менял шкурку, в зависимости от того, с кем я нахожусь из говорящих, кто мой напарник и собеседник, такая и шкура хамелеона, который, в зависимости от обстановки и от окружения визави меняет свой окрас. В нём есть та кровь, которую нельзя отрицать и заглушать, что он русский, гразин, украинец, словак, поляк и еврей, в нем столько разной крови намешано, что он причастен к разным народам, что плоть от плоти их, и они ему родные, не чужие, не чуждые, и она с каждым близок и с каждой силой свой, в каждом множестве, тогда как я «синхронно чужой в каждом из судьбой мне выпавших множеств». То есть одна причастность не располагает, отнюдь ничего не решает, не вносит никаких корректив. Можно, формально, будучи «своим», фактически оставаться «чужим». Как я умудрился в своем жизненном периметре стать чужим для каждого множества и каждой общности. Может, только мой сын найдёт то искомое и общее, которое единит людей, расы и культуры. Новые ключи, смыслы, кирпичи и скрепы, чтобы заново воссоздать этот мир.

11.03.2016. «Отец, у меня с сыном, которому еще нет и 2-х лет, больше понимания, чем с тобой. Он не то, что меня слушается. Он, наоборот, чаще не слушается. Не то, что он понимает больше. Не в этом плане, что не больше послушания, а больше понимания. Вот на него, малого, держись и ориентируйся, на больший контакт, доверительность и связь. Хоть с ним мы в таких же отношениях, как и с тобой: отец с сыном, не то, что он от меня больше зависим, а я больше делаю для него. Ты, как старый мальчик, инфантильный, мало того, что безответственный, но можешь навредить семье безответственными действиями по отношению к семье, потому что половинчатыми действиями ты допустил те ошибки, которые теперь надо исправлять. К примеру, не стал нормально на пенсионный учет. Важно бы, признался, что ошибался и переоценил, ты продолжаешь и допускаешь их вновь, новые ошибки, новые старые ошибки, ничего не изменилось, никаких выводов для себя не сделал, ничего не выровнялось, ситуация не исправляется». Безотцовщина, безответственность. Проблема коммуникаций, наше недопонимание, когда мы не слышим друг друга. Не слушаем. Не слышим. Добровольные глухие или просто притворяемся другими. Один обманывает. А другой подыгрывает, давая себя обмануть.

14.03.2016. Переходя переход с ветки на ветку метро я задумался, что у меня присутствовало дурацкое предчувствие, когда я был на концерте Егора Летова, который был его последний концерт. Потом был на концерте «Короля и шута», а потом Горшок умер, такой же молодой. И все трагически ушли. Я посещал все эти концерты, а потом эти творческие, выдающиеся, яркие люди и знаменитости уходили. Здесь я записывал на видеокамеру все старательно про Бабушку, Бабу Сашу и их уже нет, все эти записи на видео, и все ассоциированное с этими людьми, уже в прошлом, и досадно, что на близких людей хронически не хватает времени, и каждая встреча может быть последней. Дед Иван родbч, бабка Серхио, все эти люди, с кем не удалось полностью ни пообщаться, ни вдоволь поговорить, как жаль, скорбь, досада и сожаление, также как и в истории с дядей однокурсником Отца. Я посмотрел и увидел обновленный статус крестной сестры в «Одноклассниках» и подумал, что «до лампады» ей мои поздравления с 8 марта, как и ее маме, что, даже находясь на Украине, зовет к себе, когда звонит Маме: «моя дорогая». Говорю Маме: «Это как дань приличиям и этикету, у них так принято, и о сердечной привязанности речь вовсе не идет. Она так просто говорит». Слово «дорогая» девальвировалось, слово пустышка, от неискренности, и о преданности сердца речь не идет, даже не о лояльности к тебе тоже, это дань внимания, ради приличия, дежурное приветствие. Зато как к себе порой располагает! Как в официальной деловой английской переписке, только фасадная лицевая сторона -«dear mister». Мама придает такое значение избыточное к этому, как печатному слову. «Мама, слова, это просто слова»- как сказал классик Шекспир: «Ле мох». Просто высказанные звуки, сотрясание воздуха, за которыми, как правило, ничего не стоит. Одно пустое сотрясание воздуха в разговоре, переливание из пустого в порожнее, никакой конкретики, все общие фразы и слова, бесконечно пустое и несодержательное аморфное нечто, бессмысленно ждать назначения встречи от людей, тех, которые сами ее не торопятся, не проявляют никакую инициативу, и не спешат нас к себе звать.

Вчера, на ночь глядя, до полночи, говорил с Братом по поводу Мойвы, он спросил совета, плакал, когда сказал, что с ужасом представил, что мне будет 35 лет, так впечатлился, сказал, что это жопа. Я сказал, что жопа будет, когда Сыну будет 30, а мне будет 65. Вот это будет настоящая жопа, от осознания того, как быстро и неумолимо летит время.

Брат зародил во мне размышление, что есть три типа женщин: женщина-мама, женщина-сестра и женщина- дочь. Так вот -Мойва женщина-мать, она опекает его, она ухаживает за ним, и берет на себя руководящую над ним роль, а Брат говорит, что он –мужчина- брат, и поэтому они не ладят друг с другом и конфликтуют, все потому что у них не совпадают их роли, и поэтому между ними неизбежно дальнейшее терние. Сколько еще будут продолжаться эти трения, тогда как эта притирка должна была давно уже состояться, сколько они будут еще сталкиваться лбами?

Впечатлен был вчера, когда в кафе разглядывал, как устроена волосатость ребенка друзей, и у него ничего не было из тех мохнатых волос, которые у Сына были при рождении. У Сына волосатый лоб, волосатые баки, и уже есть усы, и это не пушок, это реально волосы. Жена тоже мне сегодня сказала, что у нее были волосатые руки, а в детстве ей говорили, что будет богатой, и где это богатство?

Брату сказал, что Отец наш больше от старости напоминает обезьяну на его футболке «Ейпс, обезьяны не убивают обезьян» и я сказал, что все в нашей родне похожи на обезьян- Тетя Нина и Отец. Дядя Вова не похож на обезьяну, потому что у него есть борода. Брат сказал: «Я думаю про карту поляка, про обучение в польском университете, про бизнес, который предложил брат, одну секунду в день и то, если мне об этом специально напомнят. Моя жизнь состоит из работы, вилки, спортзала и времени для сна. Больше мои мысли ничем не заняты, только ухожу в рутину и бытие». Он строит планы поехать в Будапешт на концерт, через Словакию или на 2 недели в Париж, на время отсутствия дяди Мойвы. И еще хочет побыть с нами летом, когда мы приедем на 2 недели- неделя в селе, неделя на Курорте. И я сказал, что если он планирует покупку автомобиля, то ему нужно от части планов отказаться. «Не буду отказываться, потому что мне моих трат хватит на 2 месяца работы. Лишь на два месяца позже я получу желаемое, поэтому не так критично. Как свести такие бока?». Я говорю, что нужно отказаться от каких-то удовольствий, чтобы добиться цели, потому что она тебя дисциплинирует. Просто я веду диалог уже с взрослым ребенком. Я всегда выстраиваю диалог. У меня есть опыт общения с детьми совершенно разных возрастов- с Братом весь период его взросления, с самого детства- я ведь им занимался практически с самого рождения. Потом с ребенком друга Ежика- с момента, когда он кусался и дрался до той поры, когда стал с ним играть в «дикие игры» и мне его стали отдавать на целый день, и потом с внуком, который был у Деда Коли- до подросткового периода, когда нужно было занять ребенка и вдохновить его на занятия спортом, отчего он стал ватерполистом. Потом с сыном Буду! (тоже до подросткового периода) в гостях. Я беру в расчет не только тот опыт, который приходил во время эпизодического общения с другими детьми. Также я занимался и с двоюродными братьями в их подростково-переходный период, когда я приезжал на каникулы в село, как и для друзей и соседей Брата организовывал лагерь «Хряк». Я занимался детьми в совершенно разное время, и когда был старшим братом, и другом отца и названным братом отца- в разных ролях, не фиксируясь только на моем старшинстве, в социальных ролях педагога, учителя, воспитателя и наставника. Поэтому, думаю, что я набрался достаточно жизненного опыта от общения с другими детьми, чтобы общаться с собственным сыном. Именно поэтому я очень рад, что я подготовленный, все шло мне в плюс, зрелый родитель, который приобрел богатый практический опыт общения с младшим поколением, учитывая ту разницу, которая у меня есть с Сыном.

Понравилась вчерашняя экскурсия, где я увидел, как друзьям неподдельно интересна жизнь других людей. Жена сказала, что жизнь некоторых авторов не менее интересна, чем судьба героев их книг. Я вспомнил, как мне часто жена Ежика говорила за меня моими же словами: «Зачем чужое читать или фильмы смотреть, мне надо ехать и свое писать надо». Я возразил экскурсоводу по вопросу перевода книг автором, как увлекательности и стоящести этого занятия. Я сказал: «Зачем заниматься чужим творчеством? Зачем уделять внимание чужому творчеству?». Жена говорит, что ничего не читая, ты не будешь развиваться, как автор. Я не согласен. Я говорю, что я наблюдаю жизнь и развитие многих семей, в частности, в Украине, где в «Крила» будет описана моя семья, семья как по матери, так и по отцу-потому что в моей жизни все сложно разграничить на разные семьи моего дома, в смысле семейного дома, династии. Ты удаляешься от первоначального замысла- говорит она. «Да»- говорю, потом вторая часть – Россия- это мои друзья, семья Буду!, а третья часть это семья твоих родителей. «Да»- говорю: «это условная Белоруссия, фасадная, лицевая часть, декорация, ширма, макет приличной семьи». Жена говорит: «Ты что, и о моих родителях собрался написать?!?». «Да, и не только о них!»- говорю: «Но и про нашу семью, и про сына». «Про Гранд-макет Белоруссия»- сказала она. И мы засмеялись. Конечно, ей было болезненно узнать, что я собираюсь писать и про ее семью тоже. Наверное, потому что там будет правдивое описание и достоверное отражение вещей, может, будут отражены нелицеприятные вещи, которые ей не хотелось, чтобы где-то освещались. «Кто будет это все читать, все что ты пишешь?» -спросила она. «Кому это интересно? Кому интересен такой объемный труд? Ты опять напишешь его в стол?». «Нет»- возразил я: «А с чего вдруг произведение должно не превышать объема в 350 страниц? Кто установил такой норматив произведения? Оно должно раскрывать содержание и смысл заложенной автором стержневой идеи, и просто учить пониманию многих вещей, для этой цели любой объем полезен и нет никаких ограничений. Про то, что сами эти семьи самые наглядные примеры, чтобы разобраться в себе и людях, для чего уже не нужны никакие книги. Все становится понятным. Глядишь, и «паззл складывается».

Каждый день происходят события, что я просто даже не успеваю их, как следует, фиксировать, всего столько происходит, начал было писать о недавней поездке по отцовскому вопросу, как и о встрече с Буду!, как о дне рождения однокурсников, как о встрече с друзьями из шайки-лейки, как и о поездке на дачу. Столько всего произошло из событий и встреч, что только успевай их фиксировать. Важный разговор, состоявшийся с Братом вчера, и столько всего интересного в наблюдениях за собственным сыном. Когда у писателя время писать и фиксировать все это, если еще есть постоянные занятия и работа, когда ему все это успевать, когда работать автору, и как расставлять свои жизненные приоритеты, ему потребуется вторая жизнь, в которой он будет описывать первую?

Брат сказал, чтобы Мама занялась здоровьем, потому что нам придется больше потом тратить на ее лечение и восстановление, и сказал, что ждет, что Мама и Тетя Алла планируют приехать к нему на Курорт на следующей неделе, на выходные, из-за чего как быть с моими планами на приезд Мамы ко мне на день рождения? Просто ей нужно подлечить правую ногу, которая немеет, потому что сначала ее беспокоила левая нога и мениск, а теперь беспокоит именно правая, и хотелось, чтобы Мама быстрее пошла на поправку, чтобы у нее наладилось со здоровьем, чтобы она приехала восстановленная, и эти проблемы с ногой ее не беспокоили. Во время приезда, как бы ее не хотелось нагрузить прогулками и общением с внуком, чтобы разгрузить Жену и дать ей возможность отвлечься и заняться своими делами, нужно беречь маму. И хорошо, что Брат это понимает, и не только в стадии оценки рисков по ее здоровью и опасения на случай возможных трат на ее восстановление в случае усложнения ситуации. Мама подтвердила, что Брат собирается приехать в облцентр, и решать вопросы о том, как убедить Отца разумно распорядиться предоставленным шансом. Хорошо, что его начинают беспокоить эти вопросы в плане того, что надо дальше организоваться с этим вопросами. В плане произведения действительно хочу много писать всего, однако нужно четко определиться со стратегией и приоритетами. Вопрос написания книги про свою семью очень важный, и он забирает много сил, поскольку именно здесь хочу сказать самое главное и самое важное. Остальные вещи не перестают быть значимыми, но именно всю силу авторства я хочу выразить именно в произведении про семью, потому что никто не напишет про тебя лучше, чем ты сам. Потому что ты знаешь все изнутри, ты сам, более всех других видишь в своей индивидуальной оптике. Ты сам знаешь все подводные камни, чего не видят те люди, которые есть на поверхности, которые лезут с советами, которые говорят, что знают «как», которые деловито дают тебе оценки, от которых хочется отмахиваться, как от назойливых и докучных мух, которые и в своих вопросах не проявили разумности, осторожности, внимательности и рассудительности, тогда как спешат поэкспериментировать со своими советами на других.

15.03.2016. Слышишь ли ты голоса своих предков? Только задумайся, о чем они тебе говорят? Что уготовано тебе в жизни? Помнишь ли ты запах бабушкиной стряпни, рук деда, копченых от самосадного курева и самодельных мундштуков, сине-фиолетовые жилы на бледных руках со сморщенной кожей, цвета ощипанной курицы родных стариков. Кислый запах их одежды, как капустного одеяния –«семь одежек, и все без застежек», запахи старины, безвозвратно утраченные и унесенные ветром, развеянные тобой на семи холмах, на перекрестке семи дорог твоих жизненных путей. Помнишь ли ты всегда летящую папину походку, которая досталась от него и тебе. Отец перелезал через забор или спрыгивал в окно на строевой плац, чтобы успеть на построение и постоянно опаздывая, разворачивал, уже на ходу, на поясе портупею, скрученную в шайбу, зажатую в руке, в кулаке. Все в суете. В детстве какой была мама, когда она была юной, бесстрашно сигала с вышки в воду, подставляя себя под ледяные ключи-щекотки ручьев, бежала наперегонки с генералом треху, впервые в жизни выбивая из колена свой мениск- который аукнулся ей только сейчас.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 21.04.2018 в 08:59
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1